Лисапед мой, лисапед (2): дорогами Русского Туркестана История Старые фото

Текст: Владимир ПРОСКУРИН

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

Отважным велосипедистам из Америки в Тегеране пришлось ждать до двух месяцев разрешения на выезд. Вот почему был выбран более удобный велопробег, не прямо в соседний Китай, а окольными путями через земли Туркестана и Сибири.

Первым, кто оказал содействие туристам, был генерал А. Н. Куропаткин, начальник вновь сформированной Закаспийской области. И путешественники с облегчением двинулись от равнодушного Мешхеда в гостеприимный Асхабад. Велосипедисты заметили в воспоминаниях, что пограничное шоссе, построенное русскими инженерами, показалось исключительно паркетом от предыдущего бездорожья Персии. Американцы крутили педалями в сто раз быстрее, по крайней мере со скоростью 145 верст в день. Всего по Русскому Туркестану путешественники совершили пробег в 1131 миль или в 1697 верст.

Во время встречи и беседы с генералом Куропаткиным наметилась корректировка маршрута дальнейшего пути. Сыпучие пески были также приняты во внимание продвижением велопробега и сменились поездкой по Закаспийской железной дороге в Ташкент через Бухару и Самарканд. Помнится, Жюль Верн отметил в романе «Клодиус Бомбарнак» (1892 г.): «...15 мая 1888 года в Самарканде связано с новым периодом его возрождения – в город снова придет караван, город вновь радостно зашумит. На сей раз верблюды, провезшие путников и товар через пустыни Каракум и Кызылкум, будут состоять из железа и жечь воду, превращая ее в пар, под удивленные взгляды своих живых собратьев, бережно хранящих бесценную влагу в своих покачивающихся горбах. Новый Караванный Путь будет зваться Закаспийской Железной Дорогой, а ее создатель, вписавший свое имя в историю километрами бревен, свай и духом, стремящимся сквозь раскаленное солнце и пески – Михаил Николаевич Анненков, генерал Российской Империи...».

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен
Пути-дороги велопробега

Здесь, в Бухаре и Самарканде, американцы были радушно приняты эмиратом и совершили увлекательные поездки по восточной стране, познакомились с памятниками древней архитектуры, самобытной историей и культурой Средней Азии.

Около года янки Сахтлебен и Гаскелл пробыли в Ташкенте, административном центре Туркестанского края, где изучали нравы и традиции проживающих народов и овладели достаточно разговорным русским языком. К началу мая 1892 г. отдохнувшие самокатчики двинулись в столицу Семиречья через Чимкент – Аулие-Ату (ныне Тараз) – Мерке – Пишпек.

Американцы волей-неволей взбудоражили весь Русский Туркестан на достижение спортивных успехов. Так, 22 апреля 1894 г. в Ташкенте открылось Общество велосипедных любителей, и тем самым Туркестанский край вошел во всероссийское двухколесное движение. С тех пор колесо все кружится и кружится, отщелкивая спицу за спицей, оборот за оборотом, из вечности в вечность...

Приезд велосипедистов в Семиреченскую область начался от села Карабалты, в сопровождении казачьего конвоя. Предположительно туристы могли посетить высокогорную жемчужину – озеро Иссык-Куль в Семиречье. Однако, недавнее разрушительное Верненское землетрясение вызвало ремонт протяженных горных дорог из Чуйской долины по Боамскому ущелью, в Илийские пустыни через почтовые перевалы Курдай и Кастек.

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен
Велосипедисты в Верном. Штаб войск на ул. ныне Гоголя и Пушкина

В Верном янки были тепло встречены губернатором Г. И. Ивановым и парадом казачьего войска. Велосипедисты остановились в гостинице Михаила Аликина, домашний ужин был приготовлен руками добросердечной хозяйки дома. Из окон номера предстала красивая панорама гор Заилийского Алатау, вершины которого выделяются вечными снегами. В первый же день приезда в Верный янки любовались грозой. Среди окутанных густыми облаками ущелий где-то далеко вспыхивала ярко-красная молния, и глухо отдавалось эхо раскатистого грома.

Город Верный (Алматы) лежит на высоте 2500 футов над уровнем моря. Улицы и базар отчасти напоминали гостеприимный Ташкент, – те же арыки, те же густые тальники и пирамидальные тополя. В городе есть казенный сад для гулянья публики; большое разнообразие цветов и растений, играют оркестры музыки и малышня катается на осликах. Особенно красив проспект генерала Колпаковского. Правда, оплывины и руины зданий, общая неухоженность удручающе напомнили землетрясение 1887 года.

