5

Песня о Ташкенте Искусство

Борис Кример
2007 год.

Прислала Л. Я. Свердлина.

Не смею возразить,
Что тут дороговизна,
Что можно за озик*
Тут голову сложить.

Что этот город - муть,
Базарная отчизна, -
Как палец вам загнуть,
Так мне в Ташкенте жить!

О Ташкент, весёлый город:
Шашлыки, люля-кебаб,
Тюбетейки, яблок горы
И штаны** у местных баб!

Здесь 101 трамвай
И 101 автобус,
Смотри, не прозевай,
Проедешь свой дувал.

Здесь 100 рублей - не 100,
И фрак английский - роба,
Но жил напрасно, кто
В Ташкенте не бывал!

Мне мила твоя персона,
В ней смешались все подряд:
И еврей из-под Херсона,
Сибиряк и азиат.

Я рот открыть не смог,
Чтоб спеть о впечатленье,-
Язык мне перец сжёг,
И слёзы льют из глаз.

Без лести и хулы
Вы знать хотите мненье?
Спросите у муллы,
Когда придёт намаз:

О Аллах, шепни-ка небу,
Пусть не сбросит самолёт,
Кто в Ташкенте раньше не был,
До него - пускай живёт!

* озик (узб.) — товар.
** штаны — цветастые узбекские шаровары.

Встреча Искусство

Нина Татаринова

Ташкент,
Ташкент,
о, сколько раз
тебя звала я  
на чужбине,
тепло твоих
восточных глаз
и благородство
мягких линий.
Ташкент,
Ташкент,
ты мне, как брат,
в беде
протягиваешь руки...
Нет,
ты никак не виноват
в изранившей меня
разлуке.
Ты стал
отныне для меня
желаннее любого края.
К тебе
припала сердцем я,
и вот —
не мертвая —
жива я.
1

Эвакуация авиазавода из Химок в Ташкент 1941 История Разное

Пришло письмо. Вся надежда на посетителей сайта…

Здравствуйте!
Мне порекомендовали обратиться к вам… Может вы сможете помочь… Мы хотим найти людей родных или друзей или просто близких, потомков тех людей, которые погибли на земле Куровского района в ноябре 1941 при эвакуации.

5 ноября 1941 г. при эвакуации авиационного завода из Химок в Ташкент эшелон с людьми и оборудованием был расстрелян с немецкого истребителя.Произошло это  на перегоне Куровская — Авсюнино, что в 100 км от Москвы по Казанской жд…
Братская могила убитых эвакуированных граждан находится между деревнями Селиванихой и Авсюнином.»
В этой братской могиле захоронено более 70 человек.
Раненых доставляли в Рудневскую и в Дороховскую больницы.
Могилы, кто умер в Рудневской больнице есть на сельском кладбище с. Рудня-Никитское.

В 80-ые годы приезжала целая делегация из Ташкента.
Это были родственники тех , кто там погиб.
Потом местный краевед Андриянова Устиния Григорьевна держала с ними связь , но связи с развалом СССР всё прервалось.
Хотелось бы найти тех людей , которые сюда приезжали из завода.
Или тех кто знает… Если вам что известно, то сообщите…

Улица Искусство

Борис Пармузин

Поэты,  давайте  названия  улицам
поярче, позвонче, повеселей!
Мы знаем, что нам никогда не забудется
улица Двенадцати тополей.

Совсем коротышка, почти как подросток,
радость свою ты дарила другим...
И молодость шла к тополям твоим в гости,
где с каждым метром дороже шаги.

Менялись песни...
Что сделаешь — мода!
Ты не запомнила всех голосов.
Но были полны тополиные своды

полетом древних, немеркнущих слов.
Никто не пытался здесь разобраться,
небрежно на ствол опираясь рукой:
сколько деревьев, все ли двенадцать?

Будто бы вечен зеленый покой.
По давним традициям
метнула ветви
вверх, закрывая дома.

