Подготовка офицерских кадров в Среднеазиатском военном округе в годы войны История

Источник: Военно-исторический журнал. N 11-1988. Стр. 11-18.

И русские, и нерусские (Из опыта подготовки офицерских кадров в Среднеазиатском военном округе в годы войны)

Полковник Л.Я. ИСМАИЛОВ, кандидат  исторических  наук

С началом Великой Отечественной войны в армии и на флоте резко возросла потребность в офицерских кадрах. Это обусловливалось широким развертыванием Вооруженных Сил и значительными боевыми потерями.
К концу 1941 года было мобилизовано уже около 75 проц. офицеров запаса(1). Однако основным источником, откуда поступали офицерские кадры, являлись военно-учебные заведения.

В соответствии с указаниями ЦК ВКП(б) Наркомат обороны на третий день войны разработал план подготовки командно-начальствующего состава, в котором намечались досрочные выпуски слушателей академий и курсантов военных училищ, расширение сети и емкости учебных заведений, изменение программ в связи с переходом на сокращенные сроки обучения. Благодаря принятым мерам удалось успешно решить сложную задачу массовой подготовки командных, политических и военно-технических кадров. Всего в годы войны вузы, различные курсы и школы Наркомата обороны СССР выпустили свыше 1 млн. 253  тыс. командиров (2). На курсах усовершенствования и в академиях прошли обучение более 402 тыс. офицеров. Военно-политические учебные заведения дали армии и флоту 300 тыс. политработников среднего и старшего звена (3).
Среднеазиатский военный округ (САВО) в 1941-1945 гг. сыграл важную роль в подготовке офицерских кадров. В тот период в его состав входили части и соединения, военно-учебные заведения и учреждения, расположенные на территории Средней Азии и Казахстана.
Осенью 1941 года туда были эвакуированы многие военно-учебные заведения Наркомата обороны. До  войны в САВО были только Алма-Атинское и Ташкентское пехотные училища. К концу же первого военного года офицеров для фронта здесь готовили в девяти военных академиях, двух военных институтах, на военных факультетах при двух гражданских учебных заведениях, а также примерно в 30 военных училищах и школах. (В сентябре 1942 года из Астрахани в Самарканд передислоцировались Высшие специальные курсы командного состава Военно-Морского Флота (4). Кроме того, в Среднюю Азию перебазировались Высший военно-гидрометеорологический институт Советской Армии и три научно-исследовательских учреждения Наркомата обороны.
Командование и политическое управление Среднеазиатского военного округа, местные партийные и советские органы приняли все меры к тому, чтобы военно-учебные заведения успешно решали основную задачу — качественно и бесперебойно готовили офицерские кадры для действующей армии. Так, старейшая в (Вооруженных Силах СССР Военная академия имени М.В. Фрунзе сразу же по прибытии в столицу Узбекистана получила здание курсов при ЦК КП(б) этой республики и еще несколько помещений для размещения слушателей. «Обеспечить всем необходимым для учебы и жизни такое количество людей, прибывших в Ташкент почти неожиданно, было очень трудно: не хватало учебных помещений, общежитий, все сложнее обстояло дело с продовольствием. На помощь академии пришло правительство Узбекской Советской Республики. В тех условиях оно сделало все возможное, чтобы академия функционировала нормально» (5).
Военная академия механизации и моторизации РККА перебазировалась в Ташкент в начале ноября 1941 года. На третий день ее слушатели приступили к учебе (6).
По прибытии в город Самарканд Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского и Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова были созданы необходимые условия для их нормальной работы. Для этих академий и Высших специальных курсов командного состава ВМФ согласно решению городского комитета партии и исполкома городского Совета депутатов трудящихся выделили три школьных здания. Совместно с местными партийными, советскими и военными органами при посещении Высших курсов заместителем Наркома (Военно-Морского Флота генерал-лейтенантом И.В. Роговым были решены вопросы благоустройства личного состава, улучшения жилищно-бытовых условий семей военнослужащих (7).
