Голова Бозсу и крепость Ниязбек История

Виктор Фесенко

Топоним Ниязбек
В начале XIX века за Кашгарскими воротами старого Ташкента начиналась пыльная дорога, по которой через 25 километров пути на северо-восток можно было добраться до крепости, стоящей на берегу Чирчика. Неподалеку от крепости располагалось небольшое селение и одинокий бугор. И селение и бугор и крепость назывались Ниязбеком, а дорога, ведущая к ним из Ташкента, Ниязбекской. До революции 1917 г. при Ташкентском уезде существовала Ниязбекская волость, а улицу русского Ташкента, появившуюся на месте старой дороги, назвали Ниязбекской. Кривые улочки и тупички старого селения сохранились на территории современного поселка Ниязбек, расположенного по другую сторону путей станции Чирчик, а предшествующая ей железнодорожная платформа называется сейчас Ниязбек. В долине Чирчика существовало несколько прибрежных селений, почему же топоним Ниязбек нередко присутствует в материалах по истории Средней Азии?

Причин на это несколько: человек по имени Ниязбек являлся, по информации из ряда источников, сыном одного из троицы биев казахского народа, он и построил в последней четверти XVIII века крепость на берегу Чирчика, рядом с которой появилось одноименное селение. До постройки крепости и образования селения в этом же районе появилась полевая резиденция Толе бия, отца Ниязбека, и не случайно. Изгнанный из Ташкента Толе бий поселился там, где от Чирчика отводился канал Бозсу. Перекрытие канала было одним из способов воздействия на непокорный Ташкент и получения от него дани. Крепость Ниязбек стала широкоизвестной и потому, что ее пришлось осаждать и завоевывать нацеленному на Ташкент генералу Черняеву для обезвоживания Бозсу перед осадой города.

Эта статья является иллюстрированным отчетом о предпринятой автором попытке получения ответа на следующие вопросы:
- каким образом со временем менялась правая деривация воды Чирчика для обеспечения Ташкента;
- где располагалась полевая резиденция Толе бия;
- где на берегу Чирчика сыном Толе бия была построена крепость, контролировавшая доступ воды в Ташкент.

Первоначальные версии автора по вышеизложенным вопросам были кратко изложены в статье «Чирчик. Река, люди и город» и за время после ее публикации подверглись существенной корректировке после ознакомления с другими источниками информации.

Переменчивая Голова Бозсу
Сейчас считается, что канал Бозсу начинается от нижнего бьефа гидроэлектростанции Аккавак 1, введенной в эксплуатацию 15 марта 1943 г. и расположенной чуть восточнее чирчикского мемориала «Журавли»:

До попадания на гидротурбины этой станции чирчикская вода проходит через Газалкентский головной узел, верхний деривационный канал, Тавакскую (Таваксайскую) ГЭС, средний деривационный канал, Чирчикскую (Комсомольскую) ГЭС и нижний деривационный канал, называемый чирчикцами каналом Зах. Пропускание воды через отстойники Газалкентского головного сооружения придает ей чистоту и характерный цветовой оттенок:

Возможно, что в современный начальный участок Бозсу попадает совсем незначительное количество воды от его предшествующего начального участка. Об этом можно судить по современным Интернет-картам. Но гуглснимки это предположение не подтверждают. Мало того, указанный предыдущий начальный участок на современных картах все еще обозначается как канал Бозсу. Немного выше по его течению от того места, где он подходит к современной голове Бозсу, в древности, вероятно, начинался канал Правый Карасу. Сейчас же Правый Карасу берет свое начало от нижнего бьефа гидроэлектростанции Аккавак 2 и каждый направляющийся в город Чирчик автомобиль проезжает в этом районе по т.н. Красному мосту через современную «голову Правого Карасу»:

Определение «правый» при обозначении канала Карасу появилось потому, что существует еще и канал Левый Карасу, отводимый по левому берегу Чирчика перед мостом-плотиной в районе Юмалак. Общая схема современных право и левобережной дериваций чирчикской воды выглядит вот так:

Предшествующий современному начальный участок Бозсу, о котором упоминалось выше, сохранился практически по всей своей длине, а вода в него поступает через боковой бетонированный водосброс после нижнего бьефа Чирчикской (Комсомольской) ГЭС, построенной к осени 1940 г. Через этот водосброс еще в конце 30-х годов прошлого века были перекинуты железнодорожный и автомобильный мосты.

