Открылась выставка «Хлопок одной ладонью» Фото

Открылась сегодня, 28 октября. Открытие, первый день, конец рабочей недели и напряженного трудового дня, интеллекта хватает лишь на раскланяться с многочисленным знакомыми... До Будды ли тут? Надо приходить в тишине и одному и подготовленным хоть немного. Для самоподготовки и для получения эстетического наслаждения от увиденного желательно прочесть текст с сайта галереи. Выставка продлится до первого декабря.

a03

"Не верьте ничему, независимо оттого, где вы это прочитали, или кто это сказал, даже если это сказал я, если это не согласуется с вашим собственным рассудком и вашим собственным здравым смыслом".
Будда Шакьямуни

"Хлопок одной ладони" – название открывающейся выставки, дано в честь дзен-буддистской притчи, побуждающей переосмыслить понятие тишины, имеющее важное значение для этой школы буддизма. Организаторы выставки предлагают зрителям познакомиться с буддизмом в его связи с искусством – как культовым, так и современным, воспринимающим различные аспекты философии и изобразительной традиции. Изначальная идея была в показе удивительной коллекции буддистских икон, принадлежащая художнику Вячеславу Ахунову, коллекции, окутанной необыкновенной, кажущейся нереальной, подобно буддистским притчам, историей.

a01 

"В начале 80-х, уже в Ташкенте, судьба свела меня с ламами из бурятского буддистского дацана (Иволгинский дацан), наезжавших в наш город для покупки разных пряностей и лечебных трав. Спасая иконы от уничтожения коммунистами-атеистами, ламы привозили их в Ташкент и оставляли у меня на хранение. Таким образом, в моем лице они нашли Хранителя <…> Я навещал своих друзей жуткими январскими холодами, в стылых вагонах поезда добираясь до Бурятии. Привозил восточные специи и лечебные травы, лепил им наши узбекские манты <…> Одной из ночей пламя охватило пагоду, срубленную из сосновых брёвен, застав спящих лам врасплох. Была возможность вынести из-под огня священные реликвии - иконы (бурханы, танки), скульптуры, книги. Но ламы, в основном старики, принялись выносить из горящего помещения… ковры и паласы из синтетики. На то у них была своя логика: в буддизме огонь олицетворяет мудрость, сжигающая всякое невежество. В буддизме огненный столп— один из символов Будды, а свет огня — метафора мудрости. <…> Ламы сочли, что наказаны за свои ошибки, за свое невежество, а взметнувшееся к небу пламя есть символ Будды, которое нельзя было тревожить. После пожара остались обгоревшие скульптуры Будд, с которых сошла позолота. Одного такого обгоревшего Будду без одной руки, вместе с прекрасно отлитой из бронзы головой другой скульптуры сгоревшего Будды, ламы привезли в Ташкент. Еще захватили уцелевшие от огня бронзовые руки от третьего и четвертого Будд, меньших размеров – притом две правые. <…> Эти две руки, «безрукий» Будда, бронзовая голова Будды хранятся у меня по сей день как напоминание о пожаре, Огненной Колонне, мудрости и невежестве, о просьбе лам, об их существовании не где-то далеко, далеко, а всегда рядом со мной. А побывавшая в Огненной Колонне однорукая скульптура Будды, для меня – это всегда напоминание о коане "ХЛОПОК ОДНОЙ ЛАДОНИ", в 50-х годах, так поразившего воображение моего кумира 70-80-х годов, великого Джона Милтона Кейджа. <…> В очередной раз в Ташкенте появились ламы. На этот раз в своих шафранного цвета одеждах. Теперь я мог передать им обратно сохраненное, по-праву принадлежащие им. Но я плохо знал буддизм – в прошлой жизни ламы оставили свои прошлые вещи. И отказались принять обратно. Так я поневоле стал обладателем сокровищ." (В. Ахунов "Я не из тех")
Таким образом, невероятная история Вячеслава Ахунова сподвигла организаторов не просто на показ коллекции, но на событие, раскрывающую буддизм с самых разных сторон.