Условия для плановой работы и жизнедеятельности удалось создать многим эвакуированным в Среднюю Азию и Казахстан военно-учебным заведениям. Партийные и советские органы на местах уделяли им постоянное внимание. Например, на бюро Актюбинского областного комитета партии 6 марта 1942 года рассматривался вопрос обустройства 14-й артиллерийской специальной школы. Признав положение нормальным, бюро обкома партии в то же время обязало соответствующие организации принять максимум мер для обеспечения всем необходимым ее воспитанников и не допускать ни одного случая перебоя снабжения. Бюро обкома приняло также решение за счет местных ресурсов выделить для школы 450 пар кожаной обуви и 300 ремней.
Подольское артиллерийское училище прибыло в Бухару в октябре 1941 года. Оттуда его начальник и военный комиссар докладывали, что «общее размещение училища обеспечивает боевую подготовку вполне удовлетворительно, местные партийные и советские органы оказывают всемерную помощь, выделяют необходимые  материалы  для ремонтных и строительных работ, семьям офицеров предоставлено 19 квартир» (8 ). А в рапорте начальника Военной академии тыла и снабжения генерал-лейтенанта П. Давыдова и начальника политотдела полковника А. Лукьянченко отмечалось, что академии в Ташкенте «были выделены лучшие здания для учебных и научных целей и созданы все условия для плодотворной работы всего личного состава. Благодаря этому буквально на второй день началась нормальная учебная работа академии» (9).
В начале зимы 1941 года в Казахскую ССР эвакуировались Селищенская, Серпуховская и Сталинградская военные школы авиамехаников. Они были размещены соответственно в Северо-Казахстанской, Кзыл-Ординской и Кустанайской областях. Местные партийные комитеты, советские и военные органы активно помогали этим школам в благоустройстве личного состава. В течение декабря того же года бюро Кустанайского обкома партии и исполком областного Совета депутатов трудящихся дважды рассмотрели и приняли конкретные меры, направленные на улучшение бытовых условий воинов-авиаторов. Для последних, в частности, были высвобождены помещения областных партийных курсов и ряд школьных зданий. Кроме того, из местных фондов авиашкола получила строительные материалы и электротехническое имущество (10).
К концу 1941 года, как докладывал заместитель командующего военно-воздушными силами САВО Герой Советского Союза полковник Н.П. Каманин, в Узбекской ССР разместились: Кременчугская и Армавирская авиашколы, Тамбовская школа пилотов, Рязанская высшая школа штурманов (соответственно в городах Хавасте, Намангане, Джизаке, Карши). «В Карши нас встретили хорошо... — вспоминал впоследствии начальник Рязанской высшей школы штурманов Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации А.В. Беляков, — освободили нам много различных помещений и квартир... основные указания исходили от первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Усмана Юсупова... вскоре мы почувствовали себя как дома и продолжали боевую работу» (11).
Чугуевское авиаучилище летчиков с осени 1941 года находилось в Чимкенте. «За несколько дней до Октябрьских праздников, — писал впоследствии бывший в начале войны летчиком-инструктором этого училища трижды Герой Советского Союза маршал авиации И.Н. Кожедуб, — прибыли в зеленый живописный город Чимкент — конечный пункт долгого пути. Здесь на аэродроме нам предстоит собрать самолеты, а потом на них перелетать в Манкент, где будет базироваться наша эскадрилья» (12). С первыми эшелонами в Чимкент передислоцировались 7  эскадрилий. Личный состав училища насчитывал тогда около 5000 человек, из них 411 коммунистов и 2350 комсомольцев. Согласно решениям Южно-Казахстанского обкома партии, облисполкома и городского руководства училищу отвели два здания для размещения штаба, столовой и курсантов (13).
Напряженно, в боевом ритме работали авиационные военно-учебные заведения САВО, насчитывавшие в 1942 году примерно 20 училищ и школ (14). За годы войны они подготовили 8000 летчиков, более 2000 штурманов и несколько тысяч авиаспециалистов.
