3

Мама История

Кахаров Аброл

Мама [А. Кахаров]

Желтая луна спит за облаками,
В небо я смотрю, словно в темный лес.
Где-то среди звезд заблудилась мама,
И она глядит с любовью на меня с небес.
Сколько лет прошло, а я — тот же самый,
Никогда не жду от судьбы чудес.
В самый трудный час — у меня есть мама,
И она глядит с любовью на меня с небес.
Если на душе и тоска и осень,
Сам себя гоню от привычных мест.
Мама за меня господа попросит.
Ведь она глядит с любовью на меня с небес.

Роман Булгачёв
Горизонты Джамбула [А. Кахаров]
На этом месте, где раскинулся современный город Тараз, люди селились c незапамятных времен. Об этом свидетельствуют сохранившиеся памятники старины и в том числе наскальные изображения. А история самого города Тараза, стоявшего на Великом шелковом пути из Китая в Европу исчисляется тысячелетиями. Романтичное имя Тараз-символ меры и весов, символ равенства и справедливости долгие годы, как хочется верить,олицетворял думы и чаяние племен и народов,населявших бескрайние просторы Средней Азии.

Читать далее →

41

Юрий Стоянов: Мою семью во время войны спасли узбеки Tашкентцы

Екатерина ДРОБЫШ
KP.RU.

Российский артист театра и кино Юрий Стоянов заступится за любого гражданина Узбекистана потому, что во время Великой Отечественной войны узбекская семья помогла выжить его родным и многим русским. Об этом он рассказал в эфире радио «Комсомольская правда» (97,2 FM):

— Когда немцы подошли к Сталинграду, моей маме было семь лет, ее брату около пяти. Они были на воспитании у бабушки, потому что их маму эвакуировали с заводом раньше. И когда немцы подошли совсем близко, их эвакуировали эшелоном в Ташкент. По дороге на состав напали самолеты, была жуткая бомбежка. И они все потерялись недалеко от небольшой станции. Всех по отдельности отправили в Ташкент. По отдельности туда добиралась семилетняя девочка, пятилетний мальчик и их бабушка. В Ташкенте были стены и заборы, на которых развешивались фотографии, описание детей. И возле этих стен ежедневно собирались люди. Это была единственная возможность друг друга найти. Таким образом, с помощью бумажек и объявлений на заборе, там семья, в течение нескольких дней, воссоединилась.

Они жили в узбекской семье, как и большинство эвакуированных. Узбеки отдавали единственную в доме кровать, единственную наволочку и подушку, одеяло. Все самое лучшее из припасов. Они не давали голодать русским семьям. И семья не просто осталась в живых, она еще и выжила. И до конца войны они пробыли в Ташкенте. Очень простая история, смысл которой вот в чем: с тех пор я очень люблю узбекский лепешки и плов, которые замечательно готовит моя мать. Не перевариваю, когда в моем присутствии этих людей называют гастарбайтерами, а когда называют чурками, могу дать в рожу. Вот и вся история.

12

«Антей», «Руслан» и другие История

                       Виктор Фесенко.                

 

            Первый раз я услышал рокот моторов летящего АН-22 осенью 1965 года. Я сидел с товарищем в его доме на нашей улице, когда послышался необычный звук. Мы сделали ушки топориком, а отец Вовки, работавший в пожарной части 84-го завода, сказал: «Это сотка летит». Спрашивать, что такое сотка, было некогда и мы выскочили на улицу, задрали головы и впервые увидели самолет, который был очень похож на знакомый нам АН-12, но имел два киля и явно бОльшие размеры. Казалось, что он летит очень медленно. Да это же АН-22! О его грандиозном успехе на авиасалоне в Ле Бурже уже было написано в советских газетах и у меня между листками в тетрадке уже хранилось несколько вырезок из них, а по этим вырезкам я уже успел нарисовать АН-22 в своем блокнотике.

