Тезиковка — Янгиабад История Разное Фото

Обращаю внимание читателей на недавно открывшееся сообщество в ЖЖ «Центральная Азия». А теперь копия статьи о Тезиковке, опубликованной участником сообщества mad_mad_max.

Александр Солженицын: Одна студентка водила Клару советоваться о покупке на  знаменитый Тезиков базар — первую толкучку Средней Азии или даже всего  Союза. За два квартала там толпился народ и особенно много было калек, уже этой войны — они хромали на костылях, размахивали обрубками рук, ползали, безногие, на дощечках, они продавали, гадали, просили, требовали — и Клара раздавала им что -то, и сердце ее разрывалось. Самый страшный инвалид был самовар, как его там звали: без обеих рук и без обеих ног, жена-пропойца  носила его в корзине за спиной, и туда ему бросали деньги. Набрав, они покупали водку, пили и громко поносили все, что есть в государстве. К центру базара — гуще, не пробиться плечом через наглых бронированных спекулянтов и спекулянток. И никого не удивляли, всем были понятны и всеми приняты тысячные цены здесь, никак не соразмерные с зарплатами. Пусты были магазины города, но всЁ можно было достать здесь, все, что можно проглотить, что можно надеть на верхнюю или нижнюю часть тела, всt, что можно изобрести — до американской жевательной резинки, до пистолетов, до учебников черной и белой магии.


Борис Голендер: Во время войны, поскольку там легко было спрятаться везде, вся шпана, которая тоже торговала тогда на базаре краденым, миллион было эвакуированных людей, им нечем было жить, и, собственно, порядочные люди, они везли с собой что-то, чтобы прожить. Это было место «толкучки» во времена войны, вот тогда он и получил свою славу. А когда начался выезд из Ташкента после 91-го года, те, кто не хотел в этих условиях жить, перед ними тоже возникла проблема, и тогда все потянулись на Тезиковку. Вот тогда это стало место торговли.


Мумин Шакиров: Сегодня Тезиковка поменяла прописку. Власти непопулярным решением перенесли исторический рынок подальше от шумных магистралей на тихую окраину, в квартал Янгиабад. Наспех сколоченные из дерева торговые лотки и картонные подстилки переехали на территорию тесного и неуютного промышленного склада. Но для тех, кто хочет выжить в условиях массовой безработицы и непривычной для Ташкента нищеты, Тезиковка — спасение. Здесь можно продать, обменять и купить товары с приставкой «б/у»: одежду, домашнюю утварь, сантехнику и сельхозорудия. На Тезиковке бедняк может одеться за один американский доллар, за эту же сумму заезжий букинист купить десяток томов Чехова и Толстого, а хозяин прилавка за вырученные деньги наестся до отвала жирного узбекского плова под звуки старой «Спидолы».


Есть на «толкучке» и экзотические товары: настоящие керенки для нумизмата, чеканные медные кумганы и подносы для любителей старины, антиквариат для коллекционера. Здесь преимущественно торгуют те, кто когда-то работал на знаменитом авиационном заводе имени Чкалова, ныне переживающем не лучшие свои дни. Мой проводник по Тезиковке — безработный инженер Алексей Баранов. Алексей Баранов: В массе своей вещи, которые я вижу, с заводов, где-то бесхозные, где-то очень много. Сюда пришел, лишь бы продать, а кто-то здесь уже профессионально сидит.


