1000 тонн золота Рашидова Ш.Р. История Разное

Автор Аброл Кахаров. Источник.

К 90-летию Шарафа Рашидовича Рашидова.

Шараф Рашидович Рашидов. [Abrol-aka]

В эти осенние дни я с грустью думаю о прошлом. Как быстро летит время ! Прошло двадцать четыре года. Как будто это было вчера. Безоблачное небо вдруг заволокли грозовые тучи и, как страшный гром, внезапно обрушившись, сделали меня сиротой вторично. Не стало близкого моему сердцу человека, которому в эти дни исполнилось бы девяносто.
Без своих родителей я остался в раннем детстве. Как воспитанник детского дома, я свыкся с мыслью, что лишён того, что есть у многих. Окончив институт и получив диплом горного инженера трудился на подземном руднике, не рассчитывая на какие-то особые успехи и карьерный рост, пока не произошли события, о которых я и не предполагал.
В начале семидесятых годов (Октябрь 1962г.) прошлого столетия намечался грандиозный митинг, посвященный пуску медной обогатительной фабрики в молодом городе горняков и металлургов Алмалык. Стало известно, что на открытие прибудет сам Никита Сергеевич Хрущев.
За день до этих торжеств к нам прибыл Ш.Р. Рашидов — первый секретарь ЦК компартии Узбекистана. Эта была моя первая встреча с ним, после которой я на протяжении более чем двух десятилетий ощущал его отеческую заботу и внимание к себе. Шараф Рашидович побеседовал со мной и со всеми, приглашёнными на трибуну предстоящего митинга и на другой день мы были представлены Никите Сергеевичу Хрущёву.
Меня, только-что избранного секретаря горкома комсомола, распирало чувство волнения и радости от таких встреч и я жадно ловил каждое, сказанное ими слово.
Н.С. Хрущёву доложили, что вместе с медью на фабрике будут попутно получены золото, серебро.и другие металлы. Почему попутно? поинтересовался Хрущёв. На что Ш.Р. Рашидов сказал, что Узбекистан располагает большими возможностями по открытиям месторождений не только цветных металлов с примесью золота, но и новых крупных месторождений чистого золота и, что в ближайшее время об этом будет представлена записка в ЦК КПСС.
Тогда я ещё не знал, что вся моя последующая жизнь будет связана с золотом. Вскоре меня перевели на работу в аппарат ЦК компартии в отдел тяжёлой промышленности, где мне пришлось курировать министерства и ведомства, связанные с разведкой месторождений золота и строительством золотодобывающих предприятий.
К работе приступил после обстоятельной беседы, которую провел со мной Шараф Рашидович Рашидов. Впервые в жизни мне так подробно и в деталях было разъяснено, что делать, как работать и на что обращать особое внимание.
Шараф Рашидович обладал особым даром общения разговаривал негромко, вежливо на Вы, даже поручения он давал с особой деликатностью, подчёркивая важность дела и необходимость его выполнения, и всегда это происходило в доверительной форме в виде пожелания и просьбы.
За долгие годы работы мне приходилось много раз встречаться и беседовать с Шарафом Рашидовичем, удостаивался чести сопровождать его, быть приглашенным на совместные обеды.
Я держу в памяти все его рассказы и советы, многие из них стали жизненным правилом для меня.
Я на себе ощущал как Шараф Рашидович восхищал и притягивал к себе многих людей, свойственным ему талантом общения, добротой, заботой.
Правда всегда найдёт дорогу к сердцу. Сейчас появляются в печати добрые воспоминания о нём, написанные людьми близко знавшие его, по его многогранной деятельности. Встреча Шарафа Рашидова [Abrol-aka]
И мне хочется поделиться и рассказать о своих собственных впечатлениях и о той титанической работе, которая была проделана Шарафом Рашидовичем в становлении и развитии золотодобывающей промышленности Узбекистана.
Хочу это сделать ещё и потому, что мне повезло вместе Шараф Рашидовичем трудиться на этом поприще, и я знаю каких усилий и мудрости нужно было приложить для превращения края белого золота в край настоящей золотодобычи.
Теперь это не является секретом. Узбекистан золотодобывающая держава. Но не всем известно как Узбекистан в течении короткого времени создал новую для себя индустрию и буквально ворвался в десятку золотодобывающих стран мира, построив около десятка рудников в том числе крупнейшее в мире золотодобывающее предприятие-Мурунтау с выпуском золота самой высокой пробы.
Понятно, что это не было легкой прогулкой, и тем более простой случайностью обнаружения громадных запасов золота в недрах узбекской земли и воздвижения первоклассных предприятий с передовой техникой и технологией.
Одна из трудностей заключалось в том, что руководство КПСС признавало Узбекистан как край белого-хлопкового золота и мало верило в перспективы настоящего узбекского золота.
Советники Кремля из министерства Цветной металлургии СССР в основном были специалисты по россыпной золотодобычи Сибири и дальнего Востока, и потому скептически относились к освоению рудного золота на нашей территории.
