5

Павильоны на Эски Джува (версия Yurij) Старые фото

Пишет Лидия Козлова в своем блоге.

Когда-то Олег Ник опубликовал фотографию торговых павильонов. (https://mytashkent.uz/2013/11/18/bonus-i-ulitsa-uratyubinskaya/< Некоторое время назад на ФромУзе, с подачи Glfzzasha,  вновь вспыхнул интерес к старым торговым зданиям на Эски Джува. Yurij пишет: Кто это помнит и может рассказать нам в каком месте они стояли?  Как я понял, молчание означает, что никто не помнит розовых зданий. То о чём я напишу ниже это чистя, моя гипотеза, с которой я хочу поделиться с вами. Эти здания мы не могли увидеть, кого-то ещё не было,а кто-то был ещё маленьким ребёнком. Их, по-видимому, построили до революции, мне кажется, они принадлежали « Московской Большой мануфактуре». Почему? По тому, что сзади этих зданий (назовём их лабазами), находилась контора «Московской Большой мануфактуры», в которой позже разместится музей природы (см. снимок музея). С середины 50-х годов началась капитальная реконструкция Октябрьского базара. Сносили все старые постройки, не пожалели даже медресе Абду Ахрара. Лабазы к тому же создавали неудобства движению транспорта, на цветном снимке видно как "Москвич" огибает крайний лабаз. В 50-годах сносят лабазы, этим выпрямляется ул.Сагбан от типографии до поликлиники, открылся вид на музей от базара. На фрагменте карты я указал - красной линией ул. Сагбан до реконструкции и жёлтой после реконструкции. Получается, если бы снимок был сделан с этого же ракурса (на карте заштриховано, синим) в середине 60- х годов, то в кадр попал бы музей. Если бы повернуть камеру, чуток левее, мы увидели остатки мечети и поликлинику, кстати, эта мечеть есть на карте под №19, остатки мечети смотрите на снимке №2. На снимке №1 видно в как выглядел базар до реконструкции, обратите внимание, правее от медресе Баклябеги где стояла мечеть Хатын чернеет здание ресторана « Шарк», позднее на его месте построят ресторан «Гулистан», а ещё правее видно здание военкомата Октябрьского района.*** Будем надеяться, что ещё появятся у нас на форуме настоящие (копии) документы, которые расскажут нам историю этих лабазов.

Читать далее →

3

Выезд в горы. Часть 2. Гулькамские теснины Фото

Впервые и единожды в Гулькаме я побывал в 1975 году (на 2 курсе). Из того, что вспоминается: рюкзак с едой мы забыли в автобусе, зато не забыли рюкзак с водкой, был ливень с градом, промокли, палатка все время падала, в кеды пришлось набивать кору с дерева. Тогда я прошелся по саю вниз и увидел, что он падает в пропасть. После этого несколько раз слышал, что кто-то спускался со специальным снаряжением по этой теснине. Это была такая несбыточная мечта — спуститься в эту пропасть и посмотреть, куда же этот сай вытекает. И вот, мета сбылась — прошел Гулькамские теснины.

Вот на этом самом месте стояла наша палатка  39 лет назад.

Читать далее →

7

Лаборатория Искусство История

Клишин Игорь: «Отправляю вам отрывок из повести С.Татура «Лаборатория» о работе ташкентских инженеров — гидротехников.»

Сергей ТАТУР

Отрывок из повести

Давно это было, совсем давно, сорок лет назад и даже еще дальше. В даль несусветную уже ушло это время, как война Отечественная, как жизнь родителей и многое другое. Тогда работу в Голодной степи, тягостную по многим обстоятельствам, я с великой радостью поменял на другую, — в гидравлической лаборатории. Она принадлежала Среднеазиатскому отделению Всесоюзного проектно-изыскательского и научно-исследовательского института «Гидропроект» имени Жука, организации большой и авторитетной. Это отделение (филиал от московского «Гидропроекта») проектировало крупные водохранилища и гидравлические станции на реках Средней Азии, энергетический потенциал которых на горных участках был очень высок. Так, потенциал реки Нарын приравнивался к волжскому, а потенциал реки Вахш был еще выше.

Мать моя в те годы еще была цветущей женщиной, правда, немолодой, а отец был цветущим мужчиной; В ирригационном институте, где он преподавал и заведовал кафедрой проектирования сельских населенных мест, его любили и жаловали. Но одну потерю семья уже понесла, умерла тетя Саша, сестра моей матери, вторая по старшинству за тетей Юлей. После войны она с супругом Василием Васильевичем перебралась в наши края, похоронила мужа-сердечника, весьма пристрастного к горячительным напиткам, и тихо прилепилась к нашей семье, с согласия матери и отца прилепилась, которые, как могли, старались сгладить ее одиночество. И вот год назад у нее остановилось сердце. На похороны я опоздал, но слезу пролил; добрая это была женщина, и очень несчастная. Невосполнимость утраты подтвердилась следующими годами. И даже когда на эту утрату наслоились другие, она не стала меньше, не зарубцевалась, но обособилась, а я осознал: дорогие люди остаются дорогими и после своего ухода. Свет негасимый исходит от них, и память не желает расставаться с ними. Память старается поставить для каждого из этих людей свой, отдельный пьедестал.

