2

Читальпа и ее создатель Tашкентцы Разное

Тамара Санаева пишет в Фейсбуке:

В Ташкенте скоро тут и там бело-розовыми облаками засветятся читальпы — деревья, которые появились на свет с легкой руки Николая Федоровича Русанова — родного сына основателя ташкентского Ботанического сада. Цвести они будут всё лето. Он их вывел, за что ученому огромное спасибо!

Вот только дойти до любого из этих деревьев он не в силах — даже по дому самостоятельно ходить не в силах, передвигается, опираясь на стул.

Читать далее →

7

Прощаясь с народным поэтом Эркином Вахидовым Tашкентцы

Прощаясь с народным поэтом Эркином Вахидовым

Ушел из жизни народный поэт Узбекистана Эркин Вахидов… Светлая память.
Гордость литературы Узбекистана, талантливый поэт, он был также видным общественным и государственным деятелем. В этом году, 28 декабря, Эркину Вахидову должно было исполниться 80 лет…

Помню встречу с народным поэтом в стенах Университета мировой экономики и дипломатии. Известный литератор и деятель, он оставался искренним, настоящим человеком и со студентами говорил как с равными. На вопрос одного из молодых людей, как удаётся совмещать работу в Олий Мажлисе с поэзией, откровенно признался, что творческой работы не прерывает, но время любовной лирики — молодость, и он отдал ей дань в молодые годы. Еще одной из важных для меня и моих студентов встреч с творчеством Эркина Вахидова (я преподавала в университете русский язык) стало издание в Ташкенте сборника «Персидские мотивы» Сергея Есенина на русском и узбекском языках — перевод этого цикла блистательно осуществил в свое время Эркин Вахидов. Директор ташкентского музея Сергея Есенина Ольга Юрьевна Чеботарёва подарила нам несколько экземпляров этого сборника, и будущие дипломаты учили стихи на русском и узбекском языках, сравнивая литературные достоинства оригинала и перевода, прекрасно передавшего поэтический строй стихов Есенина.

Читать далее →

14

Карта сохранившихся строений Ташкента периода Российской империи (1865-1917) История

Старый Ташкент:

На одной схеме собраны все дожившие до наших дней в целости постройки «колониальных времён». Такие сильно перестроенные и полуразрушенные здания, как Общественное собрание, Госпитальная церковь, Колизей и другие сюда не вошли.
Если есть дополнения и замечания — пишите в комментариях.

Читать далее →

1

Валентин Овечкин: Елисей Булка Tашкентцы Искусство

В пятилетний ташкентский период жизни и творчества моего отца им была задумана книга воспоминаний под рабочим названием «Невыдуманные очерки». Закончить книгу он не успел, но оставил несколько фрагментов, имеющих самостоятельное значение. Один из них – «Елисей булка», посмертно опубликованный в далёком 1968 году в журналах «Новый мир» и «Журналист». Полагаю, что читателям сайта «Письма о Ташкенте» будет интересно узнать или перечитать этот очерк о юных годах писателя, о деревне тех лет, куда выгнал его голод из города. – Валерий Овечкин.

Валентин Овечкин: Елисей Булка
Этот человек сделал меня писателем.

В 1920 году голодуха выжила меня из города в деревню. До этого я знал деревню только по картинкам, и в поле дальше зарослей бурьяна на пустыре за кладбищем, где мы, мальчишки, ловили осенью сеткой щеглят, не бывал.

Сорок вёрст от Таганрога по Мариупольскому шляху – село Ефремовка. Здесь учительствовала моя сестра. У неё я и поселился, стал сапожничать.

Учителям платили в те годы натурой, по договору с обществом – по кувшину молока с ученика, по столько-то фунтов муки, по столько-то штук кизяков для отопления школы и учительской квартиры. Я нахлебником сестры не был. Хоть и медленно шил в ту пору сапоги, но на харчи себе зарабатывал.

