6

Из воспоминаний папы про Ташкент История Разное

Михаил Сиверский.

Как-то взял у папы типа интервью на диктофон, попросил его вспомнить о послевоенном Ташкенте его детства. Ниже маленькие абзацы этих воспоминаний. К сожалению, это всего лишь толика из того, что он рассказывал. Многое и я уже не помню, и папы уже нет со мной. Осталось только вот эта запись:

По городу ходили и таскали кислое и пресное молоко в ведрах и бидонах. И продавали его. Стаканами. Чтобы в стакан уменьшалось меньше, стакан надо было сточить. И вот сидели на крыльце у Русанова [друга папы] и точили эти стаканы опушки…

Читать далее →

4

Два эссе от Анзора Бухарского Разное

Из Фейсбука.
Анзор Бухарский

С чего начинается Родина!

ЗВОНИТ СЕЙЧАС друг с Москвы:
«Анзорчик! Я не понимаю, что ты до сих пор делаешь в своей Бухаре? Приезжай сюда! Тут и работу найдешь по душе, и платят достойно. Не пойму, что тебя там до сих пор держит?»

Читать далее →

4

Вспоминая Тура Хейердала История

Tursunali Kuziev пишет в группу СЕГОДНЯ/BU KUN

Сегодня 99 лет со дня рождения Тура Хейердала, выдающегося норвежского путешественника, ученого антрополога.
1. «В поисках рая» была в числе моих любимых книг. Во многом меня убедила, что мы просто не все знаем о культуре окружающего мира.
2. Написал портреты Тура и его Лив, сделал иллюстрации узбекскому переводу на «Кон Тики».
3. Когда увидел в книжном магазине Хельсинки его «Фату-Хива», так обрадовался, думал он про  Хорезм написал. На свои последние тогда гроши купил книгу эту на языке викингов. Только потом понял что есть, оказывается, в Южных морях такой остров. А книгу привез в Термез. Наверное она на этом языке единственный экз. в Узбекистане.

43

Их звали Братья Жарские Tашкентцы История Фото

Автор: Rustam Khusanov написал в X-places (Tashkent)

Николай и Пётр. Эти два человека и были авторами керамических мозаик, которыми так богато и изысканно украшены многие высотки Ташкента.

Они родились во Франции в семье русских эмигрантов («белые»), а во время Второй Мировой включились в партизанское движение. По окончании войны, их квартира превратилась в штаб по возвращению русских эмигрантов, а в 1947 году вся семья вернулась в Россию обратно. Закончили Ленинградские художественные вузы (плюс, Пётр закончил художественную школу во Франции), а в 1966-м — их направили восстанавливать Ташкент.

Читаем дальше. Воспоминания Николая Жарского, записанные Виктором Ганом.

Читать далее →

5

Великий князь, уточнения Служебное

Звонил Олег Николаевич. Оказывается некоторые статьи не открывались — старая ошибка с многоточием в заголовке. Исправлено. Открываются. Напомню: три статьи про Великого князя.

Дворцовая жизнь в центре Ташкента или судьба Шимона — Довида Вигдороса, после крещения будущего пролетарского писателя Алексея Свирского… Часть 1

Дворцовая жизнь в центре Ташкента или судьба Шимона — Довида Вигдороса, после крещения будущего пролетарского писателя Алексея Свирского… Часть 2

Дворцовая жизнь в центре Ташкента… Финал

Тег «Н. Романов» исправлен на «Великий князь». Если заметите статьи про князя без тега, сообщите, пожалуйста.

23

Я убит при попытке к бегству… из Ташкентской — в Московскую жизнь. Часть третья Tашкентцы Искусство История

Фахим  Ильясов.

Рассказывает  Радик:

  Полыхнуло  огнем  по  детству

  Полетел  с  головы  картуз,

  Я  убит  при  попытке  к  бегству…..

  Из  России —  в  Советский  Союз.

                Поэт   Михаил  Анищенко.