Читать далее →

4

Как вам идея? Разное

Итак, строится развязка на перекрестке Кадыри-Шейхантаурская, планируются развязки на Абая и на Ганге. То есть, трасса будет «сквозняком» по Нукусской, через Первушку под Карла Маркса, под Пушкинской, под Амира Темура и до Ганги.

Напрашивается продлить Нукусскую, выведя ее к Мукими и от Ганги к Самарканд Дарбаза и вывести к Актепе, тогда через Мукими замкнется малый круг, разгрузив центр.

Какие плюсы и минусы идеи?

8

Выезд в горы. Часть 1. Малый Чимган Фото

На выходные (7 и 8 июня) наша организация выезжала в горы. Первым был подъем на Малый Чимган (2099 метров над у. м.)

Предлагаю посмотреть фотографии.  Это вид на Гулькам.

Читать далее →

Фотографии с трамваем Старые фото

rolly пишет на форуме Общественный транспорт Узбекистана.

Переснял со старых книжек картинки на которых присутствуют трамваи. Места узнаваемые, вагоны вроде тоже узнаваемые, для тех кто разбирается в них.

Читать далее →

«Туркестанский след» династии Половцевых Tашкентцы История

Лейла Шахназарова:

Валерий Александрович Германов — замечательный ученый-историк и… великий спорщик. Вот и в этой статье, вышедшей в 26-м номере «Востока Свыше», он успел не только познакомить с интереснейшей страницей истории Ташкента, но и возразить сразу нескольким оппонентам, из которых, догадываюсь, далеко не всем известно, что они таковыми являются

Валерий ГЕРМАНОВ

«Туркестанский след» династии Половцевых

В очерке «Мой Ташкент» бывшая ташкентка Дина Рубина пишет: «Я еще любила возить гостей в наш роскошный Ботанический сад и в расположившийся в старой генеральской усадьбе Институт шелководства, каких только сортов тутовника там не было. А совсем рядом – находился музей прикладного искусства, бывшая байская усадьба, куда приезжали со всего Союза поглядеть на образцы керамики, ковроткачества, резьбы по ганчу, дереву, металлу; на вышивки золотом по бархату… – все исконные народные промыслы, вершины мастерства…»1.
В читательских интернет-откликах на этот очерк уже отмечалось, что Институт шелководства на бывшей улице Шелковичной никогда не размещался в генеральской усадьбе; это была бывшая дача Великого Князя Николая Константиновича, всего лишь лишенного звания полковника генерального штаба 2.

Читать далее →

2

Леонид Парфенов: «В течение 100 лет мы живем уже в третьей стране» Старые фото

Премьера фильма «Цвет нации» на Первом канале. 12 июня, 23:50

В своем новом фильме «Цвет нации» Леонид Парфенов рассказывает о профессиональном подвиге Сергея Михайловича Прокудина-Горского – одного из родоначальников мировой цветной фотографии, который сохранил для потомков уникальные образы России конца XIX – начала XX веков. В интервью сайту 1tv.ru Леонид Парфенов объяснил, что своим фильмом он призывает не восстанавливать старину и превращать ее в новодел, а сохранить хотя бы то, что от нее еще осталось.

— Этот фильм ведь не про фотографа Прокудина-Горского и не про технологию изготовления первой цветной фотографии, а о России, которой нет, о национальной идентичности?
— Сергей Михайлович Прокудин-Горский совершил фантастический подвиг – технологический и патриотический. Сохранившиеся 1900 негативов — они, и только они, позволяют посмотреть на «позапрошлую Родину» в сегодняшних представлениях, в сегодняшних стандартах изображения. Россия вообще единственная страна на свете, которая была более или  менее систематически снята до Первой мировой войны, в XIX веке. Потом сломалась эпоха, и она живет только на этих снимках Прокудина-Горского.

Читать далее →

1

Ходжа Насреддин сам себе господин Разное

София Демидова.

Многим ташкентцам хорошо знакомое местечко с пугающим названием Бочка на подступах к Чимгану. Здесь расположены кафешки Chinara’s, которые в июне нынешнего лета приобрели некий лоск, приготовившись встречать многочленных туристов из столицы и иностранных гостей.
Выстроились в ряд новые кафе и чайханы: «Новый Арбат», «Домик Рыбака», «Тянь-шань». Одни только названия уже привлекательны. А зайдешь – не пожалеешь! Жаренная маринка и осетрина, тандыр-гушт и тандыр-товук – таких блюд в городе не отведаешь!

Читать далее →

3

Немцы Ангрена. Часть 2 История

Мы продолжаем публикацию историй этнических немцев, семьи которых во время Второй мировой подверглись насильственной депортации и последующей мобилизации в так называемую трудовую армию – по сути на каторжные работы. После войны многие из них были отправлены в Ангрен для работы в промышленности, строительстве и в шахтах по добыче урана.

