К вопросу о постановке военно-политической работы в Туркестанской АССР, окончание История

Деятельность военно-исторического отделения Штаба Туркфронта по сбору уникальных рукописей, порой не­оконченных военно-исторических сочинений офицеров Генштаба зачастую осложнялась гибелью немногих вернувшихся с войны в Туркестан офицеров ТВО, при­частных прежде к этой работе. Наиболее осведомлен­ные люди, такие как полковник Рот и подполковник Бабушкин, были расстреляны, а полковник Покровский покинул пределы Туркестана. В качестве консультантов Д. Д. Зуеву удалось привлечь Военного переводчика Машковцева и генерала Муханова. В розыске находи­лись завершенные и неоконченные труды по системати­ческому военно-историческому и военно-географическо­му описанию Туркестана и сопредельных с ним стран, проделанные по приказу Военного Министра генерал-адъютанта Куропаткина во время его поездки в Тур­кестан в 1901 г.

Благодаря энергичной работе Военно-исторического отделения Штаба Туркфронта были спа­сены такие работы, как «Географическое описание Тур­кестанского Военного округа» полковника Григорьева и капитана Покровского; «Джунгаро-Семиреченский. приграничный район» полковника Федорова; «Маршру­ты по Семиреченской области» полковника Ахжарова; «Описание Ферганской области» полковника Стокаси-мова; «Описание Памирского района» полковника Муха-нова; «Описание Сырдарьинской области и маршруты по ней» полковника Королькова; «Хивинский оазис» пол­ковника    Лобачевского;    «Теджено-Мургабский  район»

18 ЦГАСА, ф. ПО, оп. 3, д. 1319, л. 60.

271

полковника Перова; «Описание Зеравшано-Самарканд-ского района» полковника Моравицкого с маршрутами капитана Сукина, и многие другие19.

Тогда же были найдены и спасены рукописи о завое­вании края с 1839 г., собранные полковником Серебрен­никовым в разных архивах20.

Подчеркивая всю важность работы, проделанной Военно-историческим отделением в этом направлении, Д. Д. Зуев в своем рапорте председателю ВСР С. И. Гу­севу от 11 мая 1922 г. особо отмечает, что военные ар­хивы Туркестана содержат едва ли не единственный во всей стране по однородности и полноте фонд, отра­жающий события от начала продвижения русских войск от Оренбурга и Сибири, включая период демоби­лизации старой армии, первые шаги Красной гвардии и Красной Армии, всю эпоху гражданской войны и бое­вые действия частей Туркфронта21. Фонд включал всю военную историю Туркестана — от дела Степного гене­рал-губернатора, командира Оренбургского корпуса, Полевого штаба генерала Кауфмана, по усмирению Джизакского восстания 1916 г., Туркестанского военно­го округа и т. д. Кроме того, имелся единственный в своем роде в РСФСР по полноте фонд с материалами о военнопленных и интернациональных полках из военно­пленных.

Большая самоотверженная роль по спасению Окруж­ного архива Штаба Туркестанского Военного округа от разгрома принадлежит начальнику архива Н. Н. Кора-бицину, ближайшему помощнику Д. Д. Зуева.

Дальнейшему развитию историко-военных исследо­ваний в крае и сопредельных странах в определенной мере способствовал острый интерес автора «перманент­ной революции» Председателя Революционного Военно­го Совета Республики, Народного комиссара по воен­ным и морским делам Л. Д. Троцкого к Индии, границы которой находились в непосредственной близости от Туркестана. Наркомвоенмор в то время (особенно после поражения революции в Венгрии и других европейских странах) все более обращал свой взор на Восток в на­дежде, что удобнее всего пожар мировой революции можно зажечь в самом сердце Великобритании — в Ин­дии,  рядом с которой  настоящий пороховой  погреб —

19 Там же, л. 60, 61.

20 Там же, л. 15, 16.

21 Там же, д. 1371, л. 65, 147.

