Виктория Якубова: я задействовала в своей картине двух потомков легендарного Болота Бейшеналиева! Tашкентцы Разное

Газета "Антенна" Казахстан

Режиссер Виктория Якубова родилась в Ташкенте, в школьные годы с родителями эмигрировала в Израиль, свое творчество связала с Францией. Сейчас она приступила к монтажу картины «Онна Джон», съемки которой проходили в Казахстане в декабре 2016 года. «Антенна» с момента запуска следила за этим кинопроектом, по окончании съемок режиссер ответила на вопросы нашей газеты.

-Виктория, расскажите о своем новом фильме.
- Я работаю над картиной «Онна Джон» («Мамочка», в переводе с узбекского). По сюжету в семье Болота и Сары растет семилетняя дочь Шолпан, девочка лишена возможности говорить. Это очень огорчает родителей, мама девочки впадает в депрессию, сильно переживает и отец. Однажды к их дому подходит шаманка, заговаривает с Болотом и заманивает его в заснеженный яблоневый сад, где убаюкивает своей шаманской песней, чтобы он проснулся другим человеком. Во сне Болот слышит давно забытую колыбельную, которую пела мать. После пробуждения ему предстоит многое вспомнить и переосмыслить...

- Кто вошел в вашу съемочную группу?
- Сценарий я написала в соавторстве с Еркебуланом Бектуровым. Оператор-постановщик - великолепный Искандер Нарымбетов, продюсер с казахстанской стороны - Арман Асенов, исполнительные продюсеры - Гульшат Беген и Айгуль Измагамбетова. В нашей группе было 27 человек.

- Каких актеров вы пригласили?
- Образ главы семьи Болота виртуозно создал Азиз Бейшеналиев, а его сын Сейтек сыграл Болота в детстве. На роль Сары, супруги Болота, я пригласила французскую актрису Наталью Машкевич. Образ шаманки создала казахстанская художница Салтанат Ташимова.

- А с чего началась ваша дружба с Казахстаном? Вы проводили здесь кастинг?
- Все началось с того, что я приехала в Алма-Ату вместе со своим супругом Эрве Шнейдом, он монтировал исторический фильм Сатыбалды Нарымбетова «Аманат». Именно в этой картине я впервые увидела на экране Азиза Бейшеналиева, меня впечатлили его облик, харизма, актерские возможности. А когда при личной встрече он поделился своими детскими воспоминаниями об Узбекистане (где вырос), рассказал о хлопковых полях на окраине Ташкента, я восприняла наше знакомство как хороший знак. Я же сама родом из Узбекистана, до эмиграции нашей семьи в Израиль, когда мне было 13 лет, мы жили в Ташкенте, с этим городом меня связывает много воспоминаний. Слушая Азиза, я решила, что непременно должна его снять в главной роли в своей картине «Дильбар», идею которой вынашиваю очень давно. Лента «Дильбар» расскажет о семье эмигрантов в Израиле, которые живут на границе с Сирией. Мои герои далеки от политики, они лишь стремятся осознать свое предназначение на земле и возвращаются к своим корням. Эта история могла произойти, где угодно, ведь вихрь переселения объял весь мир. Я познакомила Азиза со сценарием «Дильбара», одна из сцен особенно его зацепила, мы с ним многое обсудили, и у нас родился сюжет фильма «Онна Джон». Мы его задумали как короткий метр, но в итоге сняли полнометражную картину. К проекту «Дильбар» я планирую вернуться, и тоже с Азизом в главной роли.

Кстати, французская актриса Наташа Машкевич, сыгравшая Сару, тоже родом из Центральной Азии, из Киргизии, сначала она эмигрировала в Израиль, а затем в Европу. Дочь Сары и Болота Шолпан сыграла юная актриса Айша Бериккызы, ранее снимавшаяся в моей короткометражке «Клад», которую я сняла в Казахстане. Картину показывали на нескольких кинофестивалях. Сейчас Эрве Шнейд монтирует «Онна Джон».

Забегая вперед, скажу, что в Казахстане я бы с удовольствием взялась и за театральную постановку, мне бы очень хотелось представить вашей публике пьесу «Барбара, Брассенс, День седьмой», в которой лишь два персонажа. Спектакль посвящен выдающейся французской певице Барбаре и знаменитому барду, композитору Жоржу Брассенсу. Со сцены звучат только слова их песен и выдержки из их дневников. В Израиле я этот спектакль ставила с участием местных русскоязычных актеров, а здесь хочу пригласить Азиза Бейшеналиева. Актрису пока ищем. На постсоветском пространстве Барбара почти неизвестна, хотя во Франции это икона.

