Ташкент спас мне жизнь. Война. История одной семьи. Часть первая Tашкентцы История Старые фото

Борис Гольдин, член международной ассоциации журналистов

Ещё той ночью игры снились детям,
Ещё той ночью игры снились детям,
Но грозным рёвом, не пустой игрой,
Ночное небо взрезав на рассвете,
Шли самолёты на восток.

Их строй,
Нёс, притаясь,начало новой ноты,
Что, дирижёрским замыслам верна,
Зловещим визгом первого полёта
Начнёт запев по имени—война.

Той первой ночью, в ранний час рассвета,
Спала земля в колосьях и цветах,
И столько было света, столько цвета,
Что снились разве только в детских снах.

Той ночью птицы еле начинали
Сквозь дрёму трогать флейты и смычки,
Не ведая, что клювы хищной стаи
Идут, уже совсем недалеки.

Н. Браун

Война. Прощаясь с Киевом.
Рассказывал папа:
Вечером 21 июня 1941 года немецко-фашистские войска и их союзники, Италия, Венгрия, Румыния, Финляндия, которые располагались вдоль границ СССР, получили условный пароль из Берлина — «Дортмунд». Это был сигнал к началу осуществления плана «Барбаросса»- плана нападения на нашу страну. Командование вермахта рассчитывала на проведения «Блицкрига»-«Молниеносной войны»: прорыв фронта Красной Армии,окружение ее основных сил и уничтожение их в течение двух недель.

В Киев пришла война нежданно-негаданно с расссветом 22 июня 1941 года. В первый же день войны наш красавец- город подвергся бомбардировке фашистской авиацией и фактически стал прифронтовым. Бомбили заводы, военные аэродромы, мосты.
Срочно на Восток были эвакуированы средние и высшие учебные заведения, крупные промышленные предприятия, научно-исследовательские институты. Шла мобилизация в армию, формировались отряды народного ополчения, сооружалась первая оборонительная полоса.
В первые же дни войны я ушел на фронт. Следом за мной и мамины братья Петя и Нончик. Петя проводил свою молодую жену Олю с родителями к поезду.Их путь лежал в Саратовскую область в город Петровск. Его очень волновало,что она должна была скоро родить.У Ноны перед самой войной родилась миленькая Софочка и его жена Бэба с родителями собирались в Ташкент.
Людей охватила паника.Почти 400 тысяч киевлян прощались со своей мирной жизнью. В основном это были пожилые люди,женщины и дети. Все они устремились на железнодорожный вокзал. Главное направление у всех было одно–на Восток. Путь лежал в глубокий тыл.Стоял плач.Слышались стоны.У одних была надежда на встречу когда-нибудь, другие прощались навсегда. Но все прекрасно понимали одно: попадешь в лапы лютого зверя-фашиста — пощады не будет.

Вспоминала мама:

Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа,
Киев бомбили, нам объявили,
Что началася война.

— Полечка, любимая, я верю, что обязательно вернусь, и мы встретимся, — с волнением говорил ваш папа. — Береги мальчиков и себя. Тут два мешка сухарей и два мешка пеленок.
— Яшенька, родной, за нас не волнуйся,- говорила я. -Береги себя. У нас все есть. Пиши нам на главпочтамт города Ташкента. И мы будем тебе отправлять наши весточки.

Я держала двух орущих во всю мощь малюсеньких пацанов: одному еще далеко было до двух лет, другому-чуть больше полугода.Старшим был ты — Боря, младшим – Ленечка.
По многу раз она с большим волнением ,иногда даже до боли в сердце,вспоминала тяжелые и грустные моменты нашей семейной истории.

