«Кухня» легендарного Афрасиаба История

Не раз проезжая по проспекту А.Темура на трамвае со стороны Северного вокзала в центр, никогда не обращал внимания на маленькую улочку, отходящую от него сразу за Нукусской. Казалось, это обычная квартальная дорога. Трудно представить, что здесь, в самом центре города, давно и плотно застроенном за последние десятилетия, может сохраниться хоть какое-то напоминание о старине. Однако именно тут, прямо за многоэтажками, стоит ничем не примечательный на первый взгляд, поросший травой холм. Но то не холм. Это – остатки некогда огромного городища Мингурик, бывшего в свое время столицей всего Ташкентского оазиса. Долгое время считалось, что именно здесь две тысячи лет назад впервые на территории Ташкента зародилась городская жизнь. Раскопки нового времени показали, что более древним является 2200-летнее городище Шаштепа. Об этом «ПВ» уже рассказывала минувшим летом. Сегодняшний наш рассказ — о прошлом, настоящем и будущем одного из прародителей столицы — Мингурика.


ЗОЛОТОЕ ДНО ДЛЯ АРХЕОЛОГОВ
Еще с первой половины прошлого века параллельно с застройкой этой части Ташкента наблюдения здесь вела кафедра археологии САГУ под руководством известного ученого Михаила Массона. Затем на раскопках сообща трудились представители Института истории и археологии, государственных музеев искусств и истории Олег Обельченко, Дина Зильпер и нынешний академик Юрий Буряков. Зильпер продолжила исследования уже в составе Ташкентской археологической экспедиции, созданной в 1967 году. Именно благодаря последовательному изучению частей городища, уходивших после этого под застройку, ученые смогли лучше понять этапы формирования города и культурогенеза в нашем регионе — золотом дне для археологов. Казалось, за многие годы раскопок холмы Мингурика были изучены вдоль и поперек. Однако, когда в минувшем году в связи с грядущим юбилеем Ташкента работы были продолжены специальным отрядом опытных археологов — Маргариты Филанович, Геннадия Богомолова, Саиды Ильясовой, выяснилось, что городище раскрыло еще не все свои тайны.

— Ранние раскопки навели нас на мысль, что здесь располагалась цитадель I века с крепостной стеной. Каково же было наше удивление, когда обнаружили под ней еще более раннее строение, также относящееся к началу нашей эры! – сказала руководитель Ташкентской археологической экспедиции, кандидат исторических наук Маргарита Ивановна Филанович. – Мингурик словно перенял эстафету у Шаштепа в области городского строительства. Там — квадрат с пристроенными с каждой стороны квадратными башнями, вписанный в двойное кольцо стены — солярный символ, говорящий о культовом характере здания. Такой же характер носила открытая нами постройка на Мингурике. В пользу этого говорит и вход с восточной стороны, и вымощенный средними и крупными булыжниками пол. Сама постройка сделана главным образом из сырцового кирпича с небольшим использованием пахсы. Здесь в основе планировки — куб, с каждой стороны которого пристроены полукруглые башни, три из которых частично сохранились. Внутри куба и башен есть помещения, которые связаны между собой. Центральная комната, очевидно, было двухуровневой — на стенах сохранились гнезда от балок, разделявших этажи. Сводчатый потолок, фрагменты которого нам удалось открыть, доводил общую высоту до шести метров. Внутри одного из помещений обнаружили обожженные добела алтарь с жаровней из глины. Повсюду сохранились следы огромного количества золы. Потом все здание забутовали глиной под самый потолок. Объект превратился в возвышенный стилобат с вымощенной булыжниками площадкой наверху, к которой вел ступенчатый подъем, также вымощенный камнями. Сверху его накрывал деревянный навес, который потом рухнул и оставил после себя следы в виде древесного тлена. На крыше-площадке, судя по всему, у обитавших здесь заяксартских племен, которые были огнепоклонниками, располагался открытый алтарь огня — один или несколько. С северной стороны с нее сбрасывали во двор золу, образовывались пласты до трех-четырех метров. Любопытно, что еще в XIX веке среди ташкентцев ходили легенды о связи городищ Мингурик и Шах-Нишин в Старом городе близ кладбища на Чагатае и легендарного царя Турана Афрасиаба, описанного в «Шахнаме». Предания гласили, что замок Шах-Нишин — место нахождения его трона, видимо, потому, что там в разрезах тогда еще были видны следы мощной кладки. Мингурик же из-за неимоверного количества золы считали «кухней» Афрасиаба, — улыбается Маргарита Ивановна. — Но Афрасиаб, конечно, персонаж мифический, да и раскопки подтверждают — тут был алтарь. Объекты, подобные Мингурику, помогают нам увидеть, как культ солнца воплощался здесь в архитектурных формах. Прежде об этом мы могли судить только по некоторым артефактам и трудам Геродота, писавшего, что приаральские племена поклонялись солнцу. Святилище на Мингурике придавало древнему городу особый статус. В Авесте эта территория названа «высокой и священной Кангхой», видимо, потому, что здесь были основные культовые сооружения огромного государства Кангюй – полукочевой конфедерации племен, — которым на каких-то условиях были подчинены земледельческие районы, включая этот. Это мог быть религиозный центр Кангюя. Китайцы называли ташкентский оазис «Ши», наследником империи после ее распада. Можно представить себе, что вокруг святыни, к которой стекались массы людей, и начал разрастаться город. Ко времени вторжения на эту землю арабов он полностью сформировался и, как и все другие города Средней Азии той поры, состоял из цитадели, стоявшего рядом дворца, который и был обнаружен археологами, и собственно самого города — шахристана, окруженного стеной.

