Дополнение к Части 1 Tашкентцы История

Солнечные берега реки нашего детства или культпоход вверх по Анхору. Дополнение к части 1

Начало смотри: Солнечные берега реки нашего детства или культпоход вверх по Анхору. Преамбула. Часть 1.

Биографическая справка на Льва Семеновича Черного, проживавшего в г. Ташкенте ул. Набережная Анхора д. 6 кв. 32

Черной Лев Семенович, 1954 г.р., уроженец Ташкента. Еврей. Гражданин Израиля.

Лев — средний из трех братьев. Старший брат, Михаил, 1952 г.р., живет в Израиле, младший, Давид, 1958 г.р., — в США.

Л.Черной после отъезда в 1994 г. из России на Запад проживал в Великобритании и в Израиле. Со второй половины 1998 г. вновь перебрался в Россию, где проживает на даче в Подмосковье, расположенной в совхозе “Заречье”.

В 1992-2000 гг. был Генеральным координатором экономических и производственных программ в странах СНГ и Восточной Европы image001британской металлургической корпорации Trans-World Group (TWG). С 1998 г. ведет научную и организационную деятельность в сфере социально-экономического анализа. Президент Межрегионального общественного объединения «Мобилизация и Развитие», директор Института перспективных исследований в Москве.

Автор статей по социально-экономической проблематике, а также монографий «Экономика, Рынок, Государство», «Глобализация: прошлое или будущее», «Социальные факторы и риски экономического развития России». Действительный член Российской Академии социальных и гуманитарных наук. Кандидат экономических наук.

Отец — Семен Наумович — главный энергетик трикотажного объединения, умер в 1991 г.; мать — Фаина Марковна — бухгалтер на текстильной фабрике, в настоящее время проживает в США. Из семьи евреев-ашкенази.

Инвалид с детства — перенес полиомиелит. Учился в специализированной школе — интернате, с 8 класса в обычной средней школе. Окончил Ташкентский политехнический институт (1972 — 77). Одновременно с учебой работал лаборантом в ПТИ. C 1977 — научный сотрудник, зав. лабораторией в НИИ.

С начала 1980-х — занимается индивидуальной предпринимательской деятельностью («цеховик»). С 1985 — совладелец и основатель (вместе с братом Михаилом) кооператива «Огонек», г. Ташкент (производство и продажа ТНП).

C 1989 — совладелец (вместе с М.Черным) СП «Колумб» (продажа древесины). С 1992 — совладелец «Trans — CIS Commodities Ltd» (зарегистр. в Монте — Карло).

На декабрь 1999 владел 14% Красноярского Алюминиевого завода, 33% Братского Алюминиевого завода, 40% Ачинского глиноземного комбината.

Осенью 1999 поддержал про-путинский блок «Медведь».

Хобби — русская баня, предметы искусства, классическая музыка (Моцарт, Бетховен, Чайковский. Кумир политического деятеля — Н.Бонопарт.

Гражданин РФ и Израиля. Проходил свидетелем по делам об убийстве О.Кантора, В.Яфясова и др.

(изложено по Мухин А.А. Бизнес — элита и государственная власть:

Кто владеет Россией М, 2001, с. 78 — 79).

Начало карьеры

Лев Черной окончил Ташкентский политехнический институт и был принят на Ташкентский экскаваторный завод на должность начальника ОТК филиала, выпускавшего товары народного потребления. На базе этого филиала в 1985 г. Лев создал один из первых в Узбекистане производственный кооператив. Для работы в нем он привлек старшего брата Михаила, который взял на себя организацию производства, Лев же занимался поставками сырья и сбытом продукции, финансовыми вопросами. Кооператив по существу стал первым и последним совместным предприятием братьев…

…и так далее. Всю историю можно извлечь из сети или прочитать в книге, ссылка на которую ниже:

«Братья Чёрные и красноярское кладбище как результат «алюминиевых войн». Годы, когда страну захлёстывало безбрежное море правового нигилизма, казалось бы, ушли в прошлое.

Правда, в недалёкое прошлое. Они оставили нам тяжёлое наследство – закамуфлированную уверенность в том, что в России по закону жить нельзя. Как долго мы будем изживать эту уверенность, трудно сказать. Но изживать придётся, осмысливая всё то, что с нами произошло, когда мы попытались одним рывком, пренебрегая понятиями законности и права, построить в стране «развитой капитализм с человеческим лицом». Капитализм получился, по всеобщему мнению, дикий. И лицо у него оказалось соответствующее.

