2. Фёдор Шейн и другие. История Старые фото Фото

Опубликовала Лидия Козлова в своём блоге.
(Первая часть.)

5289008_holishonshein311 (700x464, 71Kb)

1. Сцена из спектакля "Тайны паранджи".

Я снова возвращаюсь к событиям 1956-1959г. Театральный мир Ташкента жил надеждами на участие в Третьей Декаде Литературы и Искусства Узбекистана. Непременным условием поездки Театра в Москву был хороший спектакль по пьесе узбекского автора. Нет спектакля — нет и Москвы!!! Театр им.Горького выпустил одну за другой целых две национальные пьесы: «Тайны паранджи» Хамзы и «Большую любовь» Бахрама Рахманова! И обе достались Фёдору Самуиловичу Шейну! Режиссёр соревновался сам с собой. Он мог быть дважды проигравшим или сыграть в ничью, но победить — никогда! Ведь в афише было только одно место для национальной пьесы. Какую роль играл Шейн в той давней "битве за Москву"? Генерала Дохтурова! Помните такого героя в "Войне и Мире" Льва Толстого? Он оказывался «повсюду, где положение трудно».

Узбекская пьеса в Русском Театре — это дело «тонкое и политичное». Культурная общественность Ташкента очень внимательно, я бы сказала трепетно, следила за воплощением таких проектов : выбором пьесы, замыслом режиссёра, распределением ролей, работой художника и композитора… и. т. д. До самой премьеры! Даже если театру хотелось сделать что-нибудь самому, без ценных указаний со стороны — это никак не получалось.

Пьеса Хамзы, написанная в 1927г., в узбекских театрах шла под разными названиями: "Холисхон", «Туляхон» (вариант имени героини), "Тайны паранджи, или Дело  яллачи ". Изначально у «Тайн паранджи» шансы были не очень высокие. Премьера состоялась 30-го декабря 1956г. Обычно благополучные спектакли в репертуаре сохранялись сезона три - четыре. Потом они считались «отыгранными» и банально списывались (как устаревшие станки или сломанные парты). Значит к 1959г. «Тайны...» прожили половину своей сценической жизни. Уже покинули труппу актёры старшего поколения, исполнители центральных ролей, народные артисты УзССР Е.Л.Ленина и П.С.Давыдов (Ходжар и Умурзак), не увидела я и некоторых других фамилий. Поездка в Москву - это новые исполнители, обновление декораций, свежий взгляд на костюмы.

5289008_holishonprogramma22 (700x526, 40Kb)

5289008_holishonprogramma33 (700x544, 71Kb)

5289008_holishonprogramma11 (700x585, 46Kb)

2. Страничка из буклета. В таком составе спектакль играли в Москве.
В Театре им.Горького Фёдор Шейн репетировал спектакль два месяца. Для такого материала это небольшой срок. Ведь Хамза был истинным человеком театра: драматургом, поэтом и композитором, актёром и режиссёром в одном лице. Он использовал на сцене все возможности, все грани этого удивительного искусства. В его пьесе, кроме драматического действа, пели, танцевали, играли на музыкальных инструментах. А это тоже требовало времени. Тогда считалось, что Хамза в «Тайнах паранджи» повествует «о тяжёлой доле узбекских женщин в дореволюционные годы». Театр не пытался раздвинуть эти рамки. В означенных границах был поставлен спектакль. Но доминантой стала история любви узбекских Ромео и Джульетты, той самой, которая сильнее смерти. Репетициям предшествовала основательная работа над текстом. Персонажей я буду называть так, как они именуются в театральном Буклете.

Вот, что я видела на нашей сцене 60 лет назад. Холыс, юная красавица, дочка богатого горожанина, приходит с матерью и тёткой к священному дереву. Украдкой она встречается со своим возлюбленным, молодым ткачом Рустамом. Рустам дарит девушке кусок шёлка, который соткал для неё своими руками. А между тем местный негодяй Нар-байбача организует похищение Холысхон. Шайка сводни Мастуры принимается за дело. Тем временем в доме Умурзака , отца Холыс, от девушки добиваются согласия на брак с каким-то богатым наследником, нелюбимым и припадочным. Уговаривают, стыдят, угрожают... Когда «домомучители» отлучаются ненадолго, в дом просачивается хитрая старушонка с посланием, якобы от Рустама и от его имени предлагает девушке бежать. Юноша, естественно, не имеет к записке никакого отношения. Бедная Холысхон попадается на эту удочку. Родные, вернувшись домой, с горя проклинают дочь. А брат Юсуф клянётся убить беглянку.

