СКЛЕИТСЯ-СЛЮБИТСЯ Разное

Дмитрий Поваров

Побывал вчера на открытии нового сезона в «Ильхоме»)) фото Шах Мамаджанов.

Свой 40-й сезон театр «Ильхом» открыл легендарным спектаклем «Мещанская свадьба», где после четырехлетнего перерыва вновь пытается сыграть Брехта.

Читать далее →

5

Политехнический музей в Ташкенте — первое впечатление Разное

Сам музей еще официально не открыт, но уже проводит экскурсии для организованных групп. Моей дочке на работе дали билеты для сотрудников на посещение музея, таким образом и мне повезло попасть на экскурсию.

Политехнический музей находится в здании «УзАвтоСаноат» на месте бывшего завода «Фотон» (лампового завода). При входе попросили фотоаппараты и сотовые телефоны сдать в камеру хранения. Успел лишь снять билеты и часы на входе — вот такая засада. Стоит сразу сказать, что музей просто отличный (хоть я и был настроен скептически, но должен признать, что задумано и выполнено великолепно) — получилось, что горечь от запрета фотографировать почти компенсирована удовольствием от посещения.

На первом этаже два больших отдела. В первом — история транспорта, от старинной хорезмской арбы, паровых автомобилей, первого Форда (копии выполнены студентами Туринского университета), натуральные образцы Запорожца, Чайки, Москвичей 400 и 407, Волги ГАЗ-21, Победы, диорамы старой улицы Навои, переходящей в объемный передний план с троллейбусами и трамваями — прекрасная экспозиция. Также показаны настоящие трактора выпуска 1924 и 1934 годов. И очень много информационных стендов с историей транспорта — об изобретателях аккумулятора и шин, Бенц, Дизель и так далее. Вся информация представлена на трех языках: узбекском, русском и английском. Во втором зале история автомобилестроения Узбекистана — модели заводов в Асаке, Самарканде, Хорезме и под Самаркандом (выпускающем грузовики MAN), первая Tico, первая Nexia, Матиз, миллионный автомобиль завода — Лассети.

Читать далее →

4

Бухарские евреи История

Автор Татьяна Емельяненко

Опубликовано в журнале «Звезда» № 8 2015.

Бухарские евреи — одна из этнических групп еврейского народа, чья историческая судьба на протяжении многих столетий была неразрывно связана с историей и культурой народов центральных районов Средней Азии — территорией современного Узбекистана. В настоящее время они почти исчезли с его этнической карты, и о былом присутствии здесь многочисленных и многолюдных еврейских общин напоминают лишь единичные семьи, которые еще остались в наиболее крупных городах Узбекистана, таких как Бухара, Ташкент, Самарканд, Коканд. Подавляющее же большинство бухарских евреев, после массовой эмиграции последних десятилетий ХХ в., проживает ныне в Израиле и США, в ряде стран Западной Европы, в Канаде и даже в Австралии. Но, оказавшись за тысячи километров от своей бывшей родины, они пока еще сохраняют память о ней. Издают мемуары о жизни в Узбекистане, пишут о своей истории и культурных традициях, собирают предметы старого быта для музейных коллекций. Даже название «бухарские», которое им дали европейские исследователи в XIX в. и ранее не употреблявшееся ими, получило у них широкое распространение как символ историко-культурного своеобразия своей этнической группы.

Читать далее →

13

Полевицкая Елена Александровна Tашкентцы Искусство История

 (523x699, 70Kb)

Б.Кустодиев. Портрет Е.А.Полевицкой

Полевицкая Елена Александровна
3 (15) июня 1881, Ташкент — 4 ноября 1973, Москва
Её неудержимо манила сцена Александринского театра. Да и театр, казалось, ждал ее. Однако не случилось. В Александринке была своя царица — великолепная, не ведающая усталости и… не допускающая соперниц. Лишь через годы Полевицкая узнает о причинах обидного и непонятного для нее отказа…

Читать далее →

Фотография Кадыра Атабаева Tашкентцы Фото

Зелина Искандерова пишет:

Прошу дополнить мой комментарий здесь, как я и обещала, ФОТОГРАФИЕЙ с прошлогоднего Традиционного Вечера в нашей школе – на ней мои одноклассники Лида Жоголева (мы с ней сидели за одной партой!) и пилот высшего класса Кадыр Атабаев, о котором много сказано в статье.

Там же в статье узнала, что его не стало в прошлом году – очень горько…

3

Первомайская, 70 Разное

Пишет алла лескова:

Увидела в ленте фото заснеженного Ташкента.
Заснеженного Ташкента!