Казалось, оседлое поселение ушло в прошлое, лет на тридцать по времени, где в хатках казаков – первопоселенцев по казенному найму и суровым обстоятельствам разместились правительственные, церковные, лечебные и прочие учреждения – Собор, губернаторский дом и усадьба, архиерейское подворье, войсковое правление. Общественная жизнь покалеченного Верного постепенно оживилась в Алматинской станице.

Однако городской архитектор П. В. Гурде, свободно владеющий европейскими языками, любезно познакомил гостей с верненскими новостройками после землетрясения 1887 г.: «новое здание Приюта, архиерейский дом с церковью начинается постройкой, губернаторский дом строится и уже возведен до постановки стропил».

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

В частности, американцы сфотографировались на фоне чудного творения Гурде, деревянного Верненского приюта с Александро-Мариинской церковью и службами, и в штабе войск, чудом оставшемся после землетрясения, где провели беседы о велопутешествии.

Гостинодворский рынок предстал гостям в невообразимом хаосе, – крик, шум и гам. Тут и там ослы с дровами и корзинами, коровы со всякой всячиной, лошади, везущие высокие телеги клевера. Разноцветные, громадных размеров, зонтики защищают от солнца таранчинцев с цветной капустой, урюками и абрикосами. Изредка прошмыгнет с кульком под мышкой белый русский солдатик в розовых чамбарах. По улицам то и дело скачут калмыки с длинными женскими косами, киргизы важно покачиваются на верблюдах, китайцы в огромных соломенных шляпах и с веером в руках передвигают двухколесные тележки с овощами. Прогремит бляхами и бубенцами пара офицерских лошадок, или мягко прокатится большая коляска на сытых серых конях с франтовато одетыми дамами.

Все это, вместе взятое с диковинными велосипедами американцев, представляло оригинальную картину. Даже оборванные старики-нищие, у которых сквозь рубище проглядывает голое коричневое тело, живописны, а калмычки с длинными черными косами, остроконечными шапочками, одетые в до невозможности грязные и длинные рубашки, так и просятся на картину.

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

Другие встречи с семиреченцами и консультации топографическими картами определили дальнейший путь велопробега. Американцы провели время в Заилийском крае, побывали у подножья главной горы Талгар и на озере Иссык, участвовали в казачьих джигитовках. По словам янки, скачки были не менее яркие, чем «…верховая езда южно-американских cow-boys и гаучосов».

Верный со своей оригинальной обстановкой и радушным обществом до такой степени понравился янкам, что в наступившую минуту отъезда туристам не хотелось уезжать оттуда. Было понятно, как хотелось участникам велопробега увидеться с долгожданным Китаем. Тем более, отправка багажа с велосипедной техникой из Лондона в Томск невероятно задерживалась. Но, делать нечего, сев на велосипед, они махнули провожающей толпе, и маленький караван в сопровождении казаков тронулся в путь.

4 июня велосипедисты прибыли в казачий выселок Илийский и переехали реку не вплавь, как было прежде, а новым мостом (кстати, построенным с участием инженера Гурде, организатора мостостроения и судоходства в крае). Взобравшись на Алтын-Эмельский перевал, они долго любовались простором Илийской долины и окрестностей.

Казаки, сопровождавшие туристов, указали путь из Кугалов на Кокпекты, по которому янки собирались в Сибирь, и, между прочим, поделились встречей в Омске с цесаревичем, будущим императором и атаманом всех казачьих войск Николаем Вторым:

«Под звуки войскового оркестра Высокого Путешественника встречала большая делегация семиреченских казаков в составе наказного атамана Г. И. Иванова, председателя войскового правления И. С. Волкова, командира 1-го казачьего конного полка П. С. Щербакова, а также двух обер-офицеров, девяти станичных атаманов и пяти выборных депутатов. Оркестр исполнил любимые казаками песни «На смерть Ермака», «Хивинская», «Атаман ты наш». Семиреки были приняты цесаревичем и поднесли августейшему атаману войсковую хлеб-соль, подарили изящно выполненный письменный прибор в мозаичной шкатулке. Также «Альбом из истории Сибирского войска», написанный художником Н. Н. Каразиным».

Вечером провожающие американцев собрались у костра аула Тезека. Впереди вдоль русла реки Или иностранцев ожидали дунгано-уйгурские и прочие мусульманские поселения: Джаркент, Хоргос и Кульджа с неповторимой средневековой архитектурой, восточной острой кухней, приятным музыкальным времяпрепровождением, отдыхом и ночлегом среди персиковых и виноградных садов.

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.