Первые детские передачи Tашкентцы История

Опубликовал Игорь Клишин

Первоклассник Боря Поюровский сидит на полу, второй справа. Ташкент 1941 год

Первоклассник Боря Поюровский сидит на полу, второй справа. Ташкент 1941 год

Память – это сокровищница и
опекунша всего в мире.

Марк Туллий Цицерон

Сегодня, когда на телевидении детских передач почти не осталось, а государство решило создать целый детский телеканал, так пообещали власти, самое время рассказать о том, какие передачи для детей показывались на экране в начале 50-х годов и как телевидение, далекое от совершенства, заботилось о своих маленьких зрителях. Тем более, что нынешний год объявлен правительством Москвы Годом ребенка.

Теперь мало кто знает, даже из моих современников, которым перевалило за полвека, не говоря уже о молодом поколении, сколь крошечной была в те годы у телевидения аудитория. В начале 50-х годов в Москве насчитывалось всего… 2000 телевизионных приемников. А потому к счастливому обладателю этой уникальной технической новинки по обыкновению стекались соседи, друзья, знакомые, чтобы посмотреть на диковинку. Просмотры в итоге превращались в коллективные, такими коллективными становились и обсуждения телевизионных передач. Правда, собраться вместе доводилось не каждый день. Программы транслировались всего один раз в неделю, если мне не изменяет память, по четвергам, да и то в течение двух часов – с 20-ти до 22-х.

ПЕРВЫЕ ДЕТСКИЕ ПЕРЕДАЧИ

Шло время, и вскоре у телевидения образовался еще один день показа – второй вечер в неделю. Затем третий, пятый, седьмой. Как только появились воскресные показы, возникли программы и для детей. Это были специальные дневные выпуски для подрастающего поколения, в которые включались кинофильмы, например, «Тимур и его команда», «Василиса Прекрасная», «По щучьему велению», «Золушка» и обязательно мультфильмы.

А потом появился и свой телевизионный журнал. Назывался он «Юный пионер». Фактически это был прообраз новостной передачи, длившейся всего 10 минут. К выпуску в эфир ее готовила Марта Гумилевская, которая перешла работать на телевидение из Всесоюзного радио. И журнал тоже представлял собой кальку радиопередачи «Пионерская зорька» - в телевизионном варианте освещались те же новости: тимуровское движение, слеты, олимпиады, сбор макулатуры и металлолома, спортивные состязания. На каждый сюжет отводилось не более одной-двух минут, такая норма была сразу установлена, а показываемые на экране фотографии комментировались чтением закадрового текста. Тележурнал «Юный пионер» дублировал фактически новости дня для взрослых. Только с другими сюжетами.

Мои первые шаги на телевидении оказались связаны с Мартой Гумилевской, поначалу детские передачи были моей основной заботой. Эта на редкость энергичная женщина чем-то напоминала Наталью Сац: тот же напор, та же неутомимость и та же любовь к детям. Когда она появлялась в редакционной комнате, все приходило в движение.

Стоит сказать, что вещание в ту пору велось через знаменитую Шуховскую башню, и Московская студия телевидения на Шаболовке занимала совсем небольшое двухэтажное здание рядом с проходной. В нем каким-то странным образом умещались и единственная эфирная студия, и аппаратная, и редакционная комната, а также отдел выпуска, дирекция, бухгалтерия, гримерная, фотолаборатория и даже кабинет цензора (Главлит), где окончательно получали право на эфир все передачи. Без подписи цензора на специальной микрофонной папке отдел выпуска не мог принять к показу ни фильм «Ленин в Октябре», ни мультипликацию «Мойдодыр» - такие были условия «игры».

С Мартой Гумилевской мне работалось легко. Она четко формулировала задание, строго следила за его незамедлительным выполнением и всегда требовала, чтобы лишних слов в тексте не было, чтобы зрительный ряд совпадал с закадровым комментарием. Иначе подготовленный выпуск выбрасывался в корзину.

Конечно, эти 30 – 40-секундные репортажи, скажем, о районной олимпиаде школьной художественной самодеятельности, приносили мне, начинающему телевизионщику, некий материальный доход, хотя весьма скромный, но одновременно это были и мои первые телевизионные университеты. Я учился соотносить левую часть сюжета «в кадре» с правой, стараясь уместить в короткой фразе максимум информации.

Единственное, что тяготило в этой работе, - ее оторванность от моей основной профессии: к тому времени я окончил театроведческий факультет.

