Шараф Рашидов: от учителя до национального лидера Узбекистана Tашкентцы История Старые фото

В этом году будет отмечаться 100-летие со дня рождения политика и писателя Шарафа Рашидова. О заслугах этого государственного деятеля перед Узбекистаном рассказывает кандидат исторических наук Шухрат Эргашев.

Шараф Рашидов и его время

Отношение к руководству и личности Шарафа Рашидова, возглавлявшего Узбекскую ССР с 1959 по 1983 годы, неоднозначное и противоречивое. Человек, имя которого было дискредитировано в связи с «хлопковым делом» в начале 80-х, сделал многое для Узбекистана: при нем велось освоение степей, развивалось сельское хозяйство, были построены Навои, Янгиер, Гулистан, Учкудук, Зарафшан и другие города. Быстрое восстановление Ташкента после разрушительного землетрясения 1966 года и строительство Ташкентского метрополитена — также результат его усилий.

В 1950 году Шараф Рашидов стал самым молодым в истории СССР председателем Президиума Верховного Совета Узбекской ССР. Ему было 33 года. В 1959 году он был избран первым секретарем ЦК Компартии Узбекистана и пробыл у власти почти четверть века.

За это время сменились три руководителя СССР: Никита Хрущев, Леонид Брежнев, Юрий Андропов. Каждый из них старался изменить внутреннюю и внешнюю политику страны, реформировать советский строй, предотвратить крах социализма. Поэтому в своей политике Рашидов стремился соблюдать баланс интересов Центра и Узбекистана. Эта тактика дала ему возможность не только продержаться у власти дольше всех других руководителей союзных республик, но и сделать Узбекистан одним из развитых регионов СССР.

Как политик и руководитель Рашидов защищал интересы коммунистической власти. Однако его отношение в 1960-годы к «писателям-вольнодумцам» говорит о том, что он не верил слепо в коммунистические идеалы. Этот политик был человеком прагматичным и при этом высокообразованным, хорошо знал историю, литературу, особенно классическую восточную поэзию, покровительствовал науке и искусству.

В Узбекистане, как и в других странах бывшего СССР, в первые годы незави­си­мости в условиях всеобщей эйфории советская история была переписана, а ценности, за утверждение которых боролись несколько поколений, пересмотрены. Чтобы правильно оценить деятельность Шарафа Рашидова, а также милли­онов наших отцов и дедов, живших и работавших в сложнейших условиях большевистского правления, необходимо с пониманием отнестись к истории этого периода.

Начало пути

Шараф Рашидов родился 24 октября (6 ноября) 1917 года в небогатой семье в селе Совунгарлик Джизакского (ныне Шараф-Рашидовского) района Джизакской области. Его отец Рашид Халилов был из потомственных дехкан и всю жизнь добывал хлеб тяжелым трудом.

В Джизаке Рашидов окончил педагогический техникум, два года проработал учителем узбекского языка и литературы, а в 1937-м поступил на историко-филологический факультет Узбекского государственного университета в Самар­канде и начал работать корреспондентом областной газеты «Ленин йўли».

В 1941 году началась война, и жизненные планы молодого филолога круто изменились. Он окончил Фрунзенское военное пехотное училище и был направлен в действующую армию на Калининский фронт. В декабре 1941 года участвовал в боях под Москвой, на Северо-Западном и Волховском фронтах. За храбрость, проявленную в боях, Рашидова наградили орденом Красной Звезды. В одном из боев в конце 1942 года он получил ранение в левое плечо и после долгого лечения был признан непригодным для продолжения военной службы. По рассказам людей, хорошо знавших Шарафа Рашидова, о войне он вспоминать не любил.

Рашидов вернулся в Джизак и стал директором родной школы №10, но уже в 1943 году снова стал заниматься журналистикой — теперь уже в качестве редактора газеты «Ленин йўли». Также он выпускает первый сборник стихов — «Мой гнев» — посвященный победе над фашизмом, и становится членом Союза писателей Узбекистана.