Далее действие переносится в домик на окраине, где собрались «песенницы». Женщины замужние, которые на праздниках исполняют песни и танцуют, в основном, для женский аудитории. Такой вот узбекский музыкальный театр начала 20в. Поют, танцуют, судачат, а потом отправляются по домам. В опустелую хижину сводня приводит Холысхон. Но вместо Рустама появляется Нар-байбача… Шло время… Холысхон — звезда притона в Самарканде. Её выследил Рустам. Неузнаный он приходит под видом клиента, чтобы покарать изменницу. Ведь сводники ему тоже какое-то фальшивое письмецо подкинули, где девушка якобы его отвергала. Но чувство вспыхивает с новой силой. Бедные влюблённые пытаются бежать. На старом кладбище их ожидает засада. Это всё те же злодеи из притона Мастуры: Нар-байбача, Мирза, Мамат, а с ними брат Юсуф. Рустам вступает в смертельный поединок с Нар-байбачёй! Но тут же погибает от предательского удара ножом в спину. Холысхон, как шекспировская Джульетта, закалывает себя над телом любимого.   (Занавес. Зрительницы плачут)

5289008_tainiparandjimalish (675x516, 220Kb)

3. Сцена из спектакля "Тайны паранджи".
Таков был вариант театра. Для чего это я пересказываю содержание спектакля? Дело в том, что он довольно сильно отличался от пьесы Хамзы. Уже после премьеры мне попался папин текст пьесы. Кажется, это была книга. Я заглянула в конец и обнаружила, что Холысхон остаётся жива!!! И даже принимает предложение одного из убийц стать его женой. Текст финала был напечатан необычно: с многоточиями и скобками. Я была потрясена! Героиня, горькая доля которой заставляла рыдать зрителей, не могла так поступить… Папенька объяснил, что пьеса не была завершена окончательно и существовали разные варианты. Собственно в декадном буклете всё написано.

5289008_holishonshein331 (684x219, 65Kb)

4. Цитата из Декадного Буклета.
Спустя пол века я прочла пьесу «Тайны паранджи» с начала до конца. Теперь без скобок и многоточий.  

Акт первый, довольно длинный, целиком отдан сводне Мастуре. Действие разворачивается в её богатом логове. Странная мужеподобная женщина в мужском одеянии, паучиха, которая плетёт и плетёт новые сети. За мзду вычёркивает из жизни девушку, которая даже не подозревает о её существовании. Опутывает своих сообщников, жертв, себя самою. Вторым планом раскрывается её собственная невесёлая жизнь. В мире тайн Мастура играет ведущую роль.

Этот персонаж не мог не заитересовать драматурга. Реальная Мастура — землячка драматурга, перекочевала в пьесу из театрального мира старого Коканда. Вот что о ней пишут: « Мастурабиби -  яллачи  средних лет, которая организовала труппу из молодых девушек, обучала их выступлению в обществе. "Труппа строила деятельность на добровольных началах". Хамза Хакимзаде Ниязи в драме "Тайны паранджи, или Дело  яллачи ", отображал исторические события из жизни этой знаменитой кокандской  яллачи  -  Мастуры  хофиз, происходившие между 1882 - 1919 гг. Оказывается,  Мастура  занималась не только организацией выступлений  яллачи , но и вербовкой и продажей девушек в закрытые притоны, поэтому ее прозвали "сатанг" (мужеподобной, нравственно испорченной женщиной)». (1)

В книжном варианте, в самаркандских четвёртом и пятом актах, действуют новые персонажи.На выручку Холысхон приходит друг её возлюбленного, благородный Таджибай. Дальше - засада в степи. Охранник притона Мамат решает схватить удачу за хвост. Получив гонорар за убийство сексрабыни и её спасителя, тут же предлагает Холысхон руку и сердце, а затем «мочит» всех подряд: и благородного Таджибая, и Ядгара, владельца дома терпимости. Под угрозой смерти бедняжка Холысхон принимает предложение. Убийца и проститутка вместе устремляются навстречу новой жизни.