Сестру любили в селе, учила она ребят хорошо, не отказывала никому написать заявление в суд или комбет, и однажды на  сходке мужики решили принять её в земельное общество и наделить паем. Больше всех хлопотал за сестру, за наделение её землёю, один мужик, наш сосед и приятель Елисей Булка.

Читать далее →

1

Рассказ «Вилка» Вики Осадченко вошел в шорт-лист Третьего конкурса короткого рассказа «Сестра таланта» Tашкентцы Искусство

Поздравляем Вику Осадченко. Шортлист. И сам рассказ (источник)

Вилка

Виктория Осадченко

Виктория Осадченко родилась и живет в Ташкенте. Ей 35 лет. Окончила журфак. Участник Ташкентских открытых фестивалей поэзии, лауреат приза зрительских симпатий «Глиняная книга» 5-го Ташкентского открытого фестиваля поэзии. С 2006 года член Союза писателей Узбекистана.

***

Долгая темнота закрытой коробки. Иногда ощущение движения, шорохи, смутные голоса.

Резкий электрический свет, музыка, прикосновение женских пальцев.

— Какая прелесть! Фирузочка, спасибо!

— На здоровье, солнышко! Вилки-ложки всегда в доме пригодятся. Счастья вам…

Снова темнота. Несколько лет в неподвижности и тишине. Звуки увязают где-то в пространстве, не пробиваясь под крышку.

Солнечный луч. Неловкие детские ручки пытаются ухватить несколько вилок сразу.

— Мама, смотли, что это?

Читать далее →

Улица Махрамская Старые фото

Опубликовал Сергей Пряхин.

Ташкент, номерная серия. Изд. контрагенства А. С. Суворина и Ко, года выпуска 1912-1917гг, серию отпечатали — «Фототипия Шерер и Набгольц и Ко Москва».

30

Соркин Аркадий Павлович. О себе и работе Tашкентцы История Разное

Я, Соркин Аркадий Павлович,  родился в 11 мая  1941 г. в  г. Ташкенте. Мой отец – Соркин Павел Борисович кадровый военный, до войны окончил Качинское авиационное училище. Прошел всю Великую Отечественную войну в  авиационных частях. Летал бортмехаником на бомбардировщиках, потом – инженером в истребительном авиаполку. Ушел в запас в 1956г. в должности зам. командира полка по технической части. Награжден многими орденами и медалями. В конце  войны  полк, в котором служил отец, перевели  на  переформирование под Курск, для подготовки  к войне с Японией, и отец вызвал нас к себе, послав за нами ординарца.  9 мая 1945 года мы приехали из Ташкента в Москву, и вечером нам посчастливилось видеть салют Победы. Несмотря на то, что мне было всего 4 года, этот салют врезался мне в память на всю жизнь.

Моя мать — Соркина Берта Аркадьевна,  окончила Самаркандский медицинский институт по специальности «Биохимия».

Я женат, у нас  двое сыновей,  три внука и одна внучка.

В 1958г. окончил с Золотой медалью школу №97 г. Ташкента. Из-за частых переездов семьи при переводе отца по воинской службе с 1945 по 1956г., когда он ушел в запас, это была 10 по счету школа, в которой пришлось учиться. Увлекался авиамоделизмом и легкой атлетикой. В составе сборной команды Узбекистана участвовал во всесоюзных соревнованиях школьников в г. Тбилиси в 1958г. Позже уже в составе сборной команды «Спартак» стал чемпионом Узбекистана в эстафете  4х100м.

Читать далее →

1

Хлопковый завод История Старые фото

Энна Угрюмова:

ХЛОПКОВЫЙ ЗАВОД Бауэра Эдуарда Александровича (прадед моего папы) в Самарканде 1880-е. Фото мне любезно разыскали в Самаркандском краеведческом музее. Там еще раньше висел портрет Эдуарда Бауэра в рост, так как он занимал какой-то пост при губернаторе Самарканда.. Сейчас этот портрет находится в запасниках. Была также текстильная фабрика в Коканде, и кружевные хлопчатобумажные платочки хранились еще в наше время в сундучке одной из дедушкиных сестер…

