Революция в Туркестане. Записка Tашкентцы История

Автор Андрей Гагарин

В среду 5 апреля 1917 года в московской газете «Русское слово» № 74 была опубликована заметка следующего содержания:

«Арест ген. Куропаткина.
ТАШКЕНТ, 1, IV. Причиной ареста генерала Куропаткина, о чем сообщалось в «Р. Сл.», послужила раздача оружия из арсенала русским поселенцам, опасавшимся повторения прошлогоднего восстания туземцев.
Соединенное заседание советов солдатских и рабочих депутатов, исполнительного комитета, представителей крестьянского союза и совета мусульманских депутатов усмотрело в акте раздачи оружия провокационное сеяние племенной розни между русским и туземным населением.
Командующим войсками избран полковник Черкес, помощником командующего—полковник Рыжиков, начальником штаба округа—подполковник Макиавеев.
Гражданская власть генерал-губернатора отделена от военной впредь до избрания гражданского генерал-губернатора на предстоящем 7-го апреля краевом съезде советов комитетов и возложена на трех комиссаров исполнительного комитета—Добкевича, Иванова и Белькова.
Арестованы также генералы Ерофеев и фон-Цур-Мюлен.
В городе спокойно.»

Речь в этой заметке шла о событиях, произошедших в Ташкенте несколькими днями ранее, и, в частности, о заседании Ташкентского Совета Солдатских Депутатов, которое началось 31 марта и закончилось в ночь на 1 апреля 1917 года, на котором было принято решение об отстранении от должности генерала Куропаткина и еще нескольких высших офицеров. При этом, видимо, вследствие большой удаленности от места действия в заметке был допущен ряд неточностей, включая неправильно названных арестованных генералов, а также мотивы смещения генерала Куропаткина…

Генерал-адъютант Алексей Николаевич Куропаткин был назначен на должность Туркестанского генерал-губернатора и командующего войсками Туркестанского военного округа 22 июля 1916 года. Спустя 7 месяцев, 30 февраля 1917 года, после Февральской революции он был отстранен от должности генерал-губернатора, но при этом оставался в должности командующего войсками Туркестанского военного округа. На заседании Ташкентского Совета Солдатских Депутатов 31 марта 1917 года было принято решение об отстранении генерала Куропаткина от должности командующего и его аресте…

Что касается мотивов смещения генерала Куропаткина, то на упомянутом заседании Ташкентского Совета Солдатских Депутатов было озвучено сразу несколько претензий к деятельности Куропаткина, включая, в числе прочих, и раздачу оружия русскому населению. В тоже время основной причиной смещения генерала Куропаткина являлась его принадлежность к старой администрации, о чем было прямо сказано в статье А.Чичерина «Краткий обзор деятельности Ташкентского Совета Рабочих Депутатов», опубликованной 23 апреля 1917 года в 4-м номере «Нашей газеты». В этой написанной через несколько недель после рассматриваемых событий статье, в частности, говорилось следующее:

Семья русских переселенцев в Туркестане, 1911 год (фотография Прокудина-Горского)

«В то время, как местная либеральная буржуазия, считая, что революция носит настолько централистический характер, что смена старой власти не может происходить по инициативе революционного народа на окраине, делала попытки вступать в контакт со старой администрацией, — в противовес этому представители Совета Рабочих Депутатов самым решительным образом подчеркивали на всех его заседаниях всю несостоятельность таких аргументов и требовали решительных мер к смене всех представителей старой власти, в частности местного генерал-губернатора Куропаткина и его сподвижников… Только избранники народа могут стать у кормила правления и совместно с революционным народом строить Новую Россию на новых демократических началах.

Несмотря на такую яркую непримиримую позицию, занятую рабочим классом, старая власть, как военная, так и гражданская, в особенности же Куропаткин, продолжала оставаться на своих насиженных местах и вела двойственную, опасную для дела свободы политику, растлевая, таким образом, организованные общественные силы и порождая тревогу в умах граждан. Лишь в результате скрытой борьбы рабочих с либеральными буржуазными элементами и с таковыми же их представителями в Ташкентском Исполнительном Комитете, все здравомыслящее общество сознало, что дальнейшая примирительная политика приведет к полной анархии. На многочисленных собраниях разных партий Рабочих и Солдатских Депутатов стали раздаваться грозные голоса о немедленном смещении генерала Куропаткина, как вредного представителя в крае высшей старой власти…»

Быт киргизов

Как видно из статьи Чичерина, которая была опубликована в печатном органе Ташкентских Советов и, очевидно, отражала официальную точку зрения по данному вопросу, Куропаткин был снят с должности в рамках общей борьбы со старой властью, как главный ее представитель в крае. Что касается возбуждения межнациональной розни посредством раздачи оружия русскому населению, то это было всего лишь одно из нескольких формальных обоснований для смещения генерала…

А между тем сам генерал Куропаткин считал обвинение в раздаче оружия настолько важным, что, находясь под арестом, специально посвятил этому объяснительную записку, в которой привел ряд доказательств собственной невиновности…

Раздача оружия русским поселенцам, в которой обвиняли генерала Куропаткина, была связана с произошедшим летом 1916 года восстанием местного населения южных регионов Российской империи. Непосредственным поводом для восстания явился указ императора Николая II от 25 июня 1916 года о «реквизиции инородцев» в возрасте от 19 до 43 лет на тыловые работы в прифронтовых районах.

