Ташкент (в еврейской электронной энциклопедии) История Старые фото

ТАШКЕНТ, город в Центральной Азии, столица Узбекистана.

Наиболее ранние сведения о поселении евреев в Ташкенте относятся к первой половине 19 в., когда этот город, входивший в Кокандское ханство, превратился в крупный торговый центр. К середине 19 в. в Ташкенте сложилась небольшая община бухарских евреев (в первой половине 1860-х гг., по некоторым данным, — 27 семей, то есть немногим более ста человек), в которую входили крупные и мелкие торговцы, ремесленники, лекари, музыканты и другие. Часть еврейских коммерсантов (П. Казиев, Б. Мурдахаев, П. Абдрахманов и другие) поддерживала деловые контакты с Россией; Я. Дауд был представителем русской торговой фирмы (позднее его сын Ю. Давыдов, торговец, предприниматель и крупный землевладелец, стал одним из богатейших людей Центральной Азии).


Еврей-ткач (Туркестанский альбом: часть промысловая / Сост. А.Л. Кун и М.И. Бродовский. Ташкент, 1871–1872. Л. 6). Библиотека Конгресса США, Отдел эстампов и фотографий, LC-DIG-ppmsca-09955-00031

В 1865 г. Ташкент был завоеван Россией и в 1867 г. стал административным центром Туркестанского генерал-губернаторства (с 1886 г. — Туркестанский край) и Сырдарьинской области, входившей в его состав. Среди военнослужащих, участвовавших во взятии города, были ашкеназы — три солдата и унтер-офицер; все они осели в Ташкенте. В дальнейшем к ним присоединились другие отставные военнослужащие-евреи и члены их семей; в Ташкент стали переселяться и бухарские евреи. К 1868 г. общая численность еврейского населения города достигла 200 человек.

Поскольку Ташкент находился за чертой оседлости, из ашкеназов в нем могли жить только лица с высшим образованием, купцы первой гильдии, отставные солдаты и унтер-офицеры, а также работавшие по специальности ремесленники, медики и фармацевты. В первые десятилетия после присоединения Ташкента к России эти ограничения не всегда соблюдались, однако с середины 1890-х гг. евреев, не отвечавших указанным критериям, начали выселять из города. Одновременно принимались меры, направленные на ограничение предпринимательской деятельности ашкеназов в Ташкенте и в Туркестане в целом (особенно после резолюции Николая II от 20 ноября 1898 г., в которой говорилось, что ходатайства промышленных кампаний, «которые находятся в значительной зависимости от иностранцев и евреев», о приобретении в Ташкенте недвижимости удовлетворять не следует). В 1909–14 гг., когда генерал-губернатором Туркестанского края был А. В. Самсонов, ашкеназов, обосновавшихся в Ташкенте, изгоняли из города в массовом порядке; с этой целью в январе 1912 г. были проведены ночные облавы.


Евреи – продавцы шелка, 1871 год (Туркестанский альбом: часть этнографическая / Сост. А.Л. Кун. Ташкент, 1871–1872. Т. 2. Л. 125). Библиотека Конгресса США, Отдел эстампов и фотографий, LC-DIG-ppmsca-12222

Право бухарских евреев на жительство в Ташкенте первоначально не ограничивалось, однако во второй половине 1880-х гг. их стали делить на «туземных» (тех, кто мог доказать, что он сам либо его предки жили на территории Туркестанского края до его завоевания Россией) и прочих. Первым разрешалось приобретать недвижимость, заниматься винокурением (см. Спиртные напитки) и т. п., вторые считались подданными Бухарского ханства, то есть иностранцами, и фактически были бесправны. С 1893 г. власти начали составлять списки последних, намереваясь выселить их, однако этот процесс затянулся в связи с тем, что многие из евреев, попавших в списки, пытались доказать свое «туземное» происхождение и просили принять их в русское подданство. Часть прошений была удовлетворена, но с апреля 1910 г. их перестали рассматривать, а вскоре «иностранных» евреев стали изгонять из Ташкента.

