3

Мирон Пенсон. «На волне памяти…». Часть третья Tашкентцы История

А тогда в 1957 году, когда мы прилетели с Маликом Каюмовичем в Нукус, снимать фильм «Моя Каракалпакия», он придумал для съемки такой эпизод, что к чабану в степь на санитарном самолете прилетают врач с медсестрой для того, чтобы провести обследование.

На другой день с Нукусского аэродрома поднялись в воздух два самолета. Санитарный самолет ПО-2, на борту которого находились врач-хирург, медсестра и пилот. А вслед за ним поднялся наш самолет ЯК-18, это такое воздушное такси. На его борту были Малик Каюмович, пилот и я. Малик Каюмович сидел рядом с пилотом впереди, а я сзади них.

Самолет поднялся в воздух. На коленях у меня лежала кинокамера «Аймо», заряженная пленкой.

Мы поднялись чуть позже того самолета. Малик Каюмович хотел снять с воздуха, как летит этот санитарный самолет.

Отодвинул защитную форточку. Шум винта оглушал, и ветер бил в лицо. И вот справа под нами показался санитарный самолет. Скорость нашего была несколько больше, и мы догнали его. Поднял камеру, но боялся нажать на гашетку: никогда в своей жизни я не видел такой удивительной красоты. Белый самолет с красным крестом летел под нами. Навсегда остались в памяти те первые минуты полета. Под нами проплывали пригороды Нукуса, хлопковые поля, сады, канал Кызкеткен. И бежала вдаль панорама земли. Была осень. Желтые деревья… Потом очень много раз мне приходилось подниматься для съемок с воздуха и на маленьких, и на больших самолетах и вертолетах, но тогда это было впервые. И это было необычайно красиво.

Читать далее →

Анатолий Александрович Сеньков История

Анатолий Александрович Сеньков

Третий справа А.А.Сеньков

Как начинались планерные состязания?
Инициатива организации Всесоюзных планерных состязаний исходила от К.Арцеулова, одного из первых русских летчиков, укротителя злейшего врага авиации тех лет -штопора. В I Всесоюзных планерных испытаниях (ВПИ) в поселке Коктебель (Крым) в 1923 г. были представлены 10 конструкций планеров. Это событие принимают как точку отсчета начала планеризма. 18 ноября рекордный парящий полет Л.Юнгмейстера продолжался 1 час 2 мин. 30 сек.

Читать далее →

10

День учителя и наставника. Кто сделал из меня человека Tашкентцы

Зелина Искандерова предлагает всем участникам сообщества Писем о Ташкенте написать о своем наставнике. Давно собирался, а тут как раз и повод — праздник.

Мой наставник (точнее, наставница) — Людмила Михайловна, та самая, которая в группе Лангар, которая kalumika в ЖЖ, Lu Ka в Фейсбуке, которая летала недавно на параплане, которая ходит учиться рисовать к Апухтину, входит в плеяду местных фотографов. Ранее Людмила Михайловна увлекалась кино и фотосъмкой, делала цветные фото и слайды и даже стереофотографии. Увлекалась горными лыжами, ездила в поход по Алтаю на лошадях, занималась парусным спортом — сама делала виндсерфинги и обучала кататься на них. Все известные записи бардов 70-х годов переписаны с ее записей — и это только то, что удалось быстро вспомнить!

Читать далее →

8

«Есть в этом что-то эротическое..» (Из истории Ташкента) История

Валерий Шаповалов

«Сегодня пришло сообщение, что генерал Черняев взял Ташкент. Никто не знает, почему и зачем. Есть все-таки что-то эротическое в происходящем на границах нашей империи», — так немного странно госсекретарь Российской империи и действительный тайный советник Александр Половцев откомментировал в своем дневнике известие о взятии Ташкента, которое произошло 17 июня 1865 года. Запись любопытная, т.к. свидетельствует о том, что никакого заранее разработанного плана по захвату Ташкента не было. Генерал М.Г.Черняев, командовавший русскими войсками, действовал на свой страх и риск. А риск был, и не малый, тем более, что первая попытка завоевания Ташкента в октябре 1864 года (ровно 150 лет назад) окончилась бесславно. В этот раз расклад был тоже мало оптимистичный — 1950 русских штыков против 30 000 вооруженных защитников города (всего жителей в Ташкенте на тот момент насчитывалось до 100 000 чел.). Штурм начался перед рассветом в ночь с 14 на 15 июня. Первыми на крепостную стену с помощью приставных лестниц забрались солдаты штабс-капитана Александра Абрамова. Их было всего 250 человек. Среди нападавших выделялся седой 50-ти летний священник Андрей Малов, который с крестом в руках шел в авангарде русских штурмовиков (за что впоследствии был награжден наперсным «Георгиевским» крестом). В течение двух дней сопротивление защитников города было сломлено.

