Ионна – Инокиня и гениальный иконописец: свершение Небесного Крестного пути в Ташкенте Tашкентцы Искусство История

Валерий ГЕРМАНОВ
 Светлой памяти Никиты Алексеевича Струве Посвящается

Подвергая реконструкции жизненный путь Юлии Николаевны Рейтлингер, Н.С. Струве, посвятивший жизнь пропаганде русской культуре на Западе, констатировал, что ее судьба неотъемлемая часть истории русской эмиграции и реэмиграции. Сегодня благодаря усилиям многих почитателей, лично знавших эту удивительную женщину и талантливого иконописца, бережно собраны ее дневники, фотографии, письма, рукописи, подлинные акварели и иконыы, объединенные в один архив в Библиотеке — Фонде «Русское Зарубежье» в Москве[1].

Сестра Иоанна (Рейтлингер). Начало 1930-х гг.
Сестра Иоанна (Рейтлингер). Начало 1930-х гг. Отсюда.

Главное сокровище этого уникального собрания фрески инокини Иоанны, созданные ею для храма Святого Иоанна Воина во Франции в городе Медоне[2]. Эти фрески, спасенные французским писателем русского происхождения Никитой Струве, были привезены им в Россию и стали основой творческого наследия Юлии Рейтлингер. В 2003 году одиннадцать щитов с сюжетами: «Рождество Богородицы», «Благовещение», «Рождество Христово», «Крещение Господне», «Преображение», «Распятие», «Воскресение», «Сошествие Святого Духа на апостолов», а также Символы Евангелистов и 60 фрагментов от сюжетов Изгнания из Рая, Апокалипсиса и Небесной литургии обрели свое новое пристанище в Москве, а затем это собрание пополнилось новыми документами.   

Эти фрески, спасенные Никитой Струве, были привезены им в Россию и стали основой творческого наследия Юлии Рейтлингер. В 2003 году одиннадцать щитов с сюжетами: «Рождество Богородицы», «Благовещение», «Рождество Христово», «Крещение Господне», «Преображение», «Распятие», «Воскресение», «Сошествие Святого Духа на апостолов», а также Символы Евангелистов и 60 фрагментов от сюжетов Изгнания из Рая, Апокалипсиса и Небесной литургии обрели свое новое пристанище в Москве, а затем это собрание пополнилось новыми документами[3]

Юля родилась в Петербурге. Ее отец происходил из остзейских баронов Рейтлингеров. Мама Лидия была дочерью генерала Гонецкого. Она закончила Смольный институт. Отец Юлии сын генерала Александра Рейтлингера был высокопоставленным чиновником. Семья Рейтлингеров постоянно была в окружении интересных и образованных людей. Частыми гостями в доме были критик Ю. Н. Никольский, известный общественный деятель В. А. Оболенский и П. Б. Струве. Рейтлингеры стремились дать своей дочери Юлии достойное образование и отдали ее учиться в частную гимназию М. А. Мещерской. Юлия не была сторонницей светского образа жизни. Девочку привлекали книги религиозного содержания и живопись. Она с интересом посещала выставки Нестерова, Серова, Петрова-Водкина. В 1915 году Юля закончила курс обучения в гимназии и поступила в четвертый класс Рисовальной школы Общества поощрения художеств. В 1918 году девочка с матерью и сестрами отдыхает в Крыму, где, очарованная природой, пишет этюды, а отец семейства уезжает в Польшу. В Крыму происходит знакомство Юлии со священником Сергием Булгаковым. Начавшаяся в России революция не позволила 19-летней Юлии закончить художественное образование. В Крыму от сыпняка умирают сначала две ее сестры, а потом и мать. В 1921 году, потеряв близких, Юля с сестрой Катей принимает решение покинуть Россию. Из Крыма они отправляются в Варшаву к отцу. Затем Юля перебирается в Прагу, где поступает на философский факультет Университета и впервые пробует там писать иконы. Именно в Праге в 1923 году Юля вновь встретится с отцом Сергием, высланным из России. В Праге юная художница сделала несколько набросков отца Сергия, а потом на их основе написала главу Иоанна Предтечи, совершив новый поворот в иконописи. Юлия Рейтлингер видела свою задачу в том, чтобы сделать икону живой, соединив ее с молитвенной жизнью и художественностью.

