Евреи, эвакуированные из Прибалтики История

Вячеслав Шатохин переслал письмо для публикации

Вас беспокоит опять Шимонова Тамара.
Хочу сообщить Вам ещё одну историю о наших родственниках, которые тоже дали приют в своём доме эвакуированным из Прибалтики евреям.
Мой дядя (брат моей мамы Яффы) – Яков Абрамович Максумов (1900-1983) и его супруга Хевси Юханановна (1900-1984) проживали в гор. Коканде Ферганской области Узбекистана. В семье росли три дочери: Лиза (1925-2013), Роза (1928), Александра (1929-2011).

В трудные годы Великой Отечественной войны много беженцев находили приют в республиках Средней Азии, особенно в Узбекистане. Эвакуированных оказалось много и в Коканде. Когда-то, в давние времена, этот город был столицей Кокандского ханства. А во время войны город стал кузницей рабочих и научных кадров: именно здесь обосновались многие эвакуированные техникумы и институты. Коканд стал настоящим «городом добрых сердец».

Вот что в своё время рассказывала Лиза Максумова:

— Началась война. В Коканд стали прибывать беженцы из западных городов Советского Союза. Дом Якова и Хевси Максумовых принял несколько семей из Риги. Это семьи Бунимовичей – Берта с матерью и мужем Зямой; Гилевичей — Ханан Давидович с Блюмой; Мура и её кавалер Петя. Наша мама освободила детскую комнату для молодых, выделила всё необходимое для жизни – кое-какую мебель, посуду. В большой комнате разместили семью Бунимовичей, в коридоре – Муру с Петей.

Мы, три сестры, вместе с мамой обитали в спальной. Папа Яков в это время был на трудовом фронте в г. Бекабаде. В летнее время мы все спали в основном во дворе.

Мура и Петя впоследствии поженились и где-то в 70-е годы репатриировались в Израиль.

А тогда (1942-1945) Лиза и её младшие сестрички Роза и Шура с интересом приглядывались к незнакомым людям, которые говорили по-русски с каким-то акцентом, были очень вежливы, редко смеялись, глаза у них были грустные.

— Ханан Давидович, — вспоминает вторая дочь Хевси – Роза, — был с перевязанной раненной рукой, и он казался нам, девочкам, мрачным и неразговорчивым. А на самом деле он был добрейшим человеком! Мы, дети, делились с ними, чем могли, угощали восточными национальными, довольно скромными блюдами. Приправленные пахучими травами, они были для рижан вкусными «заморскими» яствами.

Свекровь Берты умела шить и пользовалась нашей швейной машинкой «Зингер». Это было большим подспорьем для семейного бюджета: можно было перешивать объёмные бухарские платья для стройных девушек (из одного такого платья можно было сшить два платьица!).

Мы жили как одна семья. Все волновались, когда долго не было писем от мужа Блюмы, с нетерпением ждали окончания войны и не представляли, как мы все расстанемся.

Когда окончилась война, рижане вернулись в родные края, но не забыли тех, кто помогал им в трудные дни. И полетели письма из Риги в Коканд и обратно, делились новостями, вспоминали прошлое. В семье Бунимовичей родились дочь и сын. По приглашению своих друзей в Риге побывали мои родители Яков Абрамович и Хевси Юханановна. Вернулись, полные впечатлений, обласканные и очень довольные искренним радушием, которое проявили когда-то жившие у них люди.

Ездила в Ригу и моя сестра Лиза. Попеременно гостила она у Бунимовичей, у Муры с Петей, которые жили в финском домике прямо в лесу. Всё повидала: театры и парки, чистые улочки и соборы, и грибы собирала, и наговорились вдоволь. Добро отозвалось добром. О дружбе наших семей, живших в разных краях, знали дети, родственники. У Берты и Залмана Бунимовичей росли дочь Неточка и сын Марик.

Перед отъездом в Израиль в 1990 году Елизавета Яковлевна позвонила в Ригу Берте и та дала ей адрес Ханана Давидовича и Блюмы, сообщила номера их телефона. Жили они в Рамат-Гане. Оказалось, что давние друзья Мура и Петя живут в том же городе, где остановилась и жила первые годы Елизавета, — в Петах-Тикве!

 И теперь уже они, бывшие эвакуированные, принимали у себя, объясняли и помогали обустраиваться новым олимам.

Можно представить, насколько трогательны и радостны были встречи старых друзей, умевших ценить истинное благородство, доброту и бескорыстие.

Сообщаю названия некоторых благотворительных фондов в Нью-Йорке и их руководителей, оказывающих помощь и поддержку в деле благоустройства еврейских кладбищ в Узбекистане:

Фонд «Ташкент» — Роман Кайков (т. +1 (917) 750-1745) fundtashkent.org
Фонд «Самарканд» — Имануэль Шимонов samarkandfund.org
Фонд «Коканд» — Роман Мататов fundkokand.org
Фонд «Фергана» — Вячеслав Якубов fundfergana.com
Фонд «Маргилан»- Владимир Катанов fund-Margelan.com

2 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.