- Как сложилась ваша жизнь в Израиле? Если верить интернету, кинематографическое образование вы получили во Франции, в Сорбонне?
- Школу я окончила в Израиле, в городе Холоне, потом, как все девушки, один год и девять месяцев служила в армии. За время службы выучилась на веб-дизайнера и пять лет работала по этой профессии. Режиссерское образование получила во Франции, сначала поступила в Сорбонну, была счастлива, но потом перевелась на новый тогда факультет университета Марне Ля Вале. В нем собрались сильные, динамичные преподаватели. Процесс обучения организован так, чтобы студенты больше снимали. Я училась бесплатно и даже получала стипендию. И раз мы заговорили о моем образовании, я хочу добавить, что общение с Сатыбалды Нарымбетовым во время монтажа его картины «Аманат» послужило для меня настоящей школой. Сейчас моя творческая деятельность связана с французской кинокомпанией To Be Contіnued и израильской компанией 2 Team.

- Чем занимаются ваши родители?
- Мой отец Эдуард Якубов – известный в Израиле математик, профессор, президент Холонского Высшего Института Технологий (HІT), маму зовут Дильбар (в Израиле - Дина), она по образованию художник-модельер. Моя сестра Ира училась и живет в Нью-Йорке, она художник видео-арта.

- В 2015 году упомянутый вами фильм «Клад» вошел в программу кинофестиваля «Евразия», на следующий год вы тоже участвовали в работе кинофорума. Расскажите об этом.
- В 2016 году меня пригласили на кинофестиваль «Евразия», чтобы я представила фильм «Гет» («Процесс»), снятый моей подругой, израильским режиссером, актрисой Ронит Элькабец и ее братом Шломи Элькабецом. Она человек с мировым именем, к сожалению, в прошлом году 19 апреля Ронит не стало, в связи с трауром Шломи не смог приехать на кинофестиваль «Евразия». Ронит любят в Европе, она снималась в главной роли в первом режиссерском фильме Фанни Ардан – «Пепел и Кровь». Картину «Гет» выдвигали на премию «Оскар», она рассказывает о разводе. Эта тема очень важна в Израиле, где, несмотря на то, что государство чрезвычайно, я бы сказала, демократичное, все разводы проходят через раввинат. Для меня Израиль - это страна парадоксов. Разойтись сложно, особенно женщинам: с их желаниями, интересами практически никогда не считаются. Из-за сложностей при разводе сейчас в Израиле многие пары предпочитают жить, официально не регистрируясь. «Гет» - это третий фильм из трилогии, которую сняла Ронит. Первая часть называется «И взял себе жену», вторая – «Семь дней». Прототип главной героини фильма «Гет» - мать Ронит Элькабец, которую она сама играет. В кинозале в Алма-Ате я со сцены прочитала ее обращение ко всем женщинам мира, опубликованное в газете за месяц до ее смерти. Позже на разных мероприятиях кинофестиваля «Евразия» ко мне подходили девушки с просьбой переслать им завещание Ронит.

- Судя по фотографиям на вашей страничке в фейсбуке, вы на кобызе играете?
- Только учусь, уже два года беру уроки у Максата Медеубека из ансамбля «Туран». Совершенно случайно в Алма-Ате в Музее национальных инструментов я увидела громадный кобыз, он меня заворожил, а затем услышала его звучание на концерте и решила непременно научиться на нем играть. Познакомилась с Максатом, он поверил в меня и до сих пор со мной мучается (улыбается). Пока я была в Алма-Ате, наши уроки проходили почти ежедневно, я их записывала на диктофон. Потом мы общались через WhatsApp, он отправлял мне видео с рекомендациями, я ему – свою игру. Я даже привезла в Париж немного казахстанской земли и когда играю, погружаю в нее ступни. Ваша земля меня заряжает особой энергетикой, и игра получается иной, настоящей… Уроки Максата вошли в основу синопсиса фильма «Тенгри и Умай», сейчас разрабатываем этот сценарий вместе с казахстанским сценаристом, в центре событий – музыкант-шаман. Надеюсь сделать большой фильм, пригласив на главную роль с французской стороны актрису Марион Котийяр, а с казахстанской – многогранного Азиза Бейшеналиева. Во Франции игрой на кобызе я пытаюсь лечить людей. После теракта в Париже это мое увлечение помогло людям, потерявшим близких…

Я мечтаю открыть в Париже Культурный центр Средней Азии и привозить ваши выставки, организовывать концерты с участием музыкантов из Казахстана, совместно проводить фестивали. Мне хочется сблизить две мои любимые страны. У вас здесь Клондайк талантов, но во Франции еще очень мало кто знаком с Казахстаном. Когда меня спрашивают: «Казахстан? Это где?», я объясняю: «Эта страна в пять раз больше Франции…»

Так что идей очень много! Давайте продвигать их вместе!

Зухра Табаева

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.