Организаторские способности Рашидова заметили в Самаркандском обкоме КПСС. В 1944 году его назначили секретарем и поручили работу с кадрами. В новой должности будущий руководитель страны участвовал в строительстве объектов республиканского масштаба, в частности, Фархадской ГЭС. Вместе с отрядом самаркандских строителей работал над освоением степной зоны Центральной Ферганы.

Его литературная и партийная карьеры развивались параллельно: Рашидов стал главным редактором газеты «Қизил Ўзбекистон» – центрального органа ЦК Компартии Узбекистана, издал свою первую повесть («Победители»), начал печатать публицистику в респуб­ликанской и центральной прессе, возглавил Союз писателей Узбекистана.

Приход к власти

21 августа 1950 года Шараф Рашидов был избран председателем Президиума Верхов­ного Совета Узбекской ССР, то есть стал руководителем республиканского масштаба.

Начало 1950-х годов в СССР ознаменовалось новым витком репрессий. В республиках Средней Азии, в том числе в Узбекистане, началась кампания против «националистов». Более 60 представителей узбекской интеллигенции были приговорены к реальным срокам заключения. Только скоропостижная кончина Сталина изменила обстановку в стране.

В октябре 1956 года Первым секретарем ЦК КПСС был избран Никита Хрущев. Началась «оттепель».

Произошли изменения в руководстве республик Средней Азии. 14 марта 1959 года, после бурных обсуждений на пленуме ЦК Компартии Узбекистана, Шараф Рашидов был избран на должность первого секретаря.

Шараф Рашидов и Никита Хрущев
Ш.Рашидов и Н.Хрущев

На этом посту Рашидов стремился минимизировать вред, наносимый республике приказами Центра, добивался выделения необходимых средств и материальных ресурсов. С его именем связано строительство многих важных объектов, освоение Голодной, Каршинской, Джизакской, Язъяванской, Сурхан-Шерабадской степей, где на миллионах гектаров целины разместились хлопковые плантации, сады, посевы продовольственных культур. Население Голодной степи выросло с 1,5 тысяч жителей в 1956 году до двух миллионов при Шарафе Рашидове. Все это было результатом дальновидной хозяйственной политики, рассчитанной на далекую перспективу. Вчерашние целинные степи и сегодня работают на независимый Узбекистан.

Шараф Рашидов с депутатами Верховного Совета СССР. Москва, 1956 год
Ш.Рашидов (четвертый слева) с депутатами Верховоного Совета СССР. Москва, 1956 г.

Начиная с 1960-х Рашидов активно участвовал в между­народной политике СССР. Так, во время Карибского кризиса в 1962 году он руководил советской делегацией на переговорах с Фиделем Кастро. Между команданте и Рашидовым на долгие годы сложились дружеские отношения.

Ш.Рашидов и Ф.Кастро

Шараф Рашидов и Фидель Кастро в доме узбекского дехканина
Ш.Рашидов и Ф.Кастро в доме узбекского дехканина

При Рашидове вырос международный авторитет Узбекистана. В 1966 году в Ташкенте состоялись переговоры между премьер-министром Индии Лал Бахадур Шастри и президентом Пакистана Мухаммед Аюб-ханом при посредничестве председателя совмина Алексея Косыгина. В подготовке этих переговоров принимал активное участие и Шараф Рашидов. Тогда была подписана знаменитая «Ташкентская декларация», поставившая точку кровопролитной войне между Индией и Пакистаном.

С Леонидом Брежневым
9020828

Ташкентское землетрясение

1966 год в истории Ташкента печально известен как год разрушительного землетрясения, последствия которого, однако, город смог преодолеть победно: были построены новые здания, районы и Ташкентский метрополитен, первый в Средней Азии.