Но одно дело рассматривать некачественную фотографию, а другое – видеть и слышать «Антей» над моей улицей. Через некоторое время «Антеи» стали летать часто, но каждый раз вид этого самолета в воздухе завораживал. Играя на махаллинском поле  футбол или лянгу, мы при звуке моторов «Антея» останавливали игру и провожали взглядом этот гигант. На другие самолеты обращали меньшее внимание, т.к. тогда в ташкентском небе тогда они летали довольно часто, и военные и гражданские, и большие и поменьше, и высоко и низко. Один раз «Антей» пролетел над моим домом на такой высоте, что я подумал: не случилась ли какая нибудь беда, но все обошлось. Удалось мне один раз увидеть его и на аэродроме. Следующим летом я и товарищи решили искупаться в светляке, примыкающем к ограде тузельского аэродрома. Протиснувшись под колючей проволокой, мы оказались на территории летного поля и наблюдали за рулежками АН-22 до тех пор, пока не появился ГАЗ-69 и злой дядька, выскочивший из него, не прогнал нас за забор. Наверно ему про нас по рации настучали пилоты самолета.

Читать далее →

7

Песня о Ташкенте Искусство

Александр Махнев:

Когда-то написал я незатейливый стишок. а уже позже Михаил Михелев (у меня на страничке есть статья о нём) положил текст на мелодию и исполнил. получилась песенка о Ташкенте.по-моему довольно милая)). Хочу вас с ней познакомить.

Слушаем:

Читать далее →

2

Дерево на Малясова Фото

Саида Сюняева: «Посылаю старый дом и старое дерево — угол Малясова и Ширшова».

(Когда я работал рядом, мы ходили мимо этого дерева на обед в «Эльмиру» на чебуреки. ЕС)

Читать далее →

7

Про контролера Искусство

                                                          Александр КОЛМОГОРОВ

 

 

        В этой жизни лишь тот победитель,

        Кто считает себя таковым!

 

        Если бы Серёга Крикунов услышал где-нибудь эти крылатые слова поэта советских времён, он бы огромными буквами написал  их на крыше своего дома. Чтобы видели все: лётчики, воробьи, космонавты и марсиане!    

        Серёга считал, что у него есть всё, что нужно человеку для счастья, для победы в этой жизни: друзья, работа, квартира, умная, верная собака, умная, верная жена и послушный сын.  Ему хотелось бы, конечно, ещё и «жигулёнка» иметь. Но с «жигулёнком» тоже скоро будет полный порядок.

— Всё под контролем! – любил повторять Серега себе и всем остальным. 

Главное, у Серёги был характер. Заводной, неуёмный. Ему всё время хотелось что-нибудь совершить: вмешаться, догнать, врезать, разрулить, наорать, заткнуть фонтан. Профессия сама нашла его. С таким общительным характером кем мог стать Серёга?

Правильно! Милиционером.

Читать далее →

4

Самый теплый день зимы. Дом-музей Айбека Фото

Пишет mira gra.

 

Весна.

 

Пришла.

 

Наконец.

 

 Порадоваться приходу весны? Порадоваться уходу зимы?

 

Пожалуй, я просто порадуюсь, что зима была! Настоящая зима! Зима, в которой, впервые за несколько лет, можно было пошептаться со скрипучим снежком под ногами. Зима, в которой и ташкентским окнам посчастливилось  соперничать блеском и роскошью с творениями Сваровски. Зима, которая заставила носиться по квартире в поисках солнцезащитных очков. Зима, которая разорила на новый аккумулятор и новые шины. Зима, которая подняла столбы пыли в шкафах и кладовках в поисках санок… Зима была!

Но все это предисловие к фотоочерку о самом холодном дне нынешней зимы.  Обожаю креативных людей! Обожаю! Интернет уже месяц назад обещал  18 градусов мороза именно 4 февраля! Хм, почему-то даже не сомневаюсь, что приглашение на экскурсию в дом-музей Айбека, было специально приурочено  к самому морозу. Оправдания «яздесьнепричем» не принимаются. Все знают, кто здесь главный.

