Краткая древняя история хлопководства. История Разное

Д. В. Тер-Аванесян. Хлопчатник. Л., «Колос», 1973

Начало использования человеком волокнистых растений теряется в глубокой древности. Первобытные ткацкие станки известны в древней Греции за 2500 лет до н.э., а в Египте – задолго до династических погребений, т. е. примерно более чем за 4000 лет до н.э. Прядильным материалом в то время служили шерсть, шелк и льняное волокно.
Одной из самых древних прядильных культур является и хлопчатник. Не установлено, когда человек в первые начал использовать хлопковое волокно. Однако со времени открытия в долине реки Инд древнейшей цивилизации Мохенджо — Даро, существовавший более 3000 лет до н.э., было установлено, что именно в древней Индии впервые в мире, было, положено начало изготовления пряжи из волокна хлопчатника.

Исторические, мифологические и лингвические сведения также подтверждают наибольшую древность Культуры хлопчатника в Индии. По данным центральной технологической лаборатории Индии, куски ткани, найденные в раскопках Мохенджо-Даро, сотканы из волокна хлопчатника, близкого к виду Gossiypium arboreum. Упоминание о хлопчатнике имеется в древне еврейском гимне «Ригведы», написанном 1500 лет до н.э., в котором восхваляется ткань, изготовленная на ткацком станке. В религиозных законах Ману (около 800 лет до н.э.) указывается, что брахманы должны быть одеты в одежду, сотканную из хлопка. Историки тех далеких времен в своих трудах очень высоко оценивали ткани, изготовленные в долине Инда. Греки называли муслин «гангитики», что указывает на происхождение хлопчатобумажных тканей из долины Ганга. Индийские ткачи в те времена достигали весьма высокой степени совершенства в производстве тканей. Влияние древнего искусства ткачей находит отражение в производстве индийских тканей и в настоящее время.
Впервые в европейской литературе сведения о хлопчатнике встречаются у Геродота (445 г. до н.э.). Он описал о произрастание в Индии деревьев, доставляющих шерсть. Геродот посетил почти все страны Ближнего Востока, но он не сообщает о произрастании в них этого растения. Таким образом, хлопчатник в то время был известен только в Индии. Античная Европа впервые непосредственно столкнулся с процветающей в Индии культурой хлопчатника во время походов Александра Македонского (3340 – 323 гг. до н . э), проникшего в долину Синда . Сведения о хлопчатнике, собранные при Александре Македонском, были подытожены Теофрастом . Теофраст в своём труде «Исследование о растениях» (350 г. до н. э.) упоминает о многочисленных «шерстеносных деревьях», обнаруженных им на острове Тилос в Эгейском море . Описывая эти формы, Теофраст отмечает, что их лист подобен виноградному, но мелкий, а иногда величиной с весеннее яблоко. Очевидно здесь Тефраст столкнулся с какими-то формами Gossypium herbaceum.
В этом же труде, описывая полезные растения, Тефрас сообщает о выращивании растение, которые используют для изготовление одежды. Однако описанное им растение несколько Отличается от хлопчатника с острова Тилос. Листья этого растения он сравнивает с листьями шёлковицы, общий вид напоминает шиповник, а высаженная рядами плантация похожа на виноградник. Можно предположить, что этот хлопчатник ближе к формам rozi ( G. arboreum)
В III – IV вв. до н. э. культура хлопчатника в Старом Свете укоренилась только в Индии. Однако есть доказательства попыток интродукции хлопчатника в тогдашнюю Северную Месопотамию Так, в этих районах было обнаружена асирийская клинописная восьмигранная глиняная приза датированная 650 г. До н. э. Сделанная на ней надпись сообщала, что царям Синахерибом был заложен парк, где имели деревья дающие шерсть. Но сюда хлопчатник попал скорее всего не из Индии , а из тогдашней Халде , с берегов Персидского залива. Несомненно, что хлопчатник в диком виде произрастал в прибрежной части Персидского залива и отсюда попал в северную Месопотамию . Об этом свидетельствует и отсутствие специального название для хлопчатника, в то время как в Индии он был широко известен под названием Karpas.
Интересные сведения о хлопчатнике мы находим у Плиния, жившего в I в. Составляя в основном компиляции, Плиний также сообщает о шерстеносных деревьях Тилоса, заимствуя, очевидно, эти сведения у Теофраста . Интересно отметить, что первое в истории упоминание название хлопчатника Gossypium встречается у Теофраста. Описанные Плинием хлопчатник Верхнего Египта представляет собой невысокий кустарник, плоды которые подобны остистому ореху . Здесь следует заметить, что Плиний сообщает об использование волокна хлопчатника, произраставшего в диком виде . Таким образом, уже в I в. в Верхнем Египте использовали хлопок дикорастущих видов, однако в культуру он ещё не был введён.
Итак, родина хлопководства – древняя Индия, и тот факт, что первые сведения о хлопчатнике в индийской литературе появились сравнительно поздно, объясняется тем, что эта литература создавалась не аборигенами, а более поздними пришельцами.