Неведомый город
Начну издалека, -говорила мама. – Помните был 1938 год и я вам рассказывала, как у нас начался голод и мои родители, сестры и братья с большим трудом добрались до железнодорожного вокзала в Житомире? Там состоялось настоящее собрание нашей большой семьи. Каждый из нас высказал свою точку зрения. Все были на равных: и большие, и малые.У всех было право голоса. Единогласно пришли к выводу,что лучше рискнуть и поехать в Киев,чем в далекий и неведомый Ташкент.
Мой папа только и сказал:
— Кто знает, как сложилась бы наша жизнь в Ташкенте? Хотите в Киев – поедем! Тут рядом.
У папы и у моих братьев были золотые руки. Одним словом были они краснодеревщиками и быстро нашли работу. Я и Соня , имея свидетельство об окончании бухгалтерских курсов, тоже долго не мотались по Киеву. В отделе кадров Украинской “Лесоторговой базы” мне сказали:
— Нам очень нужны опытные бухгалтеры. Но в данный момент нет вакансий. Предлагаем должность инспектора отдела кадров, а потом, при первой же возможности, переведем на работу по специальности.
Поверила на слово.Уже через несколько месяцев работала в бухгалтерии.
Как-то меня пригласили к начальнику.
— Полина, мы решили вас, как молодую патриотку, направить на курсы ОСОАВИАХИМа. Занятия будут проходить после работы и надо будет освоить одну из специальностей защитника Родины.
Общественно-политическая оборонная организация (ОСОАВИАХИМ) была очень популярна среди молодежи.Там учили стрелять из боевого оружия, прыгать с парашютом, работали и другие кружки оборонного значения.
Отказаться я просто не могла. Посещала политзанятия. Была политически грамотной. Хорошо понимала обстановку.Так стала курсанткой ОСОАВИАХИМа.
На первом же занятии на меня особое внимание обратил наш инструктор Яша Гольдин. Он был приветливым и вежливым.Через неделю и я с него не спускала глаз.
Шутили,что судьба специально организовала нам встречу здесь, в оборонном обществе. Все было одно к одному: родились мы оба в октябре месяце, притом он — на берегу Днепра, а я-на его притоке.
Мы часто встречались на берегу красивой реки. Сегодня Днепр голубой, завтра уже серый, то он вдруг становился синим, как-будто каждый раз своей кистью водил художник. Как об этом красиво написал Николай Васильевич Гоголь:

Тиха Украинская ночь
И Днепр прекрасен и спокоен,
Вода в безмолвьи катит прочь,
А вид был кисти удостоен.
Луна свой свет прольёт с небес
И в глянце зеркала сыграет
Ту музыку, тот дивный блеск,
Что в тишине так поражает .

В один прекрасный вечер,когда мы катались на весельной лодке, я услышала:

— Полечка,я тебя очень люблю и прошу стать моей женой.
Защемило сердце.Я не ожидала так рано услышать предложение.
— Мы так мало встречались.
— Без тебя я не могу просто жить!
— Чем заканчиваются встречи на берегу Днепра под яркой луной и блестящими звездами? Свадьбой!
Яша нравился моим родителям, братьям и сестрам. Они видели, как он меня любит. Мои младшие сестры подсматривали, как мы целуемся. Им было очень интересно и любопытно.
Нас, молодоженов, ждал необыкновенный для того времени сюрприз. Мой старший брат Петя был военным. Командование ему вручило ключи от новой квартиры. Мы за него очень радовались. Служба забирала много сил и времени. Очень уставал. Дома, как говорят, была полна горница людей. Тут уж не до отдыха. Теперь, мы думали, что он сможет хорошо отдохнуть и привести к себе в дом молодую жену. А он возьми, да и на свадьбе передал нам эти ключи. — Я ёще не нашел свою вторую половинку и буду рад, если на новой квартире, зафаршируете моего любимого карпа.
Мы отказывались, но брат нас даже слушать не хотел.Это был графский подарок, выражение крепкой братской любви.
Петя обожал песни Леонида Утесова,- особенно про любовь, да и сам чудесно пел.

Как много девушек хороших,
Как много ласковых имен!
Но лишь одно из них тревожит,
Уносся покой и сон,
Когда влюблен.

Его сильно тревожило имя Оля и он влюбился раз и навсегда. Их любовь прошла через многие испытания.