Здесь еще сохранялась первоначальная форма солнце и огнепоклонничества с ее открытым почитанием огня, унаследованная со времен индоарийского движения племен конца 2-го начала 1 тысячелетия до н.э. С конца IV века под влиянием проникшего сюда зороастризма форма поклонения огню изменилась — у зороастрийцев ни один луч солнца не должен упасть на алтарь огня. Во дворце на Мингурике, построенном в VII веке поверх древнего, святилище вечного огня также стало закрытым.
Кстати, появление дворца — свидетельство изменения роли города на Мингурике. В начале VII века он приобрел столичный статус и, как показывают данные археологических раскопок, вокруг него кипела жизнь, существовали небольшие городки Ханабад, Кугаиттепа, крепость Шаштепа, замки феодалов-дихкан, включая укрепленную усадьбу Актепа — Юнусабад, которая, очевидно, была загородной резиденцией правителя Чача. Это период наивысшего расцвета города на Мингурике. Судя по карте XIX века, площадь его тогда доходила до 35 гектаров. После арабского завоевания первой трети VIII века и китайского нашествия в середине того же столетия все постройки были сожжены, система водоснабжения из Салара разрушена. Столица перешла в Бинкат, но люди окончательно покинули эти края только с приходом монголов, в начале XIII века. Шесть столетий спустя в окрестностях заброшенных холмов высадили деревья, давшие местности сегодняшнее имя «Мингурик» — «тысяча урючин». Некоторое время здесь был хлебный базар. В конце XIX века тут хотели создать ярмарку. Активное развитие столицы в последние десятилетия почти не оставило следов от некогда огромного городища. Теперь на его месте — бывшая швейная фабрика «Кизил тонг», центральный офис НАК «Узбекистон хаво йуллари», УВД, жилые дома. Но даже сохранившийся обрывистый холм размером 40х50 метров, как оказалось, смог подарить ученым радость новых открытий уже в наши дни.

МУЗЕЙ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ

Сохранить для потомков место, где сформировался первый полноценный город, призваны работы по консервации археологического памятника Мингурик, ведущиеся с прошлого года в соответствии с постановлением Президента «О подготовке и проведении 2200-летнего юбилея города Ташкента». Средства выделил государственный бюджет, намечена спонсорская поддержка.
— Перед проведением консервации и реставрации были учтены мнения ученых, археологов и архитекторов об оптимальных способах сохранения памятника. Городу важно было придать определенный зрительный образ. Было решено надстроить часть помещений и окружить памятник стеной с воротами, — рассказывает Равшан Мансуров, начальник Главного научно-производственного управления по охране и использованию объектов культурного наследия Министерства по делам культуры и спорта Узбекистана. — Предварительно изучив материалы о фортификации городов региона в древности, за образец взяли хорошо сохранившиеся крепости Древнего Хорезма первых веков. Определили размеры и технологию изготовления кирпичей длиной 50 см, которые должны максимально соответствовать сохранившимся аналогам кладки. Формуются кирпичи из земли, взятой тут же — с холма сняли верхний слой отложений последнего столетия — отвалы прошлых археологических раскопок, не представляющие особой исторической ценности.

Для гидроизоляции внизу вначале уложили специальную пленку, на которую встал прочный пахсовый «футляр». На него и опирается кладка. Стены будут высотой до восьми метров, со стороны входной части — до девяти — типичная высота внутренних оборонительных стен среднеазиатских городов.
Чтобы сохранить памятник от внешнего воздействия, недопустима консервация каким-либо раствором, потому над ним будет установлена легкая металлическая крыша. Тогда же начнется превращение его в музей почти под открытым небом. Степень сохранности городища привлечет много гостей — студентов, простых горожан, туристов, а также ученых, для которых здесь еще есть работа.
Приходя сюда, человек сможет легко представить себе, как жили люди на заре нашей эры, в раннем средневековье, какие исторические события происходили вокруг. Ведь тут найдены монеты разных периодов, коробочка хлопка возрастом в 1730 лет, керамика первых столетий нашей эры, остатки огнестрельного оружия Х1Х-начала XX веков. По последним данным, здесь было одно из мест боев против войск Черняева.

Найденные на городище археологами артефакты будут выставлены здесь же в качестве экспонатов. Перед глазами посетителей предстанут лучше всего сохранившиеся и наиболее значимые с точки зрения истории помещения. Наверху может расположиться, как столетия назад, алтарь огня. Хотим выделить небольшой зал для демонстрации мультимедийных презентаций о том, как жило городище, как совершались те или иные обряды. Для посетителей предусмотрено несколько пандусов и дорожек.

Раскрывать все тайны заранее не стану — все сами увидите, когда работы будут завершены, а случится это ближе к середине лета. Именно тогда перед всеми жителями и гостями Ташкента предстанет во всем своем многообразии удивительная история городища, неразрывно связанная с многовековой историей нашей столицы.

Автор Рамиль Исламов. Газета «Правда Востока»

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.