В 1925 году отец Сергий митрополитом Евлогием, служившим в Париже, был привлечен к созданию там Свято-Сергиевского Православного богословского института. Во Францию отправляется и Юлия[4]. Она поселилась с отцом Сергием в одном доме, чтобы помогать в быту его семье. Началось её общение с одним из самых известных православных богословов ХХ столетия. Это общение продолжалось более 20 лет. Юлия Рейтлингер училась у священника богословию и полной отдаче себя служению Церкви. Отец Сергий приобретал многое, наблюдая за тем, как православные истины постепенно открывалась доверчивому взору юной художницы.

Во Франции Юлия смогла продолжить обучение у признанного иконописца Д. Стеллецкого. Она осваивала технику написания икон старообрядческими мастерами. Позже её ждёт трёхгодичный курс  религиозного искусства в мастерской Мориса Дени, где она совершенствует свои знания по живописи. Там она многому научилась. Но в чем-то, поскольку католическая картина разнится от иконы, ей впоследствии приходится идти от противного.

Во Франции у Юлии Николаевны была прекрасная возможность познакомиться с мировым иконописным наследием, которое было собрано в Национальной библиотеке. Конечно, это были всего лишь репродукции. Поэтому она специально отправляется в Мюнхен, чтобы посетить там выставку икон из России. С восторгом вспоминала Юлия «Троицу» Андрея Рублёва. Это был перелом в ее творчестве. О переполнявших эмоциях она пишет французскому художнику Морису Дени. Под впечатлением этой выставки её собственные поиски «современной иконы» несколько изменились. Она допускает, что такие перемены возможны и в будущем еще изменятся в дальнейшем. Но она не в состоянии удержаться от того, чтобы начать работать в том стиле, но по художественному вкусу. Икона не картина, а предмет для молитвы, и её мучит мысль, как сделать, чтобы икона была духовной. Но в то же время была искусством, ибо, художники, именно искусство хотят принести на алтарь Бога. Только после выставки Юлия поняла истинный путь иконописца, ибо увидела творения великих художников. С этого времени она будет находиться в постоянных поисках нового пути к иконе. Её мечта писать творческие иконы, но ремесло также необходимо[5].

У отца Сергия было полное взаимопонимание с его ученицей и талантливой художницей Юлией Рейтлингер[6]. Она разделяла учение священника о софийности мира, а он допускал возможность появления «новых икон нового содержания». В своей книге «Икона и иконопочитание» отец Сергий писал: «Жизнь Церкви никогда не исчерпывается прошлым, она имеет настоящее и будущее, и всегда равно движима Духом Святым. И если духовные видения и откровения,  засвидетельствованные в иконе, возможны были раньше, то они возможны и теперь, и впредь. И это есть лишь вопрос факта, появится ли творческое вдохновение и дерзновение на новую икону». И они появились. Новые иконы нового содержания – это фрески Юлии Рейтлингер, написанные художницей для храма Святого Иоанна Воина в Медоне. Этот храм был построен в 1929 году на средства медонской общины. Настоятелем храма стал священник отец Андрей Сергеенко, который для росписи церкви выбрал именно Юлию Николаевну Рейтлингер. Этот проект стал новым веянием в иконописи, поскольку роспись была сделана Юлией не по влажной извести стен, а на фанере, предварительно загрунтованной известью.

Когда Юлия Рейтлингер закончила первую в своей жизни роспись храма в Медоне, ей исполнилось 30 лет[7]. А через три года 11 сентября 1935 года в день Усекновения главы Иоанна Предтечи Юлия Николаевна Рейтлингер приняла решение уйти в монахини и была пострижена  митрополитом Евлогием в рясофор. Рясофор — это самая низшая степень послушничества, правда со сменой имени. Так Юлия Николаевна Рейтлингер стала сестрой Иоанной. Монашеское послушание она совмещает со свободным творчеством и много работает в Париже – в частности, пишет одноярусный иконостас в храме-гараже общежития матери Марии на улице Лурмель. А в 1938 году Содружество святого Албания и преподобного Сергия приглашают сестру Иоанну написать триптих для храма в богословском колледже в Мерфилде на севере Англии. Эти росписи сохранились до наших дней и сейчас они находятся в англиканском монастыре Святой Троицы в Кроули (Западная Англия). Но удачные работы, обилие творческих замыслов и многочисленные заказы не мешали ей мечтать лишь об одном – о возвращении на родину в Россию. Это был не только внутренний порыв, но и завещание ее духовного наставника отца Сергия.