В музее, несмотря на температурный форсмажор, нас ждали. Это очень приятно, когда тебя ждут.

Рассказать об экскурсии более подробно, чем это уже сделано, не смогу. Я о другом. О восприятии.

Кто-то на экскурсиях искренне увлечен общим рассказом экскурсовода, кто-то сразу начинает делиться впечатлениями  с другими экскурсантами, а кто-то  рисует в своем воображении свою историю: романтическую или героическую, грустную или веселую. Я отношусь к последним. Буйное воображение бросает мои мысли во времени, в пространстве.  В голове оживают сотни образов из памяти. Моей памяти, памяти близких, памяти случайных собеседников, памяти прочитанных книг, памяти просмотренных фильмов.

Дом-музей Айбека не стал исключением. Экспонаты его настолько  интересны, что мой фотоаппарат  возбудился быстрее меня. Хотя… И не мой тоже!

 

  Читать далее →

15

Из книги «Ташкент, ташкентцы и Россия» История

Прислала Нелли Хлынова.

Посылаю Вам отсканированные материалы из книги Ю.А. Соколова «Ташкент, ташкентцы и Россия» (издательство «Узбекистан», Ташкент — 1965). Это схема Ташкента в XVIII веке и схема сражения в мае-июне 1865 года, в результате которого Ташкент был занят отрядом Черняева. Кроме того, «к вопросу об оккупации» — интересная цитата из этой же книги (стр. 175). Я и не знала, что правительство царской России предлагало Ташкенту протекторат, а не вхождение в состав Российской империи.

(Эта схема уже была на сайте, но худшего качества. Обратите внимание как много знакомых названий :-0) ЕС)

Читать далее →

1

Песнь об R и его «Ковчеге». Окончание Искусство

11.

Андрей Кудряшов

Победа смысла над обстоятельствами места и времени.

Новая литература Узбекистана

 

В рамках Ташкентского фестиваля поэзии «Малый Шёлковый Путь», проходившего 30 апреля – 1 мая в Ташкенте, состоялась презентация II выпуска литературно-художественного альманаха «ARK», продолжающего антологию «нового романа».

Проект «ARK», инициированный в 2003 году поэтом из Ферганы Рифатом Гумеровым, поначалу казался «призрачным бастионом» посреди эстетических пустошей массового сознания. Первый выпуск одноимённого альманаха, увидевший свет в том же году, содержал в основном переиздание «классики» литературного постмодернизма Узбекистана образца 80-90-х (сдобренное комментариями), что могло, по замыслу составителя, лишь «показать идущим сзади слёзы шедших впереди». Но дополненный «Бульварный роман» Сергея Спирихина, «10 000 и не одной ночи» Рифата Гумерова, а также «Выбранные места из переписки с врагами» Карима Егеубаева, вопреки самым пессимистичным прогнозам критиков, всё же смогли завоевать некоторую популярность у нового поколения читателей в Узбекистане. По тропе, проторенной «Малым Шёлковым Путём» (Сухбат Афлатуни и т.д.), элита творческой молодёжи пришла к «хрестоматии» авторов первого «ARKа». И воздала должное их наследию, созданному в период расцвета «Звезды Востока» начала 90-х и предстоявшего ей альманаха «Молодость» конца 80-х. Постмодернизм в русской литературе Узбекистана обрёл новую почву для роста и, как проросшее в ней зерно, дал свежие ростки и побеги. Второй выпуск альманаха смело представил на суд читательской аудитории уже не раритеты, извлечённые из запасников прошлого века, а «сшитые на живую» тексты – свидетельства своего времени и места.

Читать далее →

Песнь об R и его «Ковчеге». Продолжение Искусство

 

4.

