«Юный Юрий Трифонов, будущий замечательный писатель, жил в Ташкенте в эвакуации, с сестрой и бабушкой» Tашкентцы Искусство История

Борис Бабаев

Об этом я прочитал в одном очень интересном рассказе, который мы выставили  однажды на нашем сайте Kultura.uz. Его автор  — наш земляк Эльдар Юлдашев. Я обратил особое внимание на эти строки потому, что Юрий Валентинович Трифонов (1925-1981) оставил   добрый след в моей жизни и творческой деятельности. Дело в том, что мне довелось писать дипломную работу на филфаке Ташкентского университета  по его роману «Утоление жажды», и самое главное, моя встреча  с Трифоновым,  тогда  уже знаменитым писателем, состоялась на его даче в Переделкино. Это было после известного ташкентского землетрясения , которое произошло 26 апреля 1966 года. На нашем факультете  только и было разговоров, будет или не будет преддипломная работа в Москве. Произошло какое-то чудо, и мы поехали. Помню,  что мы  смогли тогда побывать на легендарных вечерах в Политехническом с участием Ильи Эренбурга, Беллы Ахмадулиной и других знаменитостей того времени.

Но главной  для меня была встреча с Юрием Валентиновичем , автором  замечательных романов «Дом на Набережной», «Обмен», «Старик»  и других  книг, которыми мы тогда буквально зачитывались. Ведь в них переосмысливалось  недавнее прошлое  Страны Советов, жизнь  людей в условиях тоталитаризма … Они были не только очень интересными по содержанию,  но и привлекали  тем, что главные герои, представители старшего поколения, пытаются понять , что происходит в стране в условиях разоблачения  культа личности «вождя народов»…

Мне, юному студенту, выдалась возможность, и я должен был воспользоваться ею, чтобы узнать у писателя  многие подробности, связанные  с  историей написания романа «Утоление жажды», его главными образами, с тем, какие творческие задачи ставил перед собой Трифонов  при написании своего первого  крупного произведения и многое другое. А разговор в нем шел об очень хороших людях, которые в очень сложных  природных условиях строили Каракумский канал…

Но в самом начале, после приезда, нужно было Юрия Трифонова просто найти. В московской квартире по ул. Георгиу Деж его не оказалось.  Соседи сказали, что найти писателя можно только на даче в Переделкино. Ничто меня не могло остановить,  я помчался туда. Наконец  добираюсь до дачи, звоню, выходит ко мне его супруга и сходу, отвечая на мое приветствие, говорит мне с улыбкой  «Здравствуйте,  Борис». Я начинаю лихорадочно думать, откуда она знает, что я приду, знает меня по имени… Потом выяснилось , что они ждали в этот день  кинорежиссера  Булата Мансурова, который готовился экранизировать роман «Утоление жажды». А тем временем меня проводили в рабочий кабинет Трифонова на втором  этаже. И вот моя мечта осуществилась,  я увидел одного из своих кумиров того времени.  Разговор с Юрием Валентиновичем  был долгим и неспешным. Я получил ответы на все интересовавшие  меня вопросы по роману «Утоление жажды», это  мне помогло  успешно защитить  диплом в ТашГу.

Потом говорили о разном. Сидевший напротив меняя в кресле писатель производил на меня, совсем тогда молодого человека, очень большое впечатление. Чувствовался  масштаб его мышления, поражали его глубочайшие знания  по вопросам, которые мы обсуждали, он был, несомненно, мудрым, широко образованным  и очень интеллигентным  человеком. Запомнились также его  пытливый взгляд, большие роговые очки, а неспешная речь просто завораживала.

И вдруг Юрий Валентинович  у меня спрашивает, не родственник ли я Эдуарду Бабаеву , бывшему ташкентцу, известному в ту пору поэту и литературоведу. Пришлось признаться, что мы просто однофамильцы. Совсем не ожидал я другого вопроса — не хочу ли остаться жить и работать в Москве? При этом он сказал, что во всем мне поможет, и задатки хорошие  для этого у меня есть… Я, можно сказать, опешил, мучительно стал думать, что делать, как быть в такой неожиданной жизненной ситуации? Но ответ был, однозначно, нет, родной край был и есть дороже и милее во всех отношениях. Совсем не жалею об этом до сих пор. Но память о замечательном человеке, прекрасном писателе Юрии Валентиновиче Трифонове, во мне до сих пор жива. Его книги всегда с удовольствием беру в руки.

Думаю, что в обозримом будущем его самые лучшие произведения обретут вторую жизнь и на театральной сцене, и в кино, и на телевидении. Вот только очень жаль, что в тот день Трифонов не рассказал мне, что в годы войны Ташкент был для него городом спасения, как и для многих тысяч  других эвакуированных в Узбекистан  людей.

БОРИС БАБАЕВ,
Kultura.uz

18 комментариев

  • Zelina Iskanderova:

    Из одной его краткой биографии:
    Юрий Трифонов родился в Москве 28 августа 1925 г.
    Его отец — российский революционер, советский военный и государственный деятель, дипломат Валентин Андреевич Трифонов.
    Мать — детская писательница Евгения Абрамовна Лурье (литературный псевдоним — Е. Таюрина). В 1937—1938 гг. родители Юрия Трифонова были репрессированы.
    Отец и его брат, Евгений Андреевич Трифонов, командарм, герой Гражданской войны, были расстреляны.
    Для двенадцатилетнего мальчика арест отца стал настоящей трагедией, в невиновности отца он был уверен. Мама Юрия Трифонова отбывала срок заключения в Карлаге. Юрия и его младшую сестру Таню после ареста родителей воспитывала бабушка – Татьяна Александровна Лурье (Словатинская).
    Бабушка была из «старой гвардии большевиков». Она была знакома со Сталиным с 1912 года, когда он жил в ее квартире на Васильевском острове в Петербурге, знала его по Секретариату ЦК, где семнадцать лет работала дежурным секретарем у Елены Стасовой. Во время репрессий бабушка не пострадала, но вся ее семья – сын, дочь, зять – попала под колеса тридцать седьмого. Расстреляны были почти все ее друзья.
    После ареста родителей семье пришлось тяжело: их выселили из знаменитого Дома Правительства, который через сорок с лишним лет стал известен всему миру как «Дом на набережной» (по названию повести Ю. Трифонова), они бедствовали, скитались.
    В годы Великой Отечественной войны Юрий вместе с бабушкой и сестрой жил в эвакуации в Ташкенте.
    Ещё в школе он заинтересовался литературой. Был редактором школьных газет. Свои стихи и небольшие рассказы посылал матери в лагерь. В Ташкенте в 1942 г. он окончил среднюю школу. (МОЖЕТ БЫТЬ, КТО-ТО ЗНАЕТ, КАКУЮ ТАШКЕНТСКУЮ ШКОЛУ ОН ОКОНЧИЛ?)
    Как «сын врага народа» он не имел права на поступление в вуз сразу после окончания школы, поэтому, вернувшись в Москву из эвакуации, устроился на работу на военный авиационный завод. Работал слесарем, диспетчером цеха, редактором заводской многотиражки. В 1944 г., работая по-прежнему на заводе, был принят на заочное отделение Литературного института им. А. М. Горького на отделение прозы. перевелся на очное отделение).

      [Цитировать]

    • Чиланзарец:

      А ВСЕ ли были так уж невиновны? По «хрушшову» живем до сих пор?

        [Цитировать]

    • Zelina Iskanderova:
      Как «сын врага народа» он не имел права на поступление в вуз сразу после окончания школы, поэтому, вернувшись в Москву из эвакуации, устроился на работу на военный авиационный завод.

      На военный завод сыну врага народа путь тем более был закрыт.
      Да и в ВУЗ не приняли по другой причине — нужен был трудовой стаж не менее двух лет.

        [Цитировать]

      • Gangut:

        Li Ka: Да и в ВУЗ не приняли по другой причине — нужен был трудовой стаж не менее двух лет.

        Это уже при «хрушшове» требование ввели — указ от 24 декабря 1958 года «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР».

          [Цитировать]

        • Татьяна Вавилова:

          Принимали нас и без стажа, но льгот не было, высокие баллы набрать нужно было. А со стажем или из районов с тройками брали.

            [Цитировать]

  • MK:

    Вот ссылка на присутствие Ташкента в прозе Трифонова. Но главным была урючная косточка, привезенная в кармане ватника. Эта деталь присутствует во многих его вещах.
    http://mknizhnik.livejournal.com/160029.html
    А это уже мой текст про ЮТ.
    http://mknizhnik.livejournal.com/96183.html
    Может быть кому-нибудь будет интересно.

      [Цитировать]

  • Янина:

    Хорошо,что удалили комментарии «усмана» — они у него ВСЕГДА человеконенавистнические.

      [Цитировать]

  • marites:

    Усмана понятно, а мой пост зачем убрали? Мой вопрос о проживании бабушки Трифонова на Васильевском острове в Питербурге порождает другие вопросы?

      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Кроме МК — Михаила Книжника, все куда-то не туда «заехали»…
    — Повторяю свой вопрос — МОЖЕТ БЫТЬ, КТО-ТО ЗНАЕТ, КАКУЮ ШКОЛУ ОКОНЧИЛ в 1942 году в эвакуации в Ташкенте будущий известный писатель Юрий Трифонов? — Маловероятно, конечно, что есть ещё помнящие его в Ташкенте ровесники, но, может быть, кто-то из людей помоложе помнит его в школьные годы в Ташкенте?
    Ну интересно же — Юрий Трифонов позднее сам писал об этом и даже сетовал, что не имеет богатой фантазии, но, скорее, есть у него сильная наблюдательность, и потому в его книгах отражены в основном события всей его реальной жизни, а также многое из жизни его родных и его ближайшего окружения…
    Так, наверное, и подробности жизни в Ташкенте во время войны — не только упомянутые Книжником, и события за 2 года его учебы в той самой ташкентской школе есть где-то в его прозе?

      [Цитировать]

    • yultash:

      Практически рядом с вами находятся представители ташкентской фамилии Трифонов — см. в ОК — Александр Трифонов 20 лет, Tinton Falls, США, Последний визит: 08:07… Там же — Вместе с Алесей (Alis) Трифоновой — Теперь мы иммигранты Соединённых Штатов Америки!!!! В друзьях у него дедушки и бабушки с такой же фамилией…
      https://ok.ru/profile/292908116821

        [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Дорогой yultash!
    Спасибо за информацию — но мы сейчас не об этом…
    А конкретно о пребывании в Ташкенте в эвакуации совем юного тогда будущего незаурядного писателя Юрия Трифонова — знает-помнит ли кто-нибудь об этом, есть ли документальные свидетельства того времени?

      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Дорогой yultash!
    Спасибо за информацию — но мы сейчас не об этом…
    А конкретно о пребывании в Ташкенте в эвакуации совем юного тогда будущего незаурядного писателя Юрия Трифонова — знает-помнит ли кто-нибудь об этом, есть ли документальные свидетельства того времени?

    В 1980 г. по предложению Генриха Белля Юрий Трифонов был выдвинут на соискание Нобелевской премии. Шансы были высокими, но смерть писателя в марте 1981 г. перечеркнула их (Нобелевскую, как мы все знаем, дают только при жизни!).

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.