a02
В первую очередь, возникла идея показать связь буддизма с искусством на территории Узбекистана, которая имеет древние корни. Ведь именно территория юга современного Узбекистана стала одной из первых областей распространения буддизма и именно через эту территорию он продвинулся на север, через Кыргызстан в Китай, Корею, Японию. Археолог В. Карасев описывает историю распространения и подразделения на направления буддизма в тексте "Буддийский феномен на просторах Центральной Азии. (В контексте выставки в Галереи «Zero Line-Gallery»)".
Свидетельством существования здесь буддизма являются остатки буддийских монастырей и храмов с образцами изобразительного искусства обнаруженные на юге Узбекистана (Дальверзинтепе, Халчаян, Фаязтепе, Айртаме, Кургантепе, Каратепе) и в Ферганской долине (Кува). Как отмечает В. Карасёв: " Ранний буддизм не знал изображений основателя учения — перед своими почитателями и последователями Будда представал в виде символов: цветка лотоса, коня, белого слона, колеса закона. А в первых веках новой эры происходит великий переворот: появляются изображения Будды в человеческом облике. Ряд исследователей полагает, что произошло это именно в южном Узбекистане, в буддийских центрах Бактрии. Возможно, что рисованное изображение Будды I–II веков новой эры, обнаруженное на Фаязтепе (увы, от него сохранились только фрагменты), является и самым ранним из подобных изображений в буддизме".
Материалы по археологическим памятникам буддизма на территории Узбекистана продемонстрированы на показе в виде документального фильма "Путешествие в древний, таинственный буддизм Средней Азии" Гавхар Вахидовой, содержащего подробный и познавательный видеоряд. 2 части фильма показываются на мониторах в фойе галереи. И здесь же посетитель сможет увидеть, один из ярчайших примеров того, как буддистское изобразительное искусство вдохновляет современных мастеров изобразительного искусства на примере живописных работ Л. Ибрагимова и Ш. Абдуллаевой.
С приходом ислама и завоевания территории Узбекистана арабскими племенами в 8-9 вв, буддизм на этой территории сошел на нет. Сегодня в Ташкенте существует буддистская община и есть буддистский храм. Монах Ян Ги Хун является единственным в средней Азии буддистским монахом. Он родился и вырос в Корее, получил экономическое образование. В 27 лет принял буддизм, затем уехал в Питер – читать лекции по медитации. Узнав, что в Ташкенте есть крупная диаспора корейцев (депортированные сюда в конце 30-х гг. из Дальневосточного края), а также учитывая древнюю связь Узбекистана с буддизмом, он приехал в Ташкент в 1991 г, и с тех пор живет здесь, работая в храме и донося учение Будды до всех желающих. Являясь образованным и интересующимся человеком, сопровождал Э. Ртвеладзе на раскопках буддистских памятников на юге Узбекистана. Сегодняшние буддисты Ташкента придерживаются направления дзен-буддизма, распространенного в Китае, Вьетнаме, Корее, Японии, а с середины 20 века получившего широкое развитие в Европе и США.