Несмотря на ограничения, численность еврейского населения в Ташкенте быстро увеличивалась: по переписи 1897 г. в Ташкентском уезде проживали 1746 евреев (из них лишь 20% составляли ашкеназы), в 1910 г. в самом городе — около 3600. Особые группы составляли потомки евреев Мешхеда, формально принявших в 1839 г. ислам, и чала. Среди ашкеназов преобладали ремесленники (портные, шапочники, столяры, специалисты по металлообработке), железнодорожные рабочие, представители свободных профессий (врачи, типографы, журналисты, фотографы и другие). Из десяти типографий, действовавших в 1915 г. в русской части Ташкента, ашкеназам принадлежало не менее пяти; евреи владели книжными магазинами, лавками, общедоступными библиотеками, занимались издательским делом. В 1898 г. А. Сморгунер основал первую в Ташкенте либеральную газету «Русский Туркестан»; после убийства Сморгунера казачьим полковником (1898 г.) ее редактировали (до конца 1905 г.) А. Шварц и Г. Рейсер (принял христианство). Казенный раввин А. Кирснер издавал в Ташкенте умеренно-либеральные газеты «Туркестанский курьер» и «Ташкентский курьер», научный журнал «Средняя Азия»; редактором газеты «Работник», выходившей здесь в 1906 г., был Х. М. Блаунштейн. Ашкеназы составляли в Ташкенте значительную часть врачей (среди них выделялись М. Слоним, 1875–1945, профессор, заведующий кафедрой внутренних болезней /1920–45/ Ташкентского медицинского института /в 1920–35 гг. медицинский факультет Туркестанского (Среднеазиатского) университета/, член-корреспондент АН Узбекской ССР, основатель и директор Института усовершенствования врачей, его брат С. Слоним /умер в 1928 г./, открывший в городе частную физиотерапевтическую клинику, руководитель амбулатории А. Шварц) и архитекторов (В. Гейнцельман /принял христианство/, Д. Иофан /1885–1961/, и другие). Бухарские евреи занимались главным образом торговлей и ремеслом; хлопкоочистительная и хлопкообрабатывающая промышленность развивалась в Туркестане во многом благодаря инвестициям крупных бухарско-еврейских коммерсантов из Ташкента.

В конце 19 в. – начале 20 в. в Ташкенте работало несколько синагог; в городе жил духовный глава бухарских евреев Туркестана раввин Шломо Тажер, переехавший сюда из Эрец-Исраэль. Действовали ашкеназские хедеры и схожие с ними бухарско-еврейские религиозные учебные заведения — хомло. В 1883 г. Б. Каценельсон организовал в Ташкенте частную еврейскую школу с преподаванием на русском языке; в 1888 г., когда она была ликвидирована властями, в ней насчитывалось 60 учеников. Позднее открылось еврейское училище (также с обучением на русском языке), частично финансировавшееся министерством народного просвещения (в 1909 г. — 60 учащихся). Часть ашкеназов и дети зажиточных бухарских евреев учились в русских гимназиях и Ташкентском коммерческом училище, что способствовало их ассимиляции.

В октябре 1905 г. в Ташкенте была предпринята попытка устроить еврейский погром, однако боевая дружина численностью в 80 человек, организованная социал-демократом А. Бузанским, сорвала ее. С конца 1905 г. в городе создавались ячейки центристских и левых партий; среди руководителей и активистов этих ячеек были Я. Ротенберг и М. Рудницкий (эсеры), А. Бузанский и Д. Чернобородов (социал-демократы), Г. Гроссман (анархист), М. Герценштейн и Г. Рейсер (кадеты) и другие. Одновременно в Ташкенте появились отделения «Союза русского народа» и антисемитской Народно-прогрессивной партии (издавала в городе газету «Среднеазиатская жизнь»).

