2

Увидеть Ташкент… Искусство

Валерий Попов
Фантастический очерк

Я вышел на трап самолета — и сразу почувствовал: Ташкент! Садясь в машину, я заслонился ладонью — такого яркого жаркого солнца, да еще в октябре, я не ожидал.
— Как тут у вас! — восхищенно произнес я. Встречающие гордо усмехнулись, но ничего не ответили.
Не отрываясь смотрел в окно: где-то здесь в двадцатые годы отец мой спасался от голода, приехав сюда с сестрами и матерью к двоюродному ее брату, и вспоминал он Ташкент с восторгом — сказочный город, после голодной деревни! И я почему-то сразу почувствовал себя своим здесь, и даже — счастливым. Наш род южный, степной — и я всегда испытывал счастье, приезжая на юг, и, подъезжая к нему, выходил ночью на площадку, открывал на ходу вагонную дверь (тогда это еще было можно) и, зажмурившись, наслаждался горячим ветром, налетавшим рывками, гладившим лицо, треплющим волосы… Первый пирамидальный тополь, скрученный, как знамя, вонзавший в звездное небо тонкую темную пику, вызывал восторг.
И здесь — стояли такие же, туго закрученные и даже при таком солнце — темные внутри. Отец говорил, что они жили в небольшом домике среди яблонь, слив, абрикосов. Ташкент не только спас их, но и наполнил жизнь незабываемыми воспоминаниями. Даже события тяжелые — теперь уже, через столько лет, казались отцу трогательными… Однажды, рассказывал он, они все заболели дезинтерией — мой будущий отец и его старшие сестры Настя и Таня. Лежали в комнате, распластанные на матрасах. Было жарко, их тошнило. Окна в сад были распахнуты. А младшая их сестра Нина, веселая и кудрявая, которую болезнь почему-то не брала, сидела у окна на абрикосовом дереве, ела мягкие желто-красные абрикосы один за другим и, смеясь, пуляла в комнату косточки. Отец вспоминал, что они тоже пытались «отстреливаться», но косточки из их ослабевших рук не долетали даже до подоконника…
Провожая меня сейчас, он почему-то был уверен, что я найду это место. Горячая его убежденность, отметающая всякие мелкие проблемы (например, незнание адреса), передалась и мне. И я был уверен, что найду. Тем более — прилетев сюда! Я так увлеченно глядел в окно, что вроде забыл, с кем и куда я еду.

Читать далее →

5

Место на окраине времени Искусство История

Вадим Муратханов

Тезиковский рынок, располагавшийся в районе Северного вокзала, представлял собой одну из главных городских достопримечательностей. Он не был центром русского Ташкента — эту роль выполнял ныне исчезнувший сквер с огромными чинарами, — но он был его сердцем. Не бросающимся в глаза, но необходимым для ровного дыхания города. От магистральной артерии рынка разбегались по кривым улицам и закоулкам в направлении Парка Кирова постепенно редеющие торговые ряды.
Тянувшаяся вдоль железнодорожного полотна асфальтовая дорога принадлежала медлительным пешеходам, которые плыли от торговца к торговцу, между скатертями, картонками и газетами, тесно уставленными самыми разномастными товарами. Не вместимое ни в какой каталог множество вещей с нависающими над ними портретами загорелых торговцев — бесплатный крае­ведческий музей имперской южной окраины. Чтобы то и дело не переплывать шумный разноязыкий поток, обычно приходилось выбирать для движения один ряд, левый или правый.