Господи, я  все  детство    мечтал  стать   летчиком,  и   случайно,  за  компанию,    поступив  на  востфак  ТАШГУ,   стал  востоковедом.
Это  все  Пушкин  виноват,  он  заразил  нас  востоковедение

м,  любовью  к  языкам,   приучил    нас  Шахом  и  Умидом (Умид  закончил  ташкентский  НарХоз,  но   он  тоже  любит   изучать  языки)    работать   со  словарями,   записывать   новые   слова   и  выражения   в  тетрадки,    покупать  все  вновь   изданные  словари   на  разные  тематики,    что  мы  и  делаем   до  сих  пор,   привозя   словари   из  всех  своих   командировок  и   походов  на  книжные  ярмарки.    Я  родился  и  вырос  на  Кисловодской,    что на  Рабочем  Городке.  У  нас,   недалеко   было  кольцо  десятого  трамвая.     Мне,   до  этого  кольца  трамвая,    надо  было  шагать  пешком     всего   минут  десять.  Мой  любимый  и  надежный  транспорт,   мой  милый   десятый  трамвай   желания,   особенно  после  одиннадцати  вечера,    при  возвращении   домой  со свидания,  концерта  в  театре  имени  Свердлова  или  гулянок.
Шах,  Уткур  и  я,  познакомились   во  время  прохождения   областной    медкомиссии,   в  те  годы,   призывники  проходили    три  медкомиссии,   районную,  городскую  и  областную.

Читать далее →

В Перми отметили «Навруз» — приз Анне Тыщенко Фото

В городе Пермь (Россия) проводится Международный фестиваль «Пермское биеннале фотографии-2013». Было прислано 716 работ 209 авторов из 48 городов и населенных пунктов России, а также из Бразилии, Узбекистана, Украины. Узбекистан представляла ташкентский фотограф Анна Тыщенко. Для участия в конкурсной программе жюри отобрало 102 работы 72 авторов. 4 октября были оглашены итоги Международного фестиваля  «Пермское биеннале фотографии-2013»

Специальный приз имени Виктора Чувызгалова присужден Анне Тыщенко (Узбекистан, Ташкент) за серию «Навруз».

На церемонии награждения было отмечено: «Серия работ «Навруз» награждена за развитие реалистической линии в фотоискусстве в номинации «ЧЕЛОВЕК, МИР, ОБЩЕСТВО».

Постоянные читатели знакомы с творчеством Анны, поздравляем, радуемся, гордимся! ЕС.

№1

Читать далее →

Еще одно фото Тамары Ханум Старые фото

Пишет Ильгиз Монасыпов:

Вместе с книгами я получил от Татьяны небольшую подборку фотографий.  Одна из них, на мой взгляд, уникальна. Похоже, что в интернете никогда не публиковалась. Думаю, что она окажется неплохим дополнением к фотографиям от Гузаль.  Пояснения на обороте фотографии сделаны рукой Тамары Ханум.

Читать далее →

81

Ноябрь 1917 Старые фото

Пишу Вам вот по какому поводу…

На сайте «Старый Ташкент» в статье «Октябрьское восстание 1917 года» опубликована фотография «Подписание документа о переходе власти от Временного правительства к Краевому совету» (в приложении).

При этом, из статьи осталось неясным: Когда произошло изображенное на фотографии событие и кто поименно были его участниками?

Возможно, кто-нибудь из Вашей большой аудитории сможет ответить на эти вопросы.

С уважением,
Андрей.

16

Нос Хакима Разное

Мастура Исхакова представляет новый рассказ Джасура Исхакова.

У него не было носа. Вернее был, если считать эту важную часть лица кончиком в виде шарика и двумя широкими ноздрями. А той части, что называется перегородкой, не было. И загадка о двух братцах, которые живут за пригорком и всю жизнь не видят друг друга, на него не распространялась. Он запросто одним глазом мог видеть, если не второй глаз, но его ресницы и веко. И этот, мягко сказать, изъян, произошел от какой-то генной ошибки. Ведь рождаются люди со свернутыми ушами, с шестью пальцами, или наоборот, с тремя… Эти ошибки природы, которые пытаются понять ученые, чаще всего необъяснимы. Ну почему вдруг рождается человек с мозгами курицы или павиана? Да это полбеды. Кто может объяснить, почему вдруг природа, или ещё кто-то, внедряет в человеческий организм сердце африканской змеи, которая бросается безо всякой причины и вонзает свои смертоносные зубы в любое движущееся существо… Или вообще, лишает человека души и у того просто отсутствуют такие понятия как сострадание и доброта? Но чаще всего эти уродства почти незаметны.
А вот нос…

Читать далее →

Моя служба в Туркестанском крае. Федоров Г.П. (1870-1910). Часть двадцать шестая, заключительная. Иллюстрации Tашкентцы История

Не этом заканчивается публикация воспоминаний, опубликованных в сборнике «Исторический вестник. № 11, 1913».

