5

Мирон Пенсон. «На волне памяти…». Водопровод Tашкентцы История

Если помните, недавно писал, что Максим Миронович Пенсон подарил книгу воспоминаний своего отца  Мирона Максимовича Пенсона «На волне памяти…». Книга невероятно интересная, просто подарок для всех любителей Ташкента. Но глава «Водопровод» — это просто жемчужина, это обязательно должен прочитать каждый-каждый! Максим Миронович откликнулся на просьбу предоставить электронный вариант книги (спасибо!) и вот всех приглашаю читать и радоваться этим воспоминаниям. ЕС.

…Как в наши дни вошел ВОДОПРОВОД!
Сработанный еще рабами Рима…

В. Маяковский

Сработанный еще рабами Рима водопровод был несбыточной мечтой для жителей небольших переулков, что выходили на улицу Кафанова. Улица Кафанова находилась в городе моего рождения, который, с легкой руки известного русского писателя Александра Сергеевича Неверова, все называли «Ташкент – город хлебный». События, о которых хочется рассказать, проходили в начале 1945 года. Подходила к концу длинная, голодная, холодная Отечественная война. Почему вдруг захотелось вспомнить, спустя почти семьдесят лет, о каком-то водопроводе в каком-то переулке Лазо? Вспоминать об этом в другой стране, куда забросила непредсказуемая судьба. В стране, расположенной далеко за океаном, о которой знали, как о стране недоступной и желанной. Эти воспоминания не дань ностальгии по детству, хотя не могу полностью исключить это. Людей, живших в те далекие года, уже ох как мало осталось на свете, поэтому воспоминания очевидцев могут представлять какой-нибудь интерес для живущих поколений. Вихрем пронесся двадцатый век. В истории человечества трудно припомнить столетие с такими глобальными потрясениями, через которые пришлось пройти людям. Две мировые войны. Крах империй. Разрушительные землетрясения. Да всего и не припомнить, но в памяти навсегда остались ясные дни весны 1945 года. Уже близок был день окончания войны. Из черных тарелок репродукторов все чаще и чаще звучали салюты в честь доблестных бойцов Красной Армии, освобождавших город за городом от немецко-фашистских захватчиков. Правда, теперь победные салюты уже звучали за освобождения многих городов в Европе. Ташкент не был фронтовым городом. Находясь в глубоком тылу, он принял под свой кров сотни тысяч людей, бежавших от немецко-фашистских захватчиков. В Ташкент эвакуировались промышленные предприятия из России, Украины, Белоруссии, Молдавии и многих других мест, временно занятых фашистами. Эвакуированные заводы прямо с колес начинали выпускать продукцию, так необходимую фронту. В Ташкенте делали самолеты, снаряды для минометов, телефонный кабель, приборы ночного видения и еще много так нужных фронту вещей.

Читать далее →

10

Почему забыты герои? Часть первая История

Юрий Черногаев.

На этой неделе у всех нас, кто чтит память предков, есть повод склонить головы перед подвигами воинов-узбеков на фронтах Первой мировой войны. Ровно сто лет назад 15 сентября 1914 года солдаты 1-го Туркестанского корпуса (сформирован из добровольцев в Туркестане, штаб в Ташкенте) участвовали в своем первом сражении — стали  заслоном перед ударом вдвое превосходящих сил германского лендвера в районе стратегической  русской крепости Осовец (территория современной Польши). Оборона этой крепости – одна из самых трагических страниц в истории всех войн (найдите в военной литературе «Атака мертвецов»).  Еще через год в эти же дни Текинский кавалерийский полк (добровольцы-хивинцы и жители территории по обе стороны нынешней узбекско-туркменской границы) стремительной атакой смял  целую германскую дивизию, в составе которой был не знавший поражений Королевский Шведский полк. Вот как описывал эту атаку писатель Н. Брешко-Брешковский: «Хивинцы русского языка не знают, потому кричать «Ура!» во время атаки им не с руки. Очень короткая молитва. Сверкает шашка командира и сначала медленно, затем неукротимо наращивая бег коней, лава всадников несется в сторону германских позиций. Молча.  Только топот копыт и свист выхваченных из ножен сабель. И это страшно…»