Конечно, нужно родиться поэтом,
чтоб улица песню признала сама.
И пусть от сырца нет малейшего следа.
(Случилась беда — не придумаешь злей!)
Пусть вечно останется добрым соседом
аллея Двенадцати тополей.
1

Двадцать дней без войны История

Из воспоминаний Ю. Никулина.
Весной 1975 г. съёмочная группа фильма «Двадцать дней без войны» долго искала вокзал, внешне похожий на ташкентский военного времени. Более всего подошла одна из станций Калининградской области. Во время съемок вокзал преобразился: сменилась вывеска, по перрону ходят узбеки в халатах, к забору привязан верблюд… Группа снимала, а вокзал продолжал работать.
Подошел поезд дальнего следования. В нем возвращался из краткосрочного отпуска молоденький солдатик. Накануне после проводов его впихнули в вагон, где он всю дорогу спал. Вышел из вагона, глянул на вокзал, увидел вывеску «Ташкент», бросил чемодан на землю и заплакал навзрыд: «Все, будут судить за неявку в срок!». Разъясняли ему минут десять, что приехал он куда нужно. Счастью не было предела, тем более что Людмила Гурченко подарила ему фотографию с автографом.

Май 1975 г.

6

Искусство постигалось в очереди в баню Искусство

Отрывок из книги Софии Вишневской «Антре». В планах опубликовать всю книгу, пока этот эпизод, яркий, запоминающийся. Наслаждаемся текстом…

Искусство, по Лоренсу Дарреллу, это зона личной свободы.
Исключительная фраза, смысл которой не теряется от замены первого слова. Тема с бесконечными вариациями.
Собственно, речь идет о пространстве без полицейских, цензоров и надсмотрщиков.
Память и время — зона моей личной свободы.
Искусство постигалось в очереди в баню на улице «Правда Востока» в городе Ташкенте.
По чьей-то изощренной фантазии на стенах, выкрашенных синей масляной краской, были развешены не репродукции, что еще как-то можно было бы объяснить желанием скрыть облупившуюся краску, а настоящие картины в багетовых рамах.
Может быть, кто-то кому-то давал заказы на копии.
Может быть, кто-то кого-то спасал от нищеты.
Может быть, целью наглядной агитации было увлечение граждан, желающих помыться, живописью.
Теперь трудно сказать. У каждого своя Третьяковская галерея.
Очередь немыслимая. Все со своими тазами, мочалками и узелками с чистым бельем.
От нечего делать смотришь по сторонам. И взором упираешься в картину. Как интересно. Лес, поваленные деревья, а на них мишки с мамой-медведицей. Толстозадые такие, пухлые, играют. Им хорошо — мыться не нужно. Утро светлое. Небо синее, воздух чистый.
А впереди долгий летний день.
Эта картина считалась хорошей, но рядом с ней висела картина, которая не нравилась никому.
Какой-то темный старик со всклокоченными волосами и безумными глазами почти без зрачков прижимал к груди молодого человека в белых одеждах, по лицу которого текла коричневая кровь. Рука старика тоже была в крови.
И оба были, как мертвые.
Поскольку в баню мы ходили каждую неделю и много лет подряд, все картины я знала досконально.

С прежним чувством перечислю те, на которые не стала бы смотреть под страхом смертной казни:
«Золотая осень» Левитана, «Грачи прилетели» Саврасова (эта картина преследовала меня еще лет пять в школе), «Украинская ночь» Куинджи, «Иван Грозный убивает сына» Репина, «Иван Царевич на сером волке» Васнецова. «Итальянский полдень» Брюллова являлся во всех заведениях общепита, видимо, для возбуждения аппетита, «Дети, бегущие от грозы» Маковского добежали до детской поликлиники и долгие годы всех предупреждали об опасности всяких u1090 там громов и молний.

Картина «На пашне» Венецианова (говорили, что барин хорошо знал агрономию) создала стойкую иллюзию того, что работать на земле — одно удовольствие. Нужно только красиво одеться.
Поскольку все мы в разные годы своей жизни имели отношение к сельскому хозяйству — собирали кукурузу, хлопок, картошку, капусту и арбузы, — недоумение, вызванное творчеством Алексея Гавриловича, только росло.
Хотя смысл возвышенного образа аграрной России был понятен.