Сразу захотелось к бабушке, на Первомайскую, 70.
Там уже давно нет этого дворика, совсем другие высокие дома, и бабушки давно нет.
А тогда, каждое лето, я первой выскакивала из машины и бежала распахивать вишневую калитку, а на меня кидались три собаки трех хозяев этого дворика, и все Азарты. Радостно кидались.
Тогда почти все собаки были Азарты. Почему, интересно?..
Я бежала к бабушкиному домику, а она уже стояла и вытирала своим вечным платочком в кармане вечный ташкентский пот со лба.
Я упиралась с разбегу головой в ее круглый родной живот и обнимала его, а бабушка тревожно спрашивала — ЧЬТО случилось, почему так долго ехали, я уже пять раз разогревала…

Читать далее →

3

Узбекский Штраус Манас Левиев Tашкентцы История

Автор Анастасия Павленко

У народного артиста Узбекистана Манаса Бетьяновича Левиева (1912-1990) была особая любовь к вальсам.  Он считал, что именно через эти душевные ритмы можно в полной мере передать радость  жизни, ее гармонию и красоту. И действительно, творческое наследие Левиева, включающее 11 музыкально-сценических произведений, музыку к 12 спектаклям, 7 кинофильмам, множество кантат, песен отличает  не только богатый национальный колорит, но и мелодичность, особая плавность, присущая вальсовым ритмам.

«Левиев – художник счастливой судьбы, посвятивший весь свой талант, творчество и общественную деятельность служению многонациональному музыкальному искусству», — так начинается книга узбекского музыковеда А. Джаббарова о жизни и деятельности Манаса Левиева, внесшего огромный вклад в развитие национальной музыкальной культуры, снискавший своими произведениями искреннюю любовь народа. Увы, на сегодняшний день издание 1986 года – единственный монографический очерк об этом выдающемся деятеле культуры Узбекистана. По сей день песни и вальсы Левиева услаждают наш слух, — взять хотя бы музыку к вечно живой киноклассике «Об этом говорит вся махалля» (реж. Ш. Аббосов) или «Очарован тобой» (реж. Ю. Агзамов), но информацию об их талантливом авторе в открытом доступе найти почти невозможно. А ведь биография Левиева не менее удивительна, чем его многогранное творчество.

Читать далее →

18

«Они и мы», часть первая Фото

Алла Гажева

Некоторые люди, путешествуя по другим странам, выискивают только негативное. Чтобы вернувшись на родину зафигачить репортаж о моральном разложении Запада или о дикой недоцивилизованности Востока. Другие, напротив, видят только позитив, краски, гламур, роскошь. И по приезду готовы втоптать в грязь свою страну. А я кайфую, когда вижу насколько мы все похожи. Все! Везде! Богатые, бедные, разноцветные, разнополые, разновозрастные — мы все одной крови. Эти фотографии сделаны не для сравнения. Случайно, уже дома я обнаружила много похожего. Получился такой вот фотопроект.

Они и мы. Запад и Восток. Часть 1.

Читать далее →

6

Возвращение сумки Разное

Пишет в Фейсбуке Олеся Цай тут.

В качестве гостинца из Санкт-Петербурга я просила только замороженную клюкву, но Оля так вошла в раж, что привезла кучу подарков и целую сумку дорогостоящих «клюкв» — пастилу, шоколад, ликер, и даже икру (наверное, за внешнее сходство).

Встретились, обнялись, порадовались, ко мне домой поехали в метро. Говорим возвышенно, смеемся и любуемся всем вокруг.

И тут на станции «Минг Урик» она бледнеет и становится тихой.
— Я сумку «посеяла»….Оставила в вагоне.
— Мой Босх! Там были деньги-документы?
— Нет, только ваши гостинцы…

У Оли появляется на лице «то самое выражение». Бойтесь, когда оно возникает на лице прекрасной женщины. Потому что, увидев его, вы тут же поймете — вы должны что-то сделать, лишь бы больше никогда его не видеть.

Читать далее →

5

НУУ, ТашГУ, САГУ, ТуркГУ — университету исполнилось 95 лет История

Есть разные варианты точки отсчета дня рождения Университете. Но именно в сентябре 1920 года начались регулярные занятия на только что созданных факультетах.

За подробностями можно обратиться к статье Валерия Германова Alma mater Ташкентская и Среднеазиатская, или История с географией. Часть 1.