Читать далее →

Портрет ученого. Ольга Александровна Сухарева. К 100-летию со дня рождения Tашкентцы

Автор: О. Б. Наумова

(c) ЭО, 2003 г., N 6

В этом году исполняется 100 лет со дня рождения Ольги Александровны Сухаревой (1903-1983) — замечательного ученого из славной плеяды выпускников Среднеазиатского государственного университета (САГУ) 1920-х годов, учеников А. А. Семенова и М. С. Андреева, продолживших лучшие традиции русского востоковедения. Ольга Александровна была ученым энциклопедических знаний — она была этнографом, историком-востоковедом, филологом-иранистом, искусствоведом и религиоведом.

Уроженка Средней Азии, Ольга Александровна уже с 15 лет осознанно наблюдала и изучала жизнь местного населения. Безупречно владея таджикским языком и хорошо зная узбекский, она могла замечать такие тонкости народной жизни, которые недоступны при обычных расспросах. Удивительно, а может быть, и закономерно, что при таких обширнейших знаниях этнографии народа, она не раз говаривала, что работа этнографа сродни труду человека, черпающего море ложкой. При этом Ольга Александровна была не только собирателем и знатоком огромного этнографического материала, но и крупным исследователем.

Читать далее →

На углу Первомайской Tашкентцы Фото

Тамара Санаева
Встреча у дома, которого нет…

Когда-то на этом месте стоял длинный одноэтажный дом, окнами на две улицы — Первомайскую и Советскую. С 1916 года в нем жил художник Александр Николаевич Волков. Здесь родились, выросли и учились творчеству и жизни по отцовским принципам его сыновья Валерий и Александр.

Читать далее →

6

Виктор Станиславович Виткович. Круги жизни. Повесть в письмах. Фрагмент четвертый. Караван Арсланова Tашкентцы Искусство История

Лето 1924 года. Пушкинская улица в Новом городе была так же широка, как и сейчас. Однако многоэтажных зданий на ней не было, сама мостовая на участке между Сергиевской церковью и Дархан-арыком не была залита асфальтом, лишь сбоку, вдоль колеи трамвая, улицу замостили булыжником, а посреди лежала «священная» пыль.

Однажды, идя в школу, увидел издалека, как на Пушкинскую из поперечной улицы выплыло облако пыли, поклубилось, наполнило собой улицу до вершины тополей и, повернув, быстро поплыло вдоль Пушкинской. Впереди облака ехал всадник в обычном хивинском красном халате. Из облака стали доноситься скрип колес, пощелкивание плетей, звон верблюжьего бубенца, оживленные голоса, смех. Потом сквозь пыль проступили фигуры передних всадников, ехавших на лошадях, на верблюдах, и очертания большеколесных арб, на которых сидели люди.

Читать далее →

6

Потомок венецианца — актер История Разное

Пишет Елена Морозова:

На Письмах были публикации о потомках венецианца Маджи.

«…. Обратившись к справочнику для отечественных тюркологов, составленному академиком А.Н. Кононовым,11  читаю на странице 149 и при этом глазам своим не верю (цитирую полностью):
« Маджи,  Евлампий Николаевич  (? – ?). (Сведений нет.)
И это всё. Других сведений А.Н. Кононову, почётному члену Турецкого лингвистического общества, обнаружить не удалось. А меж тем сведения есть. Например…..»
В прицепе афиша благотворительного спектакля.  Обратите внимание на исполнителя роли судьи Дубкова и устроителя спектакля)))))
Хотела опубликовать в комментариях, но картинка слишком много весит. (Облегчил, перевел в gif, все равно тяжеловата. ЕС)

3

Еще раз о Шермухаммад-беке и авторе книги о нем — Джонриде Абдуллаханове Tашкентцы История Разное