После установления в Ташкенте советской власти (ноябрь 1917 г.) заместителем председателя Ташкентского совета стал (в январе 1918 г.) В. Финкельштейн (1885–1919), председателем городского совета профсоюзов (в октябре 1918 г.) — М. Качуринер (1897–1919); оба были убиты в ходе антисоветского восстания в Ташкенте (январь 1919 г.). Еврейская жизнь в городе заметно оживилась: начали действовать сионистские (см. Сионизм) организации, отделения Бунда, общество Тарбут; в то же время движимое и недвижимое имущество еврейской религиозной общины было в 1919 г. конфисковано и частично использовано для создания еврейского рабочего дома имени К. Маркса. В 1919–22 гг. в Ташкент прибыло много евреев, спасавшихся от погромов и голода на Украине и в Белоруссии; только в 1919–20 гг. численность еврейского населения города увеличилась более чем вдвое. Для помощи переселенцам еврейская религиозная община создала специальную комиссию, однако отдел национальных меньшинств НКВД распустил ее и образовал Еврейский общественный комитет содействия. В 1920–30-х гг. приток евреев в Ташкент, ставший в 1930 г. столицей Узбекской ССР, продолжался; среди них было немало ученых, врачей, инженеров, учителей, квалифицированных рабочих, содействовавших развитию в городе промышленности, науки, народного образования, здравоохранения. В Ташкенте действовало несколько еврейских школ, интернат, детский сад, еврейский театр на идиш. В 1920 г. открылось бухарско-еврейское педагогическое училище под названием Институт просвещения (Инпрос); в 1930 г. оно было преобразовано в Туземно-еврейский педагогический техникум и переведено в Коканд. В 1920–30-х гг. в Ташкенте выходили газета «Ди комунистише фон» (на идиш) и «Байроки михнат» (на еврейско-таджикском языке; до 1930 г. печаталась в Самарканде под названием «Рушнои»), в начале 1930-х гг. образовалась «секция туземно-еврейских писателей при организационном бюро советских писателей», в 1931 г. стал выходить литературно-художественный и публицистический журнал на еврейско-таджикском языке «Хаёти михнати» (позднее — «Адабияти совети»). К началу 1940-х гг. все еврейские культурные учреждения, учебные заведения и периодические издания были ликвидированы.

В 1941–42 гг. в Ташкент прибыли тысячи евреев из западных областей Советского Союза, оккупированных германскими войсками; численность еврейского населения города достигла 200 тыс. человек. В Ташкент был эвакуирован ГОСЕТ (возглавлявший его Ш. Михоэлс поставил несколько пьес в местных театрах, а в апреле 1942 г. стал художественным руководителем Узбекского театра оперы и балета), киностудии, где работали режиссеры М. Ромм, И. Хейфиц, А. Г. Зархи (1908–97), Г. Козинцев, Л. Трауберг и актеры-евреи; в городе разместился ряд научных учреждений и высших учебных заведений, среди сотрудников которых было немало евреев. В 1941–43 гг. в Ташкенте жил Дер Нистер. С окончанием войны многие евреи покинули Ташкент: в 1959 г. их численность составила здесь 50 455 человек (5,2% всего населения), в 1979 г. — 56 949 (3,2%), в 1989 г. — 56 882 (2,7%); в конце 1980-х гг. около 80% еврейского населения города составляли ашкеназы. Евреи играли весьма заметную роль в экономике и культурной жизни Ташкента; среди них было много научных работников и деятелей искусства — физик И. Гулькаров (родился в 1939 г.; с 1992 г. в США), философ П. Ниязов (родился в 1930 г.; с 1994 г. в Израиле), композиторы М. Штейнберг, Б. Зейдман, С. Юдаков, Г. Мушель, М. Левиев (1912–90), музыковед С. Тахалов (родился в 1935 г.; с 1991 г. в Израиле), режиссер Русского драматического театра имени М. Горького А. Гинсбург, главный режиссер республиканского кукольного театра И. Якубов, оперный певец С. Биньяминов (родился в 1929 г.; с 1994 г. в Израиле), художники В. Зеликов, И. Вальденберг, В. Рыфтин, скульптор Я. Шапиро и многие другие.