Читать далее →

1

На перепутье мне явился Искусство История

Автор Михаил Книжник

1
В конце лета 1992 года я вернулся домой после восьмимесячного туристического кочевья по Израилю. Почему поездка оказалась столь длинной, здесь объяснять не место.
Первого сентября я, как пионер, вышел на службу.
Меня повели на ковер к директору института, в клинике которого я служил. Директор, академик и лауреат, в молодости он был хорош собой, похож на артиста Черкасова, был обаятелен, по-моцартиански одарен и удачлив, в местном, конечно, варианте. Я увидел, что занят он переводом не нового уже институтского учебника по биохимии на узбекский язык. Мое присутствие и скомканные объяснения о столь длительном отсутствии мешали ему сосредоточиться. Он сухо сказал:
— Идите, работайте!
В приемной моего ухода ждала главная кассирша института, в руках ее были листы ведомостей.
Рассказывали, что в институте велось немало хозрасчетных проектов, и в каждый был вписан директор как «паровоз» или «из уважения». По проектам всегда капали какие-то деньги, и кассирша носила их в кабинет — не гонять же академика в кассу. И каждое поступление, каждую пятерку или десятку директор встречал одинаковым возгласом:
— О! Очень вовремя!

Читать далее →

1

«Карандаши» в Ташкенте Разное Фото

Карандаши

Владислав Хан неоднократно публиковал новости о ребятах из команды «Карандаши». Они учатся в Сеуле и изучают русский язык. И решили собрать корейские народные сказки, перевести их на русский языке и издать книжкой на двух языках. С этой книжкой они ездят по местам проживания корейцев, были в России, в Казахстане и вот приехали к нам. В коворкинг центре «ТЧК» состоялась встреча «Карандашей» с блогерами, познакомились, пошутили, пообщались. Две девушки раньше жили в России им легче говорить на русском. Но говорят все, причем грамотно.  Цель издания книги — напомнить всем корейцам истоки, познакомить со сказками, познакомить русскоязычный мир с корейской культурой. Такие трогательные, чудные ребята, благодарю их от всех читателей книги (подарили участникам встречи). Будем дружить в Фейсбуке.

Читать далее →

9

Памятник Навои на улице Навои, 1959 год Старые фото

Фотографию опубликовал Т. Кузиев со словами:
Слайд подписан «парк перед Ташкентским облисполкомом».

Значит, фотографировали с крыши Молодежного театра или даже с Телевышки. Справа виден портал Шейхантаура и Узбекфильма? За деревьями — улица Навои. Слева — будущая улица Абая. Памятник как-то далеко стоит от дороги? На месте будущей аллеи поэзии клумба.

Ул. Навои

9

За инжиром на Чорсу История Разное

Текст: Татьяна Перцева.
Фото: Рифъат Ирмухамедов (это Самарканд).

А кто помнит, в чем привозили инжир на Октябрьский рынок — теперь Чорсу?
В конце лета или ранней осенью я приезжала туда на четвертом троллейбусе, выходила у памятгника Калинину, шла аллеей через ряды магазинчиков, добиралась до фруктово-овощных. Вообще я больше любила Алайский, это был мой район, мой круг общения — кого только на рынке не встретишь, — место встречи изменить нельзя, — но вот инжир…. тогда его на Алайском почти невозможно было найти. А я спокойно могла слопать килограмм инжира зараз — молодость, молодость….

Инжир

Читать далее →

2

Анхор над Актепа Фото

Артур Шаипов‎ публиковал в X-places (Tashkent)

Тот самый мост, несущий в себе воду для ответвления канала, что на Байналминале. Точнее: мост около Узбекфильма, акведук под мостом Анхор протекает над каналом Актепа.

Мост

Подробнее об этом акведуке было здесь.

23

Фазила Камиловна Сулейманова Tашкентцы Старые фото

Зухра Ашрабова: С началом нового учебного года вспоминаю свою маму — Фазилу Камиловну Сулейманову. На фото она в центре, в светлом платье и белых носочках. Ей 16 лет и она директор школы. Мама начала работать с 12 лет, искореняла безграмотность, а в 37 году, когда пересажали большую часть коллектива школы, где она работала, ее, 16-летнюю девочку, назначили директором школы. Мама о себе рассказывала мало. Хорошо, что сохранился снимок и он подтверждает то, во что сейчас поверить трудно.

Фазила Камиловна Сулейманова

Tatyana Vavilova: Фазила Камиловна Сулейманова. К сожалению, не очень много мы знаем о замечательной жизни нашей соотечественницы. Вот она, в центре. Юный директор школы, будущий академик. Ее именем названа улица в Ташкенте — Воронцовская — Сталина — Братская — Сулеймановой. Ищу полную биографию!