Топографическая карта 1978-1983 г.г. показывает, что в тот период в предыдущий начальный участок Бозсу поступала вода и из самой реки Чирчик. На современных картах это не подтверждается наличием небольшой перемычки, скорее всего, искусственного происхождения:

Если предшествующий начальный участок Бозсу до некоторого времени запитывался непосредственно от русла Чирчика, то сразу напрашивалось предположение, что этот участок являлся и первоначальной головой Бозсу. Однако это предположение опровергает следующая информация из книги Добромыслова «Ташкент в прошлом и настоящем»:

… В Ташкенте, говорит городской голова Н. Г.Маллицкий, всецело удержались туземные ирригационные приемы, выработанные тысячелетней практикой. Только в отношении к головным сооружениям орошающей ташкентский оазис боз-суйской системы уже начала применяться отчасти европейская техника, сперва исключительно теоретически в виде обмера количества воды и сметного учета работ, производившихся ирригационным техником Д. Л. Яшиным. В течении 1907 и 1908 годов Яшин произвел две съемки Головы Боз-су с нивелировками и промерами глубин, причем составил на основании своих изысканий оригинальный проект обеспечения Боз-су водою посредством прокопа нового канала. Предприятие это стоимостью около 6 ½ тысяч рублей было одобрено думою. Работы благополучно закончены и, несмотря на низкое состояние чирчиковских вод (на 2-3 аршина ниже ординара для этого времени), город вполне обеспечен водою.

Книга Добромыслова вышла в 1912 году, а значит, прокладка новой головы Бозсу осуществлялась в период между 1908 и 1912 г.г. Несомненно, для повышения уровня воды в Бозсу Яшин предложил производить деривацию чирчикской воды выше по течению реки, чем это осуществлялось ранее. Еще 70 лет назад канал Яшина выглядел совсем иначе, чем сейчас. На двух фрагментах карты города Чирчик 1947 г. можно увидеть несколько плотин и дамб на протоках Чирчика, заставляющих часть его воды протекать по другой местности также в виде нескольких проток. На первом из фрагментов красным прямоугольником отмечен некий объект, подписанный как Ниязбеккала и о котором будет рассказано в третьей части статьи, а на втором фрагменте показано расположение бугра Ниязбек, ликвидированного при прокладке железной дороги:

bn-08

На следующей фотографии показана, вероятно, одна из плотин, сооруженных на русле Чирчика в рамках проекта Яшина:

Инициативный ирригационный техник Яшин не мог предполагать, что через десяток лет после прокладки новой головы Бозсу появится новый масштабный проект деривации чирчикской воды, о котором изложено в книге академика Александрова, вышедшей в 1923 году:

Этот проект был реализован к 1943 г. с существенными дополнениями - постройкой электрохимического комбината, потребляющего электроэнергию от гидростанций на правом деривационном канале.

Если место отвода от Чирчика канала Яшина определилось с большой точностью, то место его подхода к старому руслу Бозсу оставалось большой загадкой, как и расположение участка этого русла от реки до канала Яшина. Несомненно, что для исключения перетекания воды канала Яшина в начальный участок Бозсу гидростроителям пришлось их изолировать друг от друга береговой дамбой. Помимо этого, поступающая в начальный участок чирчикская вода могла создать серьезную проблему. Поэтому начальный участок Бозсу подлежал обязательной полной засыпке или обезвоживанию.