Индийское (санскритское) название хлопчатника karpasa проникло во многие языки. Так, персидское название хлопчатника kipas, армянское – karpas, греческое и латинское – karpasos и cardasos, арабское – qytun или kutup, откуда английское – cotton. Эти название не стали в дальнейшем основными для хлопчатника.
Упоминая о том, что индийцы первые из всех народов, населявших Старый свет, ввели в культуру хлопчатник, а также переработку волокон на ткани и другие предметы , не означает , что хлапчатник как растение отсутствовал в других географических зонах земного шара. В тропическом поясе хлопчатника в диком виде произрастал с глубочайшей древности. Зарождение хлопководства в других странах (Америка, Африка, Передняя Азия) не базировалось на видах и сортах индийского происхождения. Очевидно, главные заслуге индийцев заключаются в том, что они научили другие народы пользоваться волокном хлопчатника для прядения.
Хлопководство в Китае возникло, как и в Индии, до нашего летоисчисления. Однако зарождение хлопководства в Китае относят к более поздно времени: первые сообщения о хлопчатнике появились здесь во II в. Из этих сообщений видно, что хлопчатник ещё не возделывался в Китае, а использовалось лишь волокно дикорастущих его видов и волокно рами.
В Китае, не смотря на столь раннее знакомство с хлопчатником, это растение ещё долго не входило в культуру. Хорошо развитое шелководство и отсутствие симподиальных форм хлопчатника являлись главными препятствиями на пути продвижения его в более северные районы.
Распространение симподиального хлопчатника шло с нескольких сторон. С юга хлопчатник проникал из вторичных очагов происхождения – из Индокитая, Индонезии, Бирмы, которые довольно рано заимствовали из Индии однолетние формы.
Проникновение хлопчатника в Северный Китай шло более сложным путём. Имеются сообщения об остатках хлопчатобумажных тканей, обнаруженных в районе Турфана и датируемых II — V вв. Однако эти находки скорее указывают на существование хлопководства не вокруг самого Турфана, а где-то поблизости. Китайские историки, ещё задолго до введения в Китая однолетних форм, указывали на существование на юге Средний Азии мощного хлопководческого центра. Согласно этим сообщениям в Средней Азии на территории теперешних Узбекистана и Таджикистана уже в I в. процветало туземное хлопководство, которое в силу суровости местных зим основывалось на разведение однолетних симподиальных форм.
Даже однолетняя культура хлопчатника с трудом проникала в Китай. Некоторые авторы считают, что в качестве декоративного растения хлопчатник стал разводиться в Китае уже с VII в. Однако другие авторы относят введение хлопчатника китайцами в культуру лишь к XI в. Марко Поло, посетивший эти районы в XIII в., сообщает о существовании хлопководства лишь в одной южной провинции. В XIII – XIV вв. из Средний Азии в Северный Китай были переселены иранцы – хлопководы.
Не все факты распространения хлопчатника Старого Света могут быть объяснёны на основе хлопководства Индии. В настоящие время хлопководство процветает во всем бассейне Средиземного моря. Вместе с тем во времена античной цивилизации в Средиземноморье отсутствовала в культуре какой бы то ни был хлопчатник . Распространение хлопководства в бассейне Средиземное море могло иметь место в раннем средневековье благодаря арабам. Арабы в свою очередь заимствовали культуру хлопчатника не из Индии, а из Средней Азии и Афганистана, где образовали вторичный центр происхождения G. Herdaceum. Культура однолетнего хлопчатника существовала в Средней Азии задолго до проникновения туда арабов. Арабы при завоевании Ирана столкнулись уже с высокоразвитым хлопководством, в дальнейшем распространили однолетние формы в пределах созданного ими государство и перенесли их на берега Средиземного моря.
Вслед за покорением Ближнего Востока арабы продвигались на запад, вдоль, побережья Средиземного моря. Хлопководство в Средиземноморье утвердилось в Сирии и Малой Азии, затем в Сицилии, а в X в. в Испании. В последней вскоре возникла бумагопрядильная промышленность в Барселоне, где процветало несколько веков подряд.
Хлопководство в Новом Свете развивалось параллельно, хотя и независимо от Старого Света.
Как известно, в Америке, до её открытия Колумбом, процветало производство хлопчатобумажных тканей, основанное на использовании не только дикорастущего хлопчатника, но и на развитом туземном хлопководстве. На рубеже XVI в. В Америке хлопчатник использовали на обширном пространстве – от североамериканского штата Юта и далее через Мексику до южных пределов тропической части Южной Америки.
В Перу и сопредельном Эквадоре образовался очаг разнообразия хлопчатника, а пустынные бездождные условия позволили сохранить остатки хлопчатобумажных тканей, которые были обнаружены при раскопах.
Другой (среднеамериканский) центр разнообразия следует отнести к колыбели древний культуры майя, которая некогда процветала на территории от Северной Гватемалы до мексиканского штата Чьяпас. Здесь обилие осадков и тропическая жара способствовали развитию древовидного хлопчатника. Однако эти же климатические условия не позволяли сохраняться тканям в течение столетий. И лишь сравнительно недавно в Юкатане при археологических раскопках удалось обнаружить остатки хлопчатобумажных тканей. Хронологически же культура майя не моложе перуанской цивилизации. Большинство фактов определенно говорит в пользу приоритета среднеамериканского земледельческого центра. Однако здесь можно допустить, что государство майя заимствовало культуру хлопчатника из более далёких очагов хлопководства с засушливыми условиями.
