Невинная жертва. Хайринисо Маджидхонова История Литература

Ризо Ахмад

Хайринисо Маджидхонова родилась в 1905 году в Ташкенте в семье зажиточного просвещенного человека. Их дом находился в махалле Миробод, а соседями были интеллигентные семьи различных национальностей. Отец Маджидхон в свое время побывал в Москве и Петербурге, после чего его философия жизни и мысли о будущем во-многом изменились. Теперь он стремился дать своим дочерям хорошее современное образование с усвоением ряда важных, как он считал, иностранных языков, и прежде всего русского и четырех европейских – немецкого, английского, французского и испанского. Он запретил дочерям носить паранджу и наказал ходить на учебу  с открытым лицом. Времена в Ташкенте под влиянием русских властей становились другими, нравы и отношения под влиянием русской диаспоры тоже. На основных улицах и рынках, в различных учреждениях и конторах узбеки могли видеть русских женщин в европейском платье, слышать их громкий разговор и смех… Но всё равно, чтобы девушек никто не обидел, не оскорбил, Маджидхон-ака часто сопровождал дочерей сам или приставлял к ним двух слуг – мужчин. За это духовные лица махали и города прозвали его Маджидом–кяфиром (Маджидом - неверным) и Маджидом – урусом (русским).

Жить вот в такой атмосфере, когда дома тебя приучают быть равной всем, ты можешь общаться с кем хочешь, высказывать свое правдивое, как ты считаешь, мнение, просто шалить вовсю при отце, а на улице всё по-другому, настолько по-другому, что попадаешь в абсолютно другой мир с массой условностей и предубеждений – это очень тяжело, pnj может сломать психику человека. Но Хайринисо («Щедрая красавица») была умной, светлой и очень целеустремленной девушкой.  Учиться! – вот какую цель поставила она перед собой на многие годы вперед. А изучению языков ей помогали не только книги и учителя, но и соседские подруги из русских, татарских, немецких семей. Вместе со своей старшей сестрой Ойпошшой («Луноликая царица») Хайринисо училась у самых просвещенных и образованных ташкентцев того времени Мунавваркори Абдурашидхонова и Саодат Еникеевой.

В 1922 году новые власти Туркестана решили воспользоваться приглашением германской страны и отправить группу молодых узбеков на учебу в Берлин. Молодежь отбиралась довольно тщательно: узбеки и узбечки должны были быть физически здоровыми, отлично обучавшимся в светской школе, из интеллигентных семей, где царит новый дух книги и просвещения, знают русский и немецкий языки хотя бы в начальной форме на уровне разговорной речи. В группу набрали шестьдесят вот таких, молодых и прекрасных. Туда и попала Хайринисо.

Провожал их весь просвещенный Ташкент: виданное ли это дело  - наши дети, наши узбеки едут в Европу учиться... Среди провожающих был и начинающий молодой узбекский поэт Боту (репрессирован и расстрелян в 1937 году). Хайринисо потрясла поэта юностью и красотой, задорностью и звонким смехом, умными глазами и не менее умными мыслями. Патриот своей родины, Боту так возгордился этой прекрасной узбечкой, что здесь же написал великолепные стихи о ней. Смысл этих стихов на русском примерно следующий:

Ты, сильная, подняла над всеми нами меч свободы
И им разбила оковы старых предрассудков.
Поклоняясь богу свободы, ты, чистая, не запятнала себя!
Так пусть же твой шаг будет широк, путь правилен.
Иди, не сворачивая, пой песнь возрождения…

А как радовался ее отец Маджидхон–ака. Он был безгранично счастлив, премного доволен своей дочерью. Вот, что он писал в газету: «Среди тех, кто пожелал учиться за границей, чтобы потом осветить своими знаниями путь остающимся в темноте поруганным нациям, есть и моя дочь Хайринисо. Судьба ко мне благосклонна: мне посчастливилось первым отправить свою дочь в столь далекие края для знаний. Да будет славиться вовек имя господа нашего! Сейчас я получаю по этому поводу со всех сторон письма поддержки. Я хотел бы всем им ответить и принести искреннюю благодарность, особенно встречающим наших узбеков и искренне радующимся их надеждам студентам Баку и Москвы, работникам культуры и просвещения Казани и Оренбурга, молодому поэту Боту и выразить пожелание, чтобы наши, как можно больше наших парней и девушек расходились по миру в поисках знаний». Слова мудрого образованного человека, который знает, что в этом мире ценно, а что преходяще.