Тезиковка – один из самых известных «блошиных рынков» бывшего Советского Союза, second hand прославившийся на всю страну. Имя этой ташкентской барахолки обессмертил лауреат нобелевской премии Александр Солженицын, написавший когда-то: «На Тезиковке можно купить все». Считается, что название этой столичной окраины пошло от фамилии русского купца Тезикова, вокруг дачи которого и разросся этот знаменитый рынок. Но с другой стороны, следует обратить внимание на то, что таджикских купцов на востоке называли именно «тезиками». Поэтому относительно того, кто и кому «дал название» еще говорить рано. Впрочем, и сама личность загадочного русского бизнесмена начала века настолько неопределенна, что говорить о нем утвердительно никто не берется. Известно, например, что он основал в пригороде Ташкенте кожевенное производство, на котором работали российские переселенцы. Они же построили рядом свой «Шанхай» — поселок с небольшим базаром. Также история приписывала г-ну Тезикову владение некой мельницей, стоявшей на берегу канала Салар. Но с другой точки зрения, мельница эта принадлежала иному знаменитому ташкентцу – И.И.Первушину, который еще в 1866 году открыл первый в Средней Азии винокуренный завод. Но кто бы ни был ее подлинным владельцем, известно одно – после октябрьской революции мельницу разобрали по частям, а мифологический негоциант Тезиков из Средней Азии попросту исчез. Но рынок, носящий его имя, в любом случае уже существовал, начиная свой путь к легендарной славе. В начале века все в Стране Советов стало получать новые названия. Не избежала этого и наша Тезиковка, превратившаяся в «Первомайский» рынок, что на улице Першина. Хотя общественная привычка сохранила за ней старое, прижившееся, название, под которым она неофициально просуществовала еще много лет. Дача г-на Тезикова к тому времени превратилась в одну из библиотек. Впоследствии рядом с библиотекой возник кинотеатр, но после случившегося пожара исчез как он сам, так и здание, бывшее некогда знаменитой дачей. Участок Тезиковки возле железнодорожных путей. Снимок конца 90-х годов XX века Один из пиков своей активности Тезиковка переживала во время войны. Со слов историка Бориса Голендера мы узнаем, что во время войны на Тезиковке легко можно было спрятаться, отчего шпана торговала там краденым имуществом. Более миллиона эвакуированных приехали в Ташкент и привезли с собой то, чем в последствии и торговали с рук. Именно во время войны эта толкучка и приобрела свою известность. А когда после 91-го года начался выезд из Ташкента, то многие, кто не хотел в новых условиях жить, вновь потянулись на Тезиковку.</span>


Старожилы вспоминали, что возле самой Тезиковки через канал Салар был переброшен небольшой мост, имевший дурную славу у всего города, так как использовался для сходок «преступных элементов» с рабочей окраины Ташкента, а также революционеров из депо, которые устраивали там свои подпольные собрания. Другим, более мирным воспоминанием, является кафе при парке железнодорожников, где даже в самые застойные, «стагнационные», времена можно было сделать неплохой стол. Вообще Тезиковка сыграла одну из ключевых ролей в экономическом выживании самих ташкентцев и «гостей столицы». Следуя классическому правилу «невидимой руки», рынок самостоятельно отрегулировал такой механизм взаимообмена, при котором цены позволяли даже самым неимущим слоям населения поддерживать свой прожиточный минимум. Говорили, что даже бедняк может одеться здесь за 1$. Не стоит и говорить о тех, у кого были деньги – они могли стать обладателями всего, чего пожелает их душа и потянет карман. Благодаря своей уникальной самоорганизации, Тезиковка стала одним из уникальнейших явлений общественной жизни как Ташкента, так и Средней Азии, и всего Советского Союза. Она приобрела собственную мифологию и все проистекающие из нее культы. Она обладала хорошо налаженной инфраструктурой, искусственно воссоздать которую не смог бы даже самый блестящий менеджер. Заниматься перечислением товаров, которые в разные времена Тезиковка переварила, – дело совершенно бессмысленное. Их было столько, что, пожалуй, даже самые обширные словари не содержат полностью всех наименований.</span>

Но дело, естественно, не в пестром подборе экспонатов. Ничего не утверждая, можно предположить, что специфика Тезиковки была именно в том, что обмен товаров происходил здесь совершенно абсурдным путем или по абсурдной цене. И тут примеров можно привести великое множество! Кто-то «выменял трофейную чайную ложку со свастикой за две пустые бутылки газ-воды», кто-то по мизерной цене приобрел статуэтки начала 19 века, или немецкую генеральскую шинель, или нагрудный знак «За борьбу с басмачеством» и т.д. Было на Тезиковке и относительно строгое деление на сектора по ассортименту. Особенно сохранились в народной памяти два рынка: птичий и радиоэлектронный, служивший местом паломничества мужского населения всего города. Здесь концентрировалась любительская и профессиональная инженерная мысль. На птичьем рынке зверей было больше, чем в самых известных зоопарках мира. Говорят, что слонов сюда не водили только потому, что они плохо продавались. Целые семьи жили за счет выращивания и продажи тех или иных живых существ. После перестройки Тезиковка пережила последний всплеск своей активности. Усложнившаяся экономическая ситуация в республике заставила людей вновь искать себе прибежища на блошином рынке. </span>

Особенной популярностью он пользовался тогда у потерявших занятость рабочих авиационного завода им. Чкалова. Оставшийся практически без средств к существованию и надлежащего контроля, завод «вынесся» на толкучку. Для ташкентцев Тезиковка являлась главным информационным агентством и трибуной, дающей реальную свободу слова. Небольшое государство в государстве, граждане которого до сих пор хранят ему верность в своей памяти. Увы, но в двадцать первый век Тезиковка вступить не смогла: правительство непопулярным решением перенесло исторический рынок подальше от оживленных магистралей — в квартал Янгиабад. Наспех сколоченные из дерева торговые лотки и картонные подстилки переехали на территорию тесного и неуютного промышленного склада. Ее больше нет. Она осталась лишь как факт истории.