– Ваш любимый жанр?

– Многоэтажный ямб.

– Что значат для Вас стихи?

– Звукоизвлечение.

– И всё? А ещё?

– Пусть ты и не открыл новый способ видения, но если ты сумел облечь это неумение в слова, то обрёл некую новую свободу выражения.

Поэт занимается переводом небесного на земное, бесконечного на конечное. Всё вокруг него – материал, но не для него самого – он не технарь. Не язык его инструмент, а он сам инструмент языка. Слуга языка.

Читать далее →

Песнь об R и его «Ковчеге». Начало Искусство

К. С.

Рифат Гумеров,* альманах «ARK» и прочее – обзор литературы постмодерна в Узбекистане в 1990–2000-е годы.

 

Повесть в стиле авангард

 

* Рифат Гумеров, или R. Поэт, прозаик, публицист. Родился в 1958 г. близ Джамбула. Окончил Ферганский пединститут им. Улугбека, Литературный институт им. Горького (Москва). В 1980-е издаёт первый в республике альманах авангардной литературы «Молодость». Произведения публиковались в журналах «Звезда Востока», «Шарк Юлдузи», «Юность», «Смена», «Студенческий меридиан», «Дружба народов», «Новая Юность», альманахах «Поэзия», «Истоки», «Так Как», «ARK», «Малый Шёлковый путь». Автор книг стихов «Рисунок звука» (1988), «Високосное лето» (1989), «Dixi» (2003). Участник Ташкентских открытых фестивалей поэзии «Малый Шёлковый путь». Редактор альманаха «ARK» и интернет-портала «Искусство ARKа» (www.artofark.ru). Живёт в Ташкенте.

 

 

1.

Есть что-то безнадёжное в произведениях, о которых можно сказать как бы в похвалу: «прямо как Пушкин», «как Есенин», «как Ахматова», «как Булат Окуджава» и т.д. Ни малейшей надежды не брезжит, даже если бы сказали: «это лучше, чем Пушкин», «Есенин», «Ахматова» и т.д. Ведь технически можно сочинить и лучше Пушкина, но загадка творчества в том, что при этом ни лучше Пушкина, ни даже «как Пушкин» не станешь. Напротив, поставишь крест на своей творческой способности.

Читать далее →

16

Идем по Навои. Нечетная сторона. Политех, ОТФ Старые фото

Фото от Гузаль.

Никак не могу привыкнуть, что это давно уже архитектурный институт. Для меня так и остался ОТФ Политеха…

Раньше факультеты были разбросаны по городу (Геологический, мехфак, энергофак и АСУ в ВУЗ-городке, самолетостроительный на Лабзаке, архитектурный у ЦУМа, два строительных на Ульяновской и на Якуба Коласа… но центр, Общетехнический факультет ,был здесь. Ректор, кафедры сопромата (на 1 этаже), начерталки (на 2), математики. Общая библиотека на первом, большой зал, в котором выступал СТЭМП, чайхана во дворе и много всяких воспоминаний :-0)

К истории взаимоотношений духовенства евангелическо-лютеранской, римско-католической и православной церквей в Ташкенте в свете новых архивных данных История

Ссылку на статью прислала lvt.

 

Автор Жукова Л.И. 

(Уважаемы посетители, если у вас есть контакты Людмилы Жуковой, помогите пожалуйста с нею связаться. ЕС)

 

Ташкент – многоконфессиональный город. Среди памятников культовой архитектуры в столице Узбекистана два старинных здания создают у нас особо настроение: лютеранская кирха и католический костел. Невдалеке от них расположена резиденция митрополита Ташкентского и Среднеазиатского Владимира – иерарха Русской Православной Церкви. Такое соседство христиан в мусульманском регионе символично, позволяя рассмотреть во времени и пространстве многие тенденции, которые, уверена, существуют и в азиатских регионах России, в т.ч. и Западной Сибири.