Землетрясение силой 8 – 9 баллов произошло 26 апреля 1966 года в 5 часов 23 минуты утра. В результате подземных толчков центральная часть Ташкента была практически полностью разрушена. Подверглись разрушению более 2 миллионов квадратных метров жилой площади и более 1600 административных, муниципальных и промышленных зданий. Без крыши над головой остались 78 тысяч семей — более 300 тысяч из проживавших тогда в Ташкенте 1,5 миллиона человек.

Шараф Рашидов сумел мобилизовать на восстановление города не только жи­телей Узбекистана, но и весь советский народ, а главное — руководство СССР. После первых толчков в Таш­кент срочно прибыли Брежнев и Косыгин, затем началось массовое прибытие стро­­ительных отрядов из всех республик Советского Союза. Использовалась и ар­­мия, которая построила для жильцов палаточные городки в центре города.

Та­кого большого участия в восстановлении разрушенного города страна не ви­­­дела за все время своего существования. Город оброс новыми жилыми районами: Чиланзар, Сергели, Юнусабад, Каракамыш. От строительства глинобитных домов отказались навсегда. По решению правительства на их месте были построены многоэтажные дома. Ташкент был полностью восстановлен за 3,5 года.

По инициативе Шарафа Рашидова в 1968—1970 годах началось строительство Ташкентского метрополитена, первая линия которого (Чиланзарская) длиной 12,2 км с девятью станциями была запущена в 1977 году. Удивительный факт — сегодня ни одна станция ташкентского метро не названа именем человека, который стоял у истоков его строительства.

Из 76 городов Узбекистана почти половина возникли после землетрясения, то есть при непосредственном участии Рашидова.

В стране шло не только восстановление города, но и крупное строительство объектов народного хозяйства. В центре Ташкента в 1969 году в бывшем штабе ТуркВО был организован филиал ОКБ им. С. П. Королева по научным аэрокосмическим исследованиям Луны и Марса, названный впоследствии «Узбеккосмос».

Узбекистан стал одним из промышленных центров Востока. Ташкентский авиационный завод (ТАПОиЧ) вошел в пятерку самых крупных авиационных предприятий мира. Здесь выпускалось более 60 больших военно-транспортных и гражданских самолетов в год, что было сопоставимо с показателями крупных авиационных объединений европейских стран. Ташкентский тракторный завод выпускал свыше 21 тысяч тракторов в год, «Ташсельмаш» – свыше 10 тысяч хлопкоуборочных комбайнов в год.

Шарафу Рашидову вручается Ленинская премия, 1980 год
Ш.Рашидову вручается Ленинское премия, 1980 год

«Хлопковое дело»

Но далеко не все было так гладко. Главной проблемой для республики, особенно со второй половины 70-х годов стала монокультура хлопка. За это впоследствии критиковали политику Рашидова — он несет определенную ответственность за усиление хлопковой монокультуры, за массовое привлечение детей и студентов к сбору хлопка. Также его критиковали за допущение коррупции, кумовства и чиновничьего произвола. Но это происходило в последние годы его правления и связано было с общим морально-психологическим климатом в СССР — в 70 – 80-х годах протекционизм, семейственность пронизали все общество.

После смерти Брежнева в ноябре 1982 года новый генсек Андропов, с 1967 года работавший в должности председателя КГБ, энергично взялся за наведение порядка, дисциплины и борьбу с коррупцией, в том числе в высших эшелонах власти. За первые 15 месяцев после его прихода к власти, по опубликованным данным, было сменено 18 союзных министров, 37 первых секретарей обкомов, крайкомов и ЦК союзных республик.

Как пишут сейчас некоторые историки, Андропов был «последней надеждой режима». После его смерти в феврале 1984 года генсеком был избран недееспособный Константин Черненко, что стало символом конца советской эпохи.

Некоторые процессы, начатые Андроповым, при Черненко продолжались почти во всех республиках, но особый резонанс, особенно в центральных СМИ, получило «хлопковое дело» в Узбекистане.