Получив первое представление о буддистских изобразительных традициях и их современной переработке, зритель попадает в помещение, разделенное на два зала. Правый зал – обитель сакрального – именно здесь и расположились иконы, а также элементы традиционного алтаря из собрания В. Ахунова. Иконы на ткани, выполненные темперными красками, носят название танка (или тхангка) и распространены в традиции Тибетского буддизма ("Алмазная колесница" или ваджраяна). Устроители попытались наиболее правильно, обустроить традиционный алтарь, позволяющий не только получить некоторую информацию об обрядовой практике буддиста, но и проникнуться атмосферой медитативного спокойствия. На столах можно увидеть примеры буддистских священных текстов.
На телевизионном экране демонстрируется слайд-шоу с изображениями буддистской храмовой живописи из пещерных монастырей Турфана, Хотана, Педжикента. Художники Узбекистана также посещали эти места и, вдохновляясь теми сюжетами, иконографическими мотивами, колоритом, применяли новые впечатления в своем творчестве. Особенно явное влияние фресковая живопись храмов Хотана и Турфана оказала на творчество Медата Кагарова. Три его литографии и одна из картин Ш. Абдуллаевой также представлены в правом зале, наряду с иконами и алтарем.
В. Ахунов для данной выставки создал диптих "Om mani padme hum" – так называется одна из самых известных буддистских мантр. В практике тибетских монахов чтение мантр является одной из составляющих медитации, служащей для изменения состояния сознания. Серия из двух живописных полотен представляют собой восприятие философской составляющей тибетского буддизма, они предваряют знакомство посетителей со вторым, левым залом.
В центре располагается статуэтка однорукого Будды (описанная Ахуновым в его истории) – он обращен спиной к зрителям и лицом к стене с экраном – на экране демонстрируется видео с уничтожением статуй Будды в Бамиане (Афганистан) талибанами в 2001 г. Выстраивание композиции таким образом является выражением философской концепции буддизма о ненасилии, освобождении от гнева, мести и нерушимом спокойствии. Будда говорил:
"Ты будешь наказан не за свой гнев; ты будешь наказан своим гневом",
"Отвечайте всегда только добром, только так можно сделать этот мир лучше. Отвечайте добром или не отвечайте никак. Если вы отвечаете злом на зло, то зла становится больше".
Легенда гласит, что во времена, когда Будда нес свое учение людям, его королевство было охвачено войной, сотни мирных жителей были убиты. Эту новость Будда встретил молчанием.
Другой идеей представленного образа является обращение к проблеме разрушения исторических памятников, уничтожения культурного наследия, которое в эпоху глобализации становиться наследием общечеловеческим. В поддержку этой темы на одном из мониторов показывается фильм о комплексе пещерных храмов и статуях Будды в Бамиане; на другом – демонстрируется видеоролик с уничтожением исламистами скульптуры в музее Сирии.
Статуэтка Будды перед экраном с видео является данью уважения классику современного искусства, создателю видеоарта, Нам Джун Пайку и, в частности, его видео-скульптуре "TV Budda".
В этом же зале представлена инсталляция "12 желаний и бесконечность" Нормурода Негматова. Нормурод Негматов – молодой узбекский художник, сочетающий в своем творчестве элементы восточных философских учений, таких как буддизм, суффизм, а также приёмы, выработанные художниками 20 века. Такие художники 20 в., как Джон Кейдж, Ив Кляйн, Нам Джун Пайк, глубоко проникались и интерпретировали в своем творчестве философию дзен–буддизма, получившую распространение в Европе и США с конца 50-х гг. Негматов, следуя за ними, создает произведение “12 желаний и бесконечность”: на 12 прямоугольных листах белой бумаги процарапаны абстрактные изображения (12 желаний), а последний , 13-й лист, немного больший по размеру остается пуст – это есть бесконечность. Листы оформлены в инсталляцию с помощью трех кругов (колес). В буддизме процесс перерождения живых существ представляет собой колесо ("колесо Самсары"). Число 3 – 3 жизни: настоящая, прошлая и будущая. Колесо перерождений составляют 12 ступеней.
Как и указанные выше классики современного искусства, Нормурод Негматов работает с дзенскими понятиями о человеческих желаниях, бесконечной Вселенной, и пустоте, которая на самом деле не означает “ничто”, а может содержать “нечто”.
Завершающим ярким аккордом показа станет демонстрация серебряных украшений из коллекции Алёны Гуревич, выполненных по эскизам Алексея Дмитриева. А. Гуревич выросла в Ташкенте, в настоящее время живет и работает в Израиле. В течение последних трех лет, совместно с театральным художником и дизайнером, Алексеем Дмитриевым, занимается созданием коллекции, основная концепция которой состоит "в органичном слиянии форм архаичного ювелирного искусства Востока и современных технологий Запада" (из каталога Алены Гуревич и Алексея Дмитриева). В частности, мастера вдохновляются мотивами народных легенд и верований Алтайского края.
"Мы черпаем наши фантазии в кипящей магме древнего Востока….Мы обращаемся к духам ювелиров и кузнецов архаичного Алтая и Священной Иyдеи в поисках сакрального…
Вслушиваясь в песню ветра, мы плавим серебро в огне руха, отливая его в форме мистических сновидений…" (из каталога Алёны Гуревич и Алексея Дмитриева).
В заключении, хотелось бы отметить, что показ «Хлопок Одной Ладони» имеет цель не только продемонстрировать работу с частной коллекцией (что является одним из приоритетных направлений деятельности галереи), но показать многоликость и гибкость буддистского учения, благодаря чему оно нашло последователей по всему миру, а также продемонстрировать способы восприятия современным художником как изобразительной формы, так и философского содержания буддистской традиции.

В создании экспозиции принимали участие: Вячеслав Ахунов, Виктория Ерофеева, Тимур Мирзахмедов.
Хотелось бы выразить благодарность за помощь Сергею Тычине, Дониёру Абдурахманову, Сергею Абатурову.

Виктория Ерофеева, искусствовед
27 октября, 2016.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.