Как удалось уцелеть, самой интересно.
Цирк, наверное, помог.
Живое, подлинное, настоящее.
Детская красота и недетская отвага.
Запахи пудры, пота, навоза.
Левитация и иллюзия чуда.

Слова, которые до сих пор хочется петь и рифмовать, стоя на голове:
Абфаль — «в цирке редко увидишь кефаль»,
Корд-де-парель — «лошадь забралась на ель»,
Унтерман — «если утром ты не пьян»,
Миттельман — «мой любимый Томас Манн раз явился
в балаган».

«Цирк — последнее прибежище чистого искусства».

Франсуа Мориак
Где-то давно, в неком цирке одном,
Жили два клоуна, Бим и Бом.
Бим-Бом, Бим-Бом.
Как-то, увидев наездницу Кэтти,
В Кэтти влюбились два клоуна эти,
Бим-Бом, Бим-Бом.

И очень долго в Петрарковском стиле
Томно бледнели и томно грустили
Бим-Бом, Бим-Бом.
И, наконец, влезши в красные фраки,
К Кэтти явились, мечтая о браке,
Бим-Бом, Бим-Бом.

И, перед Кэтти представши, вначале,
Сделали в воздухе сальто-мортале
Бим-Бом, Бим-Бом.
«Вы всех наездниц прекрасней на свете»,–
Молвили Кэтти два клоуна эти,
Бим-Бом, Бим-Бом.

«Верьте, сударыня, в целой конюшне,
Всех лошадей мы вам будем послушней», –
Бим-Бом, Бим-Бом.

И в умиленьи, расстрогавшись очень,
Дали друг другу по паре пощечин
Бим-Бом, Бим-Бом.

Кэтти смеялась и долго, и шумно:
«Ола-ла! Браво! Вы так остроумны»,
Бим-Бом, Бим-Бом.

И удалились домой, как вначале,
Сделавши в воздухе сальто-мортале,
Бим-Бом, Бим-Бом.

И поступили в любовном эксцессе
С горя в «Бюро похоронных процессий»
Бим-Бом, Бим-Бом.

Николай Агнивцев *
Бим-Бом

* Песни и куплеты Н.Агнивцева исполняли А. Вертинский, Н. Ходотов, сам автор был популярной эстрадной фигурой. В январе 1917 вместе с режиссером К. Марджановым и актером Ф. Курихиным создал в Петрограде театр-кабаре «Би-ба-бо», в Москве — кабаре «Кривой Джимми». Музыку на его тексты в 1920-27 годах сочинял И. Дунаевский.

18

Тутовник Фото

Фото Айиды Каиповой.

Интересно, сколько лет этому дереву? Видно же, что он «старорежимный», «из бывших», то есть рос еще до создания парка при Голубых куполах. Я помню плотную застройку от гостиницы Ташкент до Туркменского базара, до Саперной, до Крепости и до Шелковичной. Значит, он рос у кого-то во дворе… Вряд ли уже узнаем…

3

Остановка «Кинотеатр “Искра”» Искусство

Борис Пармузин

Как цепко память хватает за плечи!
К прошлому резким рывком повернет...
Берет наугад какой-нибудь вечер,
опять у кино собирает народ.
Ты топчешься здесь...
Ты ждешь, когда с лекций
примчится,  спросит: билеты достал?
За зеркальцем в сумку — куда могло деться?
И снова вопрос:
какие места?
Взлетают комья земли на экране,
и танки стремительно рвутся в зал.
У стенки прохладной, прижавшись, встанем:
пусть к темноте привыкают глаза.
Чтобы  струною  в  ответ  зазвенели
чувства  и  песни —
с  экрана  лови...
Пожатием пальцев чутких несмело
рядом ведут разговор о любви.
Потом другие
назначат свиданья
у нашей «Искры», у входа в кино.
...А танк навылет, танк сквозь зданье
летит, как будто ему все равно.
Привыкли к тебе, приземистой, старой,
теперь ты уступишь место дворцам.
Но всех вечеров, как редких подарков,
я никому никогда не отдам.
...Столбик с табличкой пыльной, поблекшей
на остановке...
И память жива!
Кондуктор встает, усталая женщина,
губу прикусив, обрывает слова...
8

Любимые улицы Акрама Tашкентцы История

Фахим  Ильясов.