Шараф Рашидов в Хорезме. Последнее прижизненное фото
Рашидов в Хорезме - последнее прижизненное фото

Во второй половине 70-х годов прошлого века перед Узбекистаном был поставлен план — собирать 5 миллионов тонн хлопка ежегодно. Задача была невыполнимая, однако на бумаге показатели сбора «белого золота» росли. План перевыполнялся: на каждом этапе производства хлопка фабриковалась отчетность, а прибыль за сбыт несуществующих приписанных тонн оседала в карманах местных и московских чиновников.

Ход расследования «хлопкового дела» контролировал сам Андропов: в Узбекистан прибыла специальная следственная группа Генеральной прокуратуры СССР во главе с Тельманом Гдляном и Николаем Ивановым. Было доказано хищение в размере более 22 млн рублей.

По «хлопковому делу» Шараф Рашидов подозревался в коррупции, но Гдлян и Иванов не нашли ни одного факта, подтверждающего этого подозрения.

После смерти Рашидова 31 октября 1983 года его имя стараниями центральных СМИ связывалось с неприглядными сторонами последнего периода советского строя. К сожалению, для нескольких поколений эпоха Шарафа Рашидова была представлена как период беззакония и отсталости.

С супругой Хурсанд Гафуровной
Ш.Рашидов с супрогой

В последние годы заслугам Шарафа Рашидова перед  Узбекистаном вновь отдают должное. В этом году в стране будет отмечаться 100-летие со дня его рождения. Президент Шавкат Мирзиёев своим постановлением поручил открыть в Джизакской области мемориальный дом-музей Шарафа Рашидова, издать книгу памяти «Выдающийся сын нашего народа», а также сборник избранных сочинений Рашидова.

Кроме того, планируется снять документальный фильм о его жизни и деятельности, провести научную конференцию «Роль Шарафа Рашидова в истории Узбекистана» и вечера памяти, посвященные выдающемуся государственному деятелю, возглавлявшему республику в чрезвычайно сложные и тяжелые годы.

Источник.

7 комментариев

  • Константин ташкентский:

    Хорошо написано.
    Только подправить надо. Землетрясение 1966 года было на час раньше, а хлопка собирали на полтора миллиона тонн больше.

      [Цитировать]

  • Гость:

    Арал…

      [Цитировать]

  • Куврук:

    Статья в общем виде — авторская попытка переработки Экклезиаста: время возводить на пьедестал, время снизвергать; время красить черным, время красить белым… Вечный маятник истории, за каждым движением которого чутко, с напряжением зрения, слуха и интуиции следят современные кандидаты наук.

      [Цитировать]

  • Ильдар:

    В разведку с таким кандидатом-«историком» ходить — Боже упаси! Человек-флюгер. Скользко и, местами, подленько написано.

      [Цитировать]

    • Ю.Ф.:

      Да, это уж точно, «местами подленько написано». Исторического бреда читать приходится много (что делать, профессия обязывает), но фраза автора (канд. ист. наук) о том, что Рашидов (нисколько не отрицаю его действительных немалых заслуг) «сумел мобилизовать на восстановление города … весь советский народ, а главное — РУКОВОДСТВО СССР», кажется, имеет все основания претендовать на звание самого бредового бреда. Мне так и видится, как Шараф Рашидович жестко дает указания по телефону Леониду Ильичу Брежневу и Алексею Николаевичу Косыгину, а те, заикаясь, что-то бормочут — да, так точно, будет сделано, слушаемся, сейчас вылетаем.

        [Цитировать]

  • ВиоЛав:

    Шараф Рашидов и Зарап Петросович Зарапетян, из книги «Золото Кызылкумов».

      [Цитировать]

  • Уезжаю:

    Одни стат данные. Можно было бы хотя бы попытаться «слизать» «Дело красного узбека» у Федора Раззакова. И это кандидат исторических наук?

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.