Пишет r_waters

В публикации от 1 сентября 2014 «Басмачи. Куршемарт» и, в частности, в комментариях к ней, задается вопрос —  есть какие- либо книги о Куршермате, а также о том времени, изданные недавно?
Сообщаю: Есть такая книга! Автор книги — известный узбекский писатель Джонрид Абдуллаханов. Книга называется «Тарки дунё», что можно перевести на русский как «отторгнутый миром» или просто- «изгой». (см. фото обложки). Странно, но эта книга, изданная издательством «Узбекистан»,   продавалась только в одном месте в Ташкенте — в книжном пассаже что напротив гостиницы «Ташкент» — на торце театра им. А.Навои, где и была замечена мною еще в декабре прошлого года. Кстати, купленный экземпляр был доставлен автору, который после интереснейшей беседы, к моему величайшему удовольствию, подписал ее для меня!

Читать далее →

Американские велосипедисты гостили в Ташкенте еще в 1891 году Старые фото

Пишет Олег Николаевич.

Мой скромный перевод очерка о мировом турне американского велосипедиста Sachtleben, которое он вместе с Томасом Г. Алленом-младшим совершил в 1891 – 93 годах. Особый интерес представляют около 400 фотографий, сделанных с раннего пленочного фотоаппарата Kodak. Они охватывают 1891 год, во время которого велосипедисты путешествовали из Афин, Греция в Ташкент, Узбекистан…

Читать далее →

Туркестанский музей Старые фото

Tatyana Vavilova

Туркестанский музей. Первоначально располагался на Воронцовском проспекте (улица имени Сулеймановой) при библиотеке.
Идея создания музея возникла у генерал-губернатора Кауфмана еще в 1869 году, но открыт он был через несколько лет, в 1876. Существовал больше за счет частных пожертвований, из казны выделяли очень мало. Вход был бесплатным. Подробнее читайте у Добросмыслова » Ташкент в прошлом и настоящем», страницы из которого привожу.
В феврале 1919 года музей переселили в «Белый дом» — резиденцию генерала–губернатора. В 1921 году музей был передан в ведение Комитета по делам музеев, охраны памятников старины, искусства и природы и переименован в Главный музей Средней Азии.
Фото с сайта rus_turk. Датировано 1920 годом, так что находится уже не на Воронцовском проспекте, а в бывшем доме генерал-губернатора. Вход, я думаю, пристроили после переселения музея.

1

«Закройте лавки красноречия и откройте чайханы опыта…» Искусство

Эта статья была опубликована в 31 номере журнала «Восток Свыше» (июль-сентябрь 2013). А стихи Александра Волкова, приведенные в ней, прозвучали 11 сентября в Антикафе в Ташкенте на встрече с его сыном, московским художником А.А. Волковым Alexander Volkov.

Лейла ШАХНАЗАРОВА
«ДОЛГИЙ РАЗГОВОР ДОБРЫХ ЛЮДЕЙ»

…Пиала там с зеленым чаем,
И у каждой особый вкус,
И часов мы не замечаем,
И куда-то исчезла грусть.

Словом, плывшим в зеленой чаще
С лунным блеском напополам,
Услаждали здесь чувства наши
Айбек и Гафур Гулям…
Н. Тихонов.

«…В древние времена рецепт приготовления чая был известен только в Китае. Слухи о чае распространились по всему свету, дошли до мудрецов и невежд, и каждый пытался как можно больше узнать о нем, в соответствии с тем, каким он себе его представлял.
…Одни видели чайные кусты, но не обращали на них никакого внимания. Другим его предлагали испробовать, но они отказывались. Третьи владели чаем, но вместо того, чтобы пить, поклонялись ему…
Но вот пришел человек знания и сказал:
– Тот, кто испытал, – знает. Кто не испытал – не знает. Вместо того, чтобы произносить пустые речи о небесном напитке, предлагайте его людям… Те, кому чай понравится, попросят еще. Те, кому он не понравится, докажут, что недостойны сделаться его почитателями. Закройте же лавки красноречия и таинственности и откройте чайханы опыта…
…От города к городу, от села к селу потекли по Шелковому Пути караваны с чаем. Купцы, чем бы они ни торговали – нефритом, драгоценными камнями или шелком, – останавливаясь на отдых, приготавливали чай, если умели, и предлагали его местным жителям, – знали те о нем или нет. Так появились чайханы, которые строились на всем пути от Пекина до Бухары и Самарканда…»