Сестра Иоанна переезжает в Чехословакию и до 1955 года ожидает там разрешения на въезд на территорию СССР. В Чехии и Словакии она также много работает – пишет иконы, копии с репродукций картин русских  художников[8].

В 1955 году сестра Иоанна наконец-то получает разрешение от советских властей пересечь границу СССР, но при условии постоянного проживания в Ташкенте. После умеренного европейского климата Средняя  Азия стала для нее пустыней с множеством солнца и одиночества. Практически полностью оторванная от творческой среды, сестра Иоанна занялась в Ташкенте росписью платков, чтобы хоть как-то заработать на жизнь. Только летом на несколько месяцев ей удавалось сменить эту знойную азиатскую жару на московскую прохладу. Именно в Москве она имела возможность восполнить свой главный пробел — дефицит общения. В столице монахиня знакомится с сыном отца Сергия Федором Булгаковым и его женой, встречается с дочерью художника М. В. Нестерова. Помимо Москвы сестра Иоанна иногда посещала Ленинград, где ее ждали Стеблин-Каменские и монахиня Елена.

После оформления пенсии Юлии Николаевне Рейтлингер удается чаще и дольше бывать в Москве, где происходит знаменательное событие — ее знакомство с отцом Александром Менем. Юлия Николаевна передает ему дорогую святыню — облачение отца Сергия Булгакова, которое она бережно сохраняла долгие годы. «Знакомство с отцом Александром Менем как будто послано мне отцом Сергием. Вот и вся моя биография, ничем не замечательная, кроме моих наставников», — напишет сестра Иоанна.

Более 15 лет Александр Мень был ее духовным отцом[9]. Именно благодаря ему круг общения сестры Иоанны значительно помолодел. Она ведет активную миссионерскую деятельность, привлекая к православию не только молодежь, но ярых атеистов — представителей науки. Помимо духовной опеки большого круга своих друзей и знакомых сестра Иоанна продолжает писать иконы. Массовым заказчиком ее икон для прихожан церкви в Новой Деревне становится отец Александр Мень. Выставка этих маленьких шедевров – «свечечек», как их называл отец Сергий, состоялась в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева в 2000 году.

Иконы сестра Иоанна писала до слепоты. Считается, что последней ее работой стала икона «Хождение по водам». Исследователи творчества сестры Иоанны полагают, что в последние годы своей жизни она словно заново переживала восторг юности от знакомства с истоками христианского искусства. Позднее творчество выявляет широкий диапазон ее художественных интересов, сопереживание разнообразным традициям, а также замечательное мастерство композиции и духовную подлинность образов. Земной путь сестры Иоанны закончился, когда ей было 90 лет. Слепая и глухая она умерла в Ташкенте, но до последней минуты молилась и поминала всех своих близких.

Это может показаться чудом, но медонские росписи, созданные сестрой Иоанной, пережили не только войну, но и многочисленные распри, а также пожары и потопы. Однако в 80-е годы минувшего столетия храм в Медоне стал убежищем клошаров, которые спалили ценнейший иконостас храма. Никита Струве принимал активное участие в спасении сохранившихся икон. Отодрав от стен собора уцелевшие росписи, он перевез их в «Центр помощи русским беженцам во Франции». Тогда частично иконы удалось отреставрировать и закрепить на щитах. Реставрацию проводил Николай Кириллович Чернетский, покинувший Россию в 1990 году и ныне живущий во Франции[10]. Он имеет колоссальный опыт в восстановлении художественных ценностей. Выпускник Московского художественного училища имени М. И. Калинина, Чернетский принимал участие в восстановлении настенных изображений Лувра, Версаля, замка Фонтебло.

В 2003 году Никита Струве перевез медонские фрески в Москву и передал их в Библиотеку — Фонд «Русское зарубежье», где они хранятся и поныне. Эти поистине бесценные творения сестры Иоанны ожидают завершения реставрации, на которую в настоящее время продолжаются поиски средств. После полного восстановления планируется разместить все эти работы в часовне, которая будет построена в Москве[11].

