3

Узбекский Штраус Манас Левиев Tашкентцы История

Автор Анастасия Павленко

У народного артиста Узбекистана Манаса Бетьяновича Левиева (1912-1990) была особая любовь к вальсам.  Он считал, что именно через эти душевные ритмы можно в полной мере передать радость  жизни, ее гармонию и красоту. И действительно, творческое наследие Левиева, включающее 11 музыкально-сценических произведений, музыку к 12 спектаклям, 7 кинофильмам, множество кантат, песен отличает  не только богатый национальный колорит, но и мелодичность, особая плавность, присущая вальсовым ритмам.

«Левиев – художник счастливой судьбы, посвятивший весь свой талант, творчество и общественную деятельность служению многонациональному музыкальному искусству», — так начинается книга узбекского музыковеда А. Джаббарова о жизни и деятельности Манаса Левиева, внесшего огромный вклад в развитие национальной музыкальной культуры, снискавший своими произведениями искреннюю любовь народа. Увы, на сегодняшний день издание 1986 года – единственный монографический очерк об этом выдающемся деятеле культуры Узбекистана. По сей день песни и вальсы Левиева услаждают наш слух, — взять хотя бы музыку к вечно живой киноклассике «Об этом говорит вся махалля» (реж. Ш. Аббосов) или «Очарован тобой» (реж. Ю. Агзамов), но информацию об их талантливом авторе в открытом доступе найти почти невозможно. А ведь биография Левиева не менее удивительна, чем его многогранное творчество.

Читать далее →

18

«Они и мы», часть первая Фото

Алла Гажева

Некоторые люди, путешествуя по другим странам, выискивают только негативное. Чтобы вернувшись на родину зафигачить репортаж о моральном разложении Запада или о дикой недоцивилизованности Востока. Другие, напротив, видят только позитив, краски, гламур, роскошь. И по приезду готовы втоптать в грязь свою страну. А я кайфую, когда вижу насколько мы все похожи. Все! Везде! Богатые, бедные, разноцветные, разнополые, разновозрастные — мы все одной крови. Эти фотографии сделаны не для сравнения. Случайно, уже дома я обнаружила много похожего. Получился такой вот фотопроект.

Они и мы. Запад и Восток. Часть 1.

Читать далее →

6

Возвращение сумки Разное

Пишет в Фейсбуке Олеся Цай тут.

В качестве гостинца из Санкт-Петербурга я просила только замороженную клюкву, но Оля так вошла в раж, что привезла кучу подарков и целую сумку дорогостоящих «клюкв» — пастилу, шоколад, ликер, и даже икру (наверное, за внешнее сходство).

Встретились, обнялись, порадовались, ко мне домой поехали в метро. Говорим возвышенно, смеемся и любуемся всем вокруг.

И тут на станции «Минг Урик» она бледнеет и становится тихой.
— Я сумку «посеяла»….Оставила в вагоне.
— Мой Босх! Там были деньги-документы?
— Нет, только ваши гостинцы…

У Оли появляется на лице «то самое выражение». Бойтесь, когда оно возникает на лице прекрасной женщины. Потому что, увидев его, вы тут же поймете — вы должны что-то сделать, лишь бы больше никогда его не видеть.

Читать далее →

5

НУУ, ТашГУ, САГУ, ТуркГУ — университету исполнилось 95 лет История

Есть разные варианты точки отсчета дня рождения Университете. Но именно в сентябре 1920 года начались регулярные занятия на только что созданных факультетах.

За подробностями можно обратиться к статье Валерия Германова Alma mater Ташкентская и Среднеазиатская, или История с географией. Часть 1.

