Призыв на военную службу коренных народов Туркестана История

«Военно-исторический журнал»- №3 2017 г.
Котюкова Татьяна Викторовна — ведущий научный сотрудник Института военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

«…К воинской повинности они питают непреодолимое отвращение»

Освобождение народов Туркестана от военной службы в конце XIX — начале ХХ века

В 1874 году Российская империя перешла к комплектованию своей армии на основе всеобщей воинской повинности. В результате появился определённый риск призвать на службу неблагонадёжных уроженцев национальных окраин. По этой причине на многие народы, населявшие империю, воинская повинность не распространялась. Тем не менее власть рассчитывала, что армия станет своеобразным «котлом», который «переварит инородцев» и будет способствовать «всяческому усвоению ими начал российской государственности»1.

Население России к началу XX века только на 43,3 проц. состояло из великороссов, остальные 56,7 проц. приходились на самые различные народы, от «кочующих» и «бродячих» до вполне осёдлых2. По мнению немецкого ученого М. фон Хагена, «характерные черты имперской политики, формировавшей отношения между русским и нерусским населением страны, особенно ярко проявились в специфической области военной политики царизма, включая политику несения воинской повинности, развёртывания войск, подготовки и пополнения офицерского корпуса и территориально-административного деления России»3.

В основу комплектования российской армии была положена территориальная система, делившая население на три группы — великоросскую (основную), малорусскую и инородческую. Численность солдат и офицеров тех или иных национальных и религиозных меньшинств в военных округах и воинских частях определялась специальными квотами, которые устанавливались распоряжениями Генерального штаба. Военное командование обычно противилось формированию национальных частей. В неспокойных пограничных регионах из местного населения следовало набирать лишь 25 проц. войск, а 75 проц. комплектовались из внутренних районов империи4.

После принятия в 1905 году закона о веротерпимости традиционные ограничения на прохождение военной службы по национальному признаку не могли сохраняться в прежнем виде. В связи с этим была создана специальная комиссия для выработки рекомендаций по реализации национального аспекта в военном строительстве. Главная задача заключалась в том, чтобы установить верхний предел численности нерусских народов в войсках в военное время, особенно в тех регионах, где антиправительственное движение особенно сильно проявило себя. В итоге было принято решение сохранить систему квот.

Военные власти с осторожностью включали в ряды русской армии присоединённое и завоёванное население, но были склонны инкорпорировать местную аристократию5 в состав офицерского корпуса. Эти представители нерусской знати (остзейские немцы6, поляки, финны, грузины, татары, казахи и др.) играли важную роль и находились на командных постах в русской армии вплоть до крушения империи7. Имелись генералы среди российских мусульман8. Офицерами русской армии были в звании генерал-лейтенанта, генерал-адъютанта его императорского величества последний эмир Бухары Сейид Алим-хан9 и в звании генерал-майора хан Хивы Асфедиар10.

Российское правительство инициировало процесс обучения детей национальной элиты в российских военных учебных заведениях. Туркестан в этом смысле не был исключением. Например, в Николаевском кавалерийском училище обучался Ураз-Берды, сын Тыкма Сердара11, предводителя текинцев, оказавших активное сопротивление русским войскам в ходе Ахалтекинской кампании12.

Внук Кият-хана, вождя племенной группы иранских иомудов13 и союзника России в годы Русско-иранской войны (1826—1828), Кашаш-хан оглы, больше известный под именем Николая Николаевича Хана Иомудского, полковник русской армии, был выпускником Полтавского кадетского корпуса, Павловского военного училища и Санкт-Петербургского университета14. Бухарский эмир Сейид Алим-хан в 1893—1896 гг. обучался в Пажеском корпусе. В годы Первой мировой войны (1914—1918) эмир неоднократно жертвовал деньги на нужды воевавшей русской армии, за что был награждён орденом Св. Александра Невского15. Офицерами русской армии согласно послужным спискам являлись члены правящих династий Бухары и Хивы16.

Ещё в июле 1885 года командующий войсками Закаспийской области генерал-лейтенант В.А. Комаров17 поднял вопрос о системе подготовки офицерских кадров из коренных жителей края18. Исходя из исторического опыта обучения детей горцев Кавказа, мальчиков-туркмен Закаспия до 9 лет, умевших немного говорить и писать по-русски, в конце XIX века решили, что мальчиков, направлять во Владикавказский кадетский корпус. Предварительное обучение кандидаты проходили в Асхабадском двух-классном училище.

В российском военном ведомстве стремились обучать в военных учебных заведениях детей коренных жителей, но их слабое владение русским языком стало главным препятствием на этом пути. Необходимо было изменить местную систему образования, что требовало времени и материальных вложений, которых всегда не хватало19. Так, в ноябре—декабре 1904 года между начальником штаба Туркестанского военного округа (ТуркВО) и начальником Закаспийской области велась переписка, в которой обсуждался проект обучения военному делу мужского русского и еврейского населения края, но окончательно проблема так и не была решена20.

В 1901 году для усиления офицерских кадров ТуркВО Ташкентская подготовительная школа при Оренбургском кадетском корпусе получила статус самостоятельного кадетского корпуса, который с 1904 года стал именоваться Ташкентским его императорского высочества наследника престола цесаревича и великого князя Алексея Николаевича кадетским корпусом. Его первый выпуск состоялся в 1908 году. Большинство воспитанников корпуса служили в Туркестане, однако мальчики из числа коренных национальностей в этом военно-учебном заведении не обучались21.

