31

Новостройка Фото

Напротив «Восточки», около бывшего бассейна Митрофанова.

3

Евгения Ивановна Дмитренко. Продолжение, часть первая. Выставка самодельных автомобилей на ВДНХ в 1967 году Tашкентцы История Разное

Два года назад на дне рождения Пушкина познакомился с Евгенией Ивановной Дмитренко и написал тогда небольшую заметку о ней. (Именно в той заметке было о радости попадания черепашьей лапки в затирухе в голодные военные годы). В этом году тоже встретились, причем, Евгения Ивановна принесла по моей просьбе старые документы...

... в 1967 году Евгения Ивановна работала паяльщицей на Ламповом заводе и писала статьи в местные газеты. В Ташкенте жил мастер-автолюбитель Михаил Михайлович Костенко (имя вспомнила дочь Евгении Ивановны Светлана), который сделал своими руками автомобиль. Тогда по инициативе журнала «Техника – молодежи» проводился смотр самодеятельных машин на ВДНХ. На смотр были приглашены конструкторы-любители со всех концов страны. В том числе и М. М. Костенко из Ташкента. Добиралось чудо техники своим ходом, а сопровождала героя в автопробеге в Москву Евгения Ивановна, как корреспондент ташкентской газеты (забыл выяснить какой именно) она отправляла регулярно путевые зарисовки.

Читать далее →

8

Кино, как первую любовь… Tашкентцы Разное

Пишет Владимир Фетисов.

Профессий много, но
Прекрасней всех — кино.
Кто в этот мир попал —
Навеки счастлив стал.

Из мультфильма

С вождём мирового пролетариата я согласен в одном - самым важным из искусств (для меня) является кино. Нет, я очень люблю и театр, и музыку, и литературу. Но кино - это как первая любовь, поскольку кино я увидел раньше, чем научился читать, а может даже и ходить. И сразу был заворожён и остаюсь заворожённым и поныне.

Об этой любви я уже рассказал в очерке “Кино нашего детства”, но это был взгляд внешний, снаружи. Взгляд юзера, выражаясь сегодняшним языком. А всегда хотелось заглянуть в это чудо изнутри. И несколько раз за мою жизнь мне это удалось.

Впервые прикоснулся к этому волшебному миру ещё в детстве.

В 1961 году Шухрат Аббасов приступил к съёмкам замечательной картины “Ты не сирота”,  о подвиге – по другому не могу назвать этот поступок -  ташкентского  кузнеца Шаахмеда Шамахмудова  и его жены Бахри Акрамовой, которые в годы Великой Отечественной войны усыновили и удочерили 15 детей разных национальностей, эвакуированных в Узбекистан из разных уголков СССР.

В тот год я учился в 3-м классе и однажды к нам в школу пришли какие-то люди и стали ходить по младшим классам, внимательно рассматривая их обитателей. Это были ассистенты режиссёра, которые искали кандидатов на роли маленьких сирот. Впервые тогда понял, что в кино могут сняться обычные дети, а не какие-нибудь небожители. Правда, из нашей школы так никого и не выбрали, к сожалению.

Через год фильм вышел на экран, и я смотрел его,  сознавая, что там играют мои сверстники, такие же ташкентские школьники, как и я. Одну из главных ролей - роль латышской  девочки Дзидры, сыграла Лариса Луппиан, ныне народная артистка России и супруга Михаила Боярского.

Читать далее →

8

Окаменевшее дерево в ботаническом саду Фото

Фото с сегодняшней экскурсии опубликовала Елена Ветвикова в X-places (Tashkent)

Комментарий экскурсовода:
Окаменевшие остатки Метасеквойи (лат. Metasequoia) — рода хвойных деревьев семейства Кипарисовые (Cupressaceae), ранее относимый к устаревшему семейству Таксодиевые (Taxodiaceae). Слева бетонная стрелка указывает на рощицу из живых экземпляров этого редчайшего растения - единственного сохранившегося реликтового вида Metasequoia glyptostroboides Hu & W.C.Cheng — Метасеквойя глиптостробоидная.

1

Портрет святителя Луки Войно-Ясенецкого Tашкентцы

Святитель Лука (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий) родился в г. Керчи. Отец его был католиком, мать православной; она много молилась дома, но в храм ходила редко. Религиозного воспитания в семье будущий святитель не получил. Валентин выбрал медицину.