К этому времени уже почти два года шла Первая мировая война, в которой участвовала и Российская империя. Однако туземное население Туркестана от воинской повинности все это время было освобождено и, в отличие от русского населения, в армию не призывалось. Согласно указу императора от 25 июня 1916 года мужское туземное население привлекалось к тыловым работам, однако, по-прежнему без участия в военных действиях.

Также недовольство местного населения было связано с вопросами распределения земли, значительная часть которой была выделена русским переселенцам, прибывшим в Среднюю Азию в 1906—1912 годах в рамках Столыпинской аграрной реформы.

Наконец, не последнюю роль в восстании сыграла пропаганда местных религиозных деятелей, призывавших к борьбе с русскими властями и поселенцами по идеологическим мотивам.

Восстание началось 4 июля 1916 года в городе Ходжент Самаркандской области, где произошло столкновение полиции с толпой туземцев, требовавших уничтожения списков мобилизованных. В дальнейшем волнения охватили ряд районов Сыр-Дарьинской и Ферганской областей, а также несколько областей Степного края. Однако наибольшего размаха насилие достигло в Семиречье, где банды дунган безжалостно вырезали русские села Иваницкое и Кольцовка в окрестностях Пржевальска. Восставшие жгли мирные деревни русских переселенцев, казаков, рабочих. Оставшиеся без призванных в армию мужчин, русские поселенцы, в основном, женщины, старики и дети, не имели сил для сопротивления. 17 июля 1916 года в Туркестанском военном округе было введено военное положение…

В этих условиях 22 июля  на должность Туркестанского генерал-губернатора и был назначен генерал Куропаткин. В это время ему было уже 68 лет…

В Туркестане Куропаткину приходилось бывать до этого не один раз. После окончания Павловского военного училища он получил назначение в один из туркестанских линейных батальонов, в составе которого в 1867 — 1868 годах участвовал в походе на Бухару, в штурме Самарканда и многих других боевых делах в Средней Азии, за что был награжден орденами святого Станислава и святой Анны 3-й степени, а также чином поручика.

В 1875 — 1877 годах Куропаткин вновь проходил службу в Туркестане, где участвовал в Кокандском походе войск под командованием генерала Кауфмана. При взятии Уч-Кургана он первым ворвался в крепостное укрепление, за что был награжден орденом святого Георгия 4-й степени.

В 1879 году Куропаткин принял под свое начальство 1-ю Туркестанскую стрелковую бригаду. В 1880 — 1881 годах он участвовал в Ахал-Текинском походе под командованием Скобелева и отличился при штурме крепости Геок-Тепе. За проявленную храбрость он был награжден орденом святого Георгия 3-й степени и произведен в генерал-майоры.

В 1890 году Куропаткин был произведен в генерал-лейтенанты с назначением начальником Закаспийской области и командующим расположенными там войсками. За восемь лет его управления в области получили развитие промышленность и торговля, появились новые города и селения, были созданы учебные заведения, привлечены переселенцы из разных губерний страны, с полной нагрузкой работала Закаспийская железная дорога…

После прибытия в Туркестан в июле 1916 года генерал Куропаткин немедленно принялся за работу. Прежде всего ему нужно было разобраться с охватившими край волнениями и обеспечить защиту русского населения, которое больше всего страдало от набегов туземцев. В телеграмме военному министру от 16 августа 1916 года он сообщал: «В одном Пржевальском уезде в имущественном отношении пострадало 6024 семейства русских поселенцев, из коих большинство потеряло всю движимость. Пропало без вести и убито 3478 человек».

Благодаря предпринятым властями мерам, в основном военного характера, к концу лета — середине осени 1916 года восстание было подавлено. При этом несколько сотен тысяч местных жителей, опасаясь возмездия, бежало в Китай, причем множество людей погибло в пути, не вынеся тягот горных переходов. Впоследствии, не найдя себе места в Китае, эти люди вынуждены были возвратиться обратно уже при Советской власти.