В Америке имеется ещё один древнейший очаг хлопководства, сходный по своим условиям с перуанским. Это Северо-Западная Мексика. Хлопководство там было уже развито в V в. до н. э. Однако этот центр разнообразия не мог повлиять на культуру хлопчатника в южнее расположенных районах. Все известные переселения до самого прихода ацтеков в Мексику происходили с севера на юг.
Ряд фактов говорит о том, что и племена майя пришли с севера. Возможно, они имели соприкосновение с очагом хлопководства в Северо-Западной Мексике, где и переняли хлопководческие навыки.
Одним из серьезных фактов, определивших направлений дальнейшей истории хлопководства, было изобретение Whithney в 1793 г. пильного джина. Такова в общих чертах древняя история хлопководства.

История хлопководства Средней Азии и Закавказья.
Важнейшими районами хлопководства в нашей стране (это было написано при СССР, прим. составителя) являются Средняя Азия и Азербайджан. Основным видом, возделывавшимся в Средней Азии и Закавказье, был малоурожайный крупноволокнистый хлопчатник азитская гуза ( G herbaceum). По мнению Г. С. Зайцева, азиатская гуза попала в Среднюю Азию из Африки через Иран.
Климатические и почвенные условия благоприятствовали созданию в Средней Азии самобытных экологических типов гуз, нигде в других местах не возделывавшихся. Например, редкие формы гуз с закрытой коробочкой найдены лишь в Хивинском оазисе, дельте Амударьи. Не менее интересной является Турфанская гуза, по скороспелости не имеющая себе равных среде других форм хлопчатника. Таджикские гузы резко отличаются по комплексу морфобиологических признаков от гуз Узбекистана и т. д.
По историческим данным, культура хлопчатника в Средней Азии существует с VI – V вв. до н. э.
Средняя Азия ещё в древние времена вела обширную и оживлённую торговлю со многими странами, являясь воротами, через которые приходили караваны с Запада в Переднюю Азию и Китай. Именно этим путём попали в Среднюю Азию семена хлопчатника из других стран.
Уже в X в. в Зеравшанской долине и в Мервском оазисе было отмечено широкое развитие хлопководства, а также производство хлопчатобумажных тканей высокого качества, которые в большом количестве продавались на рынках Самарканда, Бухары, вывозились в Ташкент и в Хорезм. Арабский историк Истархи, как указывает В. В. Бартольд ( 1924 ), говорит о происхождении из Мерва хлопка, отличавшегося крайней мягкостью, и о вырабатываемых из него тканях, вывозившихся в разные страны.
При археологических раскопах под Самаркандом, на горе Мук, произведенных в 1933 – 1934 г., был обнаружена гробница, в которой найден хлопок-сырец, относящийся к 720 г. После анализа волокна и семян была установлена их принадлежность к виду G. hebaceum ( гуза), что ещё раз подтвердило древность хлопководства в Средний Азии.
Таджикистан также с древнейших времён знаком с культурой хлопчатника. Хлопководство здесь первоначально появилось в Приамударьинском районе, где в достаточной мере имеются хорошая почва, вода и тёплый климат.
Развитие земледелия, в том числе и культуры хлопчатника, во многом связано с оседлостью населения. По-настоящему интенсивный процесс оседания населения в аулах и развитие устойчивого земледелия начались лишь с присоединением Туркмении к России в 80-х годах XIX в.
Указать с полной достоверностью на наиболее древний очаг первоначальной акклиматизации хлопчатника в Средний Азии пока затруднительно. Обнаружение в горнах районах Таджикистана полукультурной формы гузы с закрытой коробочкой свидетельствует о древности здесь хлопководства. Хлопчатники с закрытой или полузакрытой коробочкой обнаружены также в Армении, Азербайджане и Грузии. Возникновение такой разновидности хлопчатника объясняется кочевым образом жизни местного населения, которое, посеяв хлопчатник весной, угоняло скот в горы. Жители возвращались в долины только осенью. Собирали созревшие коробочки хлопчатника и в зимнее время извлекали из него хлопок.
Трудолюбие земледельческого населения Средний Азии и опыты ведения интенсивного хозяйства определили здесь успех распространения хлопководства. Хлопчатник, высевавшийся в XVI – XVII вв. на небольших участках, после очистки от семян продавался скупщикам волокна в Россию. Само собой разумеется, что без торговой связи с Россией хлопководство в Средней Азии, как и в Закавказье, не получило бы сколько-нибудь значительного развития.
Чрезвычайно важным историческим этапом в развитии хлопководства в Средней Азии явилось присоединение её к России. Этот период по времени совпал с гражданской войной в Америке, приведшей к сокращению экспорта. В связи с возросшими ценами на среднеазиатский хлопок Бухара, Хива, Кокандское ханство стали быстро расширять посевы хлопчатника и доставлять его в Россию в столь большом количестве, что начавшийся на мировом рынке хлопковый голод лишь незначительно повлиял на дальнейшее развитие русской хлопчатобумажной промышленности.