[1] Белевцева Н. «Икона имеет право будить, рассказывать…». Наследие Ю.Н. Рейтлингер (сестры Иоанны) в Библиотеке-фонде «Русское зарубежье»//Наше наследие. 2008. №87.
[2] Художественное наследие сестры Иоанны (Ю.Н. Рейтлингер). Альбом. Составители Б.Б. Попова, Н.А. Струве. Москва: Русский путь, 2006. 115 илл.
[3] Еремеева Елена. Судьба сестры Иоанны//Иные берега. Журнал о русской культуры за рубежом. 2013. №2(30).
[4] Струве Н. Сестра Иоанна Рейтлингер (1898–1988) // Православие и культура. М., 1992, С. 173–175.
[5] Струве Н. Юлия Рейтлингер и возрождение иконописи в эмиграции//Русский Париж. 1910–1960. ГРМ: Альманах. Вып. 35. СПб., 2003. С. 71–72 (илл.).
[6]Рейтлингер Ю. Н. (сестра Иоанна) и о. Сергий Булгаков. Диалог художника и богослова. Дневники. Записные книжки. Письма / Сост. Бронислава Попова. М., 2011.
[7] В. В. Роспись Медонской церкви // Числа. 1933. № 7/8. С. 256–257 (ил.).
[8] К вопросу о рождении «творческой иконописи» (на примере чехословацких работ Ю. Рейтлингер) // Вестник РХД. № 191. II. 2006. С. 285–294.
[9] «Умное небо». Переписка протоиерея Александра Меня и Ю.Н. Рейтлингер. Москва: Фонд имени протоиерея Александра Меня, 2002.
[10] Струве Н. А. Восстановление церковной росписи сестры Иоанны Рейтлингер // Вестник Русского Христианского Движения. Париж-Нью-Йорк-Москва. 1997. № 175. С. 270.
[11]Попова Б. Юлия Николаевна Рейтлингер//Наше наследие. 2008. №87.

Троица ветхозаветная. Ок. 1980 г.
Троица ветхозаветная. Ок. 1980 г.
История Адама и Евы. Париж. 1937 г.
История Адама и Евы. Париж. 1937 г.
Брак в Кане Галилейской. 1938 г.
Брак в Кане Галилейской. 1938 г.
Апокалипсис, деталь. Явление ангела апостолу Иоанну Богослову. Нач. 1930-х гг.
Апокалипсис, деталь. Явление ангела апостолу Иоанну Богослову. Нач. 1930-х гг.
Видение пророка Иезекииля. 1946 г.
Видение пророка Иезекииля. 1946 г.
Апокалипсис. Деталь. Престол уготованный с Агнцем и старцами. 1945-1947 гг.
Апокалипсис. Деталь. Престол уготованный с Агнцем и старцами. 1945-1947 гг.
Апокалипсис. Деталь. Ангел, стоящий на солнце; Ангел с камнем. 1945-1947 гг.
Апокалипсис. Деталь. Ангел, стоящий на солнце; Ангел с камнем. 1945-1947 гг.
Апокалипсис. Деталь Небесный Иерусалим. 1945-1947 гг.
Апокалипсис. Деталь Небесный Иерусалим. 1945-1947 гг.
Сотворение мира. Деталь. 1945-1947
Сотворение мира. Деталь. 1945-1947
Всякое дыхание да хвалит Господа. Начало 1970-х гг.
Всякое дыхание да хвалит Господа. Начало 1970-х гг.
Преподобный Герасим со львом. 1976 г.
Преподобный Герасим со львом. 1976 г.
Преподобный Серафим Саровский с медведем. Середина 1970-х
Преподобный Серафим Саровский с медведем. Середина 1970-х
Сошествие Святого Духа на апостолов. 1981 г.
Сошествие Святого Духа на апостолов. 1981 г.
Сошествие Святого Духа на апостолов. Деталь. 1981 г.
Сошествие Святого Духа на апостолов. Деталь. 1981 г.
Хождение по водам. Нач. 1980-х гг.
Хождение по водам. Нач. 1980-х гг.

Картины Юлии Рейтлингер отсюда.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.