Читать далее →

1

Виктор Станиславович Виткович. Круги жизни. Повесть в письмах. Фрагмент третий. Старый город Искусство История

Бродить по Старому городу было в ту пору огромным для меня удовольствием. Перейдя Урду, где стояли лотки продавцов хлебных лепешек, мы переносились в сказку «Тысячи и одной ночи». Правда, на главной улице, шедшей отсюда в глубь Старого города — на Шейхантаурской, — уже громыхал трамвай: ходил по одной колее, останавливаясь на разъездах. Людям, трусившим на ишачках, приходилось сворачивать от трамвая в переулок: так узка была Шейхантаурская. В остальном это был средневековый город.

Женщина-узбечка бесшумной тенью скользила вдоль улочки, плотно закутанная в паранджу, с опущенной на лицо черной волосяной сеткой. В годы отрочества не видел лица ни одной узбечки, и под каждым покрывалом мне чудилась красавица: застенчивость ни разу не позволила мне заглянуть под покрывало, чтобы опровергнуть это или подтвердить.

Муэдзины с минаретов призывали правоверных на молитву протяжными криками, и прямо рядом с горном расстилал молитвенный коврик кузнец, и базарный цирюльник, пускавший за деньги людям кровь, прерывал врачевание, чтобы склониться перед аллахом. Интересно было ходить по базару. Чего-чего не увидишь!

Читать далее →

19

Чирчик. Река, люди и город. Часть третья. Окончание История Старые фото

Автор Виктор Фесенко.

Замыслы зодчих и их воплощение
Строящиеся производственные объекты Чирчикстроя раскинулись на многие километры по берегу реки. В этих условиях размещать строителей в одном общем жилом поселке было нерационально хотя бы из-за отсутствия транспорта для доставки рабочих на стройплощадки и обратно. Поэтому поблизости от стройплощадок появился десяток поселков с временным размещением строителей: у строящейся ГЭС-1 поселки Нижний и Верхний Комсомольские, в районе железнодорожной станции и строительства химкомбината – поселок Боз-Су. Рядом с ремонтно-механическим и опытным заводами вырос поселок Административный. Все поселки были электрифицированы и радиофицированы, а в некоторых существовали водопроводная и канализационная сети. В плане административного управления эти жилые поселки были разобщены и решение многих вопросов в них осуществлялись сельскими Советами по территориальному признаку.

В апреле 1934 года Президиум ЦИК Узбекской ССР принял постановление об образовании на территории Чирчикстроя общего поселкового Совета городского типа. Ровно через год после этого Президиум ЦИК СССР удовлетворил ходатайство Президиума ЦИК Узбекской ССР и принял решение о преобразовании поселкового Совета Чирчикстроя в Чирчикский городской Совет. 27 апреля 1935 г. считается днем образования города Чирчика. В городскую территорию вошли районы строительства основного города, о котором речь пойдет ниже, поселки Нижний Комсомольский, Боз-Су и Административный.

Читать далее →

13

Чирчик. Река, люди и город. Часть вторая. Продолжение История Разное Старые фото

Автор Виктор Фесенко.

Главная стройка 2-ой пятилетки
Вождь мирового пролетариата когда-то заявил: коммунизм – это есть советская власть плюс электрификация всей страны. Естественно, что электрификация была необходима не только для того, чтобы в домах советских людей загорелись лампочки Ильича, но и для обеспечения энергией новых заводов и фабрик государства рабочих и крестьян.

В 1923 г. к верховьям Чирчика прибыла научная экспедиция во главе с членом созданной по инициативе Ленина Государственной комиссии по Электрификации России (ГОЭЛРО) академиком И. Г. Александровым с правительственным заданием – исследовать гидроресурсы реки Чирчик. В 1926 г. по результатам исследований было представлено замечание: река Чирчик обладает большими ресурсами и на ней можно построить каскад гидроэлектростанций.