Основными хлопководческими районами того времени являлись Бухара, Фергана, Самарканд и низовья Сырдарья. В Туркмении в момент присоединения её к России хлопководство, по всей вероятности, не занимались.
Наибольшее развития хлопководства отмечено в районе Ташкента. Ввиду обилия здесь воды для орошения хлопковых посевов, более дешевых цен на землю, меньшей плотности населения и расположения Ташкента на тракте, соединяющим его с Оренбургом, по которому шёл в Россию весь среднеазиатский хлопок, крупные посевы хлопчатника в этом районе были вполне естественным явлением. В Фергане не имелось таких благоприятных условий, поэтому посевы хлопчатника здесь оставляли не более 10% от общей посевной площади.
В различных районах Средней Азии в процессе длительного приспособления растений к почвенно-климатическим условиям образовалось много разных форм хлопчатника, отличающихся друг от друга как по урожайности, так и по качеству волокна. Например, хивинская гуза обладала более тонким и шёлковистым волокном и ценилась выше ташкентской. Но общими для всех этих сортов – популяций было то, что они имели слаб растрескивающиеся коробочки. Средняя урожайность, как правило, редко превышала 50 – 60 пудов хлопка-сырца с десятины.
Очистка хлопка-сырца производилось на чигрике – прототипе современных валичных джинов. Его производительность при очистке хлопка-сырца крайне низка: один рабочий за 2 дня мог очистить всего лишь пуд сырца, причём в первый день он извлекал из коробочки сырец, а во второй очищал волокно от семян. Трудность очистки хлопка являлась одной из причин медленного развития хлопководства.
На базар для продажи хлопок доставлялся либо очищенным, в виде волокна, либо в виде хлопка-сырца, а также гузой т. е. не очищенным от коробочке.
Среднеазиатский хлопок доставлялся в Оренбург через Ташкент и Казалинск, из Бухарского и Хивинского ханств отправлялся по Аральскому морю на Казалинск. Хлопок находился в пути до Оренбурга около 5 – 6 месяцев. Доставка его обходилась дорого.
После присоединения Туркестана к России первым мероприятием местной администрации для повышения урожайности хлопка и увеличение его вывоза в Россию была замена малоурожайный гуз американскими упландами, как более урожайными и обладающими несравненно лучшими качеством волокна.
С целью изучение культуры американского хлопчатника в начале 70-х годов XIX в. Н. Н. Раевским вблизи Ташкента было организовано опытное поле, на которым испытывались различный сорта си-айленда (G. barbadense var. Maritima). Положительных результатов опыты не дали, так как эта разновидность хлопчатника, отличавшаяся позднеспелостью, в климатических условиях Ташкента не успевала вызреть.
На этом же опытом поле в 1883 г. В. И. Самалёвский изучал сорта упланда. Его опыты доказали, что наибольшие перспективы для хлопководства Туркестана могут иметь только упланды. Тем не менее, местная администрация продолжала выписывать и раздавать безвозмездно местному населению семена позднеспелого си-айленда.
С. И. Тарсин по своей инициативе засеял в 1883 г. Под Ташкентом 30 десятин семенами упланда. Получив в первый год неплохие результата, он в 1884 г. засеял уже около 100 десятин, а через несколько лет, со своим компаньонами С. И. Лахтиным, увеличил площадь посева до 1000 десятин.
Примеру С. И. Тарсина последовали многие частные предприниматели, вложившие капиталы в посевы хлопчатника. Культура упланда развивалась также и у местных дехкан-хлопкоробов. После выяснения причин неудачи первых опытов с си-айлендом были выписаны семена упландов и бесплатно розданы населению. Одновременно были изданы на русском языке и местных агротехнические справочники по культивированию нового сорта хлопчатника. К этому времени возрос спрос на хлопок-сырец, поднялись цены на него, условия на рынке сбыта стали более устойчивыми. Это стимулировало развитие хлопководства.
В Туркмении после её присоединения к России местная администрация также предприняла для развития хлопководства ряд мер. К этому времени относятся строительство Гиндукушского водохранилища и восстановление Султанбекской оросительной системы на Мургабе; на отпущенные казной средства были восстановлены старые и построены новые кяризы (подземные арыки). Первая показательная хлопковая плантация в Туркмении была основана в 1886 г. в Мервском уезде. Серьёзное развитие хлопководства здесь началось только с 1891 г. По мере возрастание спроса на хлопок площади под хлопчатником с каждым годам увеличивались.
Первые агротехнические опыты, а также научное испытание и оценка различных сортов упландов были произведёны А. И. Вилкинсом в 1884 г. на опытной хлопковой станции под Ташкентом. Им было опубликовано руководство по возделыванию упландов в Туркестане, значительно способствовавшее их успешному распространению в крае (Вилкинс, 1899).
Учитывая большую доходность посевов хлопчатника в связи с увеличением спроса на хлопковое волокно, хлопчатник принялись сеять все, у кого были какие-либо возможности для этого. Хлопковый ажиотаж охватил все слои населения. Несмотря на то, что через несколько лет наступила полоса некоторого разочарования, вызванного отсутствием скороспелых сортов, приспособленных к местным почвенным и климатическим условиям, размер площадей под упландами сравнительно с гузой ежегодно возрастал. Так, если в 1884 г. в Туркестане под упландами было занято 300 десятин, то в 1890 г. площади увеличились до 58 859 десятин.