Количество слушателей на курсах при Военно-инженерной академии имени В.В. Куйбышева в октябре 1941 года по сравнению с довоенным временем возросло в 20 раз (15). Большую помощь в размещении и материальном обеспечении личного состава академии оказывали ЦК КП(б) Киргизии (первый секретарь А.С. Вагов) и правительство этой республики (председатель СНК Киргизской ССР Т. Кулатов), горком партии Фрунзе (первый секретарь А.И. Васьков). Профессорско-преподавательскому составу выделялись продукты из местных ресурсов и были отведены земельные участки для подсобного хозяйства (16). Военная инженерная академия имени В.В. Куйбышева и Военный институт физической культуры имени Лесгафта до октября 1943 года находились во Фрунзе, готовили офицерские кадры для армии и флота.
В период формирования в столице Киргизии школы пилотов осенью 1941 года Центральный Комитет Компартии и правительство республики в сжатые сроки обеспечили школу казарменными помещениями, учебными классами и столовыми, а ее начсостав — жильем. Были построены семь аэродромов. Новое военное учебное заведение получило также достаточное количество емкостей для авиагорючего (17). Об этом свидетельствует доклад руководителей указанной авиационной школы.
Следует подчеркнуть, что в военных училищах, школах и на курсах округа в сложных условиях военного времени удавалось достаточно успешно решать вопросы подготовки офицерских кадров командного профиля. В августе 1945 года в докладе управления военно-учебных заведений Главного управления кадров Наркомата обороны СССР в числе «крепких и наиболее обеспеченных» училищ назывались Ташкентское, Фрунзенское, Алма-Атинское, Ашхабадское, Тамбовское (г. Семипалатинск) и Одесское (г. Уральск) пехотные училища (18 ).
Напряженно трудились преподаватели, упорно и инициативно учились слушатели. Военно-учебные заведения, эвакуированные в тыловые районы, жили полнокровной жизнью. В  практику подготовки офицеров срочно внедрялся фронтовой опыт. Его освоение явилось целью двух научно-практических конференций, проведенных с преподавателями, слушателями и научными работниками высших учебных заведений и научных учреждений: в Ташкенте, в Военной академии механизации и моторизации РККА в мае 1942 года, и в Самарканде в апреле 1943 года. На конференции в академии среди выступавших большинство составляли офицеры-фронтовики, которых в октябре 1941 года на командном факультете было около 60 проц. общего числа, а в 1943 году — уже 85  проц.
Занятия в академиях и училищах строились с учетом максимального использования опыта боевых действий и практики организации взаимодействия родов войск. Значительная часть учебного времени отводилась для отработки задач в поле, на танкодромах и в парках. Выпускник Первого Туркестанского пулеметного училища (г. Кушка) 1943 года, ныне заместитель командующего войсками Среднеазиатского военного округа Герой Советского Союза генерал-лейтенант С.К. Нурмагамбетов в своих воспоминаниях об учебе в те годы пишет: «Хотя училище было молодое, но имело неплохую учебно-материальную базу, приличные бытовые условия. Обучали нас квалифицированные и требовательные командиры. Они делали все для того, чтобы мы за тысячи километров от фронта все постигали и делали так, как потребуется там, в самом пекле войны» (19).
За полтора года, в течение которых Военная академия имени М.В. Фрунзе находилась в Ташкенте, состоялось несколько выпусков офицеров-командиров для фронта. С апреля 1942 года в этом учебном заведении был установлен четырехмесячный срок обучения и введен 12-часовой рабочий день. При академии действовали также ускоренные курсы переподготовки и усовершенствования офицерского состава. Только в 1941 году она направила в армию около 3000 офицеров, а всего за годы войны — примерно 11000. (В Военной академии механизации и моторизации РККА за первых два месяца в эвакуации подготовлено и направлено на фронт 1675 командиров-танкистов и 476 политработников для бронетанковых войск, прошедших обучение на курсах при академии (20).