Общая картина первоначального отвода Бозсу от Чирчика начала проясняться после ознакомления автора с копией фрагмента старой карты (схемы), любезно предоставленной автору Абдуманнопом Зияевым:


Вероятно, что эта карта была нарисована сразу же после взятия Черняевым крепости Ниязбек или через небольшое время после этого. На ней отчетливо проглядываются протоки Чирчика и отходящий от одной из них Бозсу, причем не одним руслом, а локальными протоками, огибающими маленькие островки. Более того, на фрагменте четко отмечена и сама крепость Ниязбек!

Совместить поначалу фрагмент старой карты с современными картами и гуглснимками не удавалось, что вполне объяснимо – русло Чирчика за полтора века должно было поменяться не раз, на нем образовывались и исчезали протоки и острова. Значительная часть чирчикской воды проходит сейчас через деривационные каналы, построенные к 40-м годам XX века. К тому же имеют место существенные сезонные колебания уровня воды в Чирчике.

Решающей подсказкой при поиске расположения первоначальной головы Бозсу оказалась вышеупомянутая топографическая карта 1978 – 1983 г.г., на которой отмечена ныне несуществующая протока Чирчика:

Следы этой протоки обнаружились при более внимательном изучении гуглснимка интересующего района:

Протока на топографической карте 1978 г., расположенная в трех километрах ниже по течению Чирчика от места отвода канала Яшина, оказалась весьма близкой по форме к протоке на фрагменте старой карты XIX века. Похожими, но в меньшей степени, оказались и островки на русле Чирчика. Другие протоки Чирчика в этом районе с подобной формой на картах различных периодов не проглядываются. Все вышеизложенное позволяет предположить, что изначально канал Бозсу отводился от бывшей протоки Чирчика юго-западнее поселка Ниязбек, а одноименная с поселком крепость стояла в начале той же протоки на ее правом берегу.

Если протока, от которой изначально отводился канал Бозсу, еще существовала к концу 70-х годов XX века, то напрашивался вывод, что она была наполнена водой и во все предшествующие времена. Однако это не так. На топографической карте конца 60-х годов протока отсутствует:

Предлагается следующее объяснение этого факта: наименее трудоемкой операцией по обезвоживанию первоначальной головы Бозсу при прокладке канала Яшина было перекрытие протоки Чирчика, от которой отводился древний канал. А при формировании большого пахотного поля восточнее исчезнувшей протоки Чирчика сухое русло первоначальной головы Бозсу было засыпано, что позволило в сухое русло протоки вновь направить чирчикскую воду. На месте первоначальной головы Бозсу сейчас находятся еще промплощадка «Капролактама» и широкий водосброс от канала Яшина в Чирчик. По этой причине следы на местности от начального русла древнего канала в наше время полностью отсутствуют.

Если верно предположение об отводе старого Бозсу от означенной протоки, то канал Яшина мог пересекаться с руслом Бозсу примерно в пятистах метрах южнее начала широкого водосброса в Чирчик:

В этом месте присутствует явный изгиб русла Бозсу. При графическом продолжении русла Бозсу от этого изгиба по направлению к реке Чирчик оно подойдет к середине исчезнувшей протоки, так же, как это отмечено и на фрагменте старой карты XIX века.

В статье о городе Чирчике автор обращал внимание читателей на странную застроенную частными домами площадку неправильной многоугольной формы посреди большого поля:

На месте этой площадки и могла два с половиной века назад находиться полевая резиденция Толе бия. Размеры площадки относительно велики, что вполне объяснимо: святой покровитель Ташкента не мог довольствоваться одной юртой, у него были жены и дети, помощники, работники и небольшой вооруженный отряд. В ряде статей отмечалось, что среди помощников Толе бия числился и Юнус ходжа, будущий правитель первого и последнего в истории независимого Ташкентского ханства. Необходимы были также постройки для зимнего содержания скота, хранения кормов и т.д. Форма площадки в плане могла или сформироваться стихийно или являться следствием расположения небольшого арыка, отведенного для хозяйственных нужд от канала Зах, протекавшего тогда чуть севернее кишлака Ниязбек. Предполагаемые автором места расположения крепости Ниязбек и полевой ставки Толе бия а также одноименный с крепостью поселок расположены примерно по вершинам равностороннего треугольника со сторонами порядка 500 метров. А предполагаемая полевая резиденция Толе находилась в трехстах метрах восточнее места отвода Бозсу:

В книге А. Зияева «Ташкент» приведена старая фотография, показывающая древние технологии перекрытия арыков и каналов с помощью деревянных треног, сплетенных из камыша матов и наваленных камней. Такие технологии широко применялись в Индии, а треноги из столбов деревьев получили там название сипаев.

Автор усмотрел на этом фото не одну, а две плотины. Возможно, что так же выглядели водяные плотины, обеспечивающие подъем уровня воды в протоке Чирчика и ее отвод в два малых рукава канала Бозсу. Следующая старая фотография иллюстрирует гидротехнические работы на полноводной реке с использованием сипаев. Место съемки пока не определено.

Исчезнувшая крепость Ниязбек
Место расположения крепости Ниязбек определилось с удовлетворительной точностью, осталось только ознакомить читателей со всей имеющейся у автора информацией по самой крепости и ее истории.

Видный кокандский историк Мухаммад Хакимхан-тура о крепости написал следующее:

Она находится у истока воды Ташкента, являясь ключом его вилайета, известна чрезвычайной прочностью и устойчивостью, совершенство ее неприступности и укрепленности отмечается острием [пера] и устами, быстрокрылые птицы бессильны подняться до ее башен, аркан помыслов далек от достижения ее сияющих зубцов.

Несмотря на такую лестную характеристику, пока не обнаружены свидетельства того, что когда-либо крепость успешно выполнила свое главное предназначение – обеспечивать контроль за поступающей в Ташкент водой в виде противодействия попыткам со стороны недругов перекрыть Бозсу или, при других обстоятельствах, в виде противодействия попыткам обеспечить доступ воды в город. В 1808 году кокандцы, решившие подчинить себе Ташкентское ханство и потерпевшие неудачу при штурме города, взяли с боем крепость Ниязбек и, грозя городу перекрытием воды (или осуществив перекрытие), принудили Ташкент к капитуляции. Через 67 лет самих кокандцев постигла участь покоренных ими защитников крепости, когда генерал Черняев овладел крепостью перед осадой Ташкента. Правда, русскому генералу все же пришлось потом штурмовать город, предварительно перекрыв доступ в него воды.

Наиболее подробно взятие Черняевым крепости Ниязбек описано в книге Макшеева:

27 апреля, свернув с прямой ташкентской дороги влево, генерал Черняев на другой день подошел к крепости Ниязбек, расположенной на открытой и совершенно ровной местности левого берега р. Чирчика в 25 верстах (26,7 км) к северо-востоку от Ташкента. Крепость имела вид неправильного четырехугольника саженей около 40 (85 м) в боку, с высотой стен в 3 сажени (6,4 м), с башнями по углам и со рвом вокруг. Предложив беку сдать крепость и получив отказ, Черняев поручил овладеть ею своему помощнику, генерал-майору Качалову, который в ту же ночь заложил батареи, одну против северного угла в 215 саженях (460 м) и другую против западного в 170 саженях (360 м), и вооружил первую ½ мортирами и вторую двумя батарейными орудиями. С рассветом 29 апреля батареи открыли огонь и в несколько часов заставили неприятельские орудия, а затем и фальконеты, замолчать; но на вторичное предложение о сдаче осажденные отвечали отказом, в надежде на помощь из Ташкента. Действительно, около 3 часов пополудни, получено было известие, что к Ниязбеку тянутся, со стороны Ташкента, войска, в числе до 3 т., при двух орудиях. Генерал Черняев вышел из лагеря с 2 ½ ротами при четырех орудиях и, пройдя три версты (3,2 км), встретил неприятеля, занявшего близлежащие сады. Артиллерийским огнем он сбил его с позиции и быстрым преследованием, на расстоянии 6 верст (6,4 км), обратил в бегство. Между тем бомбардировка крепости была усилена, и по прошествии нескольких часов северо-западный фас был совершенно разрушен. Не ожидая более помощи и предвидя близость штурма, крепость сдалась в 10 часов вечера. Трофеями были: 370 человек военно-пленных, 6 орудий большого калибра, 7 фальконетов, 315 ружей и проч. Потеря наша состояла из 7 легко раненных и 3 контуженных нижних чинов.

