Город мой родной: встреча с интересным человеком Tашкентцы

Опубликовала Тамара Санаева в своем блоге.

С Надеждой Алексеевной Дыдыгиной я познакомилась в августе, в дни подготовки к празднованию 2200-летия Ташкента. Вместе ехали в автобусе. Я спешила из редакции на занятия со студентами, она направлялась с Чиланзара на Буюк ипак йули. Привлек свет ее голубых глаз, улыбка, печать интеллигентности во всем облике этой женщины, разменявшей, как оказалось, девятый десяток. Разговорились, обменялись впечатлениями о городских новостройках и, созвонившись, встретились еще.

Погуляли по местам, которые она помнит иными. Ни сетований, ни брюзжания в адрес нового поколения и перемен я от нее не услышала. Напротив, несмотря на почтенный возраст легкая на подъем, любительница пеших прогулок, она по-доброму смотрит на мир и людей, стараясь сохранять бодрость и обходиться без посторонней помощи. Радует чистейшей русской речью, которую все реже можно услышать на улицах Ташкента. Предлагаю некоторые моменты из нашего разговора, к сожалению, в сокращенном переложении.

— Ташкент — самый родной для меня город на свете, ведь в нем я появилась на свет и прожила долгую интересную жизнь, здесь родила дочь, впервые взяла на руки любимого внука.
Восьмилетней девочкой привели меня родители в среднюю школу № 68 в районе Переушко, где мы тогда жили. Шел 1936 год. Жилось трудно, многого не хватало. После окончания школы поступила на биологический факультет в Ташкентский государственный университет. Семья наша в то время получила квартиру в районе Северного вокзала, и каждое утро я пешком спешила к центральному скверу, где располагался биофак. Что и говорить, знала каждое строение, каждый камень мостовой на своем пути.
На моих глазах неузнаваемо изменился, похорошел любимый Ташкент, особенно за последние годы. Вместо низкорослых, полуразвалившихся домиков, мимо которых студенткой бегала по выщербленным тротуарам в институт — светлые многоэтажные здания. Одно из них — Музей изобразительных искусств Узбекистана. За ним был мрачноватый, заросший скверик Кафанова с захоронениями, вечный огонь. Сейчас это место преобразилось. Прах революционеров упокоили на кладбищах, как тому и следует быть. Установили памятник Зульфие, она этого в полной мере заслуживает, и поэтичный уголок с ухоженными аллеями и цветниками стал любимым местом для прогулок молодых мамочек с детскими колясками.
Помню угловое здание, где некогда располагался Музей истории. Экспонатов было немного, они мало что говорили о развитии края. Теперь знакомая с юности улица сияет светлыми корпусами, обновленной кладкой старинных построек. Мне по душе эти перемены. Нравятся и новые строения. Они выдержаны в лучших традициях национальной и современной архитектуры, а серые, унылые краски прежних домов сменились белоснежными, солнечными, голубыми тонами.
С дипломом биолога вернулась работать в свою родную школу. Полюбилась работа с детьми во время педагогической практики, почувствовала — это мое. Часов свободных по биологии не было, и мне дали первый класс. Родителям первоклашек трудно было поверить, что худенькая — одни глазищи на лице — девушка сможет управиться с несколькими десятками ребятишек и чему-либо научить их. Я очень старалась. Заслужила и любовь учеников, и родительское признание.
Вместе со своими питомцами перешла в пятый класс. Так и росла с ними. Три десятилетия была завучем в родной 68-ой школе, стала отличником народного образования. Много работала над собой. За книгами предпочитала ходить еще со студенческих лет в знаменитый книжный магазин на улице Карла Маркса. Там всегда были новинки. Сейчас нет ни этой улицы, ни магазина. Но деревья — те же, только краше стали, увитые плющом. И кругом столько простора, зелени!…
Изменился и сквер. Мы на переменах высыпали из аудиторий на его аллеи, встречали с ним и осень золотую, и весну. Был он тогда тенистый, заросший кустарниками и травами, с небольшим остекленным павильоном старинной постройки в глубине аллей, в нем потом открыли цветочный магазин.
Работая преподавателем начальных классов, затем учителем биологии, часто водила ребят в зоопарк на улице Жуковского. Шли мы пешком. По пути учила детей различать деревья, кустарники, растения, рассказывала о тайнах их жизни. Помнится, чтобы перевести класс через улицу, снимала с кого-нибудь алый галстук, выходила, развернув его, на дорогу, и движение останавливалось. Устанут ребятишки — усаживались прямо на травку под деревьями. Споем две-три веселые песни, и вновь в путь. Очень любила своих учеников, прививала им интерес к знаниям и рада, что многие из них стали биологами.
Ездили мы и на Чорсу, в старейший в Ташкенте Музей природы, экспонаты которого раскрывали красоту нашего края, его уникальную флору, фауну. Замечательный был музей, один из лучших в бывшем Союзе! Таких диорам, которыми он славился, во многих музеях России тогда не было. Городским детям интересно было увидеть почти натуральные картины пусть с не живыми, но настоящими травами, волками, камышовыми котами, лисами, сусликами, журавлями, щурками, удодами, синицами… Представить, как зарождалась на земле жизнь, как выглядят степи и пустыни, горы и поля, засеянные хлопком или пшеницей.
Недавно вновь поехала в Старый город, но музей, оказалось, перевели в другое место, а старое здание, украшенное мозаикой, снесли. Говорят, выделили для него помещение неподалеку от кинотеатра Нукус, рядом с Институтом зоологии. Не знаю, как он теперь выглядит, сохранились ли старые экспонаты, диорамы — они были настоящими произведениями музейного искусства.
Удивилась происшедшим на Чорсу переменам. Это совершенно новый район! Аисты разгуливают на изумрудных газонах, кругом редкие вечнозеленые растения, целый ансамбль новых зданий в восточном стиле, огромный парк с аттракционами для детишек… Не узнать старую площадь! Но все так же добросердечны люди. Увидев, что не могу найти остановку, тут же стали объяснять, куда пройти. Доброжелательно, уважительно. Хочу сказать, я, русская женщина, не владеющая узбекским языком, никогда не чувствовала себя в чем-либо ущемленной в этом городе. Сама по-доброму относилась к любому человеку и встречала ответную приветливость. Недаром говорят: город — это живущие в нем люди. В Ташкенте они особенные: теплые, хлебосольные, красивые, с ясными глазами.
Строится, молодеет на глазах мой древний Ташкент. Я любила его всем сердцем в юности, и не менее люблю в новом обличье. Нет уже здания нашей старенькой школы. Снесены и другие, отжившие свое школьные здания. Зато отремонтированы все городские школы, выстроены колледжи, лицеи. Они со светлыми, оборудованными техникой учебными классами и кабинетами, новой мебелью. Просто сердце радуется! Да и в любом городском уголке видна забота о благоустройстве.
Говорят, по красоте Ташкент не уступает многим известным городам. Спасибо всем, кто печется о его неповторимом облике. Верю, он станет одной из красивейших столиц мира.