ПОЯВЛЕНИЕ ШУСТРИКА И МЯМЛИКА

Директором Московской студии телевидения была тогда Валентина Николаевна Шароева. Она как две капли походила на других женщин-руководительниц тех лет. Строгая прическа, столь же строгий или, как сказали бы сегодня, деловой костюм, никаких следов косметики. Как-то она пригласила меня к себе в кабинет и спросила, почему я не делаю передачи, более приближенные к моей специальности, чем сбор макулатуры?

Так, после этой короткой беседы, я начал готовить к эфиру сценарии театральных передач. Первая из них была посвящена 100-летию Бернарда Шоу, вторая – 25-летию последней Студии К.С.Станиславского, третья – 10-летию первого выпуска Школы-студии имени Вл.И.Немировича-Данченко при МХАТе имени М.Горького. Все они, разумеется, шли в прямом эфире из нашей студии на Шаболовке.

Однако спустя время Шароева вновь пригласила меня к себе и попросила подумать о том, как разнообразить субботние и воскресные передачи для детей. Ей хотелось, чтобы помимо русских народных сказок на экране появлялись бы какие-то новые детские персонажи. И это несмотря на то, что эти сказки в вечерние часы рассказывали лучшие мастера художественного слова – Евдокия Турчанинова, Варвара Рыжова, Анастасия Зуева, Борис Чирков, Игорь Ильинский. В разговоре Шароева даже упомянула что-то о юных пионерах. Что мне было делать? Ничем подобным я никогда прежде не занимался. Но с руководством обычно не спорят. Поэтому пришлось поднапрячься. Предложенные Шароевой персонажи как-то сами собой быстро улетучились, и у меня в голове возник образ двух мальчишек, явных антиподов по характеру, которых было полным-полно в жизни. Их я назвал Шустрик и Мямлик. Идея эта оформилась удивительно быстро и, «снабдив» свои персонажи яркими характерами, я буквально через пару-тройку дней передал Валентине Николаевне Шароевой две странички машинописного текста. Так впервые на телевизионном экране появились Шустрик и Мямлик, придуманные мною.

КАКИМИ ОНИ БЫЛИ НА САМОМ ДЕЛЕ

Поначалу, правда, это были не куклы, хотя их создание тоже задумывалось, а рисунки, на которых изображалась обыкновенная московская семья. Мама, папа, бабушка, кошка, собака и, конечно же, Шустрик и Мямлик. Но конкурировать с мультипликацией мы, понятно, не могли. И через некоторое время художники из Театра Образцова – Вера Конюхова, Вера Терехова и Борис Кнерцер вместе с режиссером Борисом Аблыниным и актрисами Евой Синельниковой и Ольгой Тарасовой – превратили Шустрика и Мямлика из рисованных персонажей в кукол. И затем, на протяжении многих лет, эти куклы жили в телевизионном эфире самостоятельно – не только без родителей, бабушки, кошки и собаки, но и с другими артистами, режиссерами и авторами. До тех пор, пока не родилась передача «Спокойной ночи, малыши!» с новыми тогда персонажами – Хрюшей и Степашей.

Характеры Шустрика и Мямлика изначально основывались на их прозвищах. Собственно, на этом и строился нехитрый детский сюжет. Но телевизионные «мальчишки» до того пришлись по душе многим зрителям, что потом в детских садах, школах и во дворах появились свои Шустрики и Мямлики. А их телевизионные прототипы продолжали разыгрывать на экране интермедии продолжительностью 8-10 минут. Время, однако, шло, росла и репутация Шустрика и Мямлика. Неожиданно им стали доверять ведение других, более серьезных, программ. Например, они могли объявить показ на экране фильма или предварить какой-то интересный концерт, которого ждали зрители. Делали они это, разумеется, с учетом характера каждого из них. С прицелом на характеры писался и короткий текст их выступлений. Телевидение искало новые формы подачи материала и привлечения зрителей, функции Шустрика и Мямлика тоже расширялись. В итоге они оказались не только героями детской передачи, но и ведущими.

С годами на телевидении появились новые редакции и отделы, которые готовили типологически разные программы. На каком-то этапе и вещание для детей получило автономный статус. Это означало создание оригинальных передач, постановок и даже производство телефильмов, что, однако, не исключало и трансляции готовых театральных спектаклей и фильмов. Одно дополняло другое. Но наряду с игровыми и развлекательными программами прежнее телевидение всегда уделяло пристальное внимание познавательным передачам, причем, по самым разным областям знаний. Внимание к просветительским программам было тогда неизмеримо большее, нежели сегодня.