Одним из первых, кому пришла идея использования энергии Чирчика для производства минеральных удобрений, был Константин Алексеевич Дреннов. Он родился в 1891 году в Туркестане и вся его трудовая и научная деятельность были связаны со Средней Азией. В 1926 году вышла книга К. А. Дреннова «План электрификации Узбекистана и Таджикистана». Это была первая крупная работа по электрификации Средней Азии. Второй крупной работой К. А. Дреннова был проект «Проблемы развития азотной промышленности для сельского хозяйства Узбекистана». Константин Алексеевич явился инициатором и активным участником исследований и проектирования крупнейшего в те годы не только в Советским Союзе, но и во всем мире азотно-тукового комбината.

Читать далее →

Виктор Станиславович Виткович. Круги жизни. Повесть в письмах. Фрагмент второй. «Факир-гипнотизер» История

Поселившись в сарайчике, я стал жить сам по себе. В школу ходил во вторую смену, по утрам зарабатывал: продавал «Туркестанскую правду», собирал в садах фрукты. Раз даже нанялся отогнать шесть лодок по Сырдарье от Чиназа до Казалинска: две недели с приключениями плыл один среди камышей великой среднеазиатской реки.

Был случай, когда даже намеревался бросить работу. На Воскресенском базаре, примерно там, где сейчас взлетает фонтан против оперного театра имени Навои, среди торговых помещений бойко вертелась рулетка. Азартные игроки ставили на номера механических лошадей. Это давало шанс на крупный выигрыш, но можно было ставить на чет или нечет, в этом случае выигрыш был скромный: только удваивалась поставленная сумма.

Хотя, ты знаешь, я не силен в математике, все же сообразил: если ставить все время на чет — в конце концов должен же выпасть выигрыш! Тогда одним махом верну проигранное плюс чистый выигрыш. После этого надо не зарываться, начинать вновь с двадцати копеек.

В первый же вечер этим беспроигрышным способом выиграл рублей пять — деньги, на которые по тем временам мог кормиться неделю. На следующий вечер дело пошло еще бойчей… Но тут хозяин тотализатора (были годы нэпа!) вывел меня за ухо из своего заведения:

— Если ты, мальчик, попробуешь прийти еще раз…

Не договорил и так скрутил мое ухо, что и без слов можно было догадаться, что меня ожидает. С тех пор понял: азартные игры рассчитаны на дураков.

Читать далее →

25

Чирчик. Река, люди и город. Часть первая. Начало История

Автор Виктор Фесенко.

ChS-01

У многих из нас после давних школьных уроков истории остались в памяти такие слова как ГОЭРЛО, Днепрогэс, Магнитка, Комсомольск на Амуре. Может быть наши учителя и упоминали про строительство города Чирчика, но я не припоминаю. А что я знал в детстве об этом городе – в нем много заводов, один из которых имеет высокую трубу, из которой круглые сутки валил рыжий дым, т. н. лисий хвост, видимый чуть ли не из Ташкента и служивший злободневной темой для офицальных и общественных защитников окружающей среды. Рядом с моим домом проходила и проходит железнодорожная ветка в Чирчик, по которой груженые неизвестно чем составы проходили в сутки гораздо чаще, чем сейчас. В Чирчике проживали мои родственники по материнской линии и изредка мы их навещали. Мне запомнился Чирчик как длиннющая улица с располагавшимися на ней жилыми и общественными зданиями, парком и какими то заводами. В разговорах взрослых упоминались неведомые мне химкомбинат, Чирчиксельмаш, Узбекхиммаш, Нижний Комсомольский, Соцгород и другие объекты города. А река Чирчик, давшая имя городу, слегка проглядывалась только в одном месте — с моста перед поселком Аранчи. Мало внимания я уделял раньше и сообщениям об очередном юбилее города Чирчика.

Читать далее →