Читать далее →

Карта Ташкента от Рустама Базарова Искусство

В Cinara’s, в Ходжиенте,  находится огромная картина Рустама Базарова с видом Ташкента. На ней, при желании, можно найти все здания города и даже 163-ю школу!

Читать далее →

Виктор Станиславович Виткович. Круги жизни. Повесть в письмах. Фрагмент пятый. Украшение ёлки Tашкентцы История

От улицы Фрунзе — тем путем, каким ходил в школу, — вышел сегодня на Пушкинскую.

Вот тут, рядом с почтамтом была велосипедная мастерская. Как прошлое меркнет в рассказе! Какими словами передать тебе интерес, который заставлял нас часами просиживать на корточках, глядя, как работает мастер! Все мечты о чудесной технике будущего были для нас воплощены в этой работе: в гаечных ключах, колесах, спицах, цепях передач. Сейчас трудно в это поверить: тогда это было единственное в городе техническое предприятие, если не считать мельницы и железнодорожных мастерских, но туда нас не пускали.

Помню, как на ташкентских улицах появилась легковая машина. Пять кварталов бежали мы за ней, задыхаясь. А сегодня долго стоял, задрав голову на жилые корпуса, выросшие после землетрясения, пережидая, пока пройдет поток запыленных автомашин. Другой город! Не разобрался бы — где бывшая Жуковская, где Гоголевская, если бы не приземистый четырехэтажный дом, уцелевший от подземных ударов. Стою возле него на углу, будто назначил свидание. Кому?

Читать далее →

1

Мирон Пенсон. «На волне памяти…». Часть вторая Tашкентцы История

Шел 1957 год, профессия фоторепортера стала главной, но давняя мечта о работе в кино не покидала.

Однажды к нам домой пришел Малик Каюмов и сказал:

– Завтра придешь и будешь со мной работать, а послезавтра мы улетаем.

– Как, Малик Каюмович, я же совершенно не в курсе дела.

– Научишься, – сказал он.

На другой день началась работа на студии хроники. А еще через день мы улетели в Нукус, снимать фильм, который назывался «Моя Каракалпакия».

Вместе с нами в группе был кинооператор Исай Гибалевич. Он прошел фронт. На его груди было 20 или 25 всяких наград. И все на студии звали его «Маршалом». Замечательный парень, добрый, умный. Исай Гибалевич обучал «технике» – заряжать кинокамеру, чистить ее, перематывать пленку, а также пытался передать секреты операторского мастерства. Он как бы восполнял то, чему можно было научиться во ВГИКе.

Малик Каюмов – целая эпоха в моей жизни. Почти десять лет мы были вместе, неразлучно. Мы проехали сотни тысяч километров. Были вместе почти полгода во Вьетнаме, почти полгода провели в Афганистане. Проехали весь Узбекистан вдоль и поперек. Было много хорошего, много плохого. Судьба так распорядилась – мы вынуждены были расстаться.

Читать далее →

1

Мирон Пенсон. «На волне памяти…». Часть первая Tашкентцы История

Мирон Пенсон

НА ВОЛНЕ ПАМЯТИ…
Документальное повествование

Память – это странная вещь. В компьютере она определяется мегабайтами. Иногда задаешь ему вопрос, а он отвечает: «Извините, у меня не хватает памяти». А человеческая память, перед кем она должна извиняться, перед собой? Удивительная вещь человеческая память! Часто она сохраняет все до мельчайших подробностей, до невероятных ощущений – запаха, света, вкуса, а порой память вычеркивает самое дорогое, даже тех, кто был рядом с тобой. Мои родители рано ушли из жизни, но навсегда в памяти сохранился облик моей матери, облик моего отца.

Наша мама, Елизавета Мироновна Пенсон, была очень красивой женщиной. Красивой и очень доброй. Когда ее руки обнимали мои плечи, такое тепло разливалось по всему телу! Нас у мамы было четверо – старшая сестра Ганя, потом был я, за мной появился на свет брат Эдик, а уже в 1932 году родилась младшая сестра Дина. Мы жили в большом ташкентском доме по улице Кафанова. Там было много переулков – Кафановский, Кристинский, Бровермановский. И вот в Бровермановском переулке под номером семь находился наш дом. А рядом дом нашей бабушки. У нас был один большой общий двор. На половине бабушкиного двора был глубокий колодец. Его каждый год приходили чистить. Вода в этом колодце была удивительно холодная и удивительно вкусная. Уже потом, когда появился водопровод, этот колодец превратился в своеобразный холодильник. На веревке в ведре туда опускалось мясо, молоко, масло – все сохраняло свою свежесть и не портилось.

