1

Стец Матвей Павлович Разное

Комментарий, достойный отдельной публикации.

Янина:
Мой дед Стец Матвей Павлович в 1864 году родился в польской деревне, а спустя 20 лет рекрутом попал в Ташкент да так и остался там на всю жизнь, отслужил 5 лет, стал фельдшером, женился на польке, дом построил в районе ж.д. вокзала (евроТашкент разрастался!), воспитал 7 детей, в 1942 году похоронили его на Боткинском кладбище. Всю свою жизнь мой дед Стец Матвей Павлович посвятил оказанию профессиональной медпомощи (как фельдшер) местному коренному населению и стал знаменитым «доктором Стец» среди жителей прилегающих кишлаков и ещё долго после смерти деда приходили пациенты за советом к моей тётке Стец Янине Матвеевне, которая стала врачом, закончив ТашМИ в 1932 году вместе с мужем Линниковым Дмитрием Яковливичем.

5

Мой дед Евгений Анфирович Анфиров Tашкентцы История

Автор Андрей Гагарин

Мой дед, Евгений Анфирович Анфиров, прожил трудную и богатую событиями жизнь, половину которой он посвятил революционной борьбе за демократию, социальную справедливость и права трудящихся. И, хотя эта его борьба увенчалась победой, места в новой светлой жизни для деда в итоге не нашлось и его сначала оттеснили в сторону, подальше от власти, а в конце концов он, как и многие другие граждане нашей великой страны того времени, пал жертвой сталинских репрессий конца тридцатых годов. Произошло это задолго до моего рождения.

Деда своего я мог видеть только на нескольких случайно уцелевших старых семейных фотографиях, в связи с чем он был для меня в большей степени фигурой отвлеченно исторической, нежели живым, реальным человеком. Кроме того, в советские времена особенно распространяться на тему репрессий было не принято, и о деде в нашей семье практически не говорили. По существу, дед был для потомков фигурой запретной, и никто из нас в то время им особенно не интересовался.

Читать далее →

41

Из истории площади у Дворца текстильщиков Старые фото

Установка памятника Пушкину проявила интерес к истории площади, вот что удалось собрать в комментариях и в Фейсбуке.

Tatyana Vavilova: Это 1946 год. Фото Устинова Александра. Сквер уже был, слева деревья.

Дворец текстильщиков

Читать далее →

9

Они были первыми, часть шестая Tашкентцы История

Автор Владимир Фетисов

В центре следующей виньетки мы видим Моисея Ильича Слонима, о котором я уже рассказывал.

Они были первыми (6 Часть)

А слева от него Эргаш Исабаевич Атаханов, впоследствии видный терапевт, биофизик, член-корреспондент АМН СССР и АН УзССР.

Родился Эргаш Исабаевич в Намангане в 1914 году. Любопытно, что три уроженца Намангана, выпускника ТашМИ 1936-го года, стали выдающимися учёными. Это Сайфи Шамсиев, о котором я рассказал в предыдущей части, Эргаш Атаханов, фотография которого помещена на этой виньетке, и Ялкин Туракулов – речь о нём в следующей части.

Эргаш Исабаевич Атаханов занимался вопросами биофизиологии элементов крови и заболеваниями кроветворной системы. Именно этой теме была посвящена его докторская диссертация, которую он защитил в 1948 году. С 1951 года он заведовал кафедрой пропедевтики внутренних болезней ТашМИ. С 1955 по 1962 год профессор Атаханов — председатель Ученого совета Минздрава нашей республики.

Читать далее →

2

Они были первыми, часть пятая Tашкентцы История

Автор Владимир Фетисов
Они были первыми (5 Часть)

Здесь мы видим профессора Рагозу в окружении студентов.
Генерал медицинской службы, участник гражданской и Великой отечественной войн, Николай Иванович Рагоза родился в 1883 году. В 1910 году оканчивает Военно-медицинскую академию в Петербурге и уже через три года там же защищает диссертацию на степень доктора медицины. В 20-е годы приезжает в Ташкент, где участвует в создании медицинского факультета Туркестанского Университета, а затем и Ташкентского медицинского института. С 1926 по 1933 год возглавляет кафедру пропедевтики внутренних болезней, а с 1933 года лечебный факультет ТашМИ.

Читать далее →

9

Ташкентские Куранты. Мемориальная доска на могиле А. Айзенштейна История Старые фото

У магазина «Женева», что расположился по Романовской улице, постоянных клиентов было немного. Хотя цены и были умеренными, далеко не каждый мог позволить себе заглянуть сюда. Только таким как ташкентский богач, купец первой гильдии Давыдов или фабрикант Первушин, по карману было выбрать здесь, что-то для себя или заказать для своей усадьбы большие комнатные часы с боем. Большая часть ташкентцев обходилась без часов. Рабочего будил гудок железнодорожных мастерских, дехкане на поле проливали пот, пока солнце не сядет. А ремесленник старого города еще затемно горн задувал, а кончал работу, когда тяжелый молот уже из рук валился.