Ташкент спас мне жизнь

Когда взлетали к небу города
И дыбом уносились ввысь деревни,
Издалека, величественный, древний,
Сиял Ташкент,как добрая звезда.
Да он и вправду доброй был звездой
И самым щедрым городом на свете:
Великой опаленные бедой,
К нему стекались женщины и дети.

Юлия Друнина.

Поезд мчится во весь дух в Ташкент. Где-то в соседних вагонах вместе с родителями маленький Вова Шаинский, через много лет в окончит Узбекскую консерваторию и станет известным композитором. И семьи маленького Иосифа Кобзона устремилась в Узбекистан.
И вот я с двумя малышами в купе. Вдруг мне стало смешно: не хотела ехать в Ташкент в мирное время, а сейчас без разговора полный вперед. С первых же минут появилась и первая проблема. Белые большие мешки с пеленками лежали аккуратно, а вом мешков с сухарями не было видно. В этой вокзальной суматохе их просто забыли на перроне.Что делать? Надо было искать выход. Хорошо,что были деньги.
Война, как рентгеном, высветила светлые и темные стороны людей. Вместе с нами в купе ехали муж и жена. Им было на вид чуть более 50 лет. Они успели хорошо подготовиться. Запаслись салом и хлебом, банками меда и солений. Всю дорогу до Ташкента, а ехали очень долго, сейчас даже и не припомнишь сколько дней, они ни разу не предложили детям чего-нибудь поесть.

Ташкентский вокзал. Так получилось, что я с маленькими детьми последняя выходила из вагона. Но что это? На полу лежал солидный, увесистый, полный денежных купюр кошелек. Я подняла его и решила передать проводнику. Ёще в детстве нас учили, что чужое не греет. Какое мое было удивление, когда увидела, что возле вагона стоят на коленях мои соседи по купе. Стоят и плачут.

— Люди, дорогие, — молили они,- заберите себе все деньги, а нам отдайте только документы.
Любого без документов могли забрать в милицию.
Кошелек и его содержимое передала в руки этим людям и сказала только одно:

— У скупого больше пропадает.
Прямо с поезда мы попали в больницу.

— Обязательно надо пройти санпропускник, зарегистрироваться, получить хлебные и продуктовые карточки,- сказали в приемной.
Санпропускник был обыкновенной баней, только там было специальное отделение, куда в окошко нужно было отдать одежду, а после, как помоешься, в этой же раздевалке получить из другого окошка свою одежду уже обеззараженной–поджаренной, и на выходе взять справку.
Только, когда представила справку, врач осмотрел моих сыночков и констатировал:
— Все признаки пневмонии: высокая температура,учащенное дыхание, кашель…
Мальчиков трудно было узнать. Стали капризными, плаксивыми, вялыми, отказывались от еды, появилась рвота и пропал сон.

— В детском отделении родителям быть не положено, — сказали мне.
Я еле-еле упросила врача быть рядом с больными детьми. Была там сутками. Больница была переполнена. Врачей и лекарств не хватало. Буквально с плачем, за руку каждый раз приводила врача к своим мальчикам. Кругом детский крик. На себя обращать внимание просто не было сил. Помню,что все время хотелось спать.
Младшего Ленечку спасти не удалось. Плакала,плакала и плакала… Потом взяла себя в руки. Не имела права. Надо выхаживать Бореньку, точнее спасать его жизнь.
— Считается,что у каждого есть свой Ангел-Хранитель: тот, кто его бережет, сочувствует, верит, поддерживает,- говорила одна писательница.- Тот, кто ни когда не откажется от вас, что бы вы ни сотворили в этой жизни…И так до самого последнего дня… Редко кто задумывается, что этот Ангел находится рядом… и зовут его МАМА.
Нас разместили в кабине раздевалки спортивного зала общества “Динамо”. Поставили одну кровать на двоих.
В городе уже был голод. Спасло удостоверение семьи офицера и нас поставили на довольствие в местном военкомате. Так мы были обеспечены минимальной нормой хлеба.
Бухгалтерский учет, баланс и отчетность–это непосредственная работа бухгалтера. Меня приняли на эту должность в медицинско-санитарную часть Министерства внутренних дел Узбекской ССР.
Семьям военослужащих, кто сражался на фронте, выдавали продовольственные карточки. Помню, после работы забирала из детского садика своего Борю, и мы шли в офицерскую столовую. Я смотрела на нашего маленького и думала, когда же наступит время, чтобы он был уже сытым. Очень часто отдавала свой ужин,при этом,улыбаясь, говорила:
— Только недавно был обед и что-то совсем нет аппетита.
В Ташкент приехали мама с папой и мои младшие сестры Соня, Циля и Фаня. У моего папа еще были силы шутить:
— Хотели-не хотели, а все равно в город хлебный приехали. Такова судьба.
Путь Оли, жены Пети, лежал через город Петровск, что в Саратовской области. Там она родила свою первую дочку Инночку, а потом продолжила свое вынужденное “путешествие” через всю страну в столицу Узбекистана.
Встретились с Давидом, тетей Сурой, папиной сестрой, и ее чудесной дочкой Лией.
-Два наших сына, Петя, Нончик, и Полин муж Яша в первые же дни войны ушли на фронт, — поделились Мойша и Бруха. — Мы очень переживаем за наших фронтовиков.

