Вспомнить всё… Ашхабадское землетрясение 1948 года. История Разное

Пишет Олег Николаевич

В той части Чаткальского хребта, которая относится к Киргизии, в 1946 году, с очагом на глубине 30 км и эпицентром, отстоящим на 200 км от Ташкента, произошло землетрясение, которое обладало силой 10 баллов. В Ташкенте оно вызвало землетрясение силой 7,5 баллов. 

Величина природной сейсмической опасности в значительной степени зависит от особенностей сейсмического процесса в конкретном сейсмическом районе. Наиболее опасные сейсмические районы бывшего СССР — Средняя Азия (Ашхабад, Газли, Ташкент)… Для сильнейших землетрясений Средней Азии размеры областей с интенсивностью сотрясений 7, 8, 9, 10 баллов (плейстосейстовые области) составляют соответственно 100, 60, 20, 10 км… Такова сухая статистика.

В ночь с 5 на 6 октября 1948 г. землетрясение, по магнитуде немногим уступавшее Чаткальскому, полностью уничтожило столицу Туркменистана Ашхабад и ряд окрестных населенных пунктов, унеся жизни более ста тысяч человек. Но об этом тогда не принято было сообщать в открытой печати.

Землетрясение произошло на глубине 10-12 км. Девятибалльная зона и изосейста в целом были вытянуты в виде узкой полосы вдоль подножья Копет-Дага…

Ниже привожу выдержки из книги академика В.Д. Наливкина. Всю книгу можно прочитать по ссылке:

https://books.google.co.uz/books?id=aVvZko6ISmAC&pg=PT13&hl=ru&source=gbs_selected_pages&cad=2#v=onepage&q&f=false

Страшная ночь 1948 года.

…Первый страшный толчок был во втором часу ночи. Второй последовал в 6 часов утра, третий — в 10 часов утра. Далее толчки следовали один за другим, постепенно ослабевая. Они до того напугали людей, что даже смельчаки боялись входить в полуразрушенные и почти целые сооружения. На третий день толчки стали неощутимы, к ним стали привыкать.

Когда я пришел в себя, то понял, что еще стою у открытого окна и держусь за раму, а за окном было что-то невероятное, невозможное. Вместо темной прозрачной звездной ночи передо мной стояла непроницаемая молочно-белая стена, а за ней ужасные стоны, вопли, крики о помощи. За несколько секунд весь старый глиняный, саманный город был разрушен, и на месте домов в воздух взметнулась страшная белая пелена пыли, скрывая все.

Прорыв из изоляции
После землетрясения город оказался беззащитным. Исчезла милиция. Те, кто стояли на постах, бросились домой спасать семьи. Те, кто спали в домах и казармах, были раздавлены или ранены. Рядом со зданием был военный городок. От него тоже ничего не осталось, и число жертв было громадно.

    

Начали звонить по телефону. Телефон молчит: телефонная станция не работает. Телеграф разрушен. Железнодорожный вокзал — груда обломков, местами даже рельсы исковерканы. Аэродрома нет, и взлетные площадки разбиты трещинами. Все центральные, районные и местные учреждения уничтожены. Большой город, столица республики, оказался полностью изолированным от окружающего мира и полностью дезорганизованным.

К счастью, единственное, что почти не пострадало, это автомобили, грузовики. Они стояли под открытым небом в легких фанерных гаражах и потому остались целы. Они и служили в первое время главным видом связи. На грузовиках выехали за город, где железнодорожное полотно и телеграфные провода были целы, и при помощи подвесного телефонного аппарата связались с ближайшим городом. На грузовике с аэродрома приехал летчик и предложил полететь в Красноводск. Грузовики связывали все части города, доставляли продовольствие, увозили бесчисленные трупы на братское кладбище за городом. Можно без преувеличения сказать, что они были основой всей жизни разрушенного города. При помощи грузовиков шла вся работа организационного центра, стихийно возникшего вокруг ядра ЦК. Легковые автомобили пострадали больше, да и было их мало.

Постепенно связь с окружающим миром была восстановлена, в Ашхабад по железной дороге, самолетами, машинами двинулись эшелоны с войсками, медицинскими отрядами, продовольствием. Первые из них были в городе уже в середине дня. Поражающая изоляция первых часов была разорвана.

Самозащита
В ашхабадской тюрьме — большом, длинном двухэтажном здании сидели две бандитские шайки, только что пойманные. По иронии судьбы у этого здания вывалились только две стены, а охрана частью погибла под развалинами караульной, а частью разбежалась по домам. Бандитам оставалось только выйти из камер по грудам обломков, что они и сделали. Как подобает высококвалифицированным грабителям, они сейчас же бросились за оружием, легко найдя его в развалившемся милицейском участке. В их руки попали даже пулемет и форма милиционеров.

Борьба за жизнь
…Все больницы и госпитали оказались разрушенными. Помощь надо было организовывать на открытом месте, под деревьями. Выбрали парадную площадь города (Прим. составит.: площадь Карла Маркса), где стояла праздничная трибуна, и широкий бульвар с большими тенистыми деревьями. Очень скоро туда потянулись бесконечные вереницы раненых. Нашли нескольких врачей, привезли их на площадь. Столов не было, но из развалившихся домов притащили двери, положили их на ящики, и работа началась.