Согласно статистическим данным на 1 января 1913 года в военных училищах Российской империи не обучался ни один выходец из Туркестана, а в кадетских корпусах «киргиз, хивинцев и др. туземцев» было 0,04 проц.22

Отметим, что не все народы России «переживали» по поводу освобождения от военной службы. Сказывались национальные традиции и уровень социально-политического развития того или иного народа, т.е. его адаптированность и интегрированность в общеимперскую государственную систему. Кроме того, в целях поддержания переселенческой политики русские крестьяне-колонисты также освобождались от военной службы23.

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Вапилин Е.Г. Политические и национальные аспекты комплектования армии в XVIII — начале ХХ в. // Воен.-истор. журнал. 2001. № 10. С. 21.

2 Захаров М. Национальное строительство в Красной армии. М., 1927. С. 10.

3 Хаген М. фон. Пределы реформы: национализм и русская императорская армия в 1874—1917 годы // Отечественная история. 2004. № 5. С. 38.

4 Керсновский А.А. История русской армии. М., 1994. Т. 3. С. 137.

5 Национальная аристократия не всех окраин, в том числе Туркестана, была уравнена в правах с русским дворянством.

6 Например, в Туркестанском крае многие немцы занимали высокие административные посты: в 1867—1882 гг. генерал-губернатором Туркестана был генерал-адъютант К.П. фон Кауфман, в 1884—1889 гг. — генерал от инфантерии Н.О. фон Розенбах, в 1914—1916 гг. — генерал от инфантерии Ф.В. фон Мартсон. В 1913—1914 гг. генерал от инфантерии В.Е. Флуг являлся помощником туркестанского генерал-губернатора и командующим войсками Туркестанского военного округа. В 1905—1906 гг. военным губернатором Самаркандской области был генерал-майор С.Д. Гескет, в 1911—1917 гг. военным губернатором Ферганской области — генерал-лейтенант А.И. Гиппиус.

7 Подробнее см: Грузинский генералитет 1699—1921 гг.: Биографический справочник / Сост. М. Гогикидзе. Киев, 2001; Лунтинен П. Военные формирования Финляндии в системе вооруженных сил Российской империи// Новая и новейшая история. 2002. № 5. С. 107—115; Аветисян Г. Генералы армяне в Российской империи. Ереван, 2007; Казахи в России: Биографический сборник: В 2 т. М., 2007.

8 Подробнее см.: Зарипов-Кильметов Р. Народный генерал // Гасырлар авазы. Эхо веков. 2000. № 3—4. С. 259, 260; Арапов Д.Ю. «Можно отметить ряд высоких подвигов воинской доблести, проявленных мусульманами» // Воен.-истор. журнал. 2004. № 11. С. 42—44; он же. «Не посягать на религию и не стеснять обычаев». Генерал Чингис-хан и «мусульманский вопрос» // Родина. 2004. № 2. С. 70—72.

9 Сейид Мир Мохаммед Алим-хан (1880—1944) — эмир Бухары (1910—1920), генерал-лейтенант, генерал-адъютант его императорского величества, последний эмир Бухары, правивший до захвата Бухары большевиками 30 августа 1920 г.

10 Сейид Богатур Асфедиар-хан (1873—1918) — хан хивинский (1910—1918), генерал-майор свиты его императорского величества, числился по Оренбургскому казачьему войску, убит Джунаид-ханом, в 1918 г. захватившим Хиву и ставшим единовластным диктатором Хивинского ханства.

11 Корнеев В.В. Деятельность органов военного управления Российской империи по государственному строительству в Центральноазиатском регионе (вторая половина XIX — начало XX в.). Дис… канд. ист. наук. М., 2000. С. 187.

12 Ахалтекинская кампания — последняя военная кампания русской армии в Средней Азии 1880—1881 гг., закончившаяся падением крепости Геок-тепе и присоединением к России Закаспия.

13 Иомуды — одно из туркменских племен.

14 Кадыров Ш. «Нация» племён. Этнические истоки, трансформации, перспективы государственности в Туркменистане. М., 2003. С. 327; Русские военные востоковеды до 1917 г.: Библиографический словарь / Сост. М.К. Басханов. М., 2005. С. 250, 251.

15 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 407. Оп. 1. Д. 54. Л. 139.

16 Там же. Ф. 400. Оп. 17. Д. 2056. Л. 8—134; Д. 7212. Л. 26—36; Д. 6290. Л. 3, 4, 7.

17 Комаров Владимир Александрович — генерал-лейтенант, в 1880-е гг. командующий войсками Закаспийской области, впоследствии — командир лейб-гвардии собственного его величества Сводного полка, начальник Петроградского дворцового управления.

18 Россия и Туркмения в XIX в. Сб. документов. Ашхабад, 1946. С. 264.

19 Корнеев В.В. Указ. соч. С. 187.

20 РГВИА. Ф. 1396. Оп. 2. Д. 1774. Л. 25.

21 Проведённый нами анализ источников не даёт оснований полагать, что представители коренных народов края обращались к руководству корпуса с просьбами о зачислении в него своих детей.

22 Россия накануне Первой мировой войны (Статистико-документальный справочник). М., 2008. С. 286.

23 Зайончковский П.А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX—XX столетий. М., 1973. С. 115.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.