— И я проводила на войну своего любимого сына Берка, — со слезами сообщила тетя Сура. — Не могу ночами спать. На душе очень неспокойно. Он же совсем мальчишка. Увижу ли я его снова?
Она тогда не могла знать,что проводив сына Берка на фронт, она уже больше его никогда не встретит. Берк так и навсегда остался молодым.

Пощечина
С первых же дней в Ташкенте нас, беженцев c Украины, поселили в раздевалке спортивного зала общества “Динамо”. Нет- нет, не во всей раздевалке, а только в одной из ее маленьких кабинок. Там стояла подготовленная для нас кровать и столик. Я, маленький мальчик, часто по вечерам бродил по гигантскому спортивному залу. К спортивным снарядам мне запрещали близко подходить. Но были случаи, когда я запрыгивал с большим удовольствием на гимнастического коня, висел на перекладине, подходил к шведской стенке.

Кольца, лесенки, турник.
Заниматься я привык.
Подтянусь, отожмусь,
По канату заберусь.
Руки мои – цепкие!
Ноги мои – быстрые!
Тренируюсь каждый день.
Лазать, прыгать мне не лень.

Е. Мельникова

Однажды какому-то гимнасту не понравилось, что я сижу на гимнастическом коне. Он дал мне подзатыльник и добавил:
— Чтобы тебя я здесь, малой, больше не видел. Понял?
Я заплакал и ушел в свою кабинку.
Вскоре с работы пришла мама.
— Что случилось?
Я все ей рассказал.
Она пошла со мной в спортивный зал.
-Покажи этого парня.
Мама подошла к нему и сказала:
— У него отец на фронте, а ты, герой, сражаешься с малышами. Не стыдно?
И тут она неожиданно размахнулась и дала гимнасту по щеке. Я обалдел: такая тихая и застенчивая и вдруг — такой герой.
Как-то мы пошли в Дом офицеров.Там шли интересные фильмы. Искали места на первом ряду. Как назло, все были заняты. Вдруг встает молодой офицер и подходит к нам.

— Вы простите меня. Там, в спортзале, я повел себя просто позорно. Вот тут мои два места, пожалуйста, садитесь.
Когда я подрос, каждый старался мне что-то показать или чему-нибудь научить.Мне это нравилось,и я все больше и больше влюблялся в наш спортзал.

На верхней фотографии
1. Слева: мой отец -Я ков Григорьевич Гольдин
2. В центре: мамин старший брат майор Петр Моисеевич Рыбак
3. Справа: мамин младший брат Азриель (Нона) Моисеевич Рыбак

Ещё фотографии:

1. Преподаватель курса Яков Гольдин с киевскими курсантами ОСОАВИАХИМа.

2. Моя мама перед войной — Рыбак Полина Моисеевна

3. Папа автора этих строк перед войной.

4. Мама и папа автора этих строк после войны.

5. Автор этих строк в первые годы войны

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.