К счастью, водопровод в городе остался неповрежденным, и воды хватало. Подвезли немного хлеба, достали чаю, подкормили и докторов, и пострадавших, которые были поближе к операционным столам.

Число пострадавших все росло. Кучки грязной одежды – мертвые, не дождавшиеся помощи – лежали среди живых, но на них никто не обращал внимания. Таких кучек в городе было слишком много. Населению было объявлено, погибших оставлять на краю дорог: будут ездить грузовики и подбирать трупы. Но в первый день никто их не подбирал – забот было слишком много и с живыми. Только на следующий день за город, на кладбище, потянулись вереницы грузовиков, до самого верха наполненные страшным грузом.

Через час приехала другая партия медиков из другого соседнего города, затем третья. На самолетах прилетели военные хирурги из Ташкента, Баку, Тбилиси.

Заботы города
Важная проблема — снабжение хлебом — также разрешилась благополучно. Склады с мукой все развалились, но мука, к счастью, была в мешках и уцелела. Здание хлебозавода развалилось, но печи остались целыми. Помогли и воинские подвижные хлебопекарни, и уже в конце первого дня появились грузовики с первым хлебом. Раздавали его бесплатно.

К бесплатной выдаче хлеба прибавились еще бараньи туши. Громадный холодильник у железной дороги почти не пострадал: у него вывалились две стены, стоявшие против направления подземного толчка. Стены же, стоявшие по направлению толчка, сохранились, сохранилась и крыша. На третий день появились дощатые и фанерные будочки с продавцами и весами. Деньги снова пошли в ход. Торговля восстановилась. Но основной работой все еще были раскопки. Раскапывали все и, в первую очередь, трупы, начавшие разлагаться.

Везде начали строить будочки, шалаши, сарайчики и солидные сараи, появились раскопанные столы и стулья, железные кровати. На пятый или шестой день вдруг вечером зажглось электричество. Однако телефон все еще бездействовал. Но связь между главными учреждениями военные установили уже на второй день. Еще раньше воинами была возобновлена прямая связь с центром по радиотелефону. Вообще помощь Ашхабаду со стороны Красной Армии была внешне незаметна, но по существу значительна.

Уже на третий день вокзал был очищен от развалин, движение по железной дороге восстановлено. Первые пассажирские поезда везли в город только техников, строителей и людей, которые могли помочь в восстановлении города.

Разрушения и жертвы
Разрушения и жертвы были ужасны и невероятны. Большой, красивый, утопающий в зелени город в основном состоял из одноэтажных прочных глинобитных или кирпичных домов. Землетрясения в нем повторялись не часто, и при строительстве на них рассчитывали. Двухэтажными были только правительственные здания или учреждения сравнительно молодые, построенные антисейсмическими. Многие из них действительно устояли, но дали так много трещин, что их потом пришлось взорвать. Было взорвано и здание ЦК, которое спасло мне жизнь. Жилые дома и домики были полностью уничтожены. Город надо было строить заново.

Число человеческих жертв осталось точно не подсчитанным, да и это было невозможным. Но цифра эта была ужасающей. У более прочных зданий вывалились только две стены, расположенные поперек направлению толчка, который шел с юго-востока. У таких зданий нередко крыша оставалась на месте, как у тюрьмы, холодильника и ряда других зданий. Землетрясение произошло глубокой ночью, когда огни везде были погашены. Поэтому пожаров было очень немного.

К счастью, сама земля на территории города не трескалась (Прим. составит.: Трещины возникали в крайней северной части города, севернее железной дороги), и смертей в трещинах не было. Не было и оползней, в других городах уничтоживших сотни людей. Сильные разрушения были вызваны качанием, поверхность земли изгибалась, подобно волнам на поверхности воды. Причем чем выше и уже волна, тем сильнее колебание.

Место образования ашхабадского толчка располагалось всего в 30 км к юго-востоку от города, у селения Карагаудан. Толчок был очень сильным и близким, поэтому вызванные им волны были узкими и высокими. Это и явилось причиной страшных разрушений. У всяких волн есть зоны усиления и ослабления. Были они и в Ашхабаде. В центре города их плохо видно, но на окраинах было хорошо заметно, как пояса сильных разрушений чередовались с поясами, где разрушения были слабее, а иногда почти отсутствовали.

Можно сказать, что почти все разрушения произошли за несколько секунд волнообразных колебаний, последовавших за вертикальным толчком. Второе сотрясение в 6 часов утра тоже было очень сильным, но значительно слабее первого. Оно только разрушило те строения, которые остались стоять после первого сотрясения. Последующие многочисленные сотрясения, наблюдавшиеся в течение нескольких последующих дней, уже разрушений не приносили и жертвами не сопровождались. Толчки, их вызывавшие, были незаметны, и им предшествовал только отдаленный грохот, как от далекой грозы или пушечной канонады, но и грохот был ясно слышен только в первый день.

2 комментария

  • ОлегНик:

    В начальном абзаце — «В Ташкенте оно вызвало землетрясение силой 7,5 баллов…». Для молодого поколения поясняю — в период написания книги в СССР действовала оценка землетрясений из 12 баллов.

      [Цитировать]

  • нм:

    В Ашхабаде погиб мамин брат и вся его семья, пять человек. Дядя прошел всю войну без царапинки, а смерть нашла его в Ашхабаде…
    Спасибо автору за статью. Спасибо за память.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.