Ехали поездом долго, несколько суток. Перезнакомились друг с другом. Для молодых людей всё было в новинку - и эти вагоны, где с удобствами можно жить, спать, есть, читать, и казахские степи, бесконечные и понурые, и река Волга, такая широкая, такая большая, и города, города – Оренбург, Самара, Саратов, Царицын и, наконец, Москва… А далее на другом поезде в Берлин.

Хайринисо особо подружилась с Марьям Султонмурадовой – девушкой из Хорезма (репрессирована в 1937 году, отсидела 15 лет в сибирских лагерях). Они были ровесницы, обе улыбчивые, жизнерадостные, услужливые, почему и потянулись друг к другу. Хайринисо  сразу стала учить Марьям русскому, который знала хорошо, и немецкому, что сама начала изучать еще в Ташкенте. Два года учебы в Берлине пролетели быстро – изучали немецкий, ходили в школу и библиотеку, встречались в кафе и парках с друзьями, старыми – из того самого поезда и новыми. Потом два года обе девушки, уже неразлучницы, учились в Дармштадте двум профессиям – учителя в учительской семинарии и медика на медицинских курсах. Продолжали изучать  немецкий язык и литературу. Учились хорошо, очень старались, хотя не всё сразу и получалось. Но у них, как, впрочем, у всех максималистски настроенных людей того времени, была большая цель – вернуться на родину и приносить пользу людям полученными знаниями. Не забывали и о  культурном досуге, побывали во всех знаменитых германских музеях, были в Праге, Вене, Париже. Париж поразил собраниями живописи и скульптуры, городской архитектурой. Это на самом деле был центр всечеловеческой культуры. Встретились и с земляками, молодыми поэтами Мустафой Чокаевым и Ахмадом Наимом. Ахмад водил их в кино и театры, показывал собор парижской богоматери, Эйфелеву башню, экспозиции Лувра, картины уличных художников на Монмартре. Всё было в диковинку, особенно полная раскрепощенность женщин и галантность мужчин, даже по сравнению с германской действительностью, с нею-то девушки свыклись, пробыв там вот уже два года…

Ахмад Наим, этот бухарский вечно улыбающийся, скромно одетый, как палочка – выручалочка, сразу же приходящий по первому зову, очень культурный, предупредительный, знающий и читающий много стихов, глубоко западет в сердце Хайринисо. Это и понятно, пора – пора, красавица, проснись, ты уже не девочка – шалунья, а девушка, подспудно желающая любви мужчины. Но она не раскроет свое сердце. Это абсолютно невозможно в отношениях двух восточных людей. Все чувства останутся на бумаге, в письмах и дневниках… А он, что он? Он тоже, как и она максималист. Он думал о мировой революции и ни о чем другом. И за революционным громом не услышал шепота, не почувствовал взгляда.

Проучившись шесть лет в Германии, Хайринисо вернулась на родину, в родной Ташкент в 1928 году. Начала работать врачом в доме отдыха профсоюзов и учителей. Она была хорошим врачом, помогли знания, полученные в Германии, знания о достижениях европейской медицины, умения и навыки от ведущих ученых – медиков, химиков, биологов. Работа ей нравилась. Нравилось помогать людям, лечить и консультировать их. А дома на улице Файзуллы Ходжаева, 34 ее ждали сестра Ойпошша и долгие приятные беседы с ней о национальной и европейской культуре, медицинских известиях, о новых книгах, о чем пишут в газетах, о планах на завтра…

Так продолжалось до 13 сентября 1937 года. Хайринисо, молодая тридцатидвухлетняя женщина, была арестована в этот день сотрудниками НКВД. Это было так внезапно, так неожиданно для нее, ведь ничего не предвещало такому исходу, а сердце ее, сердечко такое чуткое на этот раз не подсказало. В вину вменялось: Хайринисо Маджидхонова была членом контрреволюционной, националистической организации «Туркестан». В 1928 году вернулась в ссср для шпионской деятельности по заданию этой организации. Имела постоянную связь с членами организации «Туркестан».