1

«Зато он меня любит» Tашкентцы Разное

Севиль Велиева

К самым светлым воспоминаниям моего детства относятся летние утра. Я просыпалась от деловитого курлыкания голубей и от ослепляюще яркого солнца, играющего в классики на моем лице. Я просыпалась, сонная еще выходила во двор, и меня захлестывало ликующее, необъяснимое счастье. Десятки запахов, звуков и мыслей сливались в единую симфонию: вот с улицы тянет молочным запахом свежих лепешек, а там соседи ругаются с собакой; а тут наша индифферентная кошка лежит на солнце, досматривая последний сон за полузакрытыми веками; и деревья были тогда выше, и листья изумруднее, чем даже вчера, и солнце ярче. И впереди — целое лето без школы, и еще целая жизнь, искристая, долгая и счастливая, как июньское утро в родительском доме.

Каждое мое возвращение в Ташкент — это возвращение в такое утро. Город понятия не имеет, что нужно говорить, когда кажется, что в жизни почти не осталось утр, залитых слепым ожиданием неотвратимого счастья. Мой город азиатский и провинциальный, поэтому у него нет теплого клетчатого пледа и чашки горячего какао, чтобы подбодрить меня. Да и туманы тут нечасто случаются.

Читать далее →

2

Увидеть Ташкент… Искусство

Валерий Попов
Фантастический очерк

Я вышел на трап самолета — и сразу почувствовал: Ташкент! Садясь в машину, я заслонился ладонью — такого яркого жаркого солнца, да еще в октябре, я не ожидал.
— Как тут у вас! — восхищенно произнес я. Встречающие гордо усмехнулись, но ничего не ответили.
Не отрываясь смотрел в окно: где-то здесь в двадцатые годы отец мой спасался от голода, приехав сюда с сестрами и матерью к двоюродному ее брату, и вспоминал он Ташкент с восторгом — сказочный город, после голодной деревни! И я почему-то сразу почувствовал себя своим здесь, и даже — счастливым. Наш род южный, степной — и я всегда испытывал счастье, приезжая на юг, и, подъезжая к нему, выходил ночью на площадку, открывал на ходу вагонную дверь (тогда это еще было можно) и, зажмурившись, наслаждался горячим ветром, налетавшим рывками, гладившим лицо, треплющим волосы… Первый пирамидальный тополь, скрученный, как знамя, вонзавший в звездное небо тонкую темную пику, вызывал восторг.
И здесь — стояли такие же, туго закрученные и даже при таком солнце — темные внутри. Отец говорил, что они жили в небольшом домике среди яблонь, слив, абрикосов. Ташкент не только спас их, но и наполнил жизнь незабываемыми воспоминаниями. Даже события тяжелые — теперь уже, через столько лет, казались отцу трогательными… Однажды, рассказывал он, они все заболели дезинтерией — мой будущий отец и его старшие сестры Настя и Таня. Лежали в комнате, распластанные на матрасах. Было жарко, их тошнило. Окна в сад были распахнуты. А младшая их сестра Нина, веселая и кудрявая, которую болезнь почему-то не брала, сидела у окна на абрикосовом дереве, ела мягкие желто-красные абрикосы один за другим и, смеясь, пуляла в комнату косточки. Отец вспоминал, что они тоже пытались «отстреливаться», но косточки из их ослабевших рук не долетали даже до подоконника…
Провожая меня сейчас, он почему-то был уверен, что я найду это место. Горячая его убежденность, отметающая всякие мелкие проблемы (например, незнание адреса), передалась и мне. И я был уверен, что найду. Тем более — прилетев сюда! Я так увлеченно глядел в окно, что вроде забыл, с кем и куда я еду.

Читать далее →

5

Место на окраине времени Искусство История

Вадим Муратханов

Тезиковский рынок, располагавшийся в районе Северного вокзала, представлял собой одну из главных городских достопримечательностей. Он не был центром русского Ташкента — эту роль выполнял ныне исчезнувший сквер с огромными чинарами, — но он был его сердцем. Не бросающимся в глаза, но необходимым для ровного дыхания города. От магистральной артерии рынка разбегались по кривым улицам и закоулкам в направлении Парка Кирова постепенно редеющие торговые ряды.
Тянувшаяся вдоль железнодорожного полотна асфальтовая дорога принадлежала медлительным пешеходам, которые плыли от торговца к торговцу, между скатертями, картонками и газетами, тесно уставленными самыми разномастными товарами. Не вместимое ни в какой каталог множество вещей с нависающими над ними портретами загорелых торговцев — бесплатный крае­ведческий музей имперской южной окраины. Чтобы то и дело не переплывать шумный разноязыкий поток, обычно приходилось выбирать для движения один ряд, левый или правый.