В послевоенные годы в Ташкенте работали три бухарско-еврейских и одна ашкеназская синагога, однако их посещали главным образом пожилые люди, и миньян не всегда удавалось собрать. Во второй половине 1970-х гг. действовали подпольные кружки по изучению иврита (преподаватели — Н. Розенгауз и другие), распространялись публикации еврейского самиздата, книги и журналы, изданные в Израиле. В 1970–80-х гг. тысячи евреев уехали из Ташкента в Израиль, США и другие страны. В августе 1988 г. был основан Ташкентский еврейский культурный центр (ТЕКЦ), одна из первых в Советском Союзе организаций такого типа (официально зарегистрирован в январе 1990 г.; председатель до отъезда в Израиль в сентябре 1994 г. — Р. Г. Рабич). В январе 1989 г. при нем начали работать курсы иврита (в 1990 г. — 1200 учащихся), в сентябре 1989 г. — воскресная школа (100–120 учащихся), в январе 1991 г. — первый в Центральной Азии университет (фактически лекторий) иудаистики (см. Наука о еврействе); в рамках ТЕКЦ была создана служба репатриации, благотворительная ассоциация «Рахамим», была предпринята попытка открыть филиал Общества дружбы и культурных связей с Израилем. В 1990–92 гг. вышло пять номеров газеты «Мизрах» (на русском языке), органа ТЕКЦ (редактор Г. Плетинский, затем Р. Меламед), с 1993 г. издается «Сохнутон» — совместный информационный бюллетень ТЕКЦ и представительства Еврейского агентства (редактор Р. Меламед). С февраля 1990 г. функционирует Ташкентский культурный центр бухарских евреев (председатель до 1994 г. — профессор П. М. Ниязов); под его эгидой находятся курсы иврита и театральная студия. Активизировалась деятельность религиозных общин; движение Хабад открыло небольшую иешиву (при одной из бухарских синагог) и колел (до 30 слушателей). С середины 1989 г. городские власти не препятствуют работе еврейских организаций. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. в городе усилились антисемитские настроения (ими в одинаковой степени заражено и коренное население, и выходцы из европейской части Советского Союза). В феврале 1990 г. было разгромлено ашкеназское кладбище; в дальнейшем акты вандализма повторялись еще несколько раз.

В 1989–94 гг. из Ташкента в Израиль репатриировались 27 844 еврея (из них 10 171 — в 1990 г.); многие выехали в США, Канаду, Германию, Австрию, Австралию, Россию. По данным ТЕКЦ, в середине 1995 г. в городе оставалось около шести тысяч евреев.

С 1991 г. в Ташкенте действуют представительства Еврейского агентства и Джойнта, с августа 1992 г. — посольство Израиля в Узбекистане; работает Израильский культурно-информационный центр. С января 1992 г. Ташкент связан линией воздушного сообщения с международным аэропортом имени Д. Бен-Гуриона в Лоде.

Источник

Скопировано с Shosh.uz.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

5 комментариев

  • Гость:

    Люди, ну как можно относиться одинаково к евреям, с которыми родился в одном роддоме, и которые были здесь год-два во время войны? Это, товарищи, согласитесь, — разные темы. Очень сомневаемся, например, что И.Хейфиц и С.Юдаков общались. Ну очень разные они.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    К счастью, в Узбекистане ещё остались евреи, не в пример, другим странам СНГ, где вместо евреев остались только «отдельные ловкие граждане».

      [Цитировать]

  • marites:

    Евреи вообще очень разные, впрочем как и все народы на земле, несмотря на то, что антисемиты говорят, что дескать «они все одним миром мазаны». А вот евреи оставшиеся в любой из стран СНГ и есть «отдельные ловкие граждане», в национальном смысле у евреев в СНГ будущего нет.
    Почему вообще евреи и ловкачество у вас ассоциируются друг с другом, это ловкачи выиграли все войны с арабами и построили такую сказку у себя дома?

      [Цитировать]

  • Усман:

    Г.Мушель евреем не был.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.