272

целое соцветие давно готовых к взрыву восточных стран, способных разнести вдребезги государства Ста­рого и Нового Света. Естественно, ему не давали по­коя тайны российских генштабистов, потративших мно­гие годы на изучение истории и географии Туркестана и сопредельных государств. Этот интерес Наркомвоен-мора и решил обратить на пользу науке Д. Д. Зуев, отправив 11 июля 1922 г. письмо22 своему благожела­телю 1-му помощнику начальника штаба РККА Б. М. Шапошникову (впоследствии маршалу, начальни­ку Генерального штаба)23, в котором он просил долж­ным образом обставить посещение Главнокомандую­щего Вооруженными силами Республики24 (во время предполагаемого им визита в Ташкент летом 1922 г.) Военного Архива.и убедить его в том, что без соответ­ствующего финансирования немыслимо действительно научное изучение войн мировой и гражданской. «Счи­таю,— писал Д. Д. Зуев Б. М. Шапошникову,— что посещение Главкомом нашего весьма полного архива может дать толчок на всю Россию и поэтому очень про­шу Вас доложить и всемерно поддержать мое хода­тайство»25.

,26

Сегодня мы располагаем данными, свидетельствую­щими о том, что сведения об истинном состоянии воен­ных архивов Туркестана в виде доклада в письменной форме были переданы Главнокомандующему всеми вооруженными силами Республики в его приезд в Таш-

кент

22 Там же, д. 1371, л. 71.

23 После  окончания  в   1903  г.  Московского  военного  училища
Б. М. Шапошников был направлен на службу в Туркестан в чине
подпоручика. Прослужив здесь четыре года, он поступил в Акаде­
мию  Генерального  Штаба,  которую  окончил  в   1910 г.    С   1910  по
1912  г.   осуществлял  цензовое  командование  ротой  в   1-м  Туркес­
танском  стрелковом  полку. Периоды службы  Б. М.  Шапошникова
в   Туркестане   нашли   отражение   в   двух   публикациях   «Военно-ис­
торического журнала»: «Служба в Туркестане»  (ВИЖ.  1966. № 7.
С. 59—74)  и «Опять в Туркестане» (ВИЖ.  1966. № 12. С. 75—89).
Воспоминания  содержат  ценный  познавательный  материал  об  ис­
торических  особенностях  Туркестанского  военного  округа,  вызван­
ных  его  стратегическим   положением   вблизи   афганских  границ.—
См.:  Левтеева  Л.  Г.  Присоединение    Средней Азии    к  России
в  мемуарных   источниках     (историография    проблемы).    Ташкент,
1986. С. 73, 123.

24 С июля 1919 по апрель 1924 г. Главнокомандующим Воору­
женными силами Республики и членом РВС  был С. С. Каменев.

25 ЦГАСА, ф. ПО, оп. 3, д. 1371, л. 71.

26 Там же, л. 90.                                                                           —

18-236                                                                                                           273

Однако положение с финансированием военно-исто­рической работы в связи с начавшимся общим сокра­щением армии в лучшую сторону менялось, видимо, не так быстро, как того хотелось бы Д. Д. Зуеву, продол­жавшему в своем отчете за первое полугодие 1922 г. утверждать: «Смею думать, что ни в одном военном округе нет такого исчерпывающего опыта военного де­ла с половины прошлого столетия и до сего дня фонда, как в Ташкенте… Ныне подана докладная записка Главному — но результаты ее неизвестны… Если в пер­вое время, когда Реввоенсовет фронта пользовался поч­ти неограниченными правами (командирование тов. Фрунзе—1920 г.), Военное ведомство широко пошло навстречу архивному делу, содержа фактически всю военную секцию (из 40 служащих только 2 были на счете Цуардел), то теперь — тот же Реввоенсовет не может даже взять нас на довольствие без разрешения. Москвы»27.

Тем не менее военно-историческая работа под руко­водством Д. Д. Зуева продолжалась. Материалы Тур­кестанского фронта, поступившие в архив, послужили для составления исследования «Гиссарская экспеди­ция в Восточную Бухару». Велись также разработки, исчерпывающе обеспеченные материалами: «Подготов­ка маршевых пополнений в мировую войну», «Оккупа­ция северо-восточной Персии в 1917—1918 гг.», «Завое­вание Памира и Памирский отряд», «Завоевание Фер­ганы Скобелевым», «Джамский отряд (демонстрация на Индийской границе)», «Содействие китайским властям (походы на Кульджу, Джаркент, против генерала Ба-кича)», «Организация тыла экспедиционного отряда», «Горные экспедиции», «Походы в пески и степи»28.