После окончания университета он работал в Чите, в военно-полевом госпитале Киевского Красного Креста, где делал много очень сложных операций. В то время он женился на медсестре по имени Анна, которую все называли святой. В дальнейшем он занимался медицинской практикой и научной работой.

Читать далее →

10

Cafе Scientifique (научное кафе) открылось! Разное Фото

На первое заседание собралось много желающих поприсутствовать, в зале были знакомые блогеры, журналисты, радиоведущие и, конечно, фейсбучники. Порадовал выбор ученого для первого заседания — это директор Института Астрономии и Главный редактор журнала "Фан ва Турмуш", Эгамбердиев Шухрат Абдуманнапович. Я слушал ранее его лекции, это просто потрясающее явление, особенно про ритмы Солнца и про происхождение химических элементов. Как славно, что Ташкент становится все более интеллектуальным городом, спасибо Book Cafe и ПРООН.

Читать далее →

24

Строительство Высоковольтного массива (Ялангач) Старые фото

Пишет Татьяна Вавилова.

Улица  Красновосточная (Тимур Малик) в 1966 году, вид в сторону железнодорожного переезда (за ним микрорайон ТашГРЭС и сельхоз. институт.

Читать далее →

5

Поиск школы 119 и первого тупика Урицкого Разное

Денис Сечкин (знакомый по ЕЖЕ, родом из Ташкента, собирает материал о корнях) пишет:

Добрый день! Евгений, мне из Центрального архива МО РФ прислали учётные карточки отца. На них указана его школа, №119, и домашний адрес (!) -1-й пер. Урицкого, 3, кв.5. Отчего такая ажитация - на выложенных в Интернет сведениях о награждении т.н. "персональные данные" затушёваны. Есть ли эта школа и и этот дом нынче? И, вдруг, паче чаяния, окажетесь рядом, не сочтите за труд, "щёлкните" их для меня. Премного благодарен!

Вопрос посетителям: где была эта школа? Где первый тупик Урицкого? (наверное около Ирригационного где-то?) ЕС.

3

Пушкинское городское женское училище История

Пишет Евгений Смехов

В комментариях к фотографии школы Коминтерна читаем: VTА «Евгений Смехов тоже очень хотел увидеть здание Пушкинского училища. Для каждого из нас важна «своя» эпоха здания, ему — до революции, вам — школа. Годы съемки советские, а этажа 3, мне кажется. Надо увеличить и найти, когда появился 3 этаж. Попробую».

Ну вот, я и решил, как бы немного внести ясность. Хочу сказать, что на самом деле, до недавнего времени никогда не видел фотографии этого здания, и как любое дореволюционное здание, изображения которого мне не приходилось встречать, я хотел его видеть.

Читать далее →

17

Полтинник. Юбилей. Вперед — в прошлое! Tашкентцы Разное

Ольга (serola1) опубликовала в своем блоге.

Полтинник. Выпуск 63 года!
Или отчет о проделанной работе.

Ну, вот и все. Сегодня в ночь с 1-ого на 2-e июня улетел последний. Сразу стало пусто и грустно…
А какие были эти две недели!!! Теперь можно все и переварить потихоньку.
Уже были известны даты прилета, всех, кто откликнулся, а я никак не могла определиться с выбором ресторана. Хотелось, чтобы это было нечто камерное, красивое, запоминающееся, не шумное, да еще и с хорошей кухней.
Посетив массу известных и малоизвестных, претенциозных, шумных и просто безвкусных ресторанов и кафешек, остановились на ресторане “Аристон-Парк” в парке Улугбека (бывший парк Тельмана) – летняя площадка. Во-первых - это наш район, всем известный; во – вторых – очень зелено и красиво; в третьих – кухня - испробованная, хорошая.

