5 марта, Сталин Видео История Старые фото

В. Лаврова.

У памятник Сталину траурный митинг на смерть Сталина. Сквер революции. Узбекская ССР, март 1953 г.

8 комментариев

  • yultash:

    1 — о дате — «Похороны Сталина, скончавшегося 5 марта 1953 года, состоялись через четыре дня, 9 марта».
    2 — всё-таки это не митинг, а траурное шествие жителей Ташкента с возложением венков к памятнику (до 5 марта — к монументу) Сталина на Сквере в день похорон в Москве.
    3 — видимо есть ещё свидетели этого действа. Моему свидетелю было 10 лет. Он вместе с напарником — одноклассником нёс венок от школы, что была у Красной площади, до памятника.
    4 -Для ОлегНика — смотрите какая была погода 9 марта в Ташкенте, солнечно, кучевые облака, без дождя, прохладно, но не холодно. Народ без плащей и без зонтов. О чём говорил и писал упомянутый свидетель на сайте «фромуз» много лет назад в споре с вами о событии, показанном в видео-ролике.

      [Цитировать]

    • Энвер:

      Замечательный весенний светлый денёк! А цветное изображение, возможно, с компьютерно раскрашенной кинохроники.

        [Цитировать]

  • Татьяна Вавилова:

    И я шла вместе со всей нашей 43 школой от Урицкого по Энгельса до сквера. Было мне 9 лет.

      [Цитировать]

  • Mr. Zulu:

    «Великое прощание» — цветной советский документальный фильм-хроника 1953 года о траурных мероприятиях в связи со смертью председателя Совета министров СССР И. В. Сталина.
    https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%89%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5

    В конце ссылки. В частности усеченная версия с предисловием Э. Радзинского, продемонстрирована на канале «Культура»

    Ташкент c 30.50 по 31.20

      [Цитировать]

  • Мастура Исхакова:

    Помню мы с мамой шли в этой толпе. Все рыдали. Нас мамой чуть не затоптали. Мы еле выбрались и уже старались идти с краю. Я не понимала что происходит. Мне было 6 лет. А мама долго не могла успокоиться.

      [Цитировать]

  • lvt:

    Мне было пять. Мама сшила нам траурные розетки и повязки, красно-чёрные. Такие же носили все жители. Папа наш сразу умчался по зову партии и домой, кажется, сутки не показывался. Действительно, эта траурная процессия не сразу состоялась. В Театре ещё было что-то вроде траурного митинга, но не помню какого числа. В фойе, прилегающем к служебному входу, поставили большую чёрную бандуру и ряды стульев. Все сидели и слушали голос диктора. У женщин в руках были носовые платочки, по щекам текли слёзы. Что говорил диктор, я не помню. Попеременно выступали ораторы, говорили тихими голосами. И вот тут произошёл странный случай. Молодой мужчина из задних рядов вдруг сказал : «Давайте напишем письмо тов. Сталину». Все оглянулись на него. Не возмутились в голос, а «шикнули». Он как-то сложился весь и на полусогнутых ногах выскочил в дверь возле бухгалтерии, ведущую в дворик с фонтаном. Такая традиция действительно существовала. После каждого общего собрания в колхозах, театрах, школах, на заводах…..повсюду, в общем, постановляли отправить письмо вождю. Но теперь-то он умер! По привычке это было сказано? Или человек «ёрничал»? Шествие было организовано по типу демонстрации. На Карла Маркса грузовики загораживали поперечные улицы. Мы с мамой опоздали, как всегда, и застряли на пустынной улице Кирова. На Братской или на Коммунистической(?) скопилась толпа, которая тоже хотела попасть к памятнику. Через Кирова стояли милиционеры, взявшись за руки. Но люди опрокинули эту цепочку и рванули к Маркса. Бежали с возбуждёнными выкриками. Мама успела «запрыгнуть» в детскую консультацию. А то бы меня сбили с ног. В консультации было пусто, в кабинете сидела грустная Календарёва — дежурный врач. Толпа была довольно большая, так как мама и доктор ещё какое-то время наблюдали через окно бегущих людей. Как мы пробрались в Театр, я не помню. Но в траурной процессии к памятнику в Сквере шли. Что-то я уже рассказывала. Простите за повторы.

      [Цитировать]

  • ЛеНиН:

    © » Лишь тот заслуживает памятника, кто в нем не нуждается.»
    /Уильям Гэзлитт/
    «Вот ржавый кран вцепился в исполина и снёс его с протянутой рукой,
    И ног чугунных рваная штанина в казанское в небо смотрит сиротой.
    Седая ель покрылась изморозью… Он грохнул так, последний шля привет,
    Что из души повылетали гвозди, которые вбивали с детских лет
    .
    «Когда-то здесь аллеи были узки и здесь на площади, чуть в стороне
    Вожатая в нарядной белой блузке на шею галстук повязала мне»
    .
    Теперь кто пал – тому уж не подняться. Прощай, Ильич! Я знаю по себе:
    Как трудно от чего-то оторваться, что с молоком воспитано в тебе.
    Прощай, прощай без памяти, без слова. Лишь диких птиц засохнувший помёт…
    Когда в душе нет ничего святого, то и пенять не надо на народ
    .
    «Когда-то здесь аллеи были узки и здесь на площади, чуть в стороне
    Вожатая в нарядной белой блузке на шею галстук повязала мне»
    .
    Ах, красный галстук – горькая потеря и праздник Мая, мира и труда.
    Я и тогда особенно не верил, ну, а теперь тем боле, господа.
    Идут года, но спицы расписные всё так же вязнут в лжи по самую ось.
    Мы тоже дети страшных лет России, нам многое увидеть довелось
    .
    Иван Кучин — Вожатая

    .
    P.S. C Уважением к lvt:
    «Грамота черкнёт — и памяти не надо,
    прочтешь — и спрашивать не надо.» ©

      [Цитировать]

  • ЛеНиН:

    * На фото: Суть политической истории.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.