Необыкновенному успеху в расширении площадей под упландами в Туркестанском крае способствовали обстоятельства общего экономического характера, из которых важно отменить следующие.
1. Высокая рыночная цена на хлопок новых американских сортов.
2. Проведения железной дороги из Красноводска до Мерва, а затем до Самарканда.
3. Ввоз пильных джинов и прессов, значительно облегчивших очистку хлопка-сырца и упростивших упаковку и отправку его к месту назначения.
4. Установление правительством заградительных пошлин на импортируемый из Америки хлопок
5. Ввоз в хлопководческие районы дешевого хлеба.
Хотя все эти факты в конечном итоги определили успех развития хлопководства в крае, тем не менее урожаи хлопка были всё же сравнительно низкими, а трудовые затраты очень высокими.
История хлопководства в Закавказье также уходит в древние веки. Известно, что гуза проникла сюда из Персии ещё до нашей эры и успешно развивалась как в Азербайджане, так в Армении и Западной Грузии.
Фактом, подтверждающим высокую культуру возделывания хлопчатника в Араратской долине, может служить то, что в Эриванской провинции во время Персидского ханства собиралось до 90 тыс. пудов хлопка. Русские после покорения ханства нашли в Эривани и других и других местах большие запасы хлопкового волокна (Петрович, 1912).
Оживлённая торговая связь с западным государством, существовавшая в промежутках между войнами, а также широкое использование хлопкового волокна в эпоху расцвета ремесленничества (XI – XIII вв.), когда возникли такие крупные текстильные центры, как например Гянджа ( Кировабад ) и Шемаха, явились достаточными стимулами для интенсивного развития хлопководства.
В Грузии хлопководством занимались с давних времён. Однако естественноисторические условия её ограничивали возможности широкого возделывания этой культуры.
В Западной Грузии вследствие большого количества осадков и высокой влажности воздуха, вызывающей сильный рост хлопчатника, а также из-за недостаточной высоких температур осенью коробочки не вызревали. В Кутаиси, являвшемся одним из древнейших районов хлопководства в Грузии, хлопчатник возделывался на холмистой полосе на небольших участках для личного потребления. Здесь, также как в Армении и Азербайджане, сеяли коротковолокнистую гузу, и только в конце XIX в., в период интенсивного развития хлопководства, к местным условиям приспособилась голосемянная скороспелая разновидность (Hindi), встречающаяся в посевах египетских сортов и описанная Л. Л. Декаприлевичем (1921), как G. punctatum.
В 40-х годах XIX в. для восстановления и развития хлопководства в южных районах Закавказья Министерством государственных имуществ были выписаны семена хлопчатника из Америки и Египта и бесплатно розданы населению.
Однако эти мероприятия должного эффекта не дали потому, что, во-первых, местная администрация, как правило, обращалась главным образом к помещикам, которые сами непосредственно не занимались земледелием, во-вторых, рекомендованные американские и египетские сорта хлопчатника оказывались совершенно не подходящими для местных климатических условий, не дозревали или давали очень низкий урожай. Население предпочитало позднеспелым американским сортам местные скороспелые азиатские гузы с закрытой коробочкой, называемые «каракоза».
Цены на волокно из местного хлопка были на рынках невысокие из-за низкого его качества, предпочтение оказывалось волокну из сортов упланда, отличавшихся сравнительной однородностью и лучшим качеством.
Развитие хлопководства в Закавказье достигло в царской России максимального уровня в 1914 г. Общая площадь посевов выросла к этому году до 149 тыс. десятин. Упланды, как более урожайные и дающие волокно лучшего качества, постепенно завоевали себе преобладающее место в хлопководстве Закавказья.
Развитие хлопководства в России в дореволюционный период. Условия парцеллярного хозяйства, тормозящие использование новейший техники обработки полей, отсутствие севооборотов и систематическая монокультура, приводившие к полному истощению земель, а следовательно, и к низким урожаям, слабое развитие гидромелиоративных сооружений, препятствовавшее расширению площадей под хлопчатником, — все это ставило хлопчатобумажную промышленность России в зависимость от импорта хлопка из-за границы.
Относительно низкие цены на хлопчатобумажные ткани вызывали большой спрос на них. Однако вследствие ввоза тканей из-за границы, конкурировавших с продукций отечественного производства, уровень хлопчатобумажной промышленности России подвергался частым колебаниям.
В 1822 г была введена, как было указано выше, запретительная тарифная система, несколько оградившая отечественную текстильную промышленность от иностранной конкуренции.
Значительный подъём русской хлопчатобумажной промышленности, наблюдавшийся в 90-х годах прошлого века, был связан с общим подъёмом промышленного развития России, в особенности с усиленным железнодорожным строительством.