19 мая прилетел Максим Рейх ( Светланов).
20 мая. У меня звонит телефон…
-Оленька! Это я – Максим. Я уже в Ташкенте.-
-Здравствуй, Максим! Я счастлива тебя слышать. Поздравляю тебя, ты первый! Сегодня ночью прилетает Валя, а завтра встречаем Изю и Наташу.-
-Замечател ьно, но очень хочется увидеться. Сегодня меня друзья не отпустят,
а давай завтра вечером встретимся, и куда-нибудь пойдем, посидим, поговорим?-
-Ну, конечно, Максим, заезжай за мной часов в 7 вечера, как раз может быть уже и Валентин подъедет...-

Читать далее →

62

Какой же номер был у школы имени Коминтерна? Старые фото

Пишет Андрей Гагарин:
Относительно номеров школы им. Коминтерна...

В 1939 году эта школа имела номер 44 (фотография выпускников).
В 1932-1933 годах номер школы был 4 (по фотографии)
В 1925 году номер школы был 5 (по справочнику 1925 года).
Возможно, на фотографии 1932-33 гг. номер школы указан ошибочно...

С уважением,
Андрей.

Читать далее →

194

В Ташкенте запускается первое Cafе Scientifique (Научное кафе) Разное

В Узбекистане запускается первое Cafе Scientifique (Научное кафе).
14 июня 2013 года в Book Cafe Проект ПРООН/ДООН «Социальные инновации и волонтёрство в Узбекистане» проводит первую встречу в рамках нового направления «Café  Scientifique» (Научное кафе).

«Cafe Scientifique» (Научное кафе) -  это великолепная возможность поговорить о научных темах в непринуждённой обстановке на доступном и понятном для всех языке. Принцип Cafe Scientifique  - научное знание за цену чашки кофе! Здесь даже самая сложная научная тема становится доступной для всех. Скучные лекции заменены на интересные диалоги и интерактивные обсуждения. Непонятным научным терминам, формулам и сложным диаграммам сюда вход воспрещён. Известные учёные и эксперты приходят сюда рассказать собравшимся о сложной теме из сферы своей деятельности исключительно в разговорном стиле изложения. Глобальное потепление, финансовый кризис, генная модификация, стволовые клетки, глобализация и так далее все модные темы, о которых многие говорят, но мало кто по-настоящему понимает. Любой посетитель кафе, пришедший выпить чашечку чая или кофе, сможет присоединиться к обсуждению темы или просто послушать выступающего и почерпнуть интересную информацию.

Читать далее →

9

Под сенью душистой весны Разное

Автор Римма Сабиржанова.

Цветущее дерево издревле символизирует продолжение жизни на земле. Беззащитное перед стихией, оно тем не менее обладает могучей созидательной силой, которая подпитывает энергией и облагораживает пространство вокруг. Подобно дереву, человек разрастается и обретает силу. Мужая и взрослея, словно листья, он взращивает свои знания и опыт. Дела и поступки являются плодами, которые затем уходят в мир. И если семена их добрые, то со временем человека окружает изобильный и цветущий сад: его дети, внуки, родные, друзья и просто хорошие люди, которые сопровождают его в жизни и питают корни. Так и повелось на Земле: судить о человеке по тому, что он оставляет другим после себя, а люди, чтобы о них долго помнили и память эта была доброй, стараются сеять вокруг себя только хорошее. И потому не зря, наверное, считается, что посадить и вырастить дерево означает совершить в своей жизни одно из самых благородных дел на земле.

Читать далее →

1

Густав Сенчек. От Кракова до Туркестана (воспоминания словацкого военнопленного) История

Густав СЕНЧЕК (родился в 1891 году) — словак, член ЦК Коммунистической партии Словакии. Во время первой мировой войны попал в плен к русским. В 1918–1921 годах служил в Красной Армии. В 1922 году возвратился в Чехословакию. В 1923 году эмигрировал в Аргентину, где жил до возвращения на родину в 1948 году. Все эти годы принимал активное участие в работе Компартии.

В 1961 г. в Москве вышел сборник воспоминаний словацких красноармейцев — участников Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны в СССР. Для тематики этого сайта интересна та часть их воспоминаний, которая относиться к предвоенному периоду, Первой мировой войне и пребыванию в российском плену. Естественно, бывшие бойцы «красной гвардии» часто сгущают краски, но все же, как кажется, они не так далеко уходят от истины, как современные историки.