Подобная информация с небольшими дополнениями и уточнениями присутствует в книге Терентьева:

Крепость представляет неправильный квадрат с фасами в 35, 38, 39 и 47 саженей длины (75, 81, 83 и 100 метров) и в 3 сажени высоты(6,4 метра), с башнями по углам. С трех сторон крепость обнесена рвом в 3 сажени (6,4 метра) ширины и глубины, а с четвертой примыкает к р. Чирчику, куда имеется крытый ход из ворот….

… Имея главною целью усиление влияния на Ташкент и наблюдение за происходившими смутами в ханствах, Черняев отвел в Ниязбеке 2 главные рукава Чирчика, снабжавших Ташкент водою…

Почему Макшеев указал на левобережное расположение крепости, непонятно. Такая же неточность присутствует и в книге Добромыслова.

Вызывают также небольшое недоумение геометрически некорректные словосочетания «неправильный четырехугольник 40 саженей в боку» и «неправильный квадрат». По длинам стен крепости, указанным Терентьевым можно построить бесконечное количество четырехугольников, но самым лаконичным из них всех будет симметричная трапеция с основаниями 100 и 75 метров и боковыми сторонами порядка 82 метров. Весьма вероятно, что крепость таковой и была в плане, причем ее самая длинная стена была обращена к протоке (руслу) Чирчика:

Вышеизложенной информации о крепости противоречат сведения о ней из книги Ю. Ф. Бурякова «Археологические памятники Ташкентской области», в которой под номером 187 отмечен следующий памятник:

Ниязбеккала.
Расположена на правом берегу р. Чирчик, в 4 км к югу от Турткультепе, в голове канала Бозсу. Отмечена В. Д. Жуковым в 1935 г. Крепость прямоугольной формы, размером 150х100 м, окружена валом высотой до 2м и рвом. Западный край разрезан железной дорогой. Материал – поры Кокандского ханства. Раскопки не производились.

Все вроде бы у Жукова совпадает: и построенная в 1935 г. железная дорога, наиболее приближающаяся (на 150 метров) к руслу Чирчика в районе водосброса за Комсомольской (Чирчикской) ГЭС и расположенный в этом же месте отвод Бозсу и охраняющая этот отвод крепость. Но означенный отвод появился по инициативе Яшина всего лишь за 25 лет до исследований Жуковым верховий Чирчика. Если у обнаруженной археологом крепости сохранился ров по внешнюю сторону стен, то ее размеры в плане существенно превышают размеры крепости Ниязбек, отмеченные Терентьевым. Не могли также шестиметровые стены крепости Ниязбек за 70 лет естественной эрозии превратиться в двухметровые валы «Ниязбек калы», обнаруженной Жуковым. Если северо-западный фас крепости и был разрушен артиллерийским огнем генерал-майора Качалова, то остальные ее фасы при осаде остались нетронутыми. На приведенном гугл-снимке отмечено место, где Жуков обнаружил остатки крепости и это место располагается не в 4-х километрах южнее холма Турткультепа, а в 5,7 км юго-западнее него. На части территории бывшей «Ниязбек калы» сейчас располагается православное кладбище:

Не описал ли Жуков неизвестную в истории крепость?