Ну а если все же нужно было узнать точное время? Было в то время у Ташкента главные городские часы. Одни для всех — для богатых и для бедных, для неграмотных и образованных, простые и понятные всем. Городскими часами была… полевая трехдюймовая пушка, что стояла на бастионе военной крепости. Она стреляла ровно в полдень, и гулкий звук ее выстрела разносился по всему городу. Кстати время она показывала очень точно. Для этого крепость была соединена с Ташкентской астрономической и физической обсерваторией.

Читать далее →

2

Ш. Р. Рашидов про плов Искусство

Отрывок из книги Ш.Р.Рашидов «Победители», авторизованный перевод с узбекского А.Удалова и Ю.Карасева. М., «Советский писатель», 1976 год.

Легкий дымок вился над холмом, где ещё стоял «штабной» шатёр. Дымок то взлетал маленькими облачками, то таял, то мелькал в воздухе синими спиральками.
Издалека могло показаться, что это курится небольшой вулкан.
На самом же деле дым вырывался из-под котла, пристроенного над очагом, который был вырыт прямо в земле. В очаге жарко пылал хворост.
Дымилось и раскалённое масло в котле.
А у котла, засучив рукава гимнастёрки, стоял с длинной шумовкой в руке раскрасневшийся от огня Бекбута. Подождав, пока масло закипит ещё пуще, он кинул в него косточку, которая мгновенно превратилась в тёмно-коричневый сухой огрызок. Спустя минуту, ловко поддев косточку шумовкой, Бекбута отшвырнул её в сторону и забросил в котёл два крупных кристаллика соли. Тотчас послышалось громкое шипение, потрескивание, масло начало стрелять горячими брызгами.
Лицо Бекбуты расплылось в довольную улыбку. Настала пора закладывать в котёл лук, уже нарезанный Суванкулом, который сидел на траве, в тени шатра, поджав под себя ноги, и тонко-тонко настругивал сочную морковь.
Перед Суванкулом на разостланном бельбоге, который он снял с себя, красовалось большое глазурованное блюдо гончарного производства, ляган, в котором подают это удивительное, никогда не надоедающее яство — узбекский плов. Пока ляган был занят уже приготовленными бараниной и морковью. Тут же, под руками у Суванкула, находились эмалированная миска с рисом, два пучка зелёного лука и газетный кулёк с сушёным барбарисом, зирой и другими специями, придающими плову неповторимый вкус.

Читать далее →

6

Медицина в Ташкенте в первые годы присоединения к России Tашкентцы История Разное

До «завоевания» Ташкента медицины как таковой здесь не было, местное население жило по принципу «бог дал – бог взял». А брал он немало жизней, и прирост населения существовал только благодаря чрезвычайно высокой рождаемости. С первых же дней своего присутствия русские нарушили такое положение, и дети смогли выживать не только благодаря богу… Об этом – из книги А.И.Добросмыслова.

Медицина в первые годы

Медико-санитарная часть
Со времени завоевания Ташкента до 1868 года медицинскую помощь населению оказывали военные врачи  квартировавших здесь частей войск. По проекту положения 1867 года медицинский персонал в Ташкенте состоял из городского врача и повивальной бабки. На медикаменты для лечения бедных отпускалось 200 рублей в год. Вскоре оказалось, что повивальная бабка среди местного населения не могла найти себе работы и была заменена двумя фельдшерами, из которых один находился постоянно при тюремной больнице, и, сверх того, было нанято четыре оспопрививателя из местного населения.

Оказание помощи больным производилось по мере возможности, так как оказывать правильную помощь, соответствующую роду болезни, врач не мог, — не было ни больницы, ни приемного покоя. Этот же врач обязан был производить судебно-медицинские вскрытия трупов и разного рода освидетельствования и наблюдать за исполнением жителями правил медицинской полиции. Самая же главная обязанность врача состояла в приучении местного населения к прививанию оспы. Оспопрививанием до водворения русских в Туркестанском крае занимались сарты, передавая это мастерство по наследству. Прививочный материал приготовлялся следующим образом: брались корки от больного натуральной оспой, завертывались в вату и клались в маленький деревянный сосуд, куда наливали воду. Этой водой и производили прививки.

Читать далее →

1

Документальный фильм «Пустыня запрещенного искусства» (The Desert of Forbidden Art) Видео История

Документальный фильм «Пустыня запрещенного искусства» (The Desert of Forbidden Art), ставший сенсацией многих кинофестивалей, посвящен Музею искусств в Нукусе и его создателю — художнику, археологу, коллекционеру Игорю Савицкому. Каракалпакский государственный музей искусств — один из самых крупных музеев в Узбекистане. Коллекцию музея признают второй в мире по значимости и объему среди коллекций произведений русского авангарда, а также лучшей художественной коллекцией в Азиатском регионе.

