«Ташкент — город театральный» Tашкентцы Искусство История

Опубликовала Виолетта Лаврова

Воспоминания режиссёра Вадима Григорьева из книги «Всё началось в Томске».

В 1968 году он был приглашён в качестве главного режиссёра в Ташкентский русский ТЮЗ. Параллельно возглавил режиссёрский курс в Ташкентском театрально-художественном институте. Спектакли: «Город на заре» А.Н. Арбузова, «Пора любви» В.П. Катаева.

Вадим Борисович Григорьев (род. 28 июня 1936, Томск) — актёр и театральный режиссёр, заслуженный деятель искусств Казахской ССР.

«На склоне лет, как и многие люди, связавшие всю свою жизнь с театром, я не избежал соблазна написать воспоминания. Эта книга о театре, о любимом жанре – оперетте. Она охватывает большой период времени, начиная с середины 50-х годов прошлого столетия, когда я впервые вступил на профессиональную сцену, по 2012 год ХХI века».

Книга вторая (стр. 187-200)

ТАШКЕНТ – ГОРОД ТЕАТРАЛЬНЫЙ.

Июль 1968 года. Я в Ташкенте. Самый пик летней жары. Город только недавно восстановился после сильнейшего землетрясения 1966 года. На некоторых строениях ещё видны следы этой катастрофы – заделанные трещины, стянутые железными поясами дома.Несмотря на пережитое, в полутора миллионной среднеазиатской столице кипела активная созидательная жизнь. Строился новый огромный жилой массив Чиланзар.

Московские метростроевцы прокладывали первое метро. На улицах многолюдно. Восточный рынок в старом городе и Алайский базар – поражали обилием экзотических фруктов, овощей, бахчевых культур… А волшебный аромат узбекских блюд – плов, шашлык, лагман, самса – тут и говорить нечего. Поражали так же низкие цены.

Русский ТЮЗ, куда я был назначен главным режиссёром, находился на улице Навои в монументальном здании литературного музея им. Алишера Навои. Это имя для узбеков так же значимо и свято, как для нас имя Александра Сергеевича Пушкина.

Здание было массивное, прочное и абсолютно не пострадало от землетрясения. С музейщиками мы жили дружно. Вход в ТЮЗ был автономный и мы с ними, фактически, не соприкасались. Зрительный зал вмещал около 400 человек, сцена большая, хорошо оборудована, вспомогательные помещения, кабинеты, цеха – тоже на уровне. До меня театром руководил Роберт Леонович Седлецкий. Он завербовался на Север в Нарильский театр и увёз с собой двух-трёх приличных актёров. Я тоже привёз «своих» — Юрия Репина, знакомого мне ещё по ГИТИСу, и ряд других артистов. Из старого репертуара сохранились спектакли: грузинская сказка «Чинчрака», «Будьте готовы, ваше высочество» — где блистала Н. Нелюбова в главной роли и «Кот в сапогах» — постановщиком которого был Юрий Александрович Фридман — «свободный художник». Ю.А. Фридман! Где он только не работал!

В Московском театре кукол им. С. Образцова, ставил спектакли в драматических и музыкальных театрах. Везде у него были друзья, приятели. Он часто навещал своих друзей в Ташкенте. Там я с ним и познакомился. В дальнейшем, мы часто пересекались с Юрой на театральных дорожках.

Надо отдать должное, театральная жизнь в Ташкенте той поры была насыщенной, интересной, разнообразной. Количество и качество театров вполне удовлетворяло запросы местной публики. Солидный театр оперы и балета им. Навои, в котором шёл в основном европейский репертуар — монументальное здание в национальном стиле, спроектированное Щусевым, тоже вы-держало удар стихии. Активно работал узбекский музыкальный театр им. Мукими. Очень хорошая, да можно смело сказать, настоящая столичная труппа была в русском драматическом театре им. Горького. Прошло многовремени с тех пор, как я пишу эти строки, но я помню имена народных артистов узбекской ССР – Романа Ткачука, Клавдии Ефремовой, Николая Хачатурова, экзотической красавицы-героини Маргариты Хонг.

В это же время был открыт замечательный молодёжный театр «Ёш гвардия» — этакий аналог Московского «Современника». Мне посчастливилось побывать на премьерном спектакле «Дуэль», на котором присутствовал автор этой пьесы Мар Ташимович Байджиев – очень в ту пору популярный писатель-драматург из Киргизии. После просмотра, в узком кругу –постановщики, артисты, автор – обсуждали спектакль. Очень хвалили и восторгались. Оно того и стоило. В малонаселённой пьесе взаимоотношения героев были выстроены психологи-чески тонко и смотрелись с напряжённым вниманием. Вообще этот театр вызывал у меня, да и не только у меня, большую симпатию. Там всё было поставлено во имя любви к творчеству, к искусству. Бросались в глаза идеальный порядок и дисциплина. Вот уж, действительно, всё начиналось с вешалки.Однажды там произошёл та-кой казус. Кто-то из крупных чиновников от искусства опоздал и хотел войти в зал во время действия. Его не пустили. Он обиделся и уехал. Ничего! К театру стали относиться ещё с большим уважением. А какое сильное впечатление осталось у меня от посещения Узбекского Академического театра драмы им. Хамзы.

Шёл спектакль «Царь Эдип» Эсхила. Передо мной развернулась настоящая древнегреческая трагедия. Народные артисты СССР Шукур Бурханов – Эдип, и Сара Ишантураева – Иокаста – восхищали своей игрой.