Между тем геологи Узбекистана рапортовали о новых и новых находках золота в республике в том числе самого крупного в СССР. Однако надлежащей реакции со стороны центральных министерств и ведомств не было.
В те годы Шараф Рашидович, использовал каждую возможность встречаться со специалистами по золоту из Москвы вступал с ними в дискуссию, отстаивал свою позицию в необходимости проектирования и строительства золотодобывающих рудников и фабрик в Узбекистане. Я помню, нудные переписки и переговоры с министром цветной металлургии СССР Ломако П.Ф.
Убедившись в несостоятельности Минцветмета в крупномасштабных и решительных действиях по освоению золотого месторождения Мурунтау Шараф Рашидович осторожно стал привлекать к этой идее Министра Среднего Машиностроения СССР Славского Ефима Павловича.
Развитию отрасли золотодобычи Узбекистана повезло. Шараф Рашидович обладал энциклопедическими знаниями по истории золота, хранил в памяти множество народных сказаний и легенд, в том числе о древнем золоте времён каменного века, когда человек на примере случайных находок проявлял интерес к металлу солнечно яркого цвета.
Более подробно он любил рассказывать об эпохах бронзы и железа-периода истории, когда наши предки научились выплавлять медь, золото, серебро, бронзу, железо, и изготовлять примитивные орудия труда и оружие, а также искусные украшения во времена существования государств Согдиана и Бактрия.
О добыче самородков золота в Нуратинских горах и низовьях реки Зарафшан в военные и довоенные годы Шараф Рашидович рассказывал как буд-то сам участвовал в их разработке. Он был хорошо осведомлен и прекрасно знал дислокацию, названия и особенности месторождений золота на всей территории республики.
Видавшие виды, исколесившие и истоптавшие ногами равнины и горы Узбекистана, первопроходцы геологи, занимающиеся поисками золота поражались доскональными знаниями Шарафа Рашидовича названий малозаметных ручейков, заброшенных поселений, старых мазаров, родников, колодцев, холмов и гор.
Обратите внимание на местечко Акчоп у подножья гор в Нуратинской долине, там местные жители добывали золото до войны и если подняться по одноимённому ручью вверх по течению вы выйдите на перевал Узунсакал и Давлятходжа с небольшим озерцом на вершине. С этой вершины перед вами откроется панорама предгорья, где некогда кипела жизнь. В ущельях Ухум добывали железо, ковали подковы и оружие. Золото мыли в речках Маджерум, Сентап, Каттаич.
За поворотом Аулие Мазар вы найдёте норы и глубокие пещеры, где жили и работали древние рудокопы — рассказывал Шараф Рашидович в редкие моменты отдыха в кругу близких его духу людей
У него было своё собственное видение перспективы запасов золота и о возможностях его добычи. Он имел своё собственное понимание этимиологии ряда обиходных слов и трактовал по своему смысл звучаний: Сентап, Чармитан, Зармитан, Зарафшан, Олт-Золт-Голд, Каульды, Алтын-казган, Заркашон, Захаб и др.
Учёные, писатели, журналисты, политические деятели и коллеги, которым удавалось иметь встречи в официальной и неофициальной обстановке, в приватной беседе с Шараф Рашидовичем, восхищались его глубокими знаниями древней и новой истории, современной литературы, умению обворожительно и захватывающе вести беседу с собеседникам.
Я помню одну из первых, не совсем удачно завершившейся, бесед Славского с Рашидовым. Шараф Рашидович начал свою беседу словами благодарности Ефиму Павловичу за преобразования в пустыне Кызыл-кумов силами Минсредмаша На самом деле в конце пятидесятых и в начале шестидесятых годов прошлого столетия в тяжелейших условиях силами министерства Славского было совершенно чудо. позднее красочно воспетое ансамблем-«Ялла»: Старый Учкудук [Uchkuduk]
Горячее солнце. Горячий песок
Горячие губы воды бы глоток
В горячей пустыне не видно следа
Скажи, караванщик: Когда же вода?
О О О
Любой в Учкудуке расскажет старик
Как город-красавец в пустыне возник
Как в синее небо взметнулись дома
И как удивилась природа сама.
Новый учкудук [Uchkuduk]
О О О
Шараф Рашидович красочно обрисовывал преобразования, происшедшие в центре безжизненной пустыни, о местах где можно было скорее погибнуть в поисках воды, чем найти следы занесенных песком трёх колодцев, и о том как возник мираж-промышленной гигант оборонной индустрии СССР с роторными экскаваторами, шахтными копрами, с уютным озеленённым посёлком, соединенный со всей страной, вновь построенной трёхсот километровой железной дорогой.
Беседа за обеденным столом проходила в умиротворённой обстановке, когда говорили о многом, в том числе о пользе зеленого чая, о первой атомной бомбе, произведённой из сырья Узбекистана и Таджикистана, о трудностях сбора хлопка, об объектах урана в Чехословакии и Германии и об интересных находках золота узбекских геологов.
Царило полное единодушие во всем, однако на дипломатическое предложение Шараф Рашидовича о том, что только Минсредмашу и Министру каким является Славский, по силам принять на себя заботу об освоении крупнейшего месторождения золота в мире- Мурунтау, Славский решительно отказал Рашидову словами:
Я понимаю тебя Шараф! Золото нужно для страны. Ой, как нужно! Но ты пойми и меня. Мы призваны защищать Родину силой оружия. Мы не должны распыляться. Ты знаешь сегодня наше министерство чем только не занимается. Мы заготавливаем столько картошки, сколько его выращивает вся Белоруссия. Я вынужден создавать совхозы, производить кефир, коптить копчености, строить города, магазины, овошехранилищи и ещё многое другое. Если дело так будет продолжаться министерство придётся переименовать. Каждый министр должен заниматься и отвечать за своё дело. Золото- это заманчиво, но это епархия Петьки и Васьки. (В то время министром цветной металлургии были Петр Ломако и финансов Василий Гарбузов.)
Шараф Рашидович спокойно выслушал министра и улыбнувшись продолжил: Я хотел лишь посоветоваться с Вами прежде чем выносить этот вопрос на обсуждение Политбюро.
После этой беседы телефон СПС (специальной правительственной связи) ЦК заработал с удвоенной энергией. Рашидов настойчиво звонил убеждал и переубеждал ответственных работников ЦК, Госплана, Совета министров, (ГКЗ) Государственной коммисии по запасам, Министерство геологии и многие другие инстанции.
И как результат вскоре было принято совершенно секретное постановление, подписанное красными чернилами, с разборчивой подписью Л.И.Брежнева и фиолетовым А.Н.Косыгина о строительстве рудника Мурунтау силами Минсредмаша СССР.
Отмечая особые заслуги Шарафа Рашидовича в создании и развитии золотодобывающей промышленности республики хочу особо остановиться ещё на одном ярком его дерзновенном поступке.
Выявление месторождений полезных ископаемых в недрах земли, пожалуй, самый важный этап в горной промышленности. Этим занимаются геологи. Обратите внимание говорю — выявление, а не нахождение. Находок много, но не все находки могут быть месторождениями. Порой, чтобы оценить и выявить месторождение, требуются многие годы. Получив от геологов подсчитанные запасы золота по месторождению, проектные институты приступают к проектированию, на что уходит также немало времени.
И уж потом осуществляется многолетнее строительство всего комплекса
Все эти этапы взаимосвязаны и оговорены специальными решениями правительства, инструкциями министерств и ведомств. Обойти эти требования невозможно, да и не всегда это нужно делать.
Годами выверенный порядок организации геолого-разведочных работ, проектирование, строительства и эксплуатация горнорудных предприятий, вполне отвечает необходимости создания рентабельного предприятия, однако на это уходят годы.
Шараф Рашидович постоянно и пристально следил за результатами поисковых работ на золото. Приглашал к себе специалистов и сам часто выезжал на объекты, где обнаруживались перспективные рудопроявления. Он очень внимательно относился к сообщениям геологов, заключениям экспертов и нередко, рекомендовал расширить масштабы поисков и разведочных работ с целью скорейшей организации золотодобычи.
Его желание ускорить сроки добычи золота сталкивались с барьерами установленных государством порядка. Будучи глубоко убеждённым сторонником перспектив золотоносности центральных Кызыл-кумов, он инициировал идею совмещения некоторых этапов освоения месторождения Мурунтау и поручил отделу ЦК подготовить предложения о начале проектирования и строительства не дожидаясь завершения подсчёта запасов этого объекта.
Заведующий отделом ЦК Рамазанов М.Р. и я оказались в гуще столкновений диаметрально противоположных мнений по этому делу. Сторонников поддерживающих идею Рашидова было мало.
В присутствии Шарафа Рашидовича противники этой идеи высказывались в форме предостережения и робко возражали, но выйдя из кабинета многие с яростью высказывались об абсурдности этой идеи.
Сторонниками идеи Рашидова были министр геологии Узбекистана Туляганов Х.Т.и его заместитель Гаркавец В.Г., Академик Хамрабаев И.Х. и ещё фью лиц.
Не буду приводить имена противников этой дерзкой идеи Рашидова, так как многих нет в живых, а некоторые живые получили позднее награды и пишут воспоминания о том, что эта идея принадлежит им. Мои воспоминания не касаются их и, тем более, не осуждаю никого.
Воспоминания об отечественной войне пишут многие. Кто-то из блокадного Ленинграда, кто-то, как участник Сталинградской битвы, кто-то из сражений на Малой земле, а кто-то из глубокого тыла о взятии Берлина. Всё это наша реальность и история. Но хочу привести некоторые высказывания скептиков, чтобы показать с какими трудностями мы сталкивались и для демонстрации того, что культура речи и умелое оппонирование не имеют ничего общего с хамством и невежеством:
— Рашидов взялся не за своё дело.
— Раньше за такие дела расстреливали.
— Узбеки инициируют досрочные роды.
— Мурунтау- мертворожденный ребёнок.
— Мурунтау — это авантюра, а авторы авантюристы.
— Запасов золота у узбеков нет. Всё это липа!