Ch

Книга «Время Ч.» (изд-во «Детектив Пресс», 2008), написана известным журналистом -расследователем Андреем Калитиным. В ней – история восхождения к бизнес-успеху известных предпринимателей братьев Чёрных, одних из самых закрытых олигархов России, с приложением копий многих документов…»
Читать книгу онлайн

http://fictionbook.ru/author/andreyi_kalitin/vremya_ch/read_online.html?page=1

Книга не однозначна и пересказывать её нет смысла. Любители детективов и историй в стиле жизнеописания Остапа Бендера получат море удовольствия. Далее, двигаясь против течения Анхора в район Кашгарки, мы познакомимся в книге Эли Люксембурга «Звезда Мордехая» с традициями и трудовыми буднями цеховиков Ташкента 50 — 60 х годов. Так что мозаика картины процветания будет пополняться…

А неоднозначность книг подтверждается реакцией одного из героев книги:

Слова самого Льва Семеныча о книге Андрея Калитина:

…За долгие годы занятий бизнесом я привык читать самые дикие измышления по поводу моей фигуры. Я никогда не испытывал особого раздражения по этому поводу. Потому что понимал, кто, что и почему пишет. В силу этого понимания я всегда реагировал на написанное в самых мягких из тех форм, которые позволяют предотвратить нанесение мне недопустимого урона. Каковым я всегда считал урон в отношении репутации.

Для того чтобы мягко и с элементами юмора разъяснить особую комичность нынешней ситуации (и уравновесить серьезность юмором), позволю себе рассказать один старый одесский анекдот:

Хаим спрашивает Абрама: «Абрам, ты готов съесть эту кучу дерьма за тысячу долларов?» Абрам соглашается и ест. Хаиму становится завидно. Он говорит Абраму: «Давай я съем вон ту кучу дерьма за тысячу долларов!» Абрам соглашается, Хаим ест… Сидят Хаим и Абрам после этого… и Абрам говорит Хаиму: «Послушай, Хаим, выходит, что мы ели дерьмо бесплатно».

Мне понятно, зачем Калитин делает то, что он делает. И мне понятно, почему моему брату Михаилу приходится «есть» то, что производит господин Калитин. Тут речь идет о миллиардах долларов, вокруг которых вращаются и специально изготовленные «расследования», и реакции на них самых разных лиц.

Но мне совершенно непонятно, почему все это должен «есть» я, причем «бесплатно», оказавшись втянутым в нечто, не имеющее ко мне ни малейшего отношения…

…Андрей Калитин хочет высказаться по поводу некой неоднозначной эпохи и называет ее «временем Ч.». То ли «чрезвычайное время», то ли «черное время». В любом случае ужасное время, связанное с ужасной ролью таких, как я.

Я не могу понять: в чем моя ужасная роль? Хочу понять, но не могу. Это ведь уже не вопрос репутации. Хотя мне совершенно небезразлично, какую память я оставлю своим детям и внукам. И все же речь идет о более крупных вещах. Например, о том, кто виноват в развале СССР, шоковых реформах, социальных бедах, катастрофическом обвале всего постсоветского хозяйства и многом другом.

Вопрос исторической и политической ответственности за прошлое — это еще и вопрос о будущем.

А раз так, то нужно понять то непростое время. Понять, а не приклеить к нему ярлык. Любой ярлык, например, ярлык «время Ч.».

Ни я, ни другие, брошенные в водоворот событий конца 80-х — начала 90-х годов, не были творцами этих событий. Мы лишь реагировали на происходящее. Причем примерно так, как реагирует пловец, попавший в бурный поток. Ведь реагируют-то по-разному. Кто-то паникует и тонет. А кто-то гребет в центр стремнины и выплывает. Если бы не было тех бурных и воистину глобальных событий, я жил бы в Ташкенте и был бы нормальным членом общества, которое постепенно уходило бы от «распределиловки», мешавшей его развитию.

Катастрофа тех лет лишила меня большой Родины — Советского Союза. А заодно и малой Родины — Ташкента, в котором жили я, моя семья, мои близкие. Мы жили там в климате, лишенном национальной распри. Мы дышали воздухом огромной страны, готовящейся к выходу на новые горизонты. Катастрофа 1991 года (а у нас в Средней Азии все началось раньше, если кто помнит трагические события в Фергане) лишила нас чего-то невосполнимого. Да, мы очень много получили. В том числе и в материальном плане. Но мы потеряли то, чему нет цены. И что нельзя восполнить никакими материальными приобретениями.

Уже тогда я решил для себя, что в том или ином виде буду заниматься не только извлечением прибыли. Те, кто хотел только легкого обогащения, не шли в тяжелую индустрию. Придя в нее, я реализовывал что-то, связанное с моими представлениями о должном. Возможно, эти представления были навеяны книгами, в которых деятели капиталистической эпохи выступали не как алчные негодяи, а как герои и государственники. Каждый формируется на той или иной литературе. Для меня эталоном был и остается Редьярд Киплинг и его представление о связи бизнеса и державности…

Слова, мнения, реалии… для досужего читателя сеть предоставляет возможность самому поискать призрак истины. Желаю успеха… на фото обложка книги Андрея Калитина и кусочек копии документа. Далее на фото торец дома на Набережной Анхора,6 – тот который повыше… на другом – просто Анхор, осень…

000_IMG_7797

6

На этом заканчиваю. Далее нас ждет самый старый мост на Анхоре – Урдинский…

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.