О масштабах развернувшихся исследований и широ­ком круге привлеченных исследователей свидетельству­ет и доклад по Военно-историческому отделению, сос­тавленный еще к началу июня 1921 г., в соответствии с которым были приняты отдельные работы-монографии, подготовленные на основании сдельной оплаты особо сведующими лицами. Среди них «Организация Красной Гвардии и ее первые походы на Оренбург, Самарканд, Коканд и Бухару» (автор Костюк, бывший помощник коменданта Белого дома, участник событий); «Органи­зация   Красной   Гвардии  и   Красной  Армии  и  органов-

27 Там же, л. 93.

28 Там же, л. 90.

274

высшего управления ею» (автор П. А. Домогатский, бывший командующий войсками Туркестанского Воен­ного Округа, впоследствии Турквоенком и начальник Главного штаба); «Боевая работа 1-го боевого поезда Красной Армии» (автор Ревякин, бывший начальник поезда); «Влияние Афганистана на борьбу на Закаспий­ском фронте» (А. П. Востросаблин, бывший комендант Крепости Кушка); «Боевые действия в Амударьинском отделе» (Н. А. Шайдаков, бывший командующий Аму-дарьинской группой войск); «Военные сообщения и-влияние отсутствия топлива на боевые операции» (Бар­ский, бывший начальник военных сообщений, комиссар путей сообщения); «Санитарное состояние Красной Ар­мии» (И. И. Орлов, бывший Наркомздравоохранения); «Поход отряда особого назначения для подавления Вер-ненского мятежа» (Шарапов, бывший помощник началь­ника отряда); «Октябрьский переворот в Ташкенте» (С. Д. Муравейский, бывший начальник Путурка)29.

К концу февраля 1922 г. были также составлены во­енно-исторические описания: операций по освобожде­нию Ходжекентского и Кокандского уездов в марте— апреле 1921 г.; по экспедиции в пески Каракум про­тив Джунаидхана, Гуламали и Вали Мухамедова в апреле—мае 1921 г.; по операции против Рахманкул’а в Наманганском уезде осенью 1921 г. Членами Средне­азиатского Военно-научного общества была составлена схема событий в Туркестане по всем фронтам за 1918 и 1919 гг. Собраны также воспоминания, среди которых особый интерес представляли мемуары бывшего пред­седателя РВС Туркреспублики Д. П. Саликова по эпи­зодам гражданской войны. В это же время готовилась, работа П. А. Домогатского30.

По мере накопления материала наиболее интерес­ные очерки печатались на страницах военной периоди­ческой прессы Туркестана и Узбекистана. Военные жур­налы, печатавшие военно-исторические очерки, издава­лись в основном Политуправлением Туркфронта. Среди них — «Коммунистическая мысль» — орган Политотдела Туркфронта, «Еженедельник политработника» (с номе­ра 13 выходил как журнал)—орган Политуправления РВС Туркфронта, «Военная мысль» — военно-научный журнал — орган Реввоенсовета Туркфронта, «Милицн-

29 Там же, л. 87.

30 Там же, д. 1400, л. 5, 6.

275

тшная армия» — орган Управления всеобщего военного обучения Туркреспублики, «Военный работник Турке­стана»— орган Военно-редакционного совета РВС Турк-фронта, «Военное дело в Средней Азии» — орган РВС Туркфронта, «Допризывник» — орган Управления все­общего военного обучения Туркфронта и ЦК КСМТ, «Красная казарма» — орган Политуправления Турк­фронта и др. Кроме того, в 1918—1924 гг. в Туркестане выходило в разное время около 35 наименований воен­ных газет на русском языке и 6 приложений к ним, так­же сыгравших значительную роль в постановке и раз­витии военно-исторических исследований и пропаганде военно-исторических знаний31.