Конечно же это была ложь. Видимо нквдшникам надо было выполнять ежовский план – разнарядку на аресты, ссылки и убийства. Вот и взяли, прочитав анкету на нее. В Германии была, да еще много лет. Образована. Хороший врач. Пользуется уважением. Чего еще надобно?! Берем. Тщательный обыск, похожий на разгром, ничего не дал. Где вещи, книги, письма из Германии? В отцовском доме – ответила она, святая искренняя простота. Где дом отца? На улице Мирабад, 43. Поехали туда. Провели обыск, такой же разгромный и там. Забрали всё, что принадлежало Хайринисо, паспорт, монету в сто марок, 112 писем из Германии, четыре рукописи будущих ее медицинских статей, пять тетрадей, три книги. Всё, что не касалось личных работ Хайринисо, врачебные книги, Гете, Шиллер и другие книги на немецком, Кодири и Чулпан на узбекском были сожжены во дворе.

На следующий день начались допросы. Ее спросили о друзьях Мустафе Чокаеве, Заки Валиди, Ахмаде Наиме. Да, она была знакома с ними еще со времен учебы за границей. Обычные человеческие отношения.

А что было на собраниях с их участием, когда проходили эти собрания и кто участвовал? И здесь Хайринисо чиста без всяких изъянов: обычные встречи и беседы, собирались за чаем, радовались: кому не хочется встретиться с земляком, на чужбине земляк – чуть ли не родственник. Святая, искренняя простота, она рассказывала следователям всё, ничего не скрывая. Иногда, правда редко, были и собрания. В них принимали участие Мажиди, Вали Каюм, Тулаган Мумин, Султон Маткул, Саттор Жаббор, Темирбек Казбеков. Вот и все, кажется. Да, чего скрывать, студенты иногда на собраниях выражали свое несогласие с политикой и идеологией советской власти. Но это всё было вскользь, никто не заострял на этом внимания. Мне известно лишь о четырех таких собраниях. Первое проходило, кажется, в 24-м или 25-м году в одном из ресторанов Берлина. Если не ошибаюсь, инициатором был Вали Каюм. На нем были и разговоры антисоветского характера, но конкретно я уже ничего не помню. Второе собрание прошло, кажется, в 27-м. о нем ничего не помню.

 Да, в Париже была. С Марьям Султонмурадовой. Просто хотели посмотреть. Других целей не было. Жили в Париже примерно с месяц. Остановились в пансионате. Нам его нашел Мустафа Чокаев. Он и Ахмад Наим приходили к нам, беседовали, пили чай, кофе. Ахмад несколько раз водил нас по городу, показывал достопримечательности. Мы и у них бывали. Обычные человеческие отношения.

22 декабря следователь спрашивает Хайринисо: «Вы принимаете выдвинутые вам обвинения?». Она в ответ: «Все обвинения в мой адрес считаю безосновательными и абсолютно не согласна с ними». И еще раз на другом допросе: «Я не принимаю обвинения в том, что была связана с националистической организацией с целью вредить своей стране. Я принимаю обвинения только в следующем:

А) В 1922 28 годах в Германии я участвовала в трех заседаниях, где контрреволюционеры Чокаев и Валиди высказывали антисоветские речи.
Б) В 1927 году я вместе с подругой М. Султонмурадовой я была в Париже и встречалась с контрреволюционерами М. Чокаевым И А. Наимо.
В) Я встречалась в 1931 – 32 годах в Ташкенте с гражданином Германии Энгляндом, работавшим тогда в Среднеазиатском мединституте научным сотрудником. Я учила его узбекскому языку, а он меня немецкому.

Следствие шло больше года. Родителей и сестру тоже не оставляли в покое, целый год вызывали на допросы. Требовали: «Дашь показания о ее шпионских делах, о связях с Германией». Отца несколько раз сажали в карцер за пререкания с офицерами и оскорбления в их адрес, пытали с одним мотивом – очернить свою дочь. Отец выдержал: лучше убейте, мне же лучше - раньше дочери умру.  Ойпошшу с семьей из дома на улице Ф. Ходжаева выгнали, дом конфисковали. Вернулись к родителям. Однажды решились хоть разочек увидеть свою кровинушку: дочурка Ойпошши всё плакала, умоляла. Пришли, просили на коленях, целый день стояли, вконец стали кричать и плакать. Вышел офицер и прошипел: «И тебя сгною в этой тюрьме». Больше они там не появлялись.