Все возраставшая потребность в хлопке заставила русское правительство провести ряд поощрительных мероприятий в хлопководческих районах Средней Азии и Закавказья. Это дало свои результаты. Так, в 1890 г. отечественный хлопок составлял 23, 8 %. Это усиливало русскую хлопчатобумажную промышленность в международной конкурентной борьбы. Тем не менее на базе капиталистической системы хозяйства не была и не могла быть решена проблема освобождения страны от ввоза хлопка из-за границы. Спрос на хлопок непрерывно возрастал в связи с развитием отечественной текстильной промышленности .
Постепенно Средняя Азия становилась основным районом производства хлопка в России. Валовой сбор хлопка за период с 1890 по 1914 г возрос здесь почти в 7 раз. В 1809 г. Средняя Азия производила около 3 ,4 млн. пудов хлопка. Из этого количества на месте, в кустарных производствах, использовалась лишь незначительная часть его и то более низко качества, а свыше 3 млн. пудов вывозилось в центральную Россию.
В 1913 г. были организованы селекционные станции в Фергане и 2 опытных поля в Ката-Курганском и Амударьинском уездах.
Внимание опытных учреждений и отдельных лиц было обращёно на внедрение в посевы более урожайный и скороспелых сортов хлопчатника. Сорта, выписанные ранее из-за границы, при отсутствии селекционной и семеноводческой работы с ними превратились в короткое время в сорта – популяции, представляющие собой беспородную механическую и биологическую смесь. Они отличались друг от друга лишь названием. В зависимости от районов расположение хлопкоочистительных заводов семена назывались заводской смесью – Ферганской, Голодностепской, Бухарской, Каракульской, Термезкой, Хивинской, Мервской, Самаркандской. В результате испытания на опытных станциях несколько сот различных сортов были выделены и рекомендованы хлопководам лучшие акклиматизировавшиеся сорта – популяции, получившие местные наименование: кок-чигит, маллячигит, кара-чигит и др.
К 1916 г в Средний Азии хлопчатником было занято 534 тыс. десятин; под гузами находились небольшие площади; хлопок с них шёл в основном для удовлетворения местных нужд.
В 1915 г на Андижанской опытной станции селекционером Е. Л. Навроцкий были выведены сорта: Навроцкий, Триумф Навроцкого и другие, получившие большое распространение в Средней Азии в 20-х и в начале 30-х годов.
В Закавказье стала известной популяция скороспелых сортов хлопчатника, носившая название Кинг.
Однако отсутствие правильно поставленной семеноводческой работы приводило к тому, что выведенные новые сорта быстро вырождались, что отрицательно сказывалось на качестве получаемого хлопкового волокна. Кроме того, сорта Навроцкого оказались в общем поздноспелыми. Размножение выведённых сортов хлопчатника занимались лишь казенные семенные участки. До 1914 г. В различных районах Средней Азии имелось 15 таких участков, которые за год могли произвести 18 – 20 тыс. пудов улучшенных семян, тогда как потребность в них определялась более чем в 2 млн. пудов.
Развитие хлопководства в России после Октябрьской социалистической революции. Несмотря на осуществление ряда мероприятий, направленных на развитие хлопководства, удельный вес России в мировом производстве хлопка до Октябрьской революции достигал лишь 4,3 %. В первом году первой мировой войны подвоз хлопка из-за границы сократился, между тем потребление его значительный возросло. Возраставший спрос на хлопок побудил население расширить посевы хлопчатника (в 1915 г в Туркестанском крае было засеяно хлопчатником 523,6 тыс. десятин. А в 1914 – 460,5 тыс. десятин; в Бухаре и Хорезме – соответственно 140 тыс. десятин и 128,6 тыс. десятин). В 1916 – 1919 гг. урожайность хлопчатника в стране сильно снизилось.
С первых же дней Октябрьской социалистической революции, в течение всего периода гражданской войны и борьбы с иностранной интервенцией, несмотря на трудности, вызванные хозяйственной разрухой, крайним упадком сельского хозяйства, Советской правительство оказывало хлопкоробам всемирную помощь продовольственными и промышленными товарами.
В. И. Ленин придавал исключительно важно значения восстановлению и развитию хлопководства в Средний Азии и Закавказье. 17 мая 1918 г был издан Совета Народных Комиссаров « Об организации оросительных работ в Туркестане «Для этих целей из государственных средств было ассигновано 50 млн. руб. В этом историческом документе был утверждён план ирригационных работ, предусматривающий устройств и завершение строительства ряда сооружений ирригационных систем, водохранилищ и т п., обеспечивающих полив посева хлопчатника в Голодной степи, а также в Дальверзинской и Уч-Курганской степях.
В июне 1918 г. Совет Народных Комисаров издал декрет о национализации крупных предприятий, в том числе и предприятий текстильной промышленности.
Гражданская война крайне затруднила хозяйственное строительство в Средней Азии, в том числе и развитие хлопководства. Посевные площади под хлопчатником в стране с 1918 по 1922 г включительно не поднимались выше 99 тыс. десятин, резко снизилась и урожайность. Если в период расцвета хлопководства (1915 г.) урожай достигал 90 пудов, то к 1922 г. он едва доходил до 25 – 30 пудов с десятин. Валовой сбор хлопка в стране был в 40 раз меньше, чем в довоенное время. Отрицательно сказалось на хлопководстве расстройство транспорта, почти прекратившего доставку зерна, минеральных удобрений, различного инвентаря и т. д. в хлопководческие районы Средней Азии и Закавказье. Сокращение посевных площадей в Средней Азии способствовала также запущенность ирригационных систем.
