«Видеть Ташкент во снах» Разное

Лейла Шахназарова:

«...Сколько хватает глаз, тянутся холмики и холмы песка. От песчаной дали тянет знойным сухим воздухом и несет мельчайшей пылью. Она оседает на одежде, ее привкус чувствуется во рту.
Безотрадно, точно преддверие ада!
Грустно становится:
– Вот и Азия! Неужели все так пойдет и дальше... Не сделали ли мы ошибки? Не вернуться ли обратно в Европу?..

Трудно было тогда предугадать, что потом, до глубокой старости, я буду постоянно видеть Ташкент во снах и несбыточно мечтать о возвращении в Среднюю Азию...»

Автор текста В. Стратонов

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

6 комментариев

  • Лейла Шахназарова:

    Всеволод Викторович Стратонов был одним из тех ученых, кого в 22-м году увез из советской России «философский пароход». Выдержки из его замечательного Туркестанского дневника можно прочитать здесь:

    ИСТОРИЯ ДЖУРАБЕКА«…Гроза над Самаркандом разразилась внезапно. Русские войска, занявшие старинный город, оставили в …

    Posted by Leyla Shahnazarova on Saturday, December 31, 2016

    «…То, что связано с жизнью женской части семьи, от постороннего мужского, а тем более от гяурского глаза, тщательно ск…

    Posted by Leyla Shahnazarova on Saturday, December 31, 2016

    «…Движение по улицам Ташкента было тогда малое, кроме только самых бойких, в торговой части города. Да и их оживление …

    Posted by Leyla Shahnazarova on Saturday, December 31, 2016

      [Цитировать]

  • ANV:

    Сложно читать в маленькой прорези над плакатом с требованием создать аккаунт в «фб».

      [Цитировать]

  • Лейла Шахназарова:

    Вот текст этих фрагментов, без отсылки к ФБ:

    «ИСТОРИЯ ДЖУРАБЕКА
    «…Гроза над Самаркандом разразилась внезапно. Русские войска, занявшие старинный город, оставили в нем лишь небольшой гарнизон. Опасаться было некого. Население – мирное, рабочее. Мало боеспособное войско сартов уже разгромлено. Отряды двинулись на запад, к Катты-Кургану и Бухаре.
    Внезапно Самарканд оказался обложенным большими неприятельскими силами. Это секретно подобрался налетом из Бухары с 20-тысячным отрядом Шахрисябзский бек, Джурабек.
    Началась героическая борьба. Положение нескольких сот человек, составлявших самаркандский гарнизон, было критическое. Три дня длились бои с резней, и ряды защитников совсем поредели. Предстояла сдача изнуренного неравным боем гарнизона. А потеря только что завоеванного Самарканда произвела бы на страшно впечатлительном Востоке весьма невыгодный для русского престижа эффект.
    Но как-то удалось уведомить о грянувшей грозе русский отряд в Катта-Кургане. Спешно возвратившиеся подкрепления отогнали орды Джурабека.
    Слава о лихом джурабековском налете тем не менее широко разнеслась по создающим общественное мнение базарам Азии. Он мог бы пожинать лавры… Но, увы, судьбы людские изменчивы! Бек Шахрисябза Джурабек и правитель более скромной бухарской области Бабабек навлекли на себя чреватый грозными последствиями гнев эмира Бухарского. Спасая жизнь свою, надо было бежать. Оба бека, в сопровождении своих близких, бежали в Фергану, под покровительство Кокандского хана .
    Владыка Коканда, считаясь с непобедимостью в Азии русских, проявил в отношении беглецов покровительство особого рода. Приказал бросить бежавших беков в азиатскую тюрьму, яму-клоповник. А сам послал гонца к туркестанскому генерал-губернатору К.П. Кауфману:
    – Ваши враги, Джурабек и Бабабек, сидят у меня в яме. Если угодно «полуцарю», я посажу их на кол, а головы их пришлю в Ташкент!
    Кауфман ответил, [что] он сам желает произвести эту операцию. Пусть хан пришлет к нему невредимыми обоих арестованных!
    Кокандский хан не посмел ослушаться.
    Джурабек и Бабабек, ожидавшие за самаркандскую резню лютой казни, были доставлены к генерал-губернатору. Кауфман их обласкал и предоставил полную личную свободу. Более того, потребовал от Бухарского эмира возвращения обоим бекам конфискованного имущества.
    Эмир поартачился:
    – У Джурабека еще кое-что было, а у Бабабека был лишь кобылий хвост…
    Однако вынужден был обеспечить обоих беглецов.
    А беглецы стали самыми горячими приверженцами России. Оба они, особенно весьма умный Джурабек, оказывали не один раз русской власти весьма важные политические услуги.
    Вскоре оба они получили офицерские чины. Мы застали Джурабека полковником, а на коронацию Николая II он стал и генералом.
    Значение этой меры Кауфмана, при впечатлительности азиатов, было огромное. И оно выгоднее отразилось на отношении к нам , чем, быть может, выигранное сражение.
    Замена бухарского халата генеральским мундиром не сделала Джурабека смешным. Его мощная фигура, с лицом, на котором выделялся слегка приплюснутый нос, была довольно картинной.
    Общение с Джурабеком доставляло известное удовольствие. По-своему это был очень образованный человек. Он часто возился с арабскими книгами и делился впечатлениями о прочитанном. По русской письменности Джурабек был слаб, но в русском обществе, благодаря природному уму и такту, ложных шагов не делал…»