На фронте выпускники военных академий успешно командовали подразделениями, частями и соединениями. Например, подполковник А.X. Бабаджанян, окончивший курсы при Военной академии имени М.В. Фрунзе, стал впоследствии известным советским военачальником, а подполковник П.Д. Гудзь, майор И.Я. Брайко, капитан Г.Т. Завизион и другие проявили большие командирские способности, стали генералами, плодотворно трудились или трудятся в системе военных вузов.
14 пехотными и пулеметно-минометными училищами САВО и окружными курсами «Выстрел» за два первых года войны подготовлено приблизительно 42 300 офицеров и 8000 политбойцов. Кроме того, из числа курсантов на укомплектование формируемых частей было направлено 63 тыс. человек (21). В тот период только Харьковское пехотное училище, эвакуированное в Наманган, дало фронту 3482 офицера и 183 политработника. 6373 его питомца стали красноармейцами и младшими командирами в формируемых в округе частях (22).
С ноября 1941 года в Самарканде успешно готовило кадры для бронетанковых войск 2-е Харьковское танковое училище. Комиссия во главе с заместителем генерал-инспектора ГАБТУ РККА генерал-майором танковых войск И. Г. Лазаревым, принимавшая выпускные экзамены, отметила, что «училище на новом месте вполне оформилось в  крупную учебную организацию и есть все условия для качественной подготовки командиров-танкистов». На экзаменах знания большинства выпускников (свыше 92  проц.) были оценены как хорошие и отличные (23).
Во время экзаменов в декабре 1942 года курсанты-выпускники Тамбовского пехотного училища (г. Семипалатинск) показали готовность к практической службе в войсках. Более 72  проц. из них получили на экзаменах по всем предметам обучения отличные и хорошие оценки (24).
Сразу же по прибытии в Чирчик в 1-м Харьковском танковом училище началась интенсивная учеба курсантов. Главной задачей в деятельности командиров, политработников и преподавателей училища стала подготовка преданных ленинской партии и Советской Родине офицеров, всесторонне знающих и умело применяющих бронетанковую технику в бою. Из 2600 человек, окончивших его в 1942 году, около 80 проц. сдали выпускные экзамены на хорошо и отлично (25).
Отважно шли в бой офицеры-танкисты из Ташкентского танкового училища. 56 из них стали Героями Советского Союза. Среди них Г. Селезнев, В. Шаландин, В. Мартехов, И. Мерзляк и Е. Уткин, которые навечно зачислены в списки курсантских рот. За заслуги в подготовке командиров-танкистов училище в ноябре 1943 года награждено орденом Ленина.
В столице Советского Туркменистана готовило общевойсковых командиров Ашхабадское пехотное училище. В нем произведено за годы войны 11 выпусков офицеров (около 3000 человек). Кроме того, училище направило в действующую армию 5400 младших командиров. Храбро сражались питомцы Ашхабадского пехотного. Свыше 5000 из них награждено орденами и медалями. Четверо удостоились Золотой Звезды Героя, а 23 февраля 194  года само училище — ордена Красного Знамени (26).
Харьковское военно-медицинское училище, находясь с октября 1941 года и до конца войны в Ашхабаде, подготовило более 3100 офицеров-медиков, в том числе 130 фельдшеров и фармацевтов, которые являлись представителями коренных национальностей Средней Азии. В связи с 10-летием образования и за заслуги в подготовке кадров медицинской службы 31 марта 1945 года училище было награждено Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Туркменской ССР (27).
В Волчанской военной школе авиамехаников, эвакуированной в столицу Таджикской ССР, значительное количество курсантов составляли сыны народов, проживающих в этой республике. В 1942-1943 гг. 354 из них стали авиамеханиками, в том числе 10  таджиков (28).
В военные училища постоянно направлялся наиболее подготовленный контингент. С июня 1941 года до 1944-го в ряды курсантов влились 42 439 представителей Казахстана, причем 8146 молодых людей были казахами (29).