В конце 1919 — начале 1920 г. под влиянием высо­коинтеллектуального военного окружения М. В. Фрунзе начинается активный процесс собирания при Штабе Туркфронта Военной библиотеки востоковедного нап­равления, в том числе исторического характера. Имев­шаяся в библиотечном фонде литература была рассчи­тана на использование исследовательской работы выс­шими военачальниками, а также для пополнения их знаний по истории и экономике края. Началась работа с частичного восстановления прежней разрозненной и расхищенной библиотеки Штаба ТуркВО32. Помимо того М. В. Фрунзе еще в бытность в Самаре в предвиде­нии передислокации Штаба Туркфронта в Ташкент ко­мандировал в Москву и Петроград работника Военно-исторического отделения М. Базыкина со специальной миссией по приобретению книг по Востоку. Об успешной деятельности в этом направлении свидетельствует лич­ное письмо М. Базыкина от 10 июня 1920 г. М. В. Фрун­зе, в котором он сообщает, что с помощью Наркома просвещения А. В. Луначарского было приобретено значительное количество книг, среди которых «имеются очень редкие экземпляры и кои-бы по истечению надоб­ности в Штабе Туркфронта были бы переданы в Таш­кентский Университет дабы обеспечить их редким книж­ным материалом по Востоку»33. Впоследствии для руко­водства библиотечным делом в  составе  политуправле-

31 Шорников, В. П.  Военная  печать как источник изучения
истории   гражданской   войны   в   Туркестане//Историография,   источ­
никоведение   истории   Компартии  Туркестана.    Материалы   научно-
теоретического   симпозиума,   состоявшегося   28—29   января   1988   г
ш г. Ташкенте. Ташкент, 1989. С. 159—160.

32 ЦГАСА, ф. 110, оп. 3, д. 1321, л. 9.

33 Там же, д. 1344, л. 13, 13 об.

276

ния Реввоенсовета была создана библиотечная секция, в функции которой, входила организация библиотечной, сети для политико-просветительной и воспитательной работы среди бойцов фронта. Она снабжала бойцов и литературой по истории края34.

Существенный вклад в развитие воешю-историче-ских знаний в Туркестане внесли Среднеазиатские кур­сы востоковедения РККА, руководил которыми И. Д. Ягелло, кадровый офицер старой армии, бок о бок в те же годы работавший с Д. Д. Зуевым.. И. Д. Ягелло впоследствии писал, что ташкентские кур-сы оказались «более приспособленными к действитель­ности, нежели подобные курсы в Петрограде, где поста­новка дела была слишком теоретична»35. Все началось с того, что 10 июня 1920 г. М. В. Фрунзе вызвал из Омска в распоряжение Туркестанского фронта И. Д. Ягелло, бывшего с 1900 по 1914 г. бессменным заведующим Школой восточных языков при Штабе Туркестанского Военного Округа и поручил ему органи­зовать курсы востоковедения в Ташкенте36.

Курсы востоковедения открылись 24 октября 1920 г.» а первый выпуск слушателей был уже летом 1921 г. Курсы действовали и в последующие годы под названи­ем «Среднеазиатские курсы востоковедения РККА»37. На курсах читались история военного искусства, исто­рия Туркестана и сопредельных стран, история мусуль­манского Востока, национально-революционное движе­ние на Востоке, исламоведение, мусульманское право и языки — узбекский, таджикский, киргизский, турк­менский, азербайджанский, урду, фарси, арабский, ки­тайский и английский38. Преподаватели курсов выпус­кали для слушателей литографированные конспекты своих лекций39.

34 Кук ее в а  М.   К.   Из   истории   библиотек    Красной  Армии
Туркестанского   фронта   (1918—1920)//Известия  АН   КазССР.   Сер.
обществ, наук. 1981. № 2. С. 59—63.

35 Ягелло   И.   Высшая   военная     школа     востоковедения   (в
Ташкенте)//Новый Восток. Кн. 4. М,  1922. С. 503.

«Искандеров Б. И., Юсупов Ш. Т. И. Д. Ягелло. //’Известия Академии наук Таджикской ССР. Отд. обществ, наук. 1981. № 1  (103). С. 18, 21.

37 Лунин  Б. В. Научные общества Туркестана и их прогрес­
сивная  деятельность.   Конец  XIX — начало  XX  в.    Ташкент,   1962.
С. 155.

38 ЦГАСА, ф. ПО, оп. 3, д. 1332, л. 70.