Сергей Ежков, журналист: Тезиковка была моей слабостью. Ее никогда нельзя было обойти полностью, поскольку она была бескрайней Торговали везде – вдоль центральной в этом районе улицы, вдоль железнодорожного полотна, в подземном переходе, на всех без исключения примыкающих улочках и в переулках. Легче было тем, кто здесь жил. Они просто выносили со двора все, что намечали продать, им не надо было занимать место в два часа ночи, их вещи не пинали сапогами участковые и прочие милиционеры. Когда я собирался на Тезиковку, семья приходила в панику. Я тащил оттуда все, что нравилось, а нравилось всегда очень многое. Медицинские саквояжи – кожаные или из дерматина под «крокодила». Новые и старые, потрепанные и не очень. Патефоны и граммофоны, комплекты пластинок из серии «Петр Лещенко с гитарой», выпущенные в Харбине. Офицерские кожаные ремни со звездой в центре образца 1934 года… Настольные лампы с матовыми плафонами на мраморной подставке, такими же мраморными медвежатами и кукурузным початком у основания: «Артель Иосифа Каца».

Ламповые радиоприемники «Балтия» и «Урал». Последний «ловил» в диапазоне от 19 метров, и по нему можно было слушать запрещенные тогда «Голос Америки», «Би-Би-Си», «Немецкую волну», «Свободу»… Магнитофон «Тембр» я тоже купил на Тезиковке. Килограммов в двадцать весом и скоростью 19 м/сек., в футляре из прессованной фанеры, он был воплощением мечты и казался вершиной технической мысли СССР. А еще книги. Помню, купил неполное собрание сочинений Ленина в красном сафьяновом переплете под редакцией Троцкого, Каменева и Бухарина. Купил, поскольку часть недостающих томов приволок из заброшенного после землетрясения дома, а хотелось все.</span>


Тезиковка того времени почти не знала перекупщиков. Каждый приносил сюда свое, родное, от того и цены здесь были вполне приемлемыми. Это позже на базаре появились те, кто делал деньги на антиквариате, сохранившемся в бедных русских семьях. Возможно, даже большие деньги. Они и «ломили» по полной программе в расчете на приезжих и иностранцев. Но эти торговцы все равно выглядели чужими на бесшабашном и разноцветном и разноголосом празднике жизни. Словно инородные тела, непонятно почему оказавшиеся рядом с коренными хозяевами рынка. Теми, возле которых стояли тележки, термосы с чаем, а где-нибудь в сумке, для приличия накрытой старенькой тряпкой, лежала заветная «чекушка», которой согревались в холодные дни.


Андрей Кудряшов: По решению властей, ежегодно заботящихся о благоустройстве столицы суверенного государства, городская барахолка была перенесена из центральной части современного Ташкента на самую отдаленную окраину — массив Янгиабад. Нельзя сказать, что это решение не пошло на пользу мегаполису XXI века. Вдоль старого полотна железной дороги, к которому раньше лепились палатки торговцев, прошла современная скоростная магистраль — Малая кольцевая автострада, благодаря чему из одного конца Ташкента в другой, например, с Чиланзара на Высоковольтный, теперь можно проехать за двадцать минут. Побывав на Тезиковке, я обнаружил в полной сохранности знаменитый мостик через Салар. Он все так же дрожит под ногами. Зато речка сделалась еще более грязной и захламленной, хотя десять лет назад казалось, что это практически невозможно. Остался, как опрокинутый внутрь себя памятник неизвестно чему, длинный и совершенно пустой подземный туннель — переход под железнодорожными путями, некогда соединявший рынок с трамвайным кольцом и парком культуры железнодорожников. На вопрос, где здесь была дача купца Тезикова, прохожие с удовольствием показали пальцем на здание старой бани. Мол, баня от всего и осталось. Но это здание, по многим архитектурным признакам, скорее всего, принадлежит не к дореволюционным постройкам, а к 30-40 годам прошлого века. По соседству с баней, в узеньких закоулках живут украдкой прежние тезиковские аборигены, до сих пор выглядящие не совсем похожими на обычных горожан. Словно пришельцы из прошлого — какой-то смешанной национальности, непонятного достатка и не ясного рода занятий.