Читать далее →

1

На перепутье мне явился Искусство История

Автор Михаил Книжник

1
В конце лета 1992 года я вернулся домой после восьмимесячного туристического кочевья по Израилю. Почему поездка оказалась столь длинной, здесь объяснять не место.
Первого сентября я, как пионер, вышел на службу.
Меня повели на ковер к директору института, в клинике которого я служил. Директор, академик и лауреат, в молодости он был хорош собой, похож на артиста Черкасова, был обаятелен, по-моцартиански одарен и удачлив, в местном, конечно, варианте. Я увидел, что занят он переводом не нового уже институтского учебника по биохимии на узбекский язык. Мое присутствие и скомканные объяснения о столь длительном отсутствии мешали ему сосредоточиться. Он сухо сказал:
— Идите, работайте!
В приемной моего ухода ждала главная кассирша института, в руках ее были листы ведомостей.
Рассказывали, что в институте велось немало хозрасчетных проектов, и в каждый был вписан директор как «паровоз» или «из уважения». По проектам всегда капали какие-то деньги, и кассирша носила их в кабинет — не гонять же академика в кассу. И каждое поступление, каждую пятерку или десятку директор встречал одинаковым возгласом:
— О! Очень вовремя!

Читать далее →

1

«Карандаши» в Ташкенте Разное Фото

Карандаши

Владислав Хан неоднократно публиковал новости о ребятах из команды «Карандаши». Они учатся в Сеуле и изучают русский язык. И решили собрать корейские народные сказки, перевести их на русский языке и издать книжкой на двух языках. С этой книжкой они ездят по местам проживания корейцев, были в России, в Казахстане и вот приехали к нам. В коворкинг центре «ТЧК» состоялась встреча «Карандашей» с блогерами, познакомились, пошутили, пообщались. Две девушки раньше жили в России им легче говорить на русском. Но говорят все, причем грамотно.  Цель издания книги — напомнить всем корейцам истоки, познакомить со сказками, познакомить русскоязычный мир с корейской культурой. Такие трогательные, чудные ребята, благодарю их от всех читателей книги (подарили участникам встречи). Будем дружить в Фейсбуке.

Читать далее →

9

Памятник Навои на улице Навои, 1959 год Старые фото

Фотографию опубликовал Т. Кузиев со словами:
Слайд подписан «парк перед Ташкентским облисполкомом».

Значит, фотографировали с крыши Молодежного театра или даже с Телевышки. Справа виден портал Шейхантаура и Узбекфильма? За деревьями — улица Навои. Слева — будущая улица Абая. Памятник как-то далеко стоит от дороги? На месте будущей аллеи поэзии клумба.

Ул. Навои

9

За инжиром на Чорсу История Разное

Текст: Татьяна Перцева.
Фото: Рифъат Ирмухамедов (это Самарканд).

А кто помнит, в чем привозили инжир на Октябрьский рынок — теперь Чорсу?
В конце лета или ранней осенью я приезжала туда на четвертом троллейбусе, выходила у памятгника Калинину, шла аллеей через ряды магазинчиков, добиралась до фруктово-овощных. Вообще я больше любила Алайский, это был мой район, мой круг общения — кого только на рынке не встретишь, — место встречи изменить нельзя, — но вот инжир…. тогда его на Алайском почти невозможно было найти. А я спокойно могла слопать килограмм инжира зараз — молодость, молодость….

Инжир

Читать далее →

2

Анхор над Актепа Фото

Артур Шаипов‎ публиковал в X-places (Tashkent)

Тот самый мост, несущий в себе воду для ответвления канала, что на Байналминале. Точнее: мост около Узбекфильма, акведук под мостом Анхор протекает над каналом Актепа.