Зухра Ашрабова: Нет, то была улица Хадичи Сулеймановой! Названа в честь крупного юриста еще в 60-е годы, я припоминаю то время, я тешилась тем, что мы однофамильцы. Моя мама тогда еще была молодой женщиной.

1

Дон Кихот: лекарство от пороков Tашкентцы Искусство

Автор Михаил Гар

В ноябре 2015 года состоится первая книжная выставка-ярмарка в столице Мексики – Мехико. К этому событию приурочено новое издание бессмертного «Дон Кихота». С просьбой проиллюстрировать великое произведение Сервантеса Издательский дом (его название пока не разглашается) с западного побережья Атлантики обратился к известному ташкентскому художнику Виктору Апухтину.

Дон Кихот: лекарство от пороков

…Четыре столетия назад на свет явилась вторая часть необыкновенного романа эпохи Возрождения «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Первую часть книги тот же мадридский издатель и книготорговец Франсиско де Роблес напечатал десятью годами ранее.
Создатель гениального романа получил за свой труд более чем скромный гонорар, ненадолго облегчивший его плачевное существование.

Читать далее →

6

Не завоевывай мир Искусство

Автор Александр Джумаев

Опубликовано в журнале «Звезда» № 8 2015.

Прошло несколько лет, как он, подобно другим своим соплеменникам, выехал из «страны несвободы» в «зону полной свободы». В надежде построить более-менее сносное будущее для своих детей и внуков. Конечно, не все складывалось так, как он предполагал и хотел. Можно было, например, каждый день покупать понемногу разные сорта сыра и колбасы, масла и вин, весь день смотреть телевизор, ничего не делать и не выходить из дома. И при этом даже откладывать кое-какую сумму на «черный день» из регулярного социала. Хотя какой тут к черту «черный день»?! Все здесь работало как часы, автобусы и трамваи подходили и уходили секунда в секунду, магазины распирало от товаров, услуги обступали со всех сторон… Он вспомнил, как это было в первый раз, когда в самом начале 90‑х довелось ему с группой преподавателей и ученых из бывшего СССР поехать на конференцию в уже объединенную Германию. Товарное изобилие настолько шокировало одну из участниц делегации, что ей стало физически плохо — резкая головная боль, сердцебиение, и пришлось срочно доставить ее обратно в гостиницу, отлежаться. Да и можно понять, когда видишь все эти мелкие красивые вещицы для женщин и детей — трусики, колготки, платочки, перчатки, губнушки, шапочки… Да чего там еще не было! После всего увиденного, обычная советская женщина ощущает себя глубоко несчастной, понимает, что красивая жизнь прошла мимо. А так хотелось… Хотя тогда некоторые немецкие товарищи говорили, пытаясь вывести нас из состояния шока, — товарное изобилие еще не означает, что всё это доступно каждому, что всё это ты можешь купить, и всё хорошего качества.

Читать далее →

Завет Искусство

Михаил Гар.
ЗАВЕТ

В Ташкенте петербургская погода.
С утра туман. А в семь играют Брамса.
Концерт для азиатского народа –
Как западная форма реверанса.

С утра был плов, и праздник был с утра.
Великий праздник обрезанья плоти –
Большая редкость в городе Петра,
А тут, извольте – при любой погоде.

Таков завет. Так положил Господь.
Так входит в жизнь незнающее детство:
А что как вдруг оттяпанная плоть
И вправду есть единственное средство –

Быть узнанным, когда подступит час
Для отпущенья или наказаний;
И эта метка (в профиль и анфас)
Избавит от ненужных оправданий.

Сбежала дрожь по медленным смычкам.
Поднялся зал, восторгом освещённый.
…Тот мальчик спит, доверенный сверчкам, –
Всё пережив и, может быть, прощённый.

Опубликовано в журнале «Звезда» № 8 2015.