Читать далее →

2

Мария Барятинская. Глава 10. Туркестан. Моя русская жизнь. Воспоминания великосветской дамы, 1870–1918 Tашкентцы История

Мой муж продолжал тяжело страдать от ревматизма, и, хотя он перепробовал всевозможные лекарства, ничто ему не помогало, постепенно мы пришли к заключению, что это происходит из-за влажного и вредного для здоровья климата Владивостока. Доктор посоветовал ему на длительное время перебраться на юг. Прощаясь, он заметил: «Вам необходим теплый климат, и я бы предложил Алжир». Но мой муж разошелся с доктором во мнении и заявил: «Это совершенно исключено. Это разрушит мою карьеру, чего я не хочу. Я один из самых старых полковников в армии, хотя по годам самый младший. Я надеюсь скоро командовать полком».

После обсуждения этой проблемы во всех деталях, выбор был остановлен на Туркестане[15]. Он имел двойное преимущество в том, что там был жаркий и сухой климат и что это не было помехой для планов моего мужа. Знакомые нам два молодых лейтенанта тоже хотели перевода туда и рассказывали о стране, о которой так много слышали, в самых пылких выражениях. Увы, мы им поверили.

Читать далее →

24

За бедного Князя замолвите слово Tашкентцы История

Айдын Гударзи-Наджафов.

Великий Князь Николай Константинович Романов. Он родился в Санкт Петербурге, и 1918 году закончил свой жизненный путь в Ташкенте. С  февральского дня своего рождения в 1850 году, пережил не только правление трех Императоров России, но и обрушение державной власти Николая II в 1917 году, а вместе с  ним и монархического Дома Романовых.
Биография его интересна, не обычна, и до некоторой степени загадочна.  Но работая с хроникой его жизни, изложенной в работах некоторых современных авторов, невольно вспоминаешь строки Салтыкова-Щедрина:
"Ташкентцы" - имя собирательное… "Ташкентец" - это просветитель. Просветитель вообще, просветитель на всяком месте и во что бы то ни стало; и притом просветитель, свободный от наук, но не смущающийся этим, ибо наука, по мнению его, создана не для распространения, а для стеснения просвещения. "Ташкентец" во всем этом видит неуместную придирку и прямо говорит, что останавливаться на подобных мелочах значит спотыкаться и напрасно тратить золотое время. Он создал особенный род просветительной деятельности - просвещения безазбучного, которое не обогащает просвещаемого знаниями, не дает ему более удобных общежительных форм, а только снабжает известным запахом”.О Великом Князе жившим в течении нескольких десятков лет под контролем императорских явных, и тайных соглядатаев, написано достаточно много. Особенно много в последние два десятилетия. Но вот беда, написанное не самостоятельные исследования, а компиляция отдельных фактов выхваченных из комментариев некоторой части биографии Великого Князя, в авторстве его современников, ностальгировавших по былому в послереволюционной (1917 г.) эмиграции.

Читать далее →

5

«Я поняла! Ты – Совесть. Ты со мной!». Из нового сборника Тамары Курдиной Tашкентцы Искусство

… В наш век современных технологий, океана информации, когда пишут все и обо всём, во время чтения или просто просмотра стихотворений, взгляд будто цепляется за нечто, сразу проникающее в сердце. И хочется читать дальше, до конца… И думаешь – вот оно, слово, которое смогло выразить и мысль, и чувство. Это как фотография, но на ней запечатлен момент жизни, переживание или раздумье.
Тамара Павловна.В отличие от околопоэтической шелухи, ширящейся и плодовитой, насыщенной сценами быта или напыщенной вычурностью, высокая Поэзия очищает душу, вызывая в читателе желание жить полной жизнью и делать добро. Сама Тамара Павловна называет это таинство – катарсисом.
Будучи от природы весьма скромным человеком, она всеми силами избегает всякой пропаганды своего поэтического творчества. И поэтому, та малая толика – капля в океане поэтических творений – её седьмой (мистическое число) сборник «Душа и небо» на мой взгляд, имеет особую ценность. Ценность для души человеческой, потому что в нем заключены страдания, воспоминания, раздумья и то, что мы называем разумным, добрым и вечным.
Спасибо Вам, дорогая Тамара Павловна за этот подарок и низкий поклон.
Целую Вашу душу.

София Демидова – поэт, сопредседатель ЛТО «Данко».