6 комментариев

  • StepA:

    Интересно, а автор прочитал то, что написал? Или доверился «Файн ридеру»?

      [Цитировать]

  • Наташа:

    Спасибо! Очень интересно вспомнить. Жила когда-то в райне Первушки и приходилось бывать на Тезековке, а муж в 60-е годы, будучи совсем мальчиком , был постоянным покупателем радиоэлектронной части толкучки. И интересно бы почитать об этих личностях: Тезиков и Первушин…

      [Цитировать]

  • Фаррух:

    Немного сумбурный текст… Считаю что сама Тезиковка достойна отдельного воспевания, а уж Янгиабад отдельного… Слишком уж много непохожего у нынешней барахолки и её прародителя… Сам я прекрасно помню ту Тезиковку, какой я её запомнил в 90-е… Как добирались на трамвае, затем по подземному переходу… Честно уже и не вспомню зачем же мы туда ездили, что покупали.. Потом помню, что добирались и на 11-м автобусе (от Дружбы), а затем пешком, но уже с другого хвоста этой «змеи хаоса»… Помнится ещё, что там в начале 90-х можно было «отхватить» неплохие джинсы из «гуманитарки»… Кстати, эти самые «гуманитарные джинсы» можно было одно время прикупить и в одном ларьке на старом Алайском, там где сейчас центральный ювелирный павильон…
    А Янгиабад? Он для меня символ такой барахолки, на которой правят перекупщики. Ну и как, задвинутые на самые окраины рынка, обнищавшие пенсионеры, выносящие остатки своей былой советской «роскоши» дабы выжить…

      [Цитировать]

  • Анвар Камальдинов:

    Я был в основном покупателем, но когда голод прижал пришлось и мне тащить свои «ценности» на Тезиковку. А потом жена хотела там же и потратить выручку. Но я «не терял голову » от изобилия товаров:)

      [Цитировать]

  • Елена:

    Хорошая статья!Аж ностальгия замучила…..
    Я сама год (с 2000по2001 гг) торговала на Тезиковке, продавала ненужные вещи (детские, мужские, женские, посуду и т.д.). Сначала приезжала на электричке до вокзала, а потом по шпалам на базар, там еще переходила (вот дурная башка!) по мосту над автомобильной дорогой. И нужно было быстро пробежать, а то если поезд пойдет, может и сбить.Затем стала добираться до базара на стареньком-престареньком автобусе, который рано утром (часа в 4)собирал таких же торговцев с Высоковольтной, где я жила.У меня зарплата врача была в то время 7000 сум, а в первый же день я заработала 9000 сум. Представляете….Раньше старые вещи раздавались по соседям и вдруг такие деньги.
    Потом аж зуд брал, сидела на диване и рассматривала комнату: чтобы такое продать?!!!!
    А с какими замечательными людьми познакомилась на Тезиковке, это отдельная история….Сейчас, конечно , связь потерялась, кто в США, кто в Израиль, кто в Россию уехал.Сколько дельных советов услышала : о продаже квартиры, о получении гражданства, об оформлении документов, как правильно провезти через таможню деньги, полученные за квартиру.Перезнакомились с жителями из ближайших домов, за плату 100 сум они занимали мне место возле своего дома, а еще за 100 сум — можно было сдать свои вещи на хранение в сарайчик.
    Я в то время думала, как бы пережить этот кошмар и вырваться из Ташкента.
    А сейчас с такой ностальгией вспоминаю……

      [Цитировать]

  • В 80-х годах я выписывал журналы «Юный техник», «Радио», «Моделист конструктор», где были опубликованы первые любительские компьютеры: «Радио 86РК», «ЮТ-88», «МК» — кажись… Так вот многие микросхемы и радиодетали невозможно было достать в магазинах, в том числе и в магазине «Электроника»… Умная молодежь))) тусовалась среди инженеров на радиобазаре — который БЫЛ САМЫМ ГУСТЫМ И НЕПРОХОДИМЫМ… Компьютер я так и не собрал до конца, но еще в начале и середине 90-х годах все время приходил не «Тезик»… шли пешком от «Космоса» (Саракулька)… Купив все то что нужно, возвращались довольные, и по дороге частенько выпивали по бутылке пива в пивнушке, что возле старой школы… А ряды продолжались практически до «Космоса»…

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.