Военно-учебные заведения округа принимали активное участие в формировании частей и соединений для фронта. Из числа курсантов училищ и школ пополнялись вновь создаваемые бригады и дивизии, укомплектовывались должности младших командиров. Так, на базе авиационной школы пилотов первоначального обучения (г. Фрунзе) к началу декабря 1941 года были сформированы четыре авиаполка. При активной помощи советских и партийных организаций Киргизии их полностью обеспечили всем необходимым, и они убыли на  фронт (30). Из подготовленных на окружных курсах «Выстрел» офицеров более 700 из почти 3000 было направлено на должности командиров взводов и рот формируемых в САВО частей (31).
Командование и политуправление Среднеазиатского военного округа, опираясь на помощь местных партийных комитетов и советских органов, в срочном порядке организовали обучение кадров политработников и подготовку политбойцов для частей и подразделений национальных формирований. В Воронежском военном училище связи (г. Самарканд) и Харьковском военно-политическом училище (г. Ташкент) обучались соответственно 183 и 200 узбеков. В проведении занятий в этих училищах наряду с офицерами политуправления и штаба округа активно участвовали работники Самаркандского и Ташкентского обкомов партии. В результате 40 человек закончили Воронежское училище, имея по всем предметам отличные оценки, а 97 воинам узбекам при выпуске была объявлена благодарность за добросовестную учебу и примерное поведение (32).
Приказом командующего войсками САВО в семи военных гарнизонах, в том числе в столицах среднеазиатских республик, были организованы десятидневные курсы для подготовки заместителей политруков в национальных частях. Обучение прошли 1290 человек, 750 из них распределили в национальные стрелковые бригады, остальные получили назначение в национальные кавалерийские дивизии (33). Это были коммунисты и комсомольцы, направленные местными партийными комитетами.
Вооруженные Силы СССР, многонациональные по составу, в годы войны еще в больших масштабах стали пополняться воинами нерусских национальностей. Так, в мае 1942 года в действующих фронтах и на флотах воины из советских республик составляли 5,5 млн. человек, в том числе 1,2 млн. грузин, азербайджанцев, армян, узбеков, казахов, киргизов (34). По решению ЦК ВКП(б) Главное политическое управление РККА значительно увеличило подготовку политработников из нерусских национальностей.
Центральные комитеты компартий республик Средней Азии и Казахстана совместно с политическим управлением округа отобрали наиболее подготовленных коммунистов для политработы в войсках. В числе направленных Каракалпакским обкомом партии в сентябре 1942 года в военно-политические училища были секретари райкомов партии и заведующие отделами, работники политотделов МТС, райисполкомов и областных идеологических учреждений, среди них — X. Примбетов, закончивший в 1936 году Среднеазиатский государственный университет, опытный журналист, редактор газеты «Кзыл-Каракалпакстан», М. Калимбетов и Т. Тлегенов — секретари Каракалпакского областного комитета ЛКСМ Узбекистана (35). Из Казахской ССР в феврале 1942 года на учебу были направлены 214 политработников запаса, в том числе 20 человек — в Военно-педагогический институт, 120 человек — в Харьковское и Брянское военно-политические училища (36).
В период формирования национальных кавалерийских дивизий и стрелковых бригад в республиках Средней Азии и Казахстане (ноябрь 1941 г. — февраль 1942 г.) в вузах округа прошло переподготовку немало командиров и политработников, обучались заместители политруков для этих национальных соединений. Например, к началу 1942 года в Ташкентском кавалерийском (г. Чирчик) и Военно-политическом (г. Ленинабад) училищах занимались 125 коммунистов и комсомольцев, направленных ЦК КП(б) Таджикистана (37), а из Узбекской ССР — 525 человек, которые в последующем были направлены на укомплектование национальных дивизий и бригад (38). Более 500 человек из числа комсомольского актива Узбекистана прошли подготовку в училищах и школах округа и стали заместителями политруков в национальных частях (39). Значительную помощь партийным комитетам оказали военные вузы округа в обучении и переподготовке офицеров запаса, в пропаганде военных знаний среди населения, в работе с призывниками. На базе военных академий, училищ и школ местные партийные, советские и военные органы проводили сборы и специальные занятия с офицерами запаса, другие мероприятия по обучению военнообязанных. В целях подготовки руководящих работников республики, к примеру, решением ЦК КП(б) Узбекистана в декабре 1942 года в Военной академии имени М.В. Фрунзе были созданы полуторамесячные курсы. В них опытные преподаватели обучили 130 человек из состава партийных, советских и хозяйственных кадров.