Под двумя рукавами Чирчика, обезвоженными генералом Черняевым, надо полагать, подразумевались канал Бозсу и его ответвление - Правый Карасу, который снабжал водой не Ташкент, а пригородную местность южнее города. В связи с этим несколько уточняется боевая обстановка при столкновении Черняева с Алимкулом 9 мая 1865 года – отряд генерала у берега обезвоженного Карасу мог испытывать трудности с водой, а арык Турт (Турк), разделяющий перед боем противников и являющийся правым отводом Карасу, был также обезвожен ( http://mytashkent.uz/2013/08/06/polevoe-d-lo-s-kokantsami-9-maya-1865-goda/ ). Возможно также, что под вторым «рукавом Чирчика» Терентьев подразумевал не Правый Карасу, а канал Зах, который обеспечивал водой местность к северу от Ташкента.

В книге А. Зияева «Ташкент» о крепости Ниязбек можно узнать дополнительные интересные сведения:

Несмотря на малые размеры, крепость Ниязбек по фортификационным качествам считалась сильнейшей в Ташкентском оазизе. Гарнизон укрепления состоял из 370 человек и имел шесть артиллерийских орудий и много другого вооружения…

Крепость была укреплена в 1850-х годах…

При площади около 0,7 га самый длинный фасад равнялся 96 метрам; толщина стен у основания доходила до 10 метров, а высота достигала 6 метров.

Крепость была обнесена с трех сторон глубоким рвом шириной и глубиной 6 метров. Четвертый фасад, обращенный к каналу Бозсу, сливался с его крутым берегом и был практически недоступным для захвата штурмом.

По углам крепость укреплялась широкими башнями с барбетами (площадками) для орудий и широкими амбразурами. Цитадель крепости, квадратная в плане, примыкала к юго-восточной стене и была укреплена мощными стенами с двойными бойницами и угловыми башнями.

Изложенная выше информация дополнена в этой же книге видом крепости в плане и сечениями но ее стенам:

Численность гарнизона крепости, указанная Зияевым точно совпала с количеством ее защитников, плененных генералом Черняевым. Если это так, то никто из кокандцев при ее бомбардировке не погиб, что мало вероятно. Вызывает вопросы и информация о том, что крепость стояла на крутом берегу канала Бозсу. Может быть тому человеку из отряда Черняева, который нарисовал в 1865 г. схему расположения головы Бозсу и крепости относительно русла Чирчика, не было возможности точно разобраться, что является протокой реки, а что отведенным от нее каналом.

Толе бий, вероятно, для прекращения доступа воды в Ташкент разбирал насыпную каменную плотину на протоке Чирчика чуть ниже по течению от того места, где от нее отводился Бозсу, при этом уровень воды в протоке оказывался недостаточным для ее перетекания в канал. В книге Добромыслова «Ташкент в прошлом и настоящем» можно прочитать, что генерал Черняев, преследуя такую же цель, поступил по-другому:

… в числе первых распоряжений генерала М. Г. Черняева, двигавшегося к Ташкенту со стороны Ниязбека, было распоряжение о разрушении ирригационных сооружений. С уничтожением ирригации ожидалась скорейшая сдача города. Крепость Ниязбек, имевшая специальное назначение охранять плотины Боз-су и Зах-арыка, после нескольких выстрелов сдалась на капитуляцию и была занята нашими войсками. Разрушение состояло в том, что берег Зах-арыка близ Киргиз-кулака (против Ниязбека) был прорван и вода из этого канала направилась частью в арык Боз-су, частью в Чирчик. Арык Боз-су, будучи не в состоянии выдержать всего напора воды, должен был также размыть свои берега. Ниязбекские плотины были разрушены отдельно и, таким образом, вся ирригационная система правого берега реки Чирчика была испорчена.

