Архитектор Андрей Косинский. Строительство ташкентского хамама История Старые фото

отрывок из статьи

…с баней этой вышла очень интересная история. В городе Коканде местные умельцы построили баню по типу восточного хамама.

Восточная баня отличается от всех остальных тем, что она не горячая. Дело в том, что в самую жару на улице температура достигает сорока — сорока пяти градусов по Цельсию в тени. А в бане держится температура около двадцати шести градусов, максимум поднимается до тридцати пяти. Там много разных помещений и одно другого чуть теплее — «по возрастающей». Таким образом, посетитель проходит через все помещения. В них размещены каменные лежанки-суфы, на которых можно расположиться, погреться (они подогреваемы), получить массаж и так далее. Таков принцип восточной бани.

И вот главный архитектор Коканда … приехал и привез проект такого странного неказистого сооружения. Меня вызвали сверху и сказали: «Он будет руководить, а ты эту работу делай. Обеспечь его людьми», — и так далее. Я дал людей, взял заказ. А этот главный архитектор Коканда не едет руководить и не едет. Время идет, сроки подпирают. И я тогда сам стал эту баню делать. Мы вдвоем с моим инженером-сантехником объездили практически весь Узбекистан, и можно сказать, что на собственном теле испробовали и проверили все температурные режимы, которые там были в банях. Выяснилось, что для того, чтобы получить прохладу, в бане нужна была одна очень интересная деталь. Традиционные восточные бани перекрывались куполами, дальше это сооружение засыпалось землей, чтобы обеспечить достаточную теплоизоляцию.

Снизу было подполье, в котором стоял обычный очаг, топившийся саксаулом. Над ним стоял котёл, где кипела вода. Горячие газы проходили подполом и выбрасывались с другой стороны наружу. Чем ближе к этому очагу, тем было горячее, и, соответственно, наоборот. Таким образом, получался и прогрев здания, и его охлаждение. Это, конечно, было очень несовременно, потому что света в такое помещение проникало мало, воду отвести из мыльных помещений трапами было невозможно, потому что под полом — огонь. Вода сливалась такими арыками по периметру стен и где-то выбрасывалась на улицу. Вода текла мыльная, грязная, а, кроме того, в восточных банях принято брить тело, и результаты этой процедуры так же медленно перемещались по этим сливным арыкам.

Картина ясна: темно, стены мозглые и склизкие, и так далее. Так делать столичную баню было нельзя. Поэтому, для того, чтобы получить топку, мы решили сделать в полу электрическую систему отопления по типу современных полов с подогревом. А как получить прохладу? И тут я вспомнил еще из моей детской поездки в Узбекистан с матерью и отцом, что узбеки хранили сравнительно прохладную воду, ставя кувшины прямо на солнце. Притом кувшины были из неполивной керамики. Они были, таким образом, все время снаружи влажными, потому что часть влаги, пропитывая стенки кувшинов, испарялась, что сильно снижало температуру этих сосудов. И вода в стоящем на солнце сосуде оставалась прохладной.

Так мы сделали и с баней – мы сделали сверху перекрытия – купола – безо всякой гидроизоляции с тем, чтобы получить такой же эффект прохладных кувшинов на солнце. Рассчитать это никто не мог, потому что не было таких методик. Поэтому мы сначала выстроили одну половину бани и проверили работает ли наше решение. А потом уже достроили ее до конца.

…Когда мы сделали электрический подогрев и понесли «на шестой этаж» — так у нас называлось показать Рашидову (Шараф Рашидов, Первый секретарь ЦК КП УзССР) и другому вышестоящему начальству, — нам сказали: «Нет. Вот пускай как в старину – чтобы топилось огнем». Мы долго спорили. Спрашивали: какая вам разница, что там внизу, под полом это тепло дает — огонь или электричество? На третьем «свидании» с властью один секретарь горкома нас убедил так:

— Вот вы говорите: какая разница. А чай вы все любите пить?
— Да, все любим, — говорим.
— Чай из чайника, вскипяченного на газовой плите, все пили?
— Да, — говорим.
— Есть разница?

Мы согласились, что есть, конечно. Особенно если самовар топят шишками. И после этого разговора мы придумали вот эту систему: сделали огневоздушную пушку, сделали керамические трубы в толще пола. Сквозь них прогнали продукты горения – а все это рассчитать было просто невозможно, — и, таким образом, получили помещения с разной температурой.

Если посмотреть на план бани, то вы видите, как бы «лабиринт», где помещения от одного к другому все более прогреты и из-за близости к источнику отопления. В самом горячем помещении температура в сорок градусов по Цельсию. А на плите в этом помещении – пятьдесят градусов. И сесть на эту плиту довольно сложно, придется поерзать, пока пообвыкнешь. Купола облицованы поливной керамикой. Но в ней оставлены очень большие швы для испарения влаги, которое и обеспечивает охлаждение. В результате перекрытие постоянно увлажняется и остывает.

Отрывок из статьи: Архитектор Андрей Косинский: «Годы, проведенные в Ташкенте, были самым продуктивным и ярким периодом в моей жизни» (Фергана.ру)

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

8 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.