Читать далее →

5

Этель Ковенская Tашкентцы История

Пишет Зелина Искандерова
Замечательный Вечер провела я 9-го июля в память о выдающейся актрисе, изумительной женщине с потрясающей судьбой — Этель Ковенской, недавно ушедшей из жизни. Время неумолимо — оно уносит порой самых ярких, самых красивых, самых талантливых…

Совсем недавно, 25 апреля 2015 года, ушла из жизни Этель Ковенская — Этка, Этель, Этель Львовна, как звали её при жизни друзья и коллеги, великая еврейская, российская, советская и израильская актриса!
Я высылаю Вам часть публикации, из которой ясно, почему этот материал хорошо бы опубликовать на Вашем/нашем сайте!

Кошка находит свой дом

… В начале войны театр ГосЕТ (Государственный Еврейский Театр) эвакуировался из Москвы. Куда — Эточка не знала. Дядя очень боялся, что племянница сбежит за театром, как ее героиня Рейзл (Шолом-Алейхем, <Блуждающие Звезды>), и держал Эточку взаперти. Потом увез с собой в Сызрань, куда эвакуировалось его Министерство. До Сызрани добирались пятеро суток: стояла глубокая осень, в вагоне были разбиты все стекла. Поселились в комнате, где уже жили пятьдесят человек. Дядя уходил засветло, возвращался ночью. Эточка страдала от одиночества, ей казалось, что она погибает. Она решила себя спасать. Тем более что удалось узнать — Еврейский Театр находится в Ташкенте.

Она села в поезд в Куйбышеве. Вещей у Эточки было — два маленьких тюка (мамина пуховая подушка да пара платьев). Из еды — батон и банка крабов. Дядя дал ей в дорогу все свои деньги — но и этого по тем временам было совсем немного. Через десять минут после отправления поезда подошел проводник с парой пассажиров, заплативших ему деньги «сверх». Эточку согнали с законного места — всю дорогу она провела в блуждании по вагонам: только на ступеньки никто не претендовал. Она сидела на них, вцепившись застывшими руками в поручни, и в отчаянии смотрела на яркую луну, время от времени скрывавшуюся за клубами паровозного дыма.

Читать далее →

11

Разыскиваются родственники писателя М. Шевердина Разное

Я историк из России, мне посоветовала обратиться к Вам Ольгана, чтобы через сайт «Письма о Ташкенте» попытаться отправить поисковый запрос. Я разыскиваю семью писателя Узбекской ССР М. Шевердина (скончался в 1984 г.), точнее, мне нужно узнать, остались ли дети/внуки М. Шевердина в Узбекистане? Где они сейчас проживают и как с ними связаться? Меня интересует врачебная деятельность И.П. Шевердина (отца М. Шевердина) в начале XX в. в Ахангаранской долине – те
события, которые легли в основу романа «Джейхун».
Буду благодарна за любой отклик.

С уважением, Юлия Цыряпкина.
38

А. С. Пушкин, с переездом! Фото

Проинспектировали с внучкой Настей новое расположение памятника. Все хорошо — красиво, аккуратно, с душой сделано, аллейки, скамейки, урны, газоны, клумбы. Хорошо смотрится на новом месте, можно прийти погулять рядом, посидеть под дубом с ученым котом.

Читать далее →

1

Немецкая община Ташкента. Пастор Генрих Берендс Tашкентцы История

Автор: Виктор Арведович Ивонин

После безвременной кончины Пастора Немецкой Евангелическо-Лютеранской общины Туркестана Юстуса Юргенсена в 1933 году в Ташкент приезжает пастор Генрих Генрихович Берендтс, 1892 года рождения, уроженец Санкт-Петербурга. Новый пастор и его жена, дочь Епископа Артура Мальмгрена — Хедвига Берендтс, были с радостью приняты общиной. Генрих Берендтс по тем временам был на редкость высокообразованным человеком. Он имел два высших образования – юридическое и теологическое.

Пастор Евангелическо-Лютеранской общины Ташкента Генрих Генрихович Берендтс

До приезда в Ташкент работал в Семинарии проповедников (Prediger-seminar), теологическом образовательном учреждении для подготовки евангелическо-лютеранских священнослужителей, торжественно открытом 15 сентября 1925 года в Ленинграде. Он преподавал там древнееврейский язык, на котором написана первая часть Библии – Священное писание Ветхий завет, и считался одним из лучших педагогов. Знание древнееврейского, также как древнегреческого, языков, являлось обязательным в программе подготовки лютеранских священнослужителей.

Читать далее →

9

Аллея поэзии Старые фото

Турсунали Каримович:

105 ЛЕТ ЖИЗНИ ПРОФЕССОРА ХАМИДА СУЛЕЙМАНОВА.
Из фотоархива ученого. Пушкин, Навои, Бабур, Нодира, Мукими, Фуркат.
Стояли одной стеной, против мракобесия…