Все публикации объединены тегом Г. Федоров.

Источник здесь:  Часть 1Часть 2, Часть 3, Часть 4 и Иллюстрации.

 

Читать далее →

Моя служба в Туркестанском крае. Федоров Г.П. (1870-1910). Часть двадцать пятая Tашкентцы История

XXV

Общие воспоминания о наиболее выдающихся деятелях в Туркестане за тридцать шесть лет. – Несколько заключительных слов по адресу канцелярии генерал-губернатора.

Заканчивая этим фактом мои воспоминания, обязываюсь вспомнить ряд лиц, прошедших передо мною в течение тридцати шести лет моей службы в Туркестане.

Прежде всего возвращаясь к блестящей эпохе кауфманского времени, я вспоминаю, как этот замечательный человек умел привлечь в край выдающихся ученых и людей науки, посвятивших годы на изучение и описание края во всех отношениях. Перед моими глазами проходят такие выдающиеся личности, как Северцев, Барбо де Морни, Федченко, Миддендорф, Романовский, Мушкетов. Кауфман щедрой рукой давал средства на снаряжение ученых экспедиций и на издание их трудов. Литература о Средней Азии обогатилась многими шедеврами, исключительно благодаря симпатиям и поддержке Кауфмана. Не было того уголка, начиная с болотных низин дельты Амударьи и кончая горными ледниками и вечными снегами, которые остались бы не исследованными и не описанными. Это был поистине Периклов век Туркестанского края.

Читать далее →

Моя служба в Туркестанском крае. Федоров Г.П. (1870-1910). Часть двадцать четвертая История

XXIV.

Революция в Туркестанском крае;. – Генерал Прасолов. – Назначение на должность генерал-губернатора генерала Субботича. – Быстрый уход его из края. – Мой выход в отставку.

Манифест 17-го октября был для Ташкента такой же неожиданностью, как и для всей России. Н. Н. Тевяшов был уже в это время тяжко болен, и краем управлял генерал Сахаров. В тот же день появилась на улицах процессия с красными флагами, которая с пением революционных гимнов [887] направилась к тюрьме требовать освобождения политических арестантов. Власти, как и всюду в России, растерялись. Не растерялись только генерал Сахаров и генерал Мациевский, и, благодаря их твердым распоряжениям, требования толпы манифестантов не были удовлетворены. Вечером толпа снова собралась на перекрестке Воронцовской и Романовской улиц. Появились ораторы, которые начали говорить зажигательный речи, но толпа держала себя гораздо спокойнее, чем утром. Если бы оставить манифестантов в покое, то, вероятно, через час или два они разошлись бы по домам. Между тем губернатор на этот раз потребовал войска, и когда они прибыли, то он предложил толпе разойтись. Толпа не послушалась, и он неожиданно для всех передал власть в руки военного начальника, который приказал открыть огонь.

Читать далее →

8

Я убит при попытке к бегству…. из Ташкентской — в Московскую жизнь. Часть вторая Tашкентцы История

Пишет Фахим Ильясов.

Пьянки …уянки (С.Довлатов)

Рассказывает  Уткур:

Вчера  сидели  с  Шахом   у  него  дома  на  Кукче,   вспоминали   наши  замечательные  времена,    армию,    послеармейское    житье  в   начале  семидесятых,     студенческие  годы,   первые  годы  семейной  жизни,     загранкомандировки  Шаха,  Пушкина  и  Радика.      Мы,  после  службы  в  армии,   вовсю    гуляли,  пили  вино,  а  когда  были  деньги,  коньяк  и  шампанское,  не  спали  ночами,  встречались  с  девушками,    по  пьянке   дрались,  с  кем ни  попадя.     Но  когда  надо  было,     мы  усиленно  занимались   дома,   в  библиотеках,   а  мои  друзья,  будущие   переводчики,    ещё  и  в  лингафонных   кабинетах(аудирование).    Но  даже  занимаясь  или  сидя  на  лекциях,    мы,  мечтали  о  свиданиях  с  нашими  девушками.    У  нас  было  перманентное  состояние   легкой   влюбленности.   Во  время  работы  на  комбинате,  Шах   добивался  Стеллы,   а  я   пытался  охмурить   Лиду.
Читать далее →

11

Кокандцы на выборах в Государственную Думу Старые фото

Мараканда

СОБРАНИЕ КОКАНДЦЕВ НА ПЛОЩАДИ СТАРОГО ГОРОДА.
Открытка неизвестного издательства, выпущенная около 1910 г., представляет собрание мусульман города, связанное с выборами в Государственную Думу.

