Над облаками мечты. Часть седьмая. Ирина Владимировна Кокозиди Tашкентцы Литература

Родилась в Ташкенте 4 марта 1971 года в семье геологов. "Радость слова" подарили ей родители - в доме было принято читать вслух. Когда в доме собирались друзья, пели под гитару романсы, песни Визбора, Окуджавы, Высоцкого...

В 1990 году закончила Республиканское художественное училище им. П.П. Бенькова по специальности театральный художник - декоратор. Работала в разных сферах: в театре: мультимедиа, полиграфии, монументальном искусстве. Стихи начала писать в юности, но ни разу их не публиковала. Они впервые прозвучали на публику в клубе авторской песни "Арча" в 2009 году. В этом альманахе – первая публикация. Имеется авторская страничка на международном поэтическом сайте Stihi.ru.

Сны

Мне снятся сны печальные, с родными расставальные,
Перронные, вокзальные, из лиц и суеты.
Сны снятся самолётные: турбинные, улётные,
Огни аэропортные, сожжённые мосты.

Сны снятся мне дорожные, бессонные, тревожные,
Как вечер, непреложные, цветные, как кино.
Мне снятся сны бездомные, как пропасти бездонные,
И улицы холодные, и тёплое окно.

За тем окном - чудесное, в котором нету места мне.
И тенью бестелесною я бьюсь в его стекло.
Мне снятся сны... Но, кажется:  проснёшься – и окажется,
Что всё, что снами кажется, уже произошло.

Романс

А вы мне нравились, но вы о том не знали.
И я б вам не понравилась едва ли.
И были бы мы вместе, может быть...
Но, стоит ли об этом говорить?

Ведь жизнь прошла, у каждого своя:
Дела, заботы, жёны и мужья,
И... одиночество под шелухою дней,
Мечта о нём, тоска по ней.

А вы мне нравились... Но стоит ли?..
Не стоит. Признание души не успокоит.
Что было бы – нелепо рассуждать,
Нам прошлое на блажь не променять.

И будем жить, свой коротая век.
Года для нас не остановят бег.
И жизнь пройдёт, у каждого своя,
Не начатая вместе и с нуля.

А вы мне нравились. Чего же мне бояться?
Когда-то не боясь очароваться,
Сейчас боюсь реальным вас узнать.
Неужто жалко сказку потерять?

А вы мне нравились. К чему играть словами?
Ведь вы мне... нравитесь. Ответ – за вами...

Весна-весняночка

Ах, весна-весняночка, зелена поляночка
Ласковое солнышко, горе не беда
Изумрудна рощица надо мной полощется
Умирать не хочется…А денешься куда?

А деваться некуда, а ховаться некогда.
Было раньше времечко, да повышло всё
Сколь его осталося? Меньше малой малости
Сколько б ни осталося – всё оно моё

Может помолиться мне, может быть покаяться
Да прощенья выпросить за свои грехи?
Да Господь-то милостив – он меня и так простит
Те ж, пред кем повинен я, нынче далеки

Всё-таки я вспомню их, болью душу пестуя
Мною недолюбленных, позабытых мной.
И за них всем сердцем я помолюся Господу:
Не обидь их радостью, обдели бедой.

Сколько слов не сказано, сколько дел не сделано,
Даже жив остался бы – всех не сделать их.
А сколько наворочено, сколько напортачено
Жизнью жить бы долгою – хватит на двоих.

Только вышло времечко мне живому каяться.
Ты прими таким как есть. Как жил – так и умру.
Пусть там канцелярия в небе разбирается:
По злобе, по совести или по уму.

Ах, весна-весняночка…

Когда молиться хочется...

Молиться... Это ж надобно учиться
Как "мама мыла раму", даже раньше,
Чтобы душа в словах могла излиться,
Не ощутив манерности и фальши.

Но фразы древние не льются и нейдут
И кажутся каким-то маскарадом.
А с возрастом всё больше их, минут,
Когда молиться хочется и надо.

Я помолюсь стихами Окуджавы,
Я их спою над тёплым пирогом.
Чинара мне листом помашет ржавым,
И в нужном месте распахнётся том.

И музыка, прекрасная до боли,
В осеннем небе крыльями забьёт,
И бессловесно откровеньям вторя,
Душа моя отправится в полёт.

Ночь

Стучат каштаны по железной крыше,
Стучат часы, и мышь шуршит в стене.
И этот шум, дарованный как свыше,
Не даст уснуть сегодня мне.

Стучат часы... Они давно сломались,
Их заводила бабушки рука,
С тех пор лет сто их руки не касались,
Они молчали из-под потолка.

Но вот идут... Какая-то пружина
Раскручивалась в комнате моей,
Весь мир она спиралью закружила –
От тёмных недр до звёздных миражей.

Здесь было всё: и шум осенних веток,
И божии коровки на стекле,
Мой первый крик и построенье клеток,
И жизнь, и смерть, и стебли в хрустале...

Упал каштан и покатился гулко,
Притихла мышь и замерли часы.
Ночь каблучками шла по переулку,
Откинув шарф из лунной полосы.
В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.