Рассказ.

                       У  Акрама  исполнилась  его  мечта,  он,    сермяжный  и  посконный      инженер   института    «УЗГИПРОВОДХЛОПОК»,   может   институт  и  наывался  несколько  по  другому,  но  вот  то,  что  там  было  слово  хлопок,  это  точно,  институт   находился  на  Чорсу,  между  медресе  Кукельдаш  и  книжным  пассажем,   может  он  и  поныне  существует,   но  суть  не  в  этом,   а  то,  что   отмучившись  два  года  в  Ливии,   отмучившись  не  потому,    что   Акраму   там не  понравилось,  а  потому,  что  надо  было  копить  на  свой  автомобиль,  да  и  на  другие  домашние  нужды  тоже,    то  есть  улучшить  своё  материальное  благосостояние,    а  это  очень  тяжелая  работа,  заниматься  накопительством,     и  поэтому  приходилось,     в  целях  экономии,    во  многом  отказывать  себе,  а  так,  сама    Арабская  Джумхурия  Ливия   произвела  на  него   очень  хорошее  впечатление,   с   ливийскими   коллегами     работать  было  легко,  они  соглашались  на  все    конструктивные  предложения    наших   высококлассных  специалистов  в  сфере  сельского  хозяйства,  мелиорации,   дренажа,   строительства   каналов  и  других  водохозяйственных  объектов.

Читать далее →

Приглашение на выставку Tашкентцы Анонс Искусство

Рустам Шагаев, фото автора.

19 апреля в 17 часов в ташкентском Доме фотографии открывается персональная выставка академика, лауреата Государственной премии Узбекистана Владимира Бурмакина и его ученицы Анастасии Никитиной.

Читать далее →

1

Город священного Фарна — древнейшая столица ташкентского государства История

(Серия свежих фото Канки недавно была на сайте — ЕС)

В 60 км к юго-западу от современного Ташкента сохранились руины древней столицы Чача. Это самый крупный памятник древней городской культуры долины Сырдарьи. У местных жителей он известен как городище Канка. В этом имени слышится отголосок могучей античной державы Кангхи, в состав которой входил Чач.

Читать далее →

61

Ушла баня, уходит Пионерская Старые фото

Какое чудное фото:

Бани давно нет, Пионерскую переименовали в Арнасай, но таксисты знают ее именно как Пионерскую, значит, пока жива. Деревца выше домов, хоть их периодически укорачивают (это те самые чинары, которые подозреваются в заражении паразитами). В помещении бани ресторан Фламинго — как ориентир. А видите ступеньки пред автобусом к тротуару? Они целы, каждая :-0)

1

Старый город Искусство

Николай Красильников.

Старый город,
Детства город,
В улочках, в домах глухих
Молоточков бойкий говор,
Будочки мастеровых.

Утром рано
Неустанно
Здесь стучат,  лудят,  куют.
Чудо-чайники, кумганы
Мастера здесь создают.

Рядом
Стёклами сияют
Кубы новых этажей.
Постепенно заслоняют
Память юности моей...

Вырастай же,
Новый город!
Крепни, словно звонкий стих!
Помни молоточков говор,
Не забудь мастеровых.
2

Чор-су. Детство Искусство

Николай Красильников.

Плач горлинки и дробный звук дойры,
Корявая под солнцем шелковица.
Кривые улочки  и тесные  дворы,
И плоских крыш сплошная вереница.

Мечеть из  сказки тысячи ночей,
И минарет, как медный стан карная.
А в небе синем тот же белый змей
Плывёт, о детстве мне напоминая.