Хозяйство в доме вела мама. На плечах мамы был долг – накормить большую семью, принять многочисленных гостей, которые бывали в нашем доме почти каждый день. Она заботилась и о друге нашего отца Эргаше-ака, для которого наш дом был родным. Он копал грядки, окапывал деревья, чистил колодец. Это был добрый, милый, ласковый человек. Запомнились долгие беседы с ним. Он учил нас узбекскому языку. Но самое яркое воспоминание об Эргаше-ака связано с его кетменем.

Читать далее →

3

Караван все идет Tашкентцы Искусство

Тамара Санаева

«Мой шаг – к земле, всегда – к земле, всегда широк и беспределен», — писал в одном из своих стихотворений известный сегодня всему миру художник Александр Волков.

Кто в наши дни не слышал имени этого человека? Не знает пылающих, как угли костра, красок его «Гранатовой чайханы» и сотен других картин, пропитанных жаром самой жизни? Художника, называвшего себя кочевником. Человека эллинской породы — многоталантливого, выносливого, бескомпромиссного. Живописца такой творческой мощи, что она стала истоком Ренессанса в среднеазиатском изобразительном искусстве.

Но далеко не всем известно, что А.Н. Волков был первым директором Музея изобразительных искусств Узбекистана, открытого в национализированном дворце князя Романова в Ташкенте практически сразу после установления советской власти в Туркестане. И отстаивал вместе с попечительницей музея, женой князя, музейные ценности в самые трудные — первые месяцы его существования. Тогда богатейшая коллекция, собранная Великим князем Николаем Константиновичем, могла быть если не уничтожена, то изрядно попорчена мало что смыслившими в искусстве революционными солдатами, готовыми разорвать штыками «буржуазное» искусство.

Читать далее →

1

От метро «Хамза» до Кукчи. Часть первая Фото

Фахим  Ильясов.

 

День  выдался  знойным.   Горячий  воздух  настоялся  на  асфальте  как  вино  в  подвалах   Паркентского  винзавода.  Запах  гудрона  и  пыли  с  деревьев   озонировал  наши  легкие.     Но  дышалось  легко,  так  как  в  воздухе не  чувствовалось  влажности.  Соскучившись по  городу  за  полугодовое  отсутствие  нам   хотелось  поскорей    пройтись   по  нему   или  даже  бежать галопом,  как  застоявшимся   в  стойле  коням.  Маршрут  выбрали  за  нас  арбуз  и  дыня  ожидающие   нас  в  ведре  под  струей  водопровода   во  дворе   дома    товарища  живущего  на  Кукче.  Первоначально  мы  планировали  идти пешком  до  ипподрома  от  метро  «Хамза».  Но  звонок  товарища   сообщивший  нам  о дыне  и  арбузе,   а  также  о   самсе   приготовленной  его  женой,  срочно  заставил  нас  поменять  маршрут.

DSCN6833

Мы  решили  пройтись  пешком  по  улице  Мукимий,   площади  Актепа,  затем  по  улицам  Есенина,  Огахий,  Маджлисий,  Чукуркуприк,   Шофаиз,   Бехзод,  Кукча  и  другие.
Первым  делом  мы  остановились на  улице  Мукимий,  у  дома  где  жил  и  работал  писатель  Явдат  Ильясов.  Постояли,  повспоминали   названия   его  произведений,  изучили  памятную  табличку  на  стене  дома  и  пошли  дальше.  На  площади  Актепа   мы полюбовались  на  магазин  «Мебель»,   на  пустое  трамвайное  кольцо,    прошли  по  мосту  через  речку  и  встали  как  вкопанные,   так  как увидели  трамвай  номер  восемь  с  надписью  «Манчестер».     Наверное  это  дар  манчестерских  вагоновожатых   Ташкентскому  Трамвайному  Парку,  подумали  мы.

Читать далее →

13

Разыскиваются сведения о Георгии (Юрии) Перетте Tашкентцы История

 Получил письмо. Единственный способ помочь — это его опубликовать в надежде на помощь читателей. ЕС.

Уважаемый Евгений Семёнович, меня зовут Владимир Юрьевич Перетт. Мне посоветовала обратиться к Вам Зелина из Торонто. Я пытаюсь восстановить родословную моего отца Перетта Георгия (Юрия), примерно 1902 года рождения. У меня сохранилось фото отца в группе учеников Ташкентской мужской гимназии примерно 1915 года.