Эта информация от Добромыслова порождает некоторые сомнения: кишлак Киргиз-кулак располагался в районе чирчикского района Нижний комсомольский, что достаточно далеко от кишлака Ниязбек. Арык Зах отводился ранее в 15 километрах выше по течению Чирчика и как крепость Ниязбек могла контролировать этот отвод, непонятно.

Ни в одном из источников информации о штурме Ташкента генерал-майор Качалов не упоминается. Возможно, что этот генерал был назначен Черняевым начальником оставленного в крепости русского гарнизона и он же руководил работами по обезвоживанию Бозсу.

Завершая рассказ о крепости Ниязбек, можно добавить, что «знакомство» русского военного отряда с ней могло состояться за год до взятия Ташкента. Захвативший Аулие-ату полковник Черняев для уточнения военной обстановки направил своего помощника подполковника Морица Лерхе разведать кратчайший путь от Аулие-аты до Намангана через перевал Карабура на Таласском хребте. Сам Лерхе станет впоследствии главным (после Черняева) участником взятия Чимкента, а в его разведотряде, состоявшем из двух стрелковых рот, взвода конных стрелков, взвода горной батареи и сотни казаков, были офицеры, ставшие также известными в истории завоевании Россией Средней Азии: поручики Александр Абрамов и Гилярий Сярковский, штаб-ротмистр Чокан Валиханов. Весьма интересным является факт, что в этом же отряде был и артиллерии поручик Виктор Мединский, являющийся прадедом Татьяны Вавиловой, автора многих интереснейших статей, опубликованных на сайте mytashkent.uz. Отряд Лерхе за 12 дней преодолел по сложной горной местности путь в 308 верст, один из участков которого был правым берегом Чаткала. Лерхе, по всей видимости, намеревался вернуться к Черняеву в Аулие-ату через долину Чирчика и в обход Таласского хребта, но полученная им информация о возможном выдвижении войска Алимкула к Аулие-ате обусловила изменение маршрута похода.

Прогулка по берегу Чирчика
При более детальном изучении гугл-снимка исчезнувшей чирчикской протоки в ее районе обнаружился некий пустырь, размеры и форма которого приблизительно совпадают с формой в плане и размерами крепости Ниязбек:

Проверить на месте, что из себя представляет этот пустырь, побудило не только любопытство, а и близость дома автора и этого загадочного пустыря от железнодорожных станций на пути следования электрички из Ташкента в Ходжикент. 10 сентября с.г. автор совершил небольшое путешествие по тому району, где когда-то стояла крепость Ниязбек и начинался когда-то Бозсу.

Маршрут рекогнисцировки был заранее намечен на гуглснимке. Позднее на этот же снимок были нанесены места фотосъемки с направлениями объектива фотоаппарата:

Пешая прогулка началась от железнодорожной платформы Ниязбек по улице Железнодорожная. С большой уверенностью можно утверждать, что этот снимок был выполнен точно с того места, где ранее возвышался бугор Ниязбек:

Свернув налево на улочку поселка Ниязбек, ведущую к самому берегу Чирчика, через сотню метров можно оказаться на мосту через канал Яшина. Самым интересным для автора оказались поперечные размеры канала. Только он сотню лет назад обеспечивал водой и старогородскую и русскую части Ташкента. А до появления канала Яшина Бозсу был менее полноводным.