39 В а с и л е в с к и й   К.   Г.   Национально-революционное     дви­
жение на Востоке: Средний Восток, Афганистан и Индия. Конспект

277

В качестве преподавателей на Среднеазиатских кур-tax востоковедения РККА привлекались известные в Туркестане еще до Октябрьской революции историки-ориенталисты М, С. Андреев, Н. С. Лыкошин, А. А. Ме-сенов, И. Д. Ягелло, А. А. Гаррицкий и др. 23 августа 1920 г. И. Д. Ягелло был назначен редактором военно-географического отделения Военно-научного управления Штаба Туркестанского фронта. Одновременно он зани­мался формированием курсов востоковедения, а 24 сен­тября 1920 г. был назначен начальником курсов восто­коведения и проработал в этой должности до конца 1925 г.40

И. Д. Ягелло в совершенстве владел французским, английским, персидским, арабским языками, а также пушту и урду, обладал обширными знаниями по исто­рической географии Среднего Востока. Еще в 1906 г. он написал работу «Сведения, касающиеся стран, со­предельных с Туркестанским округом»41.

Важное место в военно-исторической работе по изу­чению прошлого и настоящего Средней Азии и приле­гающих стран Востока занял Военный факультет Тур­кестанского государственного университета в Ташкенте, при котором образовалось Среднеазиатское военно-на­учное общество (САВНО). Члены общества, наряду с другой деятельностью, собирали и изучали материалы по истории Туркестана и сопредельных стран42. Средне­азиатское ВНО, возникшее при военфаке по инициати­ве партийной организации, объединяло в своем составе студентов отделения генштаба и высший комполитсос-тав Штаба фронта. В июле 1922 г. произошла реорга­низация САВНО в связи с расформированием Военного факультета и изменился его состав за счет усиления командирскими кадрами. Особенно активную работу проводило общество в первой половине  1923 г.    Но в

лекций курса, читанного на Среднеазиатских курсах востоковеде­ния РККА и Среднеазиатского ком. ун-та им. Ленина в 1926/27 и 1927/28 учеб. годах. Ташкент, 1928; Он же. Национально-револю­ционное движение на Востоке: Ближний Восток — Персия: конс­пект курса, читаемого на Среднеазиатских курсах востоковедения РККА и Среднеазиатского ком. ун-та им. Ленина в 1926/27 и 1927/28 учеб. годах. Ташкент,, 1929.

40 ЦГА УзССР, ф. 2498, оп. 1, д. 4, л. 2.

41 Ягелло И. Д. Сведения, касающиеся стран, сопредельных
с  Туркестанским   военным   округом.  Ташкент,   1906.

42 Двор к ин а  Е.  А.  Основание Университета    в  Туркестане
(1918—1920) //Труды  САГУ.   Нов.   сер.   Вып.   90.   Кн.   14.   Ташкент,
1957. С. 28.

278

июле того же года переизбирается Правление, из ко­торого уходит Д. Д. Зуев, на его место избирается Ип­политов. С этого момента в работе Общества наступает заметный спад43. Тем не менее продолжают работу военно-историческая и востоковедческая секции. Наибо­лее активно протекает деятельность ВНО в Кушкинском гарнизоне. В октябре 1924 г. при Управлении снабже­ния Туркфронта организовалась Военно-хозяйственная подсекция САВНО, члены которой взялись за подго­товку коллективной работы, посвященной изучению ис­тории и состояния  местного Туркестанского  рынка44.

Интересны во многом удавшиеся попытки постанов­ки военно-музейного дела в Туркестанской республике. Следует отметить, что в старой армии, дислоцирован­ной в крае, только зарождалась работа по собиранию войсковых музеев. Войсковые части Туркестанского Военного Округа еще не имели достаточно прочных и хорошо оборудованных казарменных помещений для размещения в них офицерских собраний, в которых обычно находились войсковые музеи. Только в Орен­бургском казачьем полку и в Верном при Управлении войскового атамана Семиреченского казачьего войска делались удачные попытки составить полковые музеи. Исключение составлял также Музей при станции Геок-Тепе, экспозиции которого отражали штурм этой твер­дыни.