Мы ничего не скрывали. Рамазанов М.Р. докладывал всё откровенно. Шараф Рашидович слушал подобные доклады опустив взоры. Обычно он не комментировал подобные высказывания и не раздражался, но видно было, что переживает. Лишь однажды он тихо сказал, что Усмана Юсупова ( бывший первый секретарь ЦК Узбекистана) тоже называли авантюристом, за инициативу строительства Ферганского канала. А сколько хлопка получила страна?
В итоге удалось получить согласие многих заинтересованных лиц и организаций. Исключение составили проектные институты. Проектировщики категорически отказались приступать к делу ссылаясь на то, что они не имеют права проектировать без утверждённых запасов и принесли инструкцию в котором было ясно оговорено, что проектирование осуществляется исходя из запасов золота категорий: А, В, С1 и С2.
Утверждённые запасы: А, В, С1 и С2 можно понимать как категории убывающие в достоверности. То есть, подсчитанные запасы по категории А и В достоверные или имеют очень небольшие отклонения при добыче. Категория С1 менее достоверна. Ну и запасы С2 могут колебаться от менее достоверных до возможных или вероятных. На месторождении Мурунтау к тому времени запасы оценивались, как С2. Для перевода запасов из категории С2 в более достоверные нужно было строить шахты и проходить много подземных выработок на что потребовались бы годы.
Ситуация была тупиковая. Проектировщики, разводя руками, заявляли: не мы придумали эти порядки и не нам их отменять. А ответственность? Кто будет отвечать, если запасы не подтвердятся? Кто может взять на себя такую ответственность?.
Такую ответственность взял на себя Шараф Рашидович Рашидов, который убедил первое лицо государства и получил Спец. Постановление Правительства СССР, разрешающего, в порядке исключения, начать проектирование и строительство грандиозного объекта-Мурунтау, на запасах категории С2, не дожидаясь завершения геологоразведочных работ.
Строительство началось ( теперь об этом можно писать открыто) силами трёх подразделений МВД Узбекистана. (колонии: поселения, строгого и усиленного режимов) и специализированным военностроительным полком. Не большая группа вольно — наемного состава, в основном работники Навоийского комбината представляли дирекцию строящегося предприятия.
Так началось строительство крупнейшего предприятия страны золотодобычи на 5-миллионов тонн руды в год, которое было завершено успешно и досрочно в 1967 году.
Слитки золота [Abrol-aka] Слитки золота [Abrol-aka] Слитки золота [Abrol-aka] Слитки золота [Abrol-aka] Слитки золота [Abrol-aka] Слитки золота [Abrol-aka]
Впервые на узбекской земле были получены первые слитки и первые тонны узбекского золота самой высокой пробы — 9999.
Критиканы, не верившие в перспективы, предсказывавшие неподтвержденные запасы золота на Мурунтау, притихли.
За это время геологи нарастили столько запасов золота, что позволило расширить, первоначальные, производственные мощности в два раза т.е.на 10 млн. тонн руды в год.
Затем последовали, третья очередь на пять миллионов и четвёртая на три миллиона.
Так возник в центре пустыни Центральных Кызыл-кумов, золотодобывающий гигант — Мурунтау мощностью ежегодной переработки — 18 миллионов тонн руды в год с получением — 50 тонн золота. Аналога предприятия, как по мощности, так и по технологии, со слитками высокой чистоты, в мире не было и нет. На весь мир, прозвучал голос Шарафа Рашидовича о том, что Узбекистан превратился в валютный цех страны.
Помимо Мурунтау, в республике стали добывать золото в виде флюсов и отправлять на предприятия Красноуральска и Карабаш, золотосодержащие шламы в Новосибирск. При жизни Шарафа Рашидовича были построены предприятия Алмалыка, Чадакский рудник с золотоизвлекательной фабрикой, Ангренская золотоизвлекательная фабрика с рудниками Кочбулак, Кызыл-алмасай и Каульды. Марджанбулакская фабрика с рудниками Марджанбулак и Зармитан.
Отрадно отметить, что за период перестройки и становления независимости, Узбекистан не только не снизил темпы добычи золота, но и нарастил их, построив новые и расширив мощности действующих предприятий. Узбекистан, внесший в мировую копилку 1000 тонн золота, уверенно преодолел двухтысячный рубеж.
Край белого золота Узбекистан прочно и твердо держится в десятке золотодобывающих держав мира и обеспечен надёжными запасами на будущее.
о о о
В эти осенние дни я с грустью думаю о прошлом. Ушёл из жизни человек больше заботившийся о людях, чем о себе. Жаль, что общественно политические обязанности, не позволяли Шарафу Рашидовичу исполнить полностью свои собственные, глубоко личные мечты и планы в написании книг, в желании иметь побольше свободного времени, отдохнуть от мирских сует и дольше быть в окружении своих детей и внуков. Спасибо поэту Некрасову, выразившему мои мысли и чувства словами:
Рашидов Шараф Рашидович. [Abrol-aka]
Но слишком рано твой ударил час
И вещее перо из рук упало.
Какой светильник разума угас!
Какое сердце биться перестало!