    (В. Стратонов. Туркестан)

      [Цитировать]

  • Лейла Шахназарова:

    «…То, что связано с жизнью женской части семьи, от постороннего мужского, а тем более от гяурского глаза, тщательно скрывалось.
    Женщины на улицах видны бывали часто, но вид их был безобразен. Длинные серые халаты, вроде балахонов, а на лице висит, спускаясь до колен, точно хобот слона, темная грубая сетка – фаранджа. Русские дамы, посещавшие знакомых сартянок, рассказывали, что под халатом – по крайней мере летом – женщины носят только лишь длинную рубаху. Зимой же сартянки надевают на себя по несколько халатов. Между прочим, в связи с сильно развитым шелководством, сартянки часто носят под мышкой коконы, чтобы отогревать их своим теплом.
    Женщины навещают друг друга, уединяясь в гаремы. При таких условиях святость супружеских прав тщательно оберегается; измены кажутся невозможными.
    На деле бывает иначе, увы! Нередко поклонники красавиц сами наряжаются в женский туалет и великолепно проникают к своим дамам в гаремы, под самым носом у ревнивого мужа. Бедняга ничего поделать не может. Прикоснуться к чужой женщине, поднять ее вуаль – тяжкое преступление против обычая. На это не отважится и отчаянный ревнивец.
    Не раз бывало, что встречаешь одиноких женщин в малолюдных переулках. Они не закрывают лица, а весело улыбаются незнакомому гяуру. Но если только вдали заскрипят колеса туземной арбы или послышится топот лошади, на лицо мгновенно натягивается темная сетка…»
    (В. Стратонов. «Туркестан»)

      [Цитировать]

  • Лейла Шахназарова:

    «…Движение по улицам Ташкента было тогда малое, кроме только самых бойких, в торговой части города. Да и их оживление было относительное: за целый час проедут десятка два экипажей и проскрипят несколько раз туземные высокие арбы.
    Часто попадались на улицах всадники: и сарты, и русские. Лошади были тогда совсем дешевы. За 50 рублей можно было иметь недурного иноходца… Редко кто не имел поэтому верховой лошади. Бывало, что и гимназисты приезжали на уроки в гимназию верхом, а дамы в амазонках часто гарцевали на улицах.
    О трамвае еще и мысли не было.
    Многие из русских имели и свои «выезды». Рессорных экипажей – колясок или хотя бы дрожек – попадалось не так много. Но весьма употребительными были плетеные «корзинки» на длинных дрожинах или полурессорные. Эти тележки-«корзинки» не были ни удобны, ни красивы. Зато они стоили недорого и хорошо служили в грязное время. Полурессорную тележку можно было иметь за 150–180 рублей. Лошади тоже обходились недорого: неплохую упряжную лошадь покупали за 25–40 рублей. Кучеру, сарту или киргизу, платили 7–10 руб. в месяц. Все это было по средствам и среднему чиновнику, и скромному офицеру.
    Извозчиками были пароконные фаэтоны. Они стояли «биржами» в определенных местах.
    Время от времени двигались по улицам и караваны верблюдов. Так как железная дорога до Ташкента еще не доходила, то все грузы доставлялись сюда из Самарканда на этих «кораблях пустыни».
    В роли полицейских были на улицах сарты или киргизы, облаченные в форменные халаты, в черных барашковых шапках, а иногда просто в тюбетейках. На поясе с крупными металлическими бляхами болталась декоративная шашка. Такая полиция мало на что была пригодна, кроме неуклюжего козыряния проходившим в форме русским офицерам и чиновникам, что, по-видимому, и составляло главную их работу.
    Эти городовые добродушно выстаивали свое время на постах, а когда чувствовали голод, разводили себе, бывало, под ближайшим деревом маленький костер и, зачерпнув котелком воду из арыка, что-то себе мирно варили.
    Потом эту идиллию уничтожили, заменив туземных стражей порядка полицейскими из отслуживших русских солдат…»

    (В. Стратонов. Туркестан)

      [Цитировать]

  • Лейла Шахназарова:

    «…В целом население было удивительно законопослушное, и управлять им было легко: нельзя и сравнивать с Кавказом. «Басмачество», получившее такое развитие во время большевизма, этим последним и было вызвано к жизни. Оно было по преимуществу борьбой с советской властью. В ту же пору разбои были единичными и весьма редкими исключениями.
    Администрация иногда злоупотребляла легкостью управления этим населением. Например, возник обычай, перед проездом важных лиц летом по пыльной дороге, сгонять на два-три дня население окрестных кишлаков для поливки дороги. Это мотивировалось желанием поднять престиж власти. Доходило до того, что население вынуждено бывало поливать дорогу и перед проездом семейства генерал-губернатора или властей поскромнее и даже, что может быть наиболее возмутительно, перед проездом путешественников-иностранцев. Не стеснялись отрывать людей в самое горячее рабочее время. Воспитанные поколениями в повиновении власти, сарты внешне не проявляли недовольства. Этот порядок был выведен в самом конце века по приказанию генерал-губернатора Н.А. Иванова».

    Всеволод Стратонов. «Туркестан».

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.