Стоит сказать, что театральные актеры – самые известные в то время, не говоря уже о начинающих, с огромным удовольствием участвовали в чуть ли не любых телевизионных проектах. И не по каким-то меркантильным соображениям: большинство из них хронически страдало от простоев, а телевидение в определенной мере было способно утолить творческий голод. Да и заработок, конечно, никому не мешал. К тому же, телевизионные постановки, которых в те времена на экране появлялось немало, готовились чаще всего силами одной театральной труппы. Причем, подготовка к телевизионным сюжетам и репетиция проводились, как правило, в свободное от театральных репетиций время и обычно в здании театра, где служили актеры. Это серьезно облегчало задачу, особенно, когда речь шла о знаменитостях, чей рабочий график был расписан по минутам. Во всяком случае, в театре телевизионщики вели работы практически до самой съемки. Но бывало, что и сама съемка происходила в театре: даже с появлением несравненно большего, чем на Шаболовке, числа студий в Останкино, мест для съемки телевизионных программ катастрофически не хватало. В том числе, и создателям детских передач.

О НЫНЕШНЕЙ «НОРМЕ» ЖИЗНИ

То, что происходит на телевидении в последние годы, не может не беспокоить. Всевозможные шоу с развязными ведущими и дрессированными зрителями, одинаково бурно аплодирующими любому, кто появляется на сцене студии, конечно, специально не предназначены для детской аудитории. Но для детей, кроме показа мультипликаций и программы-долгожительницы «Спокойной ночи, малыши!», сегодня ничего и не делается. Юным зрителям приходится смотреть ту же муть, что их родителям. И никто при этом не беспокоится о том, что подрастает и мужает поколение с зомбированным мышлением, почти ничего не читающее, не способное даже ответить, кто автор «Евгения Онегина». И эта чудовищная «норма» превращается в жизненные реалии не без участия телевидения.

А с какой стати, собственно, надо что-то знать, если есть шанс за две недели стать победителем любого конкурса? Зачем прочитывать уйму книг, добросовестно учиться, пять лет ходить на занятия в институт, когда есть пресловутая Школа звезд ( и не одна!), при помощи которой можно стать знаменитостью за один месяц?! Все это напоминает мне рассказ одного замечательного актера, который познакомился с собственной внучкой в день ее пятилетия – так уж сложились семейные отношения. Привожу эту историю почти дословно.

«Дедушка спрашивает у внучки, кем она собирается стать? Та без колебаний отвечает: буду Улановой! ( Как раз за два дня до этого по ТВ транслировали юбилейный вечер, посвященный великой балерине.)

- Замечательно! Значит, ты готовишься к поступлению в Хореографическое училище?

– Зачем? – отвечает внучка. – Я и так все умею. Вот подай мне цветы!

Дедушка, покорно исполнив указание внучки, был потрясен с каким изяществом (а главное, с какой твердостью!) она приняла его букет и сделала в ответ книксен.

- Видишь, ничего особенного! - подытожила внучка».

Да и откуда знать пятилетнему ребенку о многолетнем каждодневном тяжелейшем труде великой балерины, что предшествовал торжественной церемонии, показанной по телевизору? И сколько их сегодня, кто думает примерно так же…

Не стоит, разумеется, превращать телевидение в пугало.Но оно никого не должно и дезориентировать. В первую очередь, юное поколение. Конечно, случается в жизни выигрыш, и очень крупный, но разве можно на этом основании связывать все планы исключительно с казино? Не правильнее ли было бы внушить любому, независимо от возраста, что надеяться нужно не на тайну трех карт, раскрытия которой тщетно требовал от престарелой графини пушкинский Германн, а на свой труд, свои познания, свои силы.

И хочется верить, что создатели будущего детского телеканала не станут готовить новое поколение наперсточников. Многовековая отечественная культура, впрочем, как и мировая, способна прийти на помощь каждому, кто пожелает воспользоваться ее бесценными сокровищами.

Было бы желание!

БОРИС ПОЮРОВСКИЙ
Журнал ТелеЦЕНТР №2(22)
Апрель - май 2007

Борис Михайлович Поюровский – известный театральный критик, автор многих статей, книг и передач на радио и телевидении. Лауреат премии Москвы в области литературы и искусства, лауреат Фонда Театра п/р О.П.Табакова, кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств РФ.

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.