Хозяйство Закавказья также пришло к полному упадку. Уничтожено было и хлопководство, разрушена ирригационная система. В 1919 г по всему Закавказья не было зарегистрировано ни одной десятины, засеянной хлопчатником. К концу гражданской войны посевы площади под хлопчатником в стране снизились до 8 % , а сбор хлопка до 5 % довоенного уровня. За период гражданской войны интервентами было разрушено 89 хлопкоочистительных заводов в Туркестане и Закавказье, вывезено за границу большое количество закавказкого хлопка.
С целью координирования мероприятий, намеченных Советским правительством для восстановления и развития хлопководства и хлопкоочистительной промышленности, в ноябре 1921 г был создан в Москве при ВСНХ Главный хлопковый комитет. На него была возложена задача восстановление и развития хлопководства.
В результате принятых мер производства хлопка в стане стало заметно подниматься. Если в 1922 г площадь под посевами хлопчатника в Средний Азии и в Закавказье составляла 70,3 тыс. га, то в следующем году она повысилась до 231 тыс. га. В 1927 г посевные под хлопчатником были восстановлены в довоенных размерах. Валовой сбор хлопка в 1929 г достиг 825 тыс. т. В связи с подъёмом хлопководства импорта хлопка стал сокращаться.
В результате социалистической реконструкции сельского хозяйство уже к концу первой пятилетки были создана мощная хлопковая база.
Укрепления и развития хлопководческих колхозов обусловили небывалый размер всенародного движения за постройку новых ирригационных систем. Так, за один 1939 г. колхозники Узбекистана закончили строительство 57 ирригационных объектов. Десятки тысяч колхозников Ферганской долины в 1939 – 1949 гг. за короткий срок построили Большой Ферганский канал протяженностью 350 км. Водами канала были орошено более 70 тыс. га. По примеру колхозников Ферганы таджики построили Большой Гиссарский канал. Улучшения и расширения ирригационных систем создали условия для повышения урожайности хлопчатника. На реке Вахше в Таджикистане был построен канал им. С. М. Кирова, орошавший десятки тысяч гектаров посевов тонковолокнистых сортов хлопчатника. Только за один 1940 г в Узбекистане, Туркмении, Таджикистане, Киргизии, Казахстане, Азербайджане и Армении были построены десятки ирригационных сооружения, что дало дополнительно около 150 тыс. га орошаемой земли.
Интересно отметить, что если с 1870 по 1917 г было орошено 86 тыс. га посевов хлопчатника, то лишь за год первой пятилетки было вновь орошено 632 тыс. га, в том числе 428 тыс. га в Средней Азии и 204 тыс. га в Закавказье.
Для дальнейшего развития хлопководства в 30 – годах правительство было предусмотрено строительство оросительных систем в бассейнах рек Амударьи, Сырдарьи, Зеравшана и Кашкадарьи, в районах центральной Ферганы, Большого Чуйского канала.
Помимо расширения посевных площадей в основных хлопководческих районах Средней Азии и Закавказья хлопководство в первой пятилетки начало распространяться на Северном Кавказе ( в Дагестане ), в Крыму, на Украине. Начатые ещё до первой мировой войны опыты по внедрению хлопчатника в новых районах с начало войны прекратились. На основании довоенных пробных посевов вопрос о возможности культуры хлопчатника в более северных районах не мог быть окончательно решён, так как опытные посевы носили тогда случайный характер. Серьёзная научно-исследовательская работа с хлопчатником в новых районах была начата только в послереволюционный период.
В 20-х годах Главным хлопковым управлением был организован ряд опытных станций в новых районах: Краснодарское опытное поле, Астраханская опытная станция, Хасав-Юртовское опытное поле, Дагестанская селекционная опытная станция, Прикумская опытная станция, Кубанская сельскохозяйственная опытная станция, Таманской опытное поле по хлопководству.
Перёд отечественной войной текстильная промышленность СССР была полностью обеспечена своими отечественным хлопком.
Война 1941 – 1945 гг. нанесла огромный ущерб хлопководству. Временная оккупация Украины, Крыма и частично Северного Кавказа сильно разрушила сельское хозяйство этих районов, в том числе и хлопководство. Страна на время лишилась большого количества хлопка. Часть поливных земель, ранее занятых хлопчатником, в период войны были засеяны продовольственными культурами.
После окончание войны были приняты меры к быстрейшему восстановлению хлопководства в стране. Вновь созданная в стране химическая промышленность обеспечивает хлопкосеющие колхозы и совхозы минеральными удобрениями. Если в 1930 г. в колхозы Средний Азии и Закавказья было завезено 10 тыс. т. туков, а в 1940 г. – 0, 8 млн. т., то уже в 1971 г их завезли 4, 7 млн. т.
