Завещание Tашкентцы История

Автор Лариса Самарцева
Это трудно сегодня представить, что человек после пыток, искалечивших ноги, сотрясения мозга и ожидания расстрела как «врага народа» почти сразу же ушел добровольцем на фронт защищать Родину.

А где же обида, ожесточение? Вопрос, конечно, из нашего времени. В те суровые годы, наверное, его даже себе не задавали, жили в другом измерении и мыслили другими категориями. И нам уже этого не понять, осталось только вспомнить классика:»гвозди бы делать из этих людей,крепче бы не было в мире гвоздей…»

Его не расстреляли в 1939 году лишь потому, что решение «тройки» НКВД за подписью Ежова заплутало в массе расстрельных постановлений и попало почему-то на Дальний Восток. Видно, среди палачей хватало бюрократов и их «тянучка» спасла жизнь. В 1940 году постановлением комиссии, созданной по решению И.Сталина, он был реабилитирован и освобожден.

Исмаил Салимов, гвардии майор, комиссар 9 гвардейского кавалерийского полка легендарной третьей гвардейской дивизии генерала Л. Доватора.
Свои первый бой с фашистами он принял у теперь уже легендарной деревни Крюково. Помните песню из семидесятых «…у деревни Крюково погибал наш взвод». Здесь шли ожесточенные бои, немцы рвались к Москве.

Полк совершал марш. Зима была снежной и холодной. Под глубокими сугробами скрывались места прошлых боев, пепелища деревень, оборонительные сооружения. В головном эскадроне завязался бой с фашистами. И впервые Исмаил ринулся на врага, молниеносно перемещаясь на боевом коне в самые критические точки, воодушевляя казаков личным примером. Но под натиском противника казачья походная застава перешла в оборону. И только когда подошли основные силы полка, кавалеристы вновь ринулись в атаку. В пылу боя Исмаил Салимов не заметил, как вырвался вперед и оказался окруженным фашистами. Реакция его была мгновенной — во врага летели гранаты, а бежавших врассыпную догоняли очереди из ППШа.

Полк отбросил гитлеровцев и занял деревню. У колодца на площади столпились бойцы-казаки, чтобы напоить своих лошадей. Подвел своего коня и Исмаил. Казаки спросили:
— С какой станицы будете, товарищ комиссар?
-Не из какой. Я узбек из Ташкента.
-Из Ташкента? А гадов лихо рубаете, как настоящий казак!
С тех пор гвардии майора Салимова уважительно звали казаком из Ташкента и этим признанием однополчан за своего он гордился всю свою жизнь. Кстати, сходство с казаками у Исмаила Салимова было и чисто внешнее, еще во время учебы в Воен¬ной Академии им. Фрунзе он отрастил пышные усы «под Буденного».

Завещание

Уже много лет спустя после воины один из ветеранов гвардейского кавкорпуса вспоминал: «Майор Салимов всегда нахо¬дился там, где было трудно и личным примером воодушевлял бойцов. По натуре комиссар был очень горяч и храбр, вместе с тем был открытым и справедливым. Его любили не только в полку, но и в дивизии. За удаль, безмерную храбрость казаки звали его «батей».

Лихо скакать, джигитовать, мастерски владеть холодным оружием Исмаил Салимов учился в центральной Пограншколе в Москве, а затем оттачивал свое мастерство в 6-ой Узбекской Кавдивизии в Самарканде. Это были 1933-38 годы, перед самой войной. И если прос¬то перечислять даты, факты, места учебы и службы, то можно сказать — ну что ж, обычная судьба поколения, родившегося в начале прошлого столетия. Но чуть-чуть раздвинуть рамки и открывается судьба конкретного человека, сделавшего все, чтобы встать на ноги, получить образование. Он был круглым сиротой, видел голод и разруху, с десяти лет уже работал по найму у кустарей и на полях у китайцев. Отсюда знание китайского языка, пригодившегося ему в последсвие. Затем детским дом, учеба в техникуме. А в 1930 году была первая служебная ко¬мандировка в Китай. Вторая, уже во главе группа советских военных и политических работников, продлилась с 1945 по 1947 год.