45

Бабаева Тамара Михайловна Tашкентцы

В ночь на 2-е сентября 2015 года не стало директора школы №5  Ташкента Тамары Михайловны Бабаевой, Отличника народного образования РУз.

Бабаева Тамара Михайловна

За этой строчкой вполне официального некролога – не только боль потери, но еще и масса непонимания. Этого просто не может быть. Есть люди, без которых невозможно представить нормальное течение жизни. Так нашу любимую, уникальную, одну из лучших (а для нас – ее учеников – однозначно лучшую) Пятую Школу без Тамары Михайловны представить нельзя.

Читать далее →

53

ДК швейников, 1959 год Старые фото

Фотографию опубликовал Т. Кузиев: «Сколько «лениносталинских» памятников все таки были установлены по городу?»

Как раз в 59 меня трехлетнего мама на елку водила в этот дворец… через 30 лет водил туда на елку детей. Сейчас принадлежит МВД, они все отремонтировали и отделали красиво. ЕС.

ДК швейников

5

Википедия: С праздником, Узбекистан! Разное

Если вы прямо сейчас откроете главную страницу Википедии, то в правой колонке увидите подборку интересных фактов, относящихся к нашей стране.

Автор и координатор спецпроекта «Знаете ли вы?», наш соотечественник Александр Райков рассказал о том, как родилась идея данного тематического выпуска, и как она воплощалась в реальность.

Проект «Знаете ли Вы?» входит в мои приоритетные интересы в Википедии. Мне нравится узнавать необычные факты о мире и делиться ими с другими.

Как-то в июне я заметил, что разные авторы выставили сразу три факта об Узбекистане, причем не сговариваясь. Так и родилась идея создать целый тематический выпуск, который было решено посвятить 24-годовщине Независимости нашей Родины. Для этого необходимо «всего лишь» написать ещё 9 статей с разнообразными интересными фактами.

Первым идею поддержал израильский биолог-википедист Наум Воскобойник. И вскоре у нас появилась команда авторов, каждый из которых внес свою ценную лепту в проект.

Собрав материал, мы в очередной раз убедились, что Узбекистан – удивительно интересная страна, богатая на явления и личности.

Итак, 5 фактов об Узбекистане и несколько слов о том, как они стали известны:

Читать далее →

2

Обратите внимание на «В этот день» Служебное

Справа, в боковой колонке, появился новый блок «В этот день». Каждый раз открываются интересные публикации.
(Можно уже ничего нового не публиковать, читать только этот блок… Шутка).
Спасибо Азиму!

Проблема с обилием информации, были отличные публикации, которые могли пройти мимо вашего внимания. Раньше были «случайное фото» и «случайная публикация», но они создавали нагрузку.
Пользуемся тегами и поиском, чтобы не утонуть :-0))

И смотрим «В этот день»

5

В гостях у «Звезды» Фото

Если помните, недавно сообщали, что восьмой номер питерской «Звезды»  составлен из произведений авторов, связанных с Узбекистаном.  Публикуем рассказ Элеоноры Шафранской  (в Фейсбуке) о посещении редакции.

В «Звезде»
В вс была в редакции «Звезды». Подходила к ней с трепетом – легендарная все же. Потрясена безмерно. Снаружи заброшенность будто… даже не знаю, как со времен гражданской войны. Мимо снуют дорогущие автомобили, прохожие держат перед носом айфоны/планшеты, а тут… двери из какой-то допотопной жизни. Звоним. Ждем долго. Открывает… сам Арьев, Андрей Юрьевич, редактор: «Прошу!»

s1
Вверх огромная широкая лестница, внизу, у входа, – камин. Если зажмуриться – все красиво, но жмур долго не продержишь, отпускаешь – сердце щемит: какие-то обглоданные прежде роскошные ступени, будто месяцем раньше случился переворот 1917-го года: все было, и ничего не стало. Правда, я испытала какое-то двойственное чувство – восхищения и оторопи, как же так? – центр Петербурга, знаменитая редакция – и такое запустение.

Читать далее →