Читать далее →

24

Архивные документы. Границы полицейских кварталов русской части города Ташкента, с указанием числа домов История

Границы полицейскихъ кварталовъ русской части города Ташкента, съ указанiемъ числа домовъ. Ташкентъ. Типо-Литографiя Бр. Порцевыхъ. 1896
Ташкент_shosh (1)

Читать далее →

6

Землетрясение. Не верится, что прошло уже полвека… История

Ольга Иващенко (Самарева)

Наша память очень избирательна. Так отчётливо помнится все, что связано с Ташкентским землетрясением, даже не верится, что прошло уже полвека. Жили мы тогда в большом дворе на 100 квартир на Энгельса, 3. Теперь на этом месте расположился музей Амира Тимура.

Все дома в нашем дворе были одноэтажные, построенные до революции для солдатских казарм, а затем перестроенные под квартиры семей офицеров. Толщина стен 1метр 20 см, высота потолков 5 с лишним метров, у каждой квартиры свой выход во двор.

Рано утром 26 апреля я проснулась от сильной тряски, страшного грохота и пыли. Опишу, что произошло в нашей квартире. Бабушке не спалось, она сидела на кровати. На ее подушку вывалился огромный кусок потолочного фриза весом килограмм 20. От неминуемой смерти ее спасла бессонница. Братик, 6 лет, спал в своей кроватке, его всего засыпало кусками штукатурки. Он очень испугался, мама его разгребла и долго не могла успокоить. Он даже заикался некоторое время, а потом с течение нескольких лет не засыпал один, обязательно держался за руку.

Читать далее →

Необычное панно Разное Фото

Это роспись стены в одном из залов Международного бизнес-центра на седьмом этаже. Красота! Узнать бы, кто автор?

3

Душный день Tашкентцы Искусство История

Автор: Валерий Овечкин
(Из книги «Броском вперёд! Мой отец Валентин Овечкин в дневниках, письмах, воспоминаниях», Курск, ИД Славянка, 2015)

Зима 1968 года в Ташкенте выдалась тёплой, первый снег выпал в конце января и тут же растаял.  Субботний день 27 января был душным, влажный воздух завис без движения. Такое муторное затишье бывает перед резкой сменой погоды. Мы поздно пообедали, мама вышла во двор отдышаться и пообщаться с соседями на скамейке, отец вернулся в кабинет за свой рабочий стол, а я включил на кухне газовую колонку, которая «то как зверь она завоет, то заплачет как дитя», мыл посуду, прикрыв дверь. Заглянул отец:

— Валерка, закончишь мытьё, зайди ко мне, есть разговор.
— Ладно, зайду.

Выключил я это чудо техники ХХ века, газовую колонку, извергающую децибелы погромче  симфонического оркестра, и вошёл в кабинет. Отца там и в других комнатах не оказалось. В туалете – никого, а дверь в ванную закрыта изнутри на щеколду, я постучал, но в ответ молчание. Поставив табурет в туалете, я заглянул в широкое окно, что под самым потолком в стене, разделяющей туалет и ванную, и увидел отца, лежащего на полу головой к двери, закрытой на щеколду. Стамеской быстро отодрал штапики и выставил стекло, через окно влез в ванную, сдвинул отца в сторону и открыл дверь, но поднять его в тесноте не смог. Выбежал во двор за подмогой, предупредил маму, и мы с соседом перенесли отца в гостиную и уложили на тахту. Мама привела соседку, санитарного врача, вслед за ней пришла ещё и медсестра, тоже из нашего дома. Вызвали «скорую». Врач и сестра  тихо переговаривались между собой, а я боковым зрением увидел, как они складывают руки отца на груди и обвязывают их полотенцем. Женщины бросали на меня короткие, какие-то виноватые взгляды, не решаясь сказать то, что я уже понял, — это конец. Не дожидаясь «скорой», помчался к брату, он жил в квартире без телефона в десяти минутах быстрой ходьбы от нас.

Читать далее →