Мост

Подробнее об этом акведуке было здесь.

23

Фазила Камиловна Сулейманова Tашкентцы Старые фото

Зухра Ашрабова: С началом нового учебного года вспоминаю свою маму — Фазилу Камиловну Сулейманову. На фото она в центре, в светлом платье и белых носочках. Ей 16 лет и она директор школы. Мама начала работать с 12 лет, искореняла безграмотность, а в 37 году, когда пересажали большую часть коллектива школы, где она работала, ее, 16-летнюю девочку, назначили директором школы. Мама о себе рассказывала мало. Хорошо, что сохранился снимок и он подтверждает то, во что сейчас поверить трудно.

Фазила Камиловна Сулейманова

Tatyana Vavilova: Фазила Камиловна Сулейманова. К сожалению, не очень много мы знаем о замечательной жизни нашей соотечественницы. Вот она, в центре. Юный директор школы, будущий академик. Ее именем названа улица в Ташкенте — Воронцовская — Сталина — Братская — Сулеймановой. Ищу полную биографию!

Зухра Ашрабова: Нет, то была улица Хадичи Сулеймановой! Названа в честь крупного юриста еще в 60-е годы, я припоминаю то время, я тешилась тем, что мы однофамильцы. Моя мама тогда еще была молодой женщиной.

1

Дон Кихот: лекарство от пороков Tашкентцы Искусство

Автор Михаил Гар

В ноябре 2015 года состоится первая книжная выставка-ярмарка в столице Мексики – Мехико. К этому событию приурочено новое издание бессмертного «Дон Кихота». С просьбой проиллюстрировать великое произведение Сервантеса Издательский дом (его название пока не разглашается) с западного побережья Атлантики обратился к известному ташкентскому художнику Виктору Апухтину.

Дон Кихот: лекарство от пороков

…Четыре столетия назад на свет явилась вторая часть необыкновенного романа эпохи Возрождения «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Первую часть книги тот же мадридский издатель и книготорговец Франсиско де Роблес напечатал десятью годами ранее.
Создатель гениального романа получил за свой труд более чем скромный гонорар, ненадолго облегчивший его плачевное существование.

Читать далее →

6

Не завоевывай мир Искусство

Автор Александр Джумаев

Опубликовано в журнале «Звезда» № 8 2015.

Прошло несколько лет, как он, подобно другим своим соплеменникам, выехал из «страны несвободы» в «зону полной свободы». В надежде построить более-менее сносное будущее для своих детей и внуков. Конечно, не все складывалось так, как он предполагал и хотел. Можно было, например, каждый день покупать понемногу разные сорта сыра и колбасы, масла и вин, весь день смотреть телевизор, ничего не делать и не выходить из дома. И при этом даже откладывать кое-какую сумму на «черный день» из регулярного социала. Хотя какой тут к черту «черный день»?! Все здесь работало как часы, автобусы и трамваи подходили и уходили секунда в секунду, магазины распирало от товаров, услуги обступали со всех сторон… Он вспомнил, как это было в первый раз, когда в самом начале 90‑х довелось ему с группой преподавателей и ученых из бывшего СССР поехать на конференцию в уже объединенную Германию. Товарное изобилие настолько шокировало одну из участниц делегации, что ей стало физически плохо — резкая головная боль, сердцебиение, и пришлось срочно доставить ее обратно в гостиницу, отлежаться. Да и можно понять, когда видишь все эти мелкие красивые вещицы для женщин и детей — трусики, колготки, платочки, перчатки, губнушки, шапочки… Да чего там еще не было! После всего увиденного, обычная советская женщина ощущает себя глубоко несчастной, понимает, что красивая жизнь прошла мимо. А так хотелось… Хотя тогда некоторые немецкие товарищи говорили, пытаясь вывести нас из состояния шока, — товарное изобилие еще не означает, что всё это доступно каждому, что всё это ты можешь купить, и всё хорошего качества.

Читать далее →