С нежностью посвящаю этот сборник моему продолжению в ВЕЧНОСТИ – внучке, Ксении Даниловне Арской.

Мой ангел

Свободу выбора поступков и дорог
Бог подарил нам с самого рожденья,
Но дал свидетеля ошибок и смятенья
Без права помощи спасенья от грехов.

В крылатой Иерархии Небесной,
Как низший чин, на семь десятков лет,
Приставлен был хранителем бессменным
К душе моей – мой ангел-амулет.

Так хочется увидеть облик твой –
Мой Ангел, мой хранитель персональный,
Но не дано – ты здесь, но за спиной,
Как мой двойник, незримый и астральный.

Прошедшей ночью видела я сон:
Себя у зеркала, а над лицом моим –
Одни глаза, а в них – укор и боль,
И жалость, и безмерная любовь,

Я вижу в зеркале хрустальную волну,
И на плечо моё упавшее перо –
Бело, как снег, и мягкое, как пух,
Его я в кулаке своем держу…

Я поняла! Ты – Совесть. Ты со мной!
Не оставляй меня, прими мой вздох последний!
Прости за все ошибки, Ангел мой,
Души моей хранитель и посредник!

Домский Собор

Органные хоралы Себастьяна
На крыльях ангела меня уносят ввысь,
Под своды католического храма,
Где распахнул объятия Иисус.

Души моей тринадцатый апостол,
Мой Иоганн, мой Себастьян, мой Бах!
На весь мой путь – с рожденья до погоста
Останься эхом памяти в веках!..

Пусть камертоном сердца неустанно
И днём, и ночью, в яви и во сне,
Как голос моей совести – звучат
Органные хоралы Себастьяна…

Моё отмщение

Любить врага, как самого себя –
Прости, мой Бог, мне трудно обещать,
Зато к себе я с просьбой обращаюсь –
Смертельные обиды всем прощать…

Прощая ненавидящих меня,
Не жду от них ответного прощенья –
Мне, право, просто жаль к закату дня
Души богатства тратить на отмщенье…

А, впрочем, нет: в ответ моим врагам
Лишь жалостью «Отмщенье аз воздам!»

* * *

Я попрощалась с юностью вчера,
В твои глаза взглянувши мимоходом.
Я поняла, что измерять не годом,
А вечностью разлуку я должна.

Согреться трудно там, где нет огня,
И дуть на пепел, милый друг, не надо.
Поймать твой взгляд, как высшую награду –
И отпустить, не злясь, и не кляня…

Молитва

В дни невзгод, в дни чёрных испытаний,
В дни, когда своей тоскою пьян,
Ты бежишь от совести терзаний –
Да хранит тебя любовь моя!

От сомнений, от гнетущих мыслей,
От врагов и даже от меня.
От бессонницы, от всех болезней –
Да хранит тебя любовь моя!

Где бы ни был ты, и с кем бы ни был,
Свой покой навеки погубя,
Пред тобою я – одна молитва –
Да хранит тебя любовь моя!

Сыну – пятнадцать лет!

Уютно теплится ночник, мгновенья тают,
Среди раскиданных простынь мой сын читает,
И отражаясь на лице, над ним витают
Героев судьбы. Хеппи энд мир обретает…

Как этот книжный мир хорош, как он желаем,
Где правде уступает ложь, враг побеждаем,
Где наказуем демон зла, порог незнаем,
И только смелыми людьми он обитаем!

Уютно теплится ночник – мой сын читает…
Среди раскиданных простынь мой сын читает…
Благослови тебя, Господь в скитаньях книжных!
Оборони  тебя, Господь, в метаньях жизни!..

Библейские мотивы

«Ни сыну, ни жене, ни брату и ни другу не давай власти над собой при жизни своей.
Доколе ты жив и дыхание твоё в тебе, не заменяй себя никем».

Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова.
Принять канон библейский надлежит,
Душой усвоив и умом поняв:
Любя – любовью не закабаляй,
Никто другому не принадлежит!
 
Но и себя не подменяй никем:
Не сотвори себя нетленного кумира.
Ведь ты – дитя Божественного мира –
Не возносясь, гордись сознаньем тем!