На территории САВО в годы войны имелось 55 военных училищ, школ и курсов. Кроме них, по решению Советского правительства в декабре 1943 года в Ташкенте открыто суворовское училище, рассчитанное на 700 воспитанников.
Личный состав военно-учебных заведений напряженную учебу сочетал с активным участием в общественно-политической и хозяйственной жизни Среднеазиатских республик. Командиры, политработники, профессорско-преподавательский состав, слушатели и  курсанты военных академий и училищ регулярно выступали перед трудящимися, а также в воинских частях и госпиталях с лекциями и докладами на военно-политические темы, проводили занятия по военно-патриотическому воспитанию молодежи. В период нахождения в Ташкенте агитационно-пропагандистскими коллективами академий имени М.В. Фрунзе и бронетанковых войск проведено 1600 докладов и лекций, на которых присутствовало свыше 260 тыс. человек (40).
Слушатели Военной академии механизации и моторизации РККА производственную практику прошли на машинно-тракторных станциях Узбекистана. Дирекции и политические отделы Аккурганской и 2-й Сырдарьинской МТС дали прекрасные отзывы о работе офицеров-танкистов на колхозных полях. Директор Хавастской МТС, в частности, писал: «...воентехники, прибывшие из академии, отлично наладили уход за тракторами. В результате 60 тракторов находятся в хорошем состоянии и готовы к работе» (41).
В рапорте на имя Председателя Совета Народных Комиссаров Узбекской ССР начальник военного факультета Московского института связи генерал-майор войск связи А. Караулов отмечал активную помощь слушателей и сотрудников факультета под руководством доктора технических наук генерал-майора технических войск И.Г. Кляцкина в успешном выполнении правительственного задания. 16 человек из этой группы были награждены Почетными грамотами Президиума Верховного Совета Узбекской ССР (42).
Таким образом, сложная обстановка на фронтах и в тылу в начале войны, хотя и нарушала плановую работу военно-учебных заведений, но не могла ее приостановить. Большая организаторская деятельность командования округа, партийных и советских органов Среднеазиатских республик и Казахстана способствовала непрерывному обеспечению пополнения действующей армии офицерами различных специальностей. Более того, учебный процесс постоянно совершенствовался, в результате чего армия и флот получали высококвалифицированные офицерские кадры. Тысячи командиров и политработников, выпускников военно-учебных заведений, дислоцированных в Среднеазиатском военном округе, проявили в боях высокие организаторские способности, политическую зрелость, профессиональное мастерство и беззаветную преданность Советской Родине, внесли достойный вклад в победу над немецко-фашистскими захватчиками.

Источники:
1  Советские  Вооруженные  Силы.—  М.:  Воениздат,  1978.-—  С.  296.
2  ЦАМО  СССР,  ф.  54,  оп.  12301,  д.  305а,  л.  20.
3  Великая  Отечественная  война  1941 —1945:  Энциклопедия.—  М.:  Советская  энциклопедия.  1985  —  С.  159.
4  ЦГА  Уз.  ССР,  ф.  837,  оп.  27,  д.  329,  л.  43;  д.  185,  лл.  61—90.
5  Военная  академия  имени  М.  В.  Фрунзе.—  М.:  Воениздат,  1980.—  С.  125.
6  ЦГА  Уз.  ССР,  ф.  837.  оп.  27,  д.  185,  л.  187.
7  Партийный  архив  Самаркандского  обкома  партии  (ПАСО).  ф.  31.  оп.  1, д.  2331.  л.  13;  ЦГА  Уз.  ССР.  ф.  837,  оп.  27,  д.  329.  л.  43.
8  ЦАМО,  ф.  158,  оп.  12836,  д.  1,  лл.  61,  75;  ЦГА  Уз.  ССР,  ф.  837,  оп.  27. д.  185,  л.  50.