Исмаил-ака никогда не распространялся об этом периоде в своей жизни, коротко отвечал па вопросы: освобождали народ Синь-Цзяня от гоминдановского ига. Еще немного информации можно получить из формулировки наградного листа; «Во время пребывания за рубежом тов. Салимов И. был главным советником правительства созданной там народно-демократической республики». За выполнение спецзадания в 1946 году Исмаил Салимов был награжден Орденом Красной Звезды. И все. Что-что, а тайны у нас умеют хранить. Но может быть когда-ни¬будь выплывет из строгих секретных архивов эта история и даст материал для настоящего крутого бестселлера.

Завещание
Хадича и Исмаил. 1950 год.

Перед самой войной Исмаил Салимов женился и у него родились сыновья Дамир и Давран. Тяжело было прощаться с ними, знал, что может не вернуться с фронта. Молодой жене Хадиче пришлось испытать все тяготы военных лет, она тоже была сиротой и помощи от кого-либо ждать не приходилось. Всю свою жизнь их сын Давран помнил невеселое детство и долгие часы ожидания мамы с работы…

Но вернемся на войну. Храбрость Исмаила была просто уникальна. Словно неведомая сила подхватывала его и бросала в самое пек¬ло боя. Эта лихость и бесстрашие поражали даже боевых товарищей, тоже далеко не робкого десятка.

В Центральном музее Вооруженных сил СССР хранится картина художника Бабикова «Гвардии капитан Салимов в бою за деревню Степное 6 марта 1943 года». Ее набросок однополчанин Исмаила-ака сделал сразу же после кровопролитного боя. А вот история самого боя.

Конногвардейцы вырвались далеко вперед от своих стрелковых частей и, форсировав Десну, овладели городом Новгород-Северский, важнейшей железнодорожной станцией и речным портом. Фашисты спешно подтянули сильную группировку танков, мотопехоту и перешли в контратаку. Двое суток казаки сдерживали натиск вражеских сил, полк отбил одиннадцать атак. Но кольцо вокруг позиций полка замкнулось. Наиболее ожесточенными бои развернулись за деревню Степное. На конный полк шли пятьдесят танков, мотопехота, круша все на своем пути.

Всю войну немцы панически боялись конногвардейцев, боя¬лись их сабель, зримую смерть. И действительно, в этой схватке брони и человека было что-то нереальное, фантастическое. Кавалерия черной тучей вихрем налетали на танки, уничтожая их гранатами и зажигалками. Лавируя между грудами железа, обходя секторы огня, конники стремительно врезались в батальоны немецкой пехоты. Начиналась страшная рубка, кровавая сеча. И рука казака из Ташкента ни разу не дрогнула, отражая очередную атаку, замполит полка Салимов лично уничтожал фашистов.
И так семь дней, атака за атакой…

Завещание

«Танки ползли справа и слева. Поправив бурку, кубанку Салимов выхватил из ножен клинок и с места широким галопом погнал коня навстречу врагу.
— Комиссар пошел! — пронеслось по рядам. Вперед! – неслась команда. В считанные минуты батальон фашистов был уничтожен. А Салимов мчался уже туда, где шла ожесточенная, схватка пушкарей с танками.

Спешившись, его гвардейцы рвали гранатами броню. Разорванные гусеницы летели с катков на изрытую землю. Броня танков полыхала красными языками пламени. Восемь танков уничтожили казаки в этом бою, осталь¬ные отступили». Это тоже воспоминание фронтовика-однополчанина.
Ну чем не сюжет для патриотического фильма, это вам, киношники, не сериальные страсти-мордасти снимать. Тут нужен талант и историческая память…
Как не странно это сейчас звучит, но у воины была своя бухгалтерия, своя канцелярия. Среди множества документов, хранящихся в Подольском военном архиве, есть и журнал о боевых действиях 9 Гвардейского полка. Вот запись за сентябрь 1943 года: «9 сентября 1943 г. конногвардейцы в составе трех эскадронов под командованием замполита полка майора Салимова из трех направлении внезапно атаковали аэродром противника, который находился на западном берегу Десны около ж/д Олсуфьево.