За период с 1922 по 1972 г. в хлопкосеющих республиках Средний Азии 6 раз производилась сортосмена. Первая сортосмена произошла в 1922 – 1929 гг., когда беспородные заводские смеси, состоящие из малоурожайных и позднеспелых американских сортов и азиатских гуз, сменились сортами отечественной селекции: Навроцкий, 169, 182 и др. ; вторая – в 1934 – 1941 гг., при этом старые сорта были заменены более урожайными: 1306, 8517, 8196, 36 – М – 2, 0246, 2034, 35 – 1 и др. Ведущим был сорт 8517 ( автор С. С. Канаш). Он превышала сорт Навроцкий по урожаю хлопка-сырца на 5 – 10 % , выходу волокна – на 10 – 90 %, имел длину волокна 30 – 31 мм при выходе его 37 – 38 %. Однако указанные выше сорта оказались неустойчивыми к вилту.
Третья сортосмена проводилась в 1941 – 1945 гг.; широкое распространение получили вилтоустойчивые сорта с-460, 18819, с-450-555 (С. С. Канаш), 1298 (И. С. Варунцян) из новых фузариоустойчивых тонковолокнистых сорта 2836, 2850, 1064 (А. И. Автомонов). Сорт С-460, занимавший основные площади, имел ряд преимуществ перед сортом 8517; в частности, по урожаю хлопка – сырца превышал его на 5 – 10 %, а волокна на 10 – 15 % ; длина волокна 31 – 33 мм. Сорт С-460 вследствие поздноспелости был заменён сортом 108-ф ( Л. В. Румшевич ) – основным в годы четвёртой сортосмены (1947 – 1960 гг.). Этот сорт отличался высокой вилтоустойчивостью и сравнительной скороспелостью.
Под посевами сорта 108-ф было занято: в 1950 г. – 45 % ,в 1955 г. – 68 , в 1960 г. 70, в 1969 г. – 75 % всей хлопковой площади в СССР. В течения это периода успешно внедрялись сорта с-3173, с -3210 ( В. И. Кокуев ) , 611-б (А. Т. Светашев, Я. Е. Пенизин), занимавшие основные площади северных районов хлопководства. Г. И. Гавриловым выведёны сорта КК-351, КК-1086, КК-1543 и КК-1083, которые успешно высевались в 1955 – 1961 гг. на значительных площадях в северных районах Каракалпакии. К этому же времени относится скороспелый сорт С-4727, выведенный Б. П. Страумалом, А. И. Тишиным и А. Я. Кузнецовой. Под этим сортом в 1967 г. было занято около 340 тыс. га. Л. А. Туркс и В. Я. Буткова на Андижанской областной сельскохозяйственной опытной станции вывели сорт 149-ф, имеющий ряд преимуществ перёд 108-ф. Он нашёл широкое распространение в Ферганской долине, Хорезмском оазисе, Туркмении и других местах. Сорт 133, выведенный Е.И. Аркатовой и З. М. Пудовкиной имеет длину волокна 35 – 37 мм, которое по качеству приближается к волокну тонковолокнистого хлопчатника 5904-И, значительно превышает его по урожайности. Высокоурожайный сорт 153-ф (Л .В. Румшевич, Л. А. Туркс, В. Я. Буткова) имеет голые семена и высокий выход волокна (39 — 40 %), в 1970 г. его высевали на площади свыше 300 тыс. га. В году четвёртой сортосмены широкое распространение получили советские тонковолокнистые сорта 2 и 3, 504-В, 5476-И, 5904-И. Этими сортами были занято 6 – 8 % всей посевной площади.
Пятая сортосмена (1961 – 1970гг.) характеризуется внедрением сортов 149-ф, 133, С-4727, 2421, 2421 улучшенный и других скороспелых сортов, сравнительно вилтоустойчивого урожайного сорта 153-ф с меланжевым волокном и голыми семенами; высококачественных сортов тонковолокнистого хлопчатника С-6002, 9078-И, 8763-И, 5595-В и др. С 1970 г. началась шестая сортосмена. Успешно внедряются в производство высокоурожайные, вилтоустойчивые сорта 159 и- ф, Ташкент 1, Ташкент 2 и 3. В ближайшие годы будут введены в производство сорта Ташкент 4, 162-ф, 163-ф, и 164-ф.
Получают широкое распространение тонковолокнистые, высокоустойчивые к фузариозному вилту сорта 9078-И, 9647-И, 5595-В, 6465-В, 6029, 6030 и др.
Указанные сортосмены позволили в сочетание с научно обоснованными агротехническими мероприятиями из года в год повышать валовые сборы хлопка.
Несмотря на то, что СССР является страной самого северного в мире хлопководства, он в послевоенные годы занял первое место в мире по урожайности и по качеству хлопкового волокна. В 1971 г средняя урожайность хлопчатника на поливных землях достигла 25, 6 ц., в 1972 г. средняя урожайность в Узбекистане составило 28,3 ц. с 1 га. Сотни передовых колхозов собирают урожай хлопка-сырца в среднем по 30 – 40 ц. с 1 га, а многие передовые бригады и звенья получают в среднем по 45 – 50 ц. и больше хлопка с 1 га. По урожайности наша страна оставила позади такие основные хлопководческие страны, как США, Индия, КНР, Бразилия.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.