Ни сыну, ни жене, ни брату и ни другу
Не дай при жизни власти над собой!
Доколе жив, дыхание с тобой –
Подвластен будь лишь собственному духу!

На смерть мамы...

Не разбудить, не попросить прощенья...
Вспять не вернуть чреду обид и бед.
Как кандалы влачу я в искупленье
Неотвратимость горьких эстафет.
И повторяемость ошибок в поколеньях…

Парадигма

Бег Времени – загадка бытия,
А мы – как мошкара в огне лампады…
Виток истории – и вот родилась я –
Чью жизнь мне повторить за век мой надо?..

А век мой – лишь мгновенье тишины,
Лишь краткий миг меж жаром и прохладой,
Когда наевшись крови и войны
Судьба и Рок играют нами в нарды.

Мáксима

Убить и закопать в себе гиену мести,
Догнать и растоптать змею обиды злой,
Разрезать на куски плод зависти бесчестной
И бросить острый нож в лоб ярости своей.

И, кончив ратный труд, и сняв с себя кольчугу,
Всей грудью выдохнуть горчащей желчи яд,
Не дать себя пленить душевному недугу,
И сердце всем открыть, и мир в себя принять,

Умыться добротой, напиться поднебесьем,
Очиститься прощеньем, верностью Любви,
И снова обрести покой и равновесье,
Достоинство и честь, и чистоту души…

Холодной осенью на берегах Бозсу
Береговыми кручами одета,
В осеннем царстве шествует река.
Она течёт, минуя наши лета,
Как равнодушье Времени в веках.

И, заглядевшись в волны бурых вод,
И в хитрую игру водоворотов,
Слежу за мыслей тихим поворотом,
И ощущаю их унылый ход:

Неотвратимости тупое самовластье,
Дорога незачем и никуда,
И Рок, как черный инок у распятья
С агатовыми чётками в руках.

Перебирая камушки-года
На чёт и нечет, счастье и несчастье –
Он не подарит тёплого участья,
А лишь утопит в Времени волнах.

И, уходя от медленной реки,
Передо мной ни в чем не виноватой,
Бреду от волн, как от своей тоски –
Бессонницей осеннею чреватой...

Уж в небе светит первая звезда,
И город мой украсился огнями,
И листья осени, как прошлые года,
Шуршат о невозвратном под ногами...

Но сердце строит светлую строку,
Наперекор сомнениям и страху:
«Благословляю – дом на берегу
И мальчика, обнявшего собаку!»

Семидесятая весна

В предчувствие весны грустит душа –
Я знаю – обольщаться смысла нет.
Живу теперь я тихо, не спеша,
Встречая с благодарностью рассвет.

Зелёный пух пробился на ветвях
И легким облаком на дереве висит.
Зелёный дёрн и влажная земля
Как счастье неожиданно пьянит.

Уж продаются первые цветы
И болью сладкою сжимается душа…
Ах, жизнь моя, как пролетела ты,
Годами, как страницами шурша!..

В них было всё – комедии и драмы,
Печаль познания, неведенья восторг,
И мудрость Зрелости, и Вечности порог,
Который уж, увы, не за горами.

И каждый миг туда, за горизонт,
Туда, где свет слепит в конце тоннеля –
Как благодарность Вечности за всё,
Что в этой жизни было, словно небыль…

Каденция

Ну вот и всё. Ко мне стучится Время
Своей неутолимою клюкой…
Пора. Пора стряхнуть в себя, как бремя
Метанья Жизни: впереди - Покой…

Я оставляю людям свой наказ:
Не осквернять души своей безмерной
Обидой, местью, злобой напоказ –
Ведь тело – бренно, а душа – бессмертна!

По очереди каждому из вас
Смотрю в глаза, душой любя и плача,
Как будто вижу вас в последний раз,
Шепча вам вслед: «Желаю всем удачи!»

Стихи мои я тихо отпущу –
Пусть над Землёй фантомами парят,
Ну а пока я с ними не прощусь –
Перечитаю их, благодаря.

А волны Времени, сметая как балласт,
С лица Земли людей и города,
Вновь намывают новой жизни пласт,
Меняя лица, судьбы и года…

Потомок мой! Коль хочешь ты услышать
Негромкий голос предка своего –
Ищи меня по шумным коридорам
Усталого столетья моего…