Часть дороги к реке проходит по большому полю, а по правую сторону от нее виднеется «хутор», на месте которого по версии автора находилась полевая резиденция святого покровителя Ташкента – Толе бия:

Потом дорога продолжается по дачному участку и заканчивается у первоначальной цели прогулки – загадочного пустыря, который оказался, к сожалению, не некой возвышенностью на месте оплывших стен крепости, а незастроенным дном исчезнувшей протоки:

Пустырь был сфотографирован с относительно высокого берега бывшей протоки и, возможно с того места, где стояла крепость:

Определить точно бывшее расположение крепости не представляется возможным, ну разве что упросить хозяев нескольких участков произвести на их территории археологические раскопки…

Следующим участком маршрута был берег Чирчика, который три десятка лет назад являлся юго-восточным берегом большого острова на его русле. Среди миллиардов скругленных камней и камешков присутствует миллион довольно интересных по форме и расцветке:

Следующие два снимка показывают виды русла реки с самой южной оконечности бывшего острова:

От бывшей протоки, на берегу которой стояла крепость Ниязбек и от которой ранее отводился Бозсу, осталась только наполненная водой ее южная часть и эта вода попадает сюда после прохождения через большое поле и дачные участки. У конца протоки установлена довольно высокая труба, к которой от химкомбината подведен горизонтальный трубопровод довольно большого диаметра:

На следующем снимке все тот же конечный участок бывшей протоки и подходящий к ней водосброс от канала Яшина к Чирчику:

Водосброс с бетонными берегами, построенный до появления предприятия «Капролактам», имеет поперечное сечение в десяток раз превышающее сечение канала Яшина, что довольно странно. От водосброса ранее отводился небольшой канал, проходящий по территории будущего «Капролактама» и через очистные сооружения к Чирчику. Этот канал отмечен на топографической карте начала 70-х годов. По мосту через водосброс в виде уложенных в один ряд коротких бетонных труб можно было бы пройти к предполагаемому месту ставки Толе бия, но сейчас интересного там мало.

Две плотины с вертикальными задвижками позволяют частично или полностью направить воду канала Яшина в водосбросный канал:

Мост через канал Яшина у предприятия «Капролактам» более солидный, чем в поселке Ниязбек, а сам канал после этого моста более широкий:

Планы рекогнисцировки были выполнены, оставалось только по улице Железнодорожной вернуться к платформе Ниязбек, а далее, чтобы долго не ожидать электричку, пройти к центру Чирчика по улице, упирающейся в бывший кинотеатр им. Навои:

Заключение
Предложенные в статье версии и предположения автора основаны на анализе имеющихся у него материалов. При выработке версий автор руководствовался элементарной логикой и принципом «бритва Оккама». В различных архивах наверняка покоятся документы по истории и, возможно, проекты гидротехнических работ, в т.ч. и материалы по проекту Яшина, ознакомление с которыми позволило бы уточнить и дополнить авторские версии, реконструкции и другую информацию из статьи. Автор надеется, что в дальнейшем эта работа будет кем-либо проведена.

Автор выражает большую признательность Абдуманнопу Зияеву за содействие при работе над статьей.

Виктор Фесенко
Ташкент 16.11.2016 г.

Использованная информация:
http://mytashkent.uz/2014/09/12/chirchik-reka-lyudi-i-gorod-chast-pervaya-nachalo/

http://mytashkent.uz/2013/08/06/polevoe-d-lo-s-kokantsami-9-maya-1865-goda/

http://webkamerton.ru/2011/03/snezhnyj-xrebet-karabura/

http://uzcapital.uz/ocherk-envera-xurshuta/ustanovlenie-pravleniya-kokandskogo-xanstva/

  1. Ф. И. Макшеев «Исторический обзор Туркестана и наступательного движения в него русских» СПБ 1890
  2. М. А. Терентьев «История завоевания Средней Азии» Т1. СПБ 1906
  3. Ф. И. Добромыслов «Ташкент в прошлом и настоящем» СПБ 1912
  4. И. Г. Александров «Орошение новых земель в ташкентском районе» Издание ТЭС. Москва 1923.
  5. Ю. Ф. Буряков, М. Р. Касымов, О. М. Ростовцев «Археологические памятники Ташкента» Издательство «Фан» Узбекской ССР. Ташкент 1973.
  6. А. Зияев «Ташкент» Часть II. Издательство журнала Саноат. Ташкент 2011
В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

5 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.