8 октября 1938 года выездная группа военной коллегии верховного суда СССР под руководством Алексеева на основании статей 62, 64 и 67 уголовного кодекса выносит приговор: считать Хайринисо Маджидхонову виновной в предъявленных обвинениях и вынести наказание в виде высшей меры – расстрела. Приговор был исполнен на следующий же день, 9 октября 1938 года. Никто не был оповещен

В 1953-м начали возвращаться ссыльные. Родные воспряли духом: может Хайринисо жива и скоро вернется. Нет, не дождались. Не вернулась. До того были напуганы, что боялись спросить, разузнать.

Только в 1956-м, почувствовав ветер перемен, семья решила узнать о судьбе доченьки. Но и тогда на их запросы в правоохранительные органы, те равнодушно и холодно отмахнулись: кажется умерла в 1942-м.

Только с наступлением независимости всё и прояснилось: расстреляна в 38-м в Ташкенте по такому- то приговору. Статьи уголовного кодекса вот такие. Всё! Нет, не всё. По требованию Президента Ислама Каримова все дела убиенных, сосланных и других невинно пострадавших были заново изучены и рассмотрены. Было досконально исследовано и дело Хайринисо Маджидхоновой. Оказалось, что она не была никакой немецкой шпионкой, не была членом никакой националистической организации, ничего против своей родины не замышляла.  И 7 октября 1999 года вышло постановление верховного суда Республики Узбекистан о снятии судимости     Хайринисо Маджидхоновой, полной реабилитации, восстановлении во всех правах и возвращении доброго имени.

У Хайринисо Маджидхоновой было много надежд и планов. Узбекскую молодежь, что окружала ее, она старалась  убедить в том, что только в образовании есть успех всей жизни. Она хотела перевести на узбекский язык очень важные медицинские книги, хотела проводить собственные научные изыскания. Не довелось… А какая светлая, умная, красивая, молодая была. Всего тридцать два. Года, всего тридцать два. Не довелось. Жаль, невыносимо жаль…

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

6 комментариев

  • Александр:

    Миллионы простых и великих людей были стерты(

      [Цитировать]

  • Чиланзарец:

    Александр
    Про данный случай — действительно жаль. Кому-то нужно было выполнить план…
    Жаль…
    А если брать в общем, как уже писали нормальные исследователи, многие из невинных погибли в результате доносов (квартира приглянулась
    и т.п.) — было и такое. Например, председателю только что созданного колхоза приглянулся дом — пятистенок моего деда и прадеда.
    И семью выселили из Красноярского края на Дальний Восток. Да председателя потом самого расстреляли за хищения госсобственности…
    А дед мой заслужил звание Почетного Железнодорожника.
    Но были и действительно уголовные случаи — см.выше, грабежи, антигосударственная деятельность, или, как «великий» Тухачевский — подготовка военного переворота. Кого-то искренне жаль, как героиню этого материала. А кого-то — нет.
    Противоположный пример: адмирала Дрозда просто сняли с должности комфлота после гибели ПЛ- Д1, переведя на нижестоящую. Но это было уже после ежова и иегуды, при наркоме Л.П.Берия. А при первых, скорее всего, расстреляли бы, не разбираясь. И не одного его. Потому к каждому подобному случаю нужно подходить с разбором, а не охаивать огульно всех «виновных в репрессиях». Вспомните, на чьей «просьбе» об увеличении квоты на «врагов народа» И.В.Сталин написал: «Уймись, дурак».

      [Цитировать]

  • J_Silver:

    А может действительно была членом националистической организации? Да и целый год следствие шло — могли бы и за много меньший срок управится…

      [Цитировать]

    • Чиланзарец:

      Несколько опровергая мой вчерашний пост — дыма без огня не бывает. Все могло быть. Ведь расстреливали, как правило, тех, кто дал хоть какие-то показания хотя бы на одного человека. А сломать женщину достаточно просто… Можно даже и не «ломать», а давить морально. Кто знает, если бы само дело посмотреть. Да и то без толку. Никто не допустит в архивы «этого» ведомства.

        [Цитировать]

  • Ольгана:

    А фото не сохранилось?

      [Цитировать]

  • Зухра:

    Вопрос к автору: Что стало с отцом Хайринисо? И что было с теми, кого она кпомянула на допросах? Тут мелькнуло имя Маджиди.. это не Рахмат Маджии? Я его знала, знала, что он провел много лет в сталинских лагерях….

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.