1

«Зато он меня любит» Tашкентцы Разное

Севиль Велиева

К самым светлым воспоминаниям моего детства относятся летние утра. Я просыпалась от деловитого курлыкания голубей и от ослепляюще яркого солнца, играющего в классики на моем лице. Я просыпалась, сонная еще выходила во двор, и меня захлестывало ликующее, необъяснимое счастье. Десятки запахов, звуков и мыслей сливались в единую симфонию: вот с улицы тянет молочным запахом свежих лепешек, а там соседи ругаются с собакой; а тут наша индифферентная кошка лежит на солнце, досматривая последний сон за полузакрытыми веками; и деревья были тогда выше, и листья изумруднее, чем даже вчера, и солнце ярче. И впереди — целое лето без школы, и еще целая жизнь, искристая, долгая и счастливая, как июньское утро в родительском доме.

Каждое мое возвращение в Ташкент — это возвращение в такое утро. Город понятия не имеет, что нужно говорить, когда кажется, что в жизни почти не осталось утр, залитых слепым ожиданием неотвратимого счастья. Мой город азиатский и провинциальный, поэтому у него нет теплого клетчатого пледа и чашки горячего какао, чтобы подбодрить меня. Да и туманы тут нечасто случаются.

Читать далее →

2

Увидеть Ташкент… Искусство

Валерий Попов
Фантастический очерк

Я вышел на трап самолета — и сразу почувствовал: Ташкент! Садясь в машину, я заслонился ладонью — такого яркого жаркого солнца, да еще в октябре, я не ожидал.
— Как тут у вас! — восхищенно произнес я. Встречающие гордо усмехнулись, но ничего не ответили.
Не отрываясь смотрел в окно: где-то здесь в двадцатые годы отец мой спасался от голода, приехав сюда с сестрами и матерью к двоюродному ее брату, и вспоминал он Ташкент с восторгом — сказочный город, после голодной деревни! И я почему-то сразу почувствовал себя своим здесь, и даже — счастливым. Наш род южный, степной — и я всегда испытывал счастье, приезжая на юг, и, подъезжая к нему, выходил ночью на площадку, открывал на ходу вагонную дверь (тогда это еще было можно) и, зажмурившись, наслаждался горячим ветром, налетавшим рывками, гладившим лицо, треплющим волосы… Первый пирамидальный тополь, скрученный, как знамя, вонзавший в звездное небо тонкую темную пику, вызывал восторг.
И здесь — стояли такие же, туго закрученные и даже при таком солнце — темные внутри. Отец говорил, что они жили в небольшом домике среди яблонь, слив, абрикосов. Ташкент не только спас их, но и наполнил жизнь незабываемыми воспоминаниями. Даже события тяжелые — теперь уже, через столько лет, казались отцу трогательными… Однажды, рассказывал он, они все заболели дезинтерией — мой будущий отец и его старшие сестры Настя и Таня. Лежали в комнате, распластанные на матрасах. Было жарко, их тошнило. Окна в сад были распахнуты. А младшая их сестра Нина, веселая и кудрявая, которую болезнь почему-то не брала, сидела у окна на абрикосовом дереве, ела мягкие желто-красные абрикосы один за другим и, смеясь, пуляла в комнату косточки. Отец вспоминал, что они тоже пытались «отстреливаться», но косточки из их ослабевших рук не долетали даже до подоконника…
Провожая меня сейчас, он почему-то был уверен, что я найду это место. Горячая его убежденность, отметающая всякие мелкие проблемы (например, незнание адреса), передалась и мне. И я был уверен, что найду. Тем более — прилетев сюда! Я так увлеченно глядел в окно, что вроде забыл, с кем и куда я еду.

Читать далее →

5

Место на окраине времени Искусство История

Вадим Муратханов

Тезиковский рынок, располагавшийся в районе Северного вокзала, представлял собой одну из главных городских достопримечательностей. Он не был центром русского Ташкента — эту роль выполнял ныне исчезнувший сквер с огромными чинарами, — но он был его сердцем. Не бросающимся в глаза, но необходимым для ровного дыхания города. От магистральной артерии рынка разбегались по кривым улицам и закоулкам в направлении Парка Кирова постепенно редеющие торговые ряды.
Тянувшаяся вдоль железнодорожного полотна асфальтовая дорога принадлежала медлительным пешеходам, которые плыли от торговца к торговцу, между скатертями, картонками и газетами, тесно уставленными самыми разномастными товарами. Не вместимое ни в какой каталог множество вещей с нависающими над ними портретами загорелых торговцев — бесплатный крае­ведческий музей имперской южной окраины. Чтобы то и дело не переплывать шумный разноязыкий поток, обычно приходилось выбирать для движения один ряд, левый или правый.

Читать далее →