В первые десятилетия ХХ в. и вплоть до 1940 гг. в Ташкенте лютеранские и католические традиции оставались весьма заметными. Два основных направления западного христианства пользовались некоторым послаблением. Так, например, в кирхе церковная служба проводилась почти до 1938 г., а в костеле – до середины 1939 г., хотя поводов для их ликвидации было предостаточно. Для сравнения: на этот период закрытыми оказались все православные храмы, а наиболее значимые были взорваны. В конце 1930 гг. в течение нескольких месяцев не действовал только кладбищенский храм Александра Невского. Уже много лет не принимала верующих Армянская Апостольская Церковь, в помещении которой расположился национальный Рабочий клуб.

Читать далее →

2

Чайхана Искусство

Прислала Эльмира Алейникова. Спасибо за опубликование стихотворения моей подруги.  Вот второе стихотворение «Чайхана»

 

Автор Марзия Габдулганиева долгое время жила в Ташкенте, работала на ТАПОиЧ. Сейчас живет в городе Глазов (Россия), но до сих пор вспоминает наш город с любовью и нежностью. В стихотворении «Чайхана» вы увидите, что свой дом в России Марзия видит ташкентской чайханой с ее восточным гостеприимством.Значит, не прошли даром годы жизни в Ташкенте бок о бок с многонациональными соседями, отличающимися от всех именно гостеприимством и щедростью душевной. Не это ли лучший комплимент нашему городу и людям здесь живущим?

 

Чайхана

 

Дастархан я расстелю сперва,

Ароматный чай всему глава!

Приходите,рада я гостям

И хвалу Аллаху я воздам.

 

О, Всевышний, милостью твоей

Не осталась в мире без друзей.

Коль впущу их радость на порог,

Им я помогу среди тревог.

  Читать далее →

Опять спилили дерево Разное

Вчера проходил напротив бывшего Детского мира… от этого дерева лишь пенек и свежие опилки… так жаль, это был какой-то особый тутовник, знаковый,  помнивший гостиницу и парикмахерскую с колоннами на этом углу… Кому могла прийти в голову такая жуткая идея? Неужели никто не ответит? Фото 2007 года с Барбариса.

 

2

От Ташкента до Маргелана История

Прислала Элеонора Шафранская.

Свен Хедин. В сердце Азии. Памир – Тибет – Восточный Туркестан. Путешествие в 1893–1897 годах. М.: Ломоносов, 2010.

 

Шведский путешественник Свен Хедин (Гедин) (1865–1952) – самый известный швед в мире перед второй мировой войной. При Советах его не печатали (по причинам, легко находимым в сети, например в Википедии).

 

Фрагмент из книги

 

III. От Ташкента до Маргелана

 

В Ташкенте я пробыл около семи недель. Генерал-губернатор барон Вревский принял меня с безграничным радушием, я был его ежедневным гостем и имел случаи завязать у него знакомства, которые весьма пригодились мне для моего путешествия по Памиру.

 

На Святках я участвовал в целом ряде веселых, блестящих праздников. Сочельник, первый и приятнейший за все время моего пребывания в Азии, праздновали у барона Вревского почти так же, как в обычае у нас на Севере. Были приготовлены рождественские сюрпризы, из которых многие были снабжены французскими посвящениями в стихах, а посреди одной из зал возвышалась гигантская «елка» из ветвей кипариса, украшенная сотнями восковых свечек. Вечер прошел в обычной веселой беседе около шумящего самовара в убранном с большим вкусом и чисто восточной роскошью салоне. Украшениями служили, между прочим, портреты царя, шведского короля Оскара и эмира бухарского, снабженные собственноручными надписями. Достойнейшей представительницей дамского элемента являлась дочь генерал-губернатора, княгиня Хованская, блестяще исполнявшая на всех официальных и частных празднествах роль хозяйки дома.

Читать далее →