Враг был застигнут врасплох. Конногвардейцы гвардии майора Салимова захватили 40 неприятельских самолетов, истребителей и бомбордировщиков, много автомашин, зенитных установок, склад горючего и авиабомб. Захвачено 77 человек личного состава, 299 человек обслуживающего персонала и охраны. Эскадроны гв. майора Салимова отбили контратаку противника и, несмотря на бешенный натиск врага, удержали ж/д станцию и плацдарм до подхода основных сил полка. Вся боевая операция была разработана и осуществлена зам. командира полка по политической части гв. майором Салимовым».

В одном из боев Исмаила тяжело ранило, взрывной волной отбросило на несколько метров и засыпало землей. Полк стремительно наступал и в горячке боя уже никто не видел, как падают замертво боевые товарищи. Он бы так и умер под насыпью, но его спасла случайность. Кто-то из похоронной команды увидел кусок лампаса и крикнул: «Это же командир, батя!». Дальше на долгие месяцы был госпиталь, ведь ранение и контузия были очень тяжелыми.

Незадолго до этого ранения Исмаила Салимова за боевые заслуги представили к званию Героя Советского Союза. Но канцелярская бюрократия вновь вмешалась — реляция переходила из штаба в штаб, с одного фронта на другой и затерялась. Но Исмаил-ака мог гор¬дится другими высокими наградами — Орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Красного Знамени и другими не менее весомыми…

Но была еще одна, особая, награда, её «казак из Ташкента» особо выделял. Это был боевой клинок дамаской стали.
А история награждения им гв. майора Салимова такова.

В июле 1943 года после кровопролитных боев изрядно поредевшая кавалерийская дивизия была выведена из боев и дислоцирована в большой излучине Дона в лесах под Задонском. Шло пополнение свежими полками — танковыми, артиллерийскими, минометными. На смотр прибыли прославленные конники Маршал Советского Союза С.Буденный и генерал-полковник О.Городовиков. На парадном построении были и гости, местные жители-казаки. Один из них, старик, вынес Маршалу шашку и сказал: «Этот клинок достался моему деду в одном из боев войны 1812 года в поединке с наполеоновским офицером.

Шашка переходила от деда к отцу, от отца ко мне. У меня нет сына, поэтому вручи, Маршал, мой подарок самому самому храброму и достойному казаку. Маршал спросил у командивизии генерала Ягодина — «А где тот казак, что с клинком атаковал немецкие танки?» Буденному доложили, что это был гв. майор Салимов. «Лихие джигиты в Узбекистане, не хуже казаков, поэтому вручаю Вам эту реликвию как символ братства и посвящения в кубанские казаки». Это были слова Маршала.

По казачьей традиции Исмаил Салимов передал шашку своему младшему сыну Тимуру, а тот своему сыну, внуку героя войны.

Завещание
Исмаил-ака с сыновьями Дамиром и Давраном

Ну а завещание, что оставил своим трем сыновьям ветеран, что было в нем?
Все, о чем я рассказала, это и было завещание. Исмаил-ака писал его в преклонном возрасте, почти девяностолетним человеком. Всего три пожелтевших листа хранят короткий, по-солдатски четкий рапорт о своей жизни и войне. Все остальное — воспоминания близких, друзей и однополчан. К последним строчкам, обращенным к сыновьям, ничего не надо добавлять, настолько они искренны и возвышенны:
«Я очень счастливый человек. Почему? Потому, что мне было дано защищать всю мою жизнь своих родичей, Родину, дороже которой у нас ничего нет. Вот та¬кого ощущения счастья я желаю вам и это мое главное завещание.

Ваш отец Исмаил Халмухаммат Хожи Угли Салими. Ноябрь 1995 г».

Завещание

Гвозди бы делать из этих людей …

2 мая накануне дня Великой Победы Исмаилу Салимову исполнилось бы 110 лет.
Вечная память и вечная слава герою!

Выражаю благодарность младшему сыну Исмаила Салимова Тимуру за предоставленный семейный архив и желаю ему здоровья.

Лариса САМАРЦЕВА
апрель 2015 г.

Источник.

2 комментария

  • andrey:

    Помните песню из семидесятых «…у деревни Крюково погибал наш взвод».

    В оригинале:

    «Шел в атаку яростный сорок первый год,
    У деревни Крюково погибает взвод.
    Все патроны кончились, больше нет гранат,
    Их в живых осталось только семеро
    Молодых солдат.»

      [Цитировать]

  • вася:

    Светлая память ему и подобным,благодаря которым мы сейчас живём.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.