Во время революционных событий собранный мате­риал был разбросан и утерян. Лишь в Ташкентском об­ластном музее к началу 20-х годов сохранились разроз­ненные военные коллекции, да во дворце, принадле­жавшем раньше великому князю Н. К. Романову, име­лись картины и предметы, имеющие отношение к воен­ной истории45.

Весной и летом 1921 г. на территории Туркестана работала специальная московская экспедиция, коман­дированная ПУРом для сбора экспонатов для Музея «Жизнь Красной Армии и Флота», которую возглавил старший сослуживец Д. Д. Зуева по Главному управ­лению архивным делом в Москве, ученый секретарь музея профессор геральдики А. М. Фокин46. Большая работа,   проделанная   среднеазиатскими   военными   ис-

43 ЦГАОР СССР, ф. 9403, оп. 1, д. 22, л. 100—103.

44 Там же, л. 169, 219.

45 ЦГАСА, ф.  ПО, оп. 3, д.  1344, л. 52—54 об.

46 Там же, л. 41.

279

ториками, способствовала тому, что Туркестанский от­дел Музея «Жизнь Красной Армии и Флота» в Москве, оформленный с помощью художника С. П. Юдина, был признан одним из лучших, а Д. Д. Зуеву выражена благодарность командования РККА47.

О высокой оценке деятельности среднеазиатских военных историков свидетельствует и письмо директора Выставки-музея «Жизнь Красной Армии и Флота» В. Бессонова начальнику Военно-исторического отделе­ния Оперупра Штаба Туркфронта Д. Д. Зуеву от 1 ноября 1921 г., в котором он писал: «…Считаю своим долгом обратиться к Вам с выражением глубокой при­знательности за Ваши энергичные хлопоты и собствен­ные труды, связанные иногда с тяжелой физической ра­ботой,— исключительно благодаря которым удалось собрать богатую коллекцию материалов о Туркфронте, ныне представленную в Музее. Ученый совет вверенного мне Музея постановил наладить с Вами постоянные контакты и считать Вас своим сотрудником…»48.

Осуществляя деятельное руководство сбором экспо­натов для Москвы, Штаб Туркестанского фронта при­нял решение об объединении в Ташкенте всего военно-музейного дела в один, общий для старой и Красной Армии показательный военно-исторический музей, вхо­дящий в виде подотдела в общую сеть музеев Турк-республики49.

Документы свидетельствуют о том, что Выставка-музей «Жизнь Красной Армии и Флота», подобная мос­ковской, была организована и действовала в Ташкенте при Политическом управлении Туркестанского фронта в 1920—1921 гг., после чего возник и был осуществлен проект соединения этого Музея с Музеем социальной революции,  находившимся в  составе Турккомстариса50.

Таким образом, в начале 20-х годов в Туркестан­ской АССР военными историками была проделана большая работа по спасению ценного исторического и историографического источникового материала, созданы условия для развертывания исторических исследований и образования по истории военных действий на фронтах гражданской войны в Туркестане, Хорезме и Бухаре, изучения прошлого народов Средней Азии и сопредель­ных стран.

47 Там же, л. 14. 14 об.; д. 1400, л. 68, об.

48 ЦГАСА, ф. ПО, оп. 3, д. 1344, л. 67.
«9 Там же, л. 53. об.

ъо Там же, л. 1—4, 61. S8J

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ИНСТИТУТ   ИСТОРИИ

Актуальные проблемы исторической науки

АКТУАЛЬНЫЕ   ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ   НАУКИ

Редакционная   коллегия   серии:

Э. Ю. Юсупов, А. А. Аскаров, Р. Я. Раджапова,

Л. М. Транис, Б. В. Лунин

Ответственный   редактор   сборника

доктор исторических наук Р. Я. Раджапова

Рецензенты:

доктора исторических наук Б. В. Лунин, В. Л. Гентшке

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ИНСТИТУТ   ИСТОРИИ

ОНТЯБРЬСНАЯ

РЕВОЛЮЦИЯ

В СРЕДНЕЙ

АЗИИ И НАЗАХСТАНЕ:

ТЕОРИЯ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ

ТЛ’1’ЧЕНТ

ИЗДАТЕЛЬСТВО   «ФАН»   АКАДЕМИИ   НАУК

РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

1991

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.