9  ЦГА  Уз.  ССР,  ф.  837,  оп.  27,  д.  371,  л.  1.
10  Партархив  Каз.  филиала  ИМЛ,  ф.  708,  оп.  5,  д.  1125  лл  72  74* Д.  2283,  л.  125;  д.  2284,  л.  46. 
11  Беляков А.В.  В  полет  сквозь  годы.—  М.:  Воениздат,  1982.-—  ' С.  320—321. И
12  Кожедуб И.Н. Верность Отчизне. — М.: Воениздат, 1975. — С. 121.
13  ЦАМО,  ф.  158,  оп.  12819,  д.  8,  л.  201.
14  Там  же,  д.  44,  лл.  225—233.  ^
15  См.:  Иовлев А.М. Деятельность КПСС по подготовке военных кадров. —  М.:  Воениздат,  1976.—  С.  155.
16  ЦАМО,  ф.  32,  оп.  11289,  д.  155,  л.  5.
17  ЦГА  Кирг.  ССР,  ф.  350,  оп.  14,  д.  130,  л.  516.
18  ЦАМО,  ф.  54,  оп.  12301,  д.  305  а,  л.28.
19  Нурмагамбетов С.К. Лицом к огню. — Алма-Ата, 1984. — С. 17.
20  ЦАМО,  ф.  158,  оп.  12819,  д.  154,  л.  46.
21  Там  же,  ф.  54,  оп.  12301,  д.  236  (Подсчитано  по  формулярам  училищ).
22  Там  же,  лл.  71  — 73.
23  Там  же,  ф.  158,  оп.  12836,  д.  1,  лл.  97,  100.
24  Там  же,  оп.  123016,  д.  126,  л.  153.
25  Там  же,  оп.  12819,  д.  3,  л.  26  а.
26  Партархив  Туркменского  филиала  Института  марксизма-ленинизма (ПА  ТФ  ИМЛ),  ф.  1,  оп.  22,  д.  33,  л.  6;  Терентьев  А.  В.  Во  имя  жизни  на земле.—Ашхабад,  1985.—С.  152.
27  ПА  ТФ  ИМЛ,  ф.  1,  оп.  22,  д.  33,  л.  6.
28  ПА  Тадж.  Ф.  ИМЛ,  ф.  3,  оп.  12829,  д.  49,  л.  355.
29  ЦАМО,  ф.  158,  оп.  12829,  д.  49,  л.  355.
30  ЦГА  Киргиз.  ССР,  ф.  350,  оп.  14,  д.  130,  л.  516.
31  ЦАМО,  ф.  158,  оп.  12819.  д.  152,  лл.  18, 32, 71, 119, 165
32  Там  же,  ф.  32,  оп.  11289,  д.  122,  лл.  76  —  77;  д.  170.  л.  45
33  ПА  Каз.  Ф  ИМЛ,  ф.  708,  оп.  5,  д.  1125,  лл.  8,  21.
34  Советские  Вооруженные  Силы.  Вопросы  и  ответы.  —  М.:  Политиздат, 1987.  —  С.  308.
35  ПА  Уз.  Ф  ИМЛ,  ф.  58,  оп.  18,  д.  178,  л.  199;  д.  251,  лл.  85—88.
36  ЦАМО,  ф.  32,  оп.  11289,  д.  177,  л.  100.
37  ПА  Тадж.  Ф  ИМЛ,  ф.  3,  оп.  125.  д.  176,  лл.  196  —  197.
38  ЦАМО,  (Ъ.  158,  оп.  12819.  д.  170.  лл.  44  —  45.  76  —  77  188  —  189 39  ПА  Уз.  Ф  ИМЛ,  ф.  15,  оп.  24,  д.  3978,  лл.  17—145.
40  Узбекская ССР в годы Великой Отечественной войны. — Т. 2. — Ташкент, 1983. — С. 180 — 181.
41  ЦАМО, ф. 158, оп. 12819, д. 154. лл. 48 — 49.
42  ЦГА Уз. ССР, ф. 837, оп. 27, д. 239, л. 189.

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.