Татьяна Леопольдовна Фогель

— Мой папа и все его родственники жили в Сибири, под Омском, в селе Москаленки. Не знаю, когда они там обосновались, но [видимо, давно, потому что] все их старики там жили тоже.

Мой дед, Адам Лукьянович Фогель, был председателем совхоза. В первую мировую войну он воевал на стороне России и в 1919 году был награждён двумя крестами. А его посадили на десять лет. За что именно и когда, я точно не знаю. Он отсидел, и снова вернулся в Москаленки.

Девичья фамилия моей бабушки по папиной линии была Гааг.

У моего отца было три сестры — Эрна, Эльза, Оля, и брат — Роберт.

В 1950 году моих родителей привезли в Ангрен из трудармии, из Челябинска-40. (Закрытый город, где был создан первый советский реактор по производству оружейного плутония – AsiaTerra.) Когда и при каких условиях их отправили в трудармию, родители не рассказывали, у нас вообще в семье старались об этом не говорить. Там они были на лесоповале. Перед отправкой в Узбекистан они успели зарезать козлят, которых там держали, и этим мясом кормились не только всю дорогу, но и первое время в Ангрене.

Читать далее →

6

Юбилеи Ташкента. Старое и новое русло Анхора История

Турсунали Каримович пишет:

Юбилеи Ташкента.

— 3 июня 1949 года вырыли новое русло Анхора;
— 5 июня пустили воду по Анхору в нынешнем русле;
— 9 июня закончили засыпку старого русла Анхора!

А все эти работы оказывается в кратчайшие сроки выполнили сотрудники НКВД и МВД .?!?!?!

С 65 летием АНХОРА , Праздником вас жители, обыватели и гости столицы!

Читать далее →

6

Молочница Разное

Inessa Pershman
(Когда-то мы с Инессой работали в одном бюро в отделе станков с ЧПУ на ТАПОиЧ)

Так странно что с возрастом перестаешь любить то без чего в детстве не мог жить. Я раньше очень любила молоко. И у нас была молочница приносившая его каждую неделю. Я не помню ее имени, а скорее всего, я его никогда и не знала. Мы все просто называли ее «опа».
Все мое детство было незримо связано с ней, в разговорах, в неожиданных встречах на массиве. Она первая угостила меня тыквенными семечками, она первая сказала вслух что я «становлюсь совсем взрослой». Опа была частью нашей жизни, но однажды она пришла без молока, и плача рассказала, что ее сын умер, и семье пришлось продать корову, и она больше не будет приходить. Моя мама долго с ней говорила, а потом опа ушла.

После этого начались наши мытарства по гастрономам. У нас в округе их было три : «Чимган», «Дом Быта» и в 101 доме. Я начинала с «Чимгана», он был ближайшим. Бежишь туда к 7 утра и становишься в очередь. Стоишь час, а то и больше и за три человека до тебя молоко заканчивается. Разворачиваешься и бежишь в «Дом Быта». Там не завезли. Время уже 9 часов и шансов что молоко где-то еще есть практически нет, но я все равно бегу в 101 магазин. О, чудо! Есть! Счастливая и гордая собой, я беру 3 литра и иду домой. Дома все рады и мы ставим его кипятиться. Не проходит и пяти минут, как молоко сворачивается и я готова зареветь. После такой беготни!

Э-эх, опа… Много лет спустя, я встретила ее на улице, маленькую, постаревшую. Она меня узнала и очень обрадовалась а я будто вернулась в детство…

16

Готовится путепровод Фото

На пересечении улицы Кадыри (которая идет от Ганги до Алайского) и бывшей Усмана Юсупова (бывшей Полиграфической, сейчас точно не помню как называется, кажется Шейхонтоур кучаси, идет от от Урды на Лабзак).

Bahtiyor Mirzabaev опубликовал фото:

Читать далее →

2

Одинокий воин Tашкентцы

Опубликовано в журнале «Сибирский форум» в ноябре 2013 года, спасибо за ссылку LVT.

В нашем городе жил святой. Надо сказать, что вниманием этот факт не обойдён: святителю Луке поставлен памятник в центре Красноярска, его имя — В.Ф. Войно-Ясенецкого — носит Красноярский медуниверситет, в местных изданиях выходили дневники святителя, автобио­графия. Но к личности этого удивительного епископа и хирурга, репрессированного и сосланного на самый север края, потом — получившего Сталинскую премию и медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», потом — причисленного к лику святых, интерес растёт во всём мире. В Саратове, например, при медицинском университете действует студенческий центр имени св. Луки, есть храм его имени. На Афоне пишут его иконы — и эти иконы мироточат и исцеляют.

И вот выяснилось, что святителя Луку можно ещё более «привязать» к Красноярску: сохранился дом, где во время войны он жил, работая в госпитале. Естественно, родилась идея сделать в здании музей — самого ли святителя, всех ли мучеников, оказавшихся в годы гонений в нашем суровом краю, того подвига, который совершали сибиряки во время войны… В любой из этих тем имя св. Луки будет актуально. К тому же здание и без того имеет статус исторического памятника и требует охраны. Но всё оказалось не так просто.

Читать далее →