На фото — отец второй во втором ряду сверху, справа. В центре на фото изображен их классный руководитель Граменицкий Даниил Сергеевич.

Читать далее →

Купеческие истории Tашкентцы История

Автор Балашкин Станислав Викторович. Статьи были опубликованы в журнале «Тасвир» и любезно предоставлены для нашего сайта.

Купеческие истории-1

На дворе XXI век. Открываются и работают самые разные предприятия. Их учредители – ныне предприниматели. А еще недавно, лет сто назад, таких людей называли купцами – от слова «купить».      Чем же отличались купцы конца XIX-начала XX веков от современных? Насколько мне известно, и среди купцов того времени были, так сказать, «проныры», старавшиеся заработать «сразу и много». Но в большинстве своем это были люди, начинавшие свою карьеру, пройдя длинный путь наверх. Как правило, торговое дело было семейным, издавна им занимались целые династии. Поэтому частенько будущие наследники начинали работать «мальчиками на побегушках» и только по прошествии нескольких лет занимали должности приказчика. И далеко не все из них даже к сорока годам имели честь занимать отцовское место.

Читать далее →

«Пространство и образ» Tашкентцы Искусство

С 19 сентября по 10 октября Art and Fact Gallery приглашает на выставку узбекского художника Василия Луконина «Пространство и образ».

Василий Луконин — участник многочисленных республиканских и международных выставок. В 1990 году вступил в Союз художников. С 1993 года член союза художников при ЮНЕСКО. Работы автора находятся в музее искусств Узбекистана, Дирекции Художественных Выставок, Национальной галереи Изобразительных искусств и частных коллекциях Узбекистана, России, Англии, Франции, Германии, Македонии, Болгарии.

Читать далее →

5

Мирон Пенсон. «На волне памяти…». Водопровод Tашкентцы История

Если помните, недавно писал, что Максим Миронович Пенсон подарил книгу воспоминаний своего отца  Мирона Максимовича Пенсона «На волне памяти…». Книга невероятно интересная, просто подарок для всех любителей Ташкента. Но глава «Водопровод» — это просто жемчужина, это обязательно должен прочитать каждый-каждый! Максим Миронович откликнулся на просьбу предоставить электронный вариант книги (спасибо!) и вот всех приглашаю читать и радоваться этим воспоминаниям. ЕС.

…Как в наши дни вошел ВОДОПРОВОД!
Сработанный еще рабами Рима…

В. Маяковский

Сработанный еще рабами Рима водопровод был несбыточной мечтой для жителей небольших переулков, что выходили на улицу Кафанова. Улица Кафанова находилась в городе моего рождения, который, с легкой руки известного русского писателя Александра Сергеевича Неверова, все называли «Ташкент – город хлебный». События, о которых хочется рассказать, проходили в начале 1945 года. Подходила к концу длинная, голодная, холодная Отечественная война. Почему вдруг захотелось вспомнить, спустя почти семьдесят лет, о каком-то водопроводе в каком-то переулке Лазо? Вспоминать об этом в другой стране, куда забросила непредсказуемая судьба. В стране, расположенной далеко за океаном, о которой знали, как о стране недоступной и желанной. Эти воспоминания не дань ностальгии по детству, хотя не могу полностью исключить это. Людей, живших в те далекие года, уже ох как мало осталось на свете, поэтому воспоминания очевидцев могут представлять какой-нибудь интерес для живущих поколений. Вихрем пронесся двадцатый век. В истории человечества трудно припомнить столетие с такими глобальными потрясениями, через которые пришлось пройти людям. Две мировые войны. Крах империй. Разрушительные землетрясения. Да всего и не припомнить, но в памяти навсегда остались ясные дни весны 1945 года. Уже близок был день окончания войны. Из черных тарелок репродукторов все чаще и чаще звучали салюты в честь доблестных бойцов Красной Армии, освобождавших город за городом от немецко-фашистских захватчиков. Правда, теперь победные салюты уже звучали за освобождения многих городов в Европе. Ташкент не был фронтовым городом. Находясь в глубоком тылу, он принял под свой кров сотни тысяч людей, бежавших от немецко-фашистских захватчиков. В Ташкент эвакуировались промышленные предприятия из России, Украины, Белоруссии, Молдавии и многих других мест, временно занятых фашистами. Эвакуированные заводы прямо с колес начинали выпускать продукцию, так необходимую фронту. В Ташкенте делали самолеты, снаряды для минометов, телефонный кабель, приборы ночного видения и еще много так нужных фронту вещей.

Читать далее →