Чувства их были обнажены и поражали своей правдивостью. Это настоящие трагические актёры. Вспоминаю, аж мурашки по телу. Должен признаться, что узбекский театр очень любили именно русские зрители и активно его посещали.В театральной панораме Ташкента, конечно же, надо отметить со знаком плюс местный кукольный театр. Спектакли в театре шли на двух языках –русском и узбекском, его охотно посещали дети и взрослые. Успех кукольников объяснялся, прежде всего, талантливой режиссурой. Назову несколько имён: И. Якубов –бесспорно одарённый мастер из местных, московский режиссёр Юрий Фридман, упомянутый мной ранее как постановщик «Кота в сапогах» в русском ТЮЗе и, наконец, легендарный «волшебник» с неистощимой фантазией – Владимир Сергеевич Иогельсен – из ссыльных репрессированных. Считается, что Иогельсен создал свою школу.

Забегая вперёд, скажу, спустя годы, в России мне доводилось слышать: «Ученик Иогельсена». Это был своего рода «знак качества» артиста или режиссёра кукольного жанра.

В Ташкент часто приезжали на гастроли разные коллективы, притом, среди них такие солидные, как Государственный Академический Большой Театр. Мне до-велось быть в свите встречающих, затем на приёме в Доме Правительства, и на банкете.О банкете стоит рассказать подробнее. Мероприятие проходило за городом. Рассадили нас по комфортабельным автобусам и отвезли в «райские кущи», на Правительственные дачи. Столы ломились от изысканных явств — шашлыки, осетровые балыки, икра красная и чёрная, а вот «заморской» баклажанной не было, она тут не в чести, а уж о фруктах и говорить нечего. На приёме было много народу, одних москвичей — артистов Большого театра пятьсот человек. Под хрустальный звон бокалов произносили тосты о дружбе, любви и искусстве…

А на сцене в это время исполнялись народные танцы –узбекские, корейские, индийские… Да, узбеки умели встречать друзей. Гастроли Большого театра, не смотря на жаркое лето, прошли с огромным успехом. Выступали они в театре оперы и балета им. Новои.Там же проходили дни эстонской культуры. Мне посчастливилось побывать на большом сводном концерте оперных певцов. Я впервые услышал вживую народных артистов СССР – Тита Куузика и Георга Отса – неповторимые, сильные голоса красивого тембра.

И вот сюрприз! На сцену вышел мой Томский приятель — бас Тео Майсте. Теперь он уже носил звание заслуженного артиста своей республики, а в середине 50-х годов Тео Майсте – студент Томского музыкального училища, «подрабатывал» в массовке у нас на сцене Томского театра драмы. Я рад за Тео, голос его звучал ровно, мощно. Пел он соло и дуэт с Отсом. А что именно – не помню. Я не пошёл к нему за кулисы, не хотел напоминать о ссыльном прошлом. Ведь он оказался в юные годы в Сибири не по своей воле.

Невероятным успехом и популярностью в Ташкенте обладали Московские артисты – Алла Иошпе и Стахан Рахимов. Ну, Стахан то понятно, он из местных. Детство его прошло в театральной среде. Мать его известная солистка музыкального театра Шахадат Рахимова – Народная артистка Узбекской ССР, отчим – Мамаджан Рахманов – учёный, театровед, историк узбекского театра.

Стахан фактически вырос за кулисами театра. Но выдающегося голоса у него не обнаружилось, и, по совету родителей, решил получить надёжную техническую специальность, поехал в Москву и стал студентом энергетического института – МЭИ. Алла в это время училась в МГУ на философском факультете. Вот там, в Москве судьба и свела их в студенческой самодеятельности. Я был близко знаком с этой парой. В этой связи не упущу момента рассказать один забавный случай. Начинал Стахан как солист. И вот, в одном из сводных концертов, судьба свела его с Муслимом Магомаевым, тоже тогда ещё никому неизвестным. Суетливый конферансье постоянно подбегал то к одному, то к другому и переспрашивал их имена. Стахан, уже в который раз, говорил ему: «Скажите просто – поёт Стахан Рахимов». Настало время объявлять Стахана.

Конферансье выпорхнул к микрофону и ляпнул: «Поёт Рахит Мамаев!». Вышел Стахан и тихо поправил –«Стахан Рахимов». Было это в Колонном зале Дома Союзов. Не помню, кто из известных композиторов эстрадников свёл вместе Аллу и Стахана. Получился очень приятный дуэт. Голоса у них небольшие, но очень хорошо сливались. Да и репертуар они сумели подобрать именно свой. Привлекали они также мягкой исполнительской культурой. В Ташкенте они были кумирами местной публики.

Я был на одном из концертов в зале им. Свердлова. Ажиотаж стоял невероятный, попасть было невозможно, билеты давно проданы. Я сидел в гостевой ложе. Концерт шёл очень долго, их просто не отпускали со сцены. Кстати, я знал, что им запрещено было петь еврейские песни, а публика неистовствовала и скандировала: «Хава, Хава, Хава!!!» Алла и Стахан беспомощно поглядывали на правительственную ложу, наконец, оттуда кто-то махнул рукой, мол, валяйте, что с вами поделаешь.

полностью
http://docplayer.ru/42029110-V-tomske-vsyo-nachalos.html

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.