По итогам восстания генерал-губернатором Куропаткиным были подготовлены предложения по проведению реформ в Туркестане, включая земельный вопрос. Эти реформы, однако, осуществить не удалось из-за случившейся Февральской революции, после которой Куропаткин был отстранен от должности генерал-губернатора…

В роковом для себя заседании Ташкентского Совета Солдатских Депутатов 31 апреля генерал Куропаткин участия не принимал и ответить на обвинения непосредственно не мог. Судьба генерала была решена заочно, так что объяснительная записка оставалась для находившегося под арестом Куропаткина, по существу, последней и единственной попыткой восстановления справедливости.

Как указывал в своей объяснительной записке генерал Куропаткин, мероприятия по раздаче оружия русскому сельскому населению проводились с целью стабилизации положения и предотвращения новых волнений, угроза которых на тот момент все еще сохранялась. При этом генерал указывал на то, что после начала войны, еще до восстания туземцев у русского населения было изъято значительное количество оружия для отправки на фронт, причем предполагаемое к раздаче оружие составляло менее половины ранее изъятого. Оружие предполагалось выдавать из расчета 1 винтовка на 10 дворов, что предусматривало организацию защиты только лишь от одиночных покушений и мелких шаек. Кроме того, большая часть предназначенного к раздаче оружия должна была складироваться в охраняемых пунктах с целью выдачи его на руки населению только лишь при наступлении особых условий. Наконец, раздача оружия имела целью обеспечение безопасности не только русского, но так же и мирного туземного населения Туркестана.

В конце записки генерал Куропаткин писал:

«Поэтому заключение Совета рабочих и солдатских депутатов о том, что раздача оружия населению является одной из самых серьезных форм провокации междунациональной розни совершенно не может быть применено к тем мерам, кои были приняты по вопросу обеспечения безопасности русского населения в Туркестане.

Я уповаю, что спокойная оценка всего мною изложенного приведет представителей прокуратуры и представителей общественных организаций, в том числе и Совета солдатских и рабочих депутатов, к тому же выводу и даст им возможность гласно путем печати признать сделанную ими оценку моей деятельности в Туркестанском Крае по рассматриваемому вопросу неправильной, сняв с меня и моих подчиненных тяжкое обвинение в провокации междунациональной розни».

Объяснительная записка была закончена генералом Куропаткиным 5 апреля 1917 года. Очевидно, находясь под арестом, заслуженный генерал считал для себя делом первостепенной важности оправдаться в предъявленных ему обвинениях. Всю свою жизнь посвятивший служению Отечеству, с энтузиазмом принявший Февральскую революцию генерал Куропаткин старался применить свои знания и опыт в строительстве новой России, но оказался никому не нужен и пал жертвой борьбы за власть, участвовать в которой не хотел. Теперь смещенный со всех должностей престарелый генерал пытался спасти хотя бы свое доброе имя.

Впрочем, помимо самого генерала Куропаткина его оправдание мало кого интересовало. Объяснительная записка генерала была представлена на открывшемся через день, 7 апреля 1-м Туркестанском Краевом Съезде Солдатских и Рабочих Депутатов в Ташкенте, где ее рассмотрение было поручено Организационной секции. Однако до конца съезда никакого решения по данному вопросу принято не было и рассмотрение записки отложили до следующего съезда Советов. Когда же 2-й Съезд Советов открылся наконец в октябре 1917 года, ситуация в Туркестане настолько изменилась, что до генерала Куропаткина  уже никому дела не было вообще.

К тому же самого генерала к этому времени давно уже не было в Туркестане. На следующий день после написания записки и накануне открытия 1-го Туркестанского Краевого Съезда Солдатских и Рабочих Депутатов, 6 апреля 1917 года он был отправлен под конвоем в Петроград. Доставленный в столицу, генерал Куропаткин вполне отчитался за свои действия на посту Туркестанского генерал-губернатора и был освобожден Временным правительством. 5 июня 1917 года он был назначен членом Александровского комитета о раненых.

После Октябрьской революции Куропаткину предлагали выехать во Францию, но он отказался, сказав: «Людовику XVI народ Франции снял голову, и если я заслужил того же, пусть мой народ поступит так со мною. Но родину не покину».

Куропаткин вернулся в родную Псковскую губернию, где в маленькой деревне Шешурино организовал сельскую школу и управлял местной библиотекой. Его сын, выпускник химфака Санкт-Петербургского университета, был расстрелян в 1919 году.

Алексей Николаевич Куропаткин скончался 16 января 1925 года. Он был похоронен 19 января на кладбище в соседнем селе Наговье…

В одном из фондов Государственного Архива Республики Узбекистан хранится объяснительная записка генерала Куропаткина. Полтора десятка исписанных простым карандашом с правкой черными чернилами пожелтевших листков из личного блокнота Туркестанского Генерал-Губернатора. Напрасная попытка оправдаться смещенного генерала. Материальное свидетельство порядочности человека, через века защитившего свою честь и достоинство.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.