3 комментария

  • В 43-й школе учились дети Ш.Р. Рашидова и мы. ребятня. никогда не чувствовали разницы между ними и нами. Обычные школьники без проявления высокомерия. присущего детям более поздних времен. Это говорит в пользу человека. прививавшего чувство равенства. без подчеркивания статуса родителя. Если честно. то о том. что это были дети первого секретаря ЦК. я поняла уже будучи взрослой. просматривая школьные фотки. Когда Таня выложит продолжение улицы Малясова. вы тоже увидите детей Рашидова на них.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Свидетельствую, что Люда говорит чистую правду. Нет. я-то знала, что это дети Рашидова, но, повторяю, никогда, ничем… может, в частной жизни они вели себя иначе, но в школе — одеты, как все, ведут себя, как все, и, наскольок я знала, никаких поблажек им не делали.

      [Цитировать]

  • Timur:

    Я, вспоминаю маленьий эпизод, это было году в 74-75 (4-5 кл), мы школьники с классным руководителем переходили дорогу от парка Ленина на площадь (ныне проспект Узбекистанский), вместе с нами дорогу переходил высокий, пожилой человек.
    И когда мы перешли наша классная остановила всех и с укором спросила неужели мы не можем поздороватся с Шарафом Рашидовичем, как не стыдно?
    Вот и всё, судя по маршруту он направлялся в сторону СовМина

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.