24

Где сейчас ботинки Ильича? Искусство

С памятниками, скажу я откровенно, дело швах. Не питают к ним теплых чувств неблагодарные потомки. Сносят с незапамятных времен, будто бы желая ликвидировать эти свидетельства неких сакральных функций. Будь то статуи богов, будь то железный Феликс, будь то советский воин-освободитель. По поводу последнего мнения ныне диаметрально противоположны. И, пожалуй, лет двести потребуется, чтобы спокойно и без взаимных оскорблений, честно и непредвзято рассуждать о событиях Второй мировой; совсем как об Отечественной 1812 года сегодня. Ну а пока… мир — хижинам, а война — памятникам.

В далекой восточной стране, где довелось мне родиться и жить тридцать лет и три года и еще сколько-то там дней до марш-броска через океан, тоже были памятники.

И с ними тоже происходили события прелюбопытные. Так, в центре Сквера Революции (о как греет это название сердца старых большевиков!) «стоял» некогда Иосиф Виссарионович собственной персоной. История сквера хранит и другие имена — звался он Константиновским, потом Кауфманским, но сейчас не об этом. Сталинский памятник я не запомнил — мал был тогда, и демонтаж памятника разоблаченного вождя не мог произвести на меня какого-либо впечатления. А вот голову Карла, несравненного! Маркса, помню. Тем более что видел его, родимого, едва ль не ежедневно благодаря тому, что работал поблизости, через дорогу.

Читать далее →

3

«И нас учили понемногу…» Tашкентцы

Моего школьного учителя по русскому языку и литературе звали Иван Николаевич Жадов. На фотографии нашего выпуска, оставляющей ныне двойственное чувство — а мы ли это? — неулыбчивые, с напряженными лицами, будто впереди не институтские аудитории, а вражеские тылы и окопы с рвущимися снарядами. Впрочем, до афганских событий оставалось тогда ровным счетом — ничего, а мое замечание о том, что фотографу за такие изображения я бы заклеил пластырем объектив, пожалуй, запоздалое. Жадов там, кстати, тоже серьезный (по обыкновению) и в роговых очках.

Игорь ЦЕСАРСКИЙ

Автор Игорь ЦЕСАРСКИЙ

Так вот Иван Николаевич учил нас читать. И не только читать — тогда чтение было в почете, но и думать над тем, что прочитано, то бишь анализировать. Более того, он делал своеобразные экскурсы в писательские биографии, рассказывая порой вещи, о которых почему-то не писали в учебниках. Скажем, до сих пор помню его рассказ про Александра Фадеева, о том, что пил тот крепко, о причинах этого пьянства, уходящих корнями еще ко временам Гражданской войны и…

Читать далее →

8

Приумножая знания… или печальная история славного парня Махмуда История

Из цикла «Привал на обочине». Эпизод тридцать пятый

Автор Игорь ЦЕСАРСКИЙ

Мне уже доводилось цитировать в своих эпизодах «Экклезиаст» царя Соломона, который читаю-перечитываю в самом разном расположении духа.

«Во многих знаниях много печали», — вздыхал, почесывая макушку, мудрый правитель. «Меньше знаешь — крепче спишь», — будто вторил ему безымянный автор.

Ясный пень, они не об одном и том же, но… История, которой лет уж совсем не мало, почему-то соединила в моей памяти оба изречения.

Итак, небольшой экскурс в историю. Ташкентский университет середины застойно-запойных семидесятых годов прошлого столетия. Факультет русской филологии с энным числом лиц неженского пола. И среди них бедолага по имени… Махмуд (не Ахмадинежад! И не Эсамбаев!), и на том тебе спасибо теряющая порой повествовательные нити, дальняя Память! Махмуд умудрился доучиться до третьего курса. Ума не приложу — как. Парень он был славный, приехал из какого-то дальнего кишлака с очень ограниченным багажом как вещей, так и знаний. На фоне своих городских сверстников, которые позаканчивали русские школы и с языком Пушкина были на «ты», Махмуд говорил с акцентом и путал падежи, а заодно женский род с мужским.

Читать далее →