Финал написан талантливо. Никакого шиллеровского накала страстей в нём нет. Есть цепочка гнусностей, сговоров, хитрых расчётов и обманов. Никакого влюблённого ткача Рустама в книжном тексте нет! Это внесценический персонаж. О нём только говорят. Рустам и его мудрый наставник Мир-Таджи перекочевали из какого-то другого варианта. Единственный положительный персонаж в пьесе - Таджибай. Остальные все негодяи!!! У Хамзы побеждало ЗЛО!

В таком виде в 1956г. спектакль не мог появиться на советской сцене, а в 1959 отправиться в Москву. Пьеса - это литература. Театр не всегда в состоянии воплотить всё, что скрывается в её недрах. Время открывает то одну грань, то другую. Призвали на помощь мастеровитого Камиля Яшена. Тот и «выкроил» из пьесы Хамзы вариант, соответствующий законам и возможностям тогдашнего театра. Получилась любовная драма с социальной подоплёкой. Жанр - старый как мир и во все времена любимый зрителем.

Прежде всего в мусорную корзину полетел первый акт (логово Мастуры). У «шайки негодяев» осталось всего несколько эпизодов. На сцене Русского Театра никакого Таджибая не было, зато появился Рустам - положительный герой, а идеальная героиня Холыс уходила из жизни, убивала себя. В пьесе Хамзы неидеальная героиня, напротив, сделала выбор в пользу жизни, но с убийцей. В финале она говорит о детях и возможности возвращения в Коканд. Это ведь совсем другой характер, совсем другая Холысхон?.

Может быть, сейчас как раз наступило время для новой постановки «Тайн паранджи»?

5289008_holishonkniga1 (700x483, 412Kb)   5.

Примечания.
1.http://sanat.orexca.com/2008-rus/2008-3-2/mukhsin_kadirov/

2 комментария

  • Ирина Лукьянова:

    Этот спектакль я не видела, но из разговоров с Клавдией Григорьевной Ефремовой знаю, что роль Холисхон была одной из самых её любимых ,и в её квартире на Чиланзаре висел большой фотопортрет её в этой роли. Хороша она была на нем необыкновенно! Настоящая красавица из узбекских сказок. Этот портрет висел и в фойе театра в фотоподборке, посвященной Клавдии Григорьевне. Также и в фотоподборке В.Александровой тоже была её фотография в роли Мастуры. В.Александрова была прекрасной, своеобразной и очень колоритной актрисой. И все её роли отличались какой-то особой характерностью и масштабностью. На мой взгляд, она была значительно более яркой актерской индивидуальностью, чем её муж, М.Мансуров, которого чаще использовали в амплуа «положительного » социального героя ,и в этом качестве он чаще играл главные роли. Ирина Лукьянова

      [Цитировать]

    • lvt:

      Ирина, ВАМ ведь есть, что рассказать, так расскажите!!! Это было бы всем интересно!!! Я согласна с вашими оценками. Но я никогда не была в гостях у Клавдии Григорьевны. И я не знаю, как она жила потом. Мне кажется, она была настоящей героиней труппы. По таланту, по огромной женской силе, по мощной энергетике, какой её наделила природа, К.Г. была таким же бриллиантом, каким в Москве в разное время были Тарасова и Доронина. Но не помню, чтобы она как-то умела защитить себя вне сцены. Выплеск эмоций за кулисами в счёт не идёт. Замечательная Галина Николаевна Загурская была антиподом Ефремовой. Умела постоять за себя, продумывала каждый шаг, никогда не совершала опрометчивых поступков. Галину Николаевну всегда включали в состав разных ответственных делегаций и депутаций, и всегда с большой пользой для театра. А Клавдию Григорьевну — никогда. Рядом с интереснейшей актрисой Верой Дмитриевной Александровой всегда был Михаил Филиппович — стена нерушимая. А супруг Ефремовой, кажется, не был особым защитником. Талант Клавдии Григорьевны был стихийным, природным. Никакие системы и методы особенно не были ей нужны. Но мне казалось, что если бы от Ефремовой отвернулась режиссура, просто перестали бы давать ей роли, видеть в ней неповторимую индивидуальность, она сама не смогла бы себе помочь.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.