7 комментариев

  • Muratti:

    Спасибо вам огромное за добрые слова о нашем городе! Я очень люблю этот город! В детстве любил ходить в музей природы. Так куда его перевели, всё ещё не знаю…

      [Цитировать]

  • Томила:

    Здравствуйте! спасибо за такую встречу, Интересный человек- рассказавший о любимом городе, мой учитель биологии и первая учительница моей мамы. Я живу в Москве и мои сыновья учатся, но всю жизнь идеалом учителя для меня была, есть Надежда Алексеевна, Спасибо вам за встречу с моим любимым городом и учителем.

      [Цитировать]

  • вера:

    Здраствуйте! Меня зовут Вера,фамилия моя до замужества была Чайкина.Я очень хорошо помню Надежду Алексеевну.Я живу в Украине,жаль ,что это уже другая страна.Очень часто вспоминаю Ташкент,своих учителей и одноклассников.Спасибо Вам за статью.

      [Цитировать]

  • Юлия:

    Почему улица называется «Переушко»? Откуда такое название?

      [Цитировать]

  • Ilhom:

    Действительно хорошая, добрая статья. Сайт тоже отличный.

    «Переушко» (правилно «Первушка») не улица, а район прилегающий к бывшему Винзаводу, в районе Правительственной поликлиники.

    Название образовано от Первушинского моста (Первушин — ташкентский предприниматель конца Х1Х — начала ХХ века) находившегося здесь в первой трети ХХ века.

      [Цитировать]

  • татьяна:

    Даже не в первой трети,а мост существовал до середины пятидесятых годов

      [Цитировать]

  • Тимур:

    Название «Переушка» происходит не от названия моста, а от названия винзавода, основанного в 1866 году московским купцом Иваном Ивановичем Первушиным. Прилегающая к винзаводу территория стала в народе именоваться «Первушка», в том числе и мост.

    И Иван Иванович никак не мог жить в начале XX века, так как трагически погиб в 70-х годах XIX (неосторожное обращение с оружием).

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.