The Heritage!.. или несколько слов о проекте документального фильма “Наследие» Tашкентцы Разное

С чего же начать? Наверное, с того, что зовут меня Эльджон. О себе: немного пишу, немного выпиваю, не курю, разве что хорошую сигару по праздникам в кругу друзей, много странствую, а если влюбляюсь, то до безумия, страстно и надолго. И ко всему прочему я снимаю документальное кино.

Признаюсь - дело это семейное и оно мне нравится. Это как медитация. Во всяком случае, здесь ты остаешься один на один со своими персонажами, героями. Через них ты познаешь окружающий тебя мир, столь ускользающий, изменчивый. Это как читать книгу, Книгу Жизни. И сегодня, объектом своих поисков я выбрал для себя неизведанный мною, но многогранный мир еврейской истории и культуры, малую его часть, именуемую миром бухарских евреев, тех самых, которые многие-многие столетия жили по соседству, бок о бок с моими предками, земляками, друзьями и любимыми. Жили неприметно, в тени, в забвении, в ожидании того часа, когда смогут во всеуслышание, под звуки «шофара» громко заявить о себе миру.

Один еврей, бухарский, услышав мое имя, спросил меня, а знаю ли я что означает Оно. И тут же пояснил мне, что одна из частиц содержит в себе одно из имен Б-га, на иврите – «Эль». Вот так и началось наше знакомство вылившееся в долгую и крепкую дружбу. Теперь он живет в Америке, но дружба от этого лишь крепчает.

А почему собственно евреи? Первый вопрос, который неизменно звучит из уст таможенников, офицеров пограничной службы в Америке и в Израиле, куда я стал часто ездить начав работу над своим новым проектом, а также некоторых моих «недалеких» знакомых:
А почему собственно евреи? Непорядок! Ты же не еврей!
И сразу возникает подозрение, недоверие, стена отчуждения. И когда звучат подобные провокационные вопросы, я отвечаю однозначно:
А почему бы – нет? В чем проблема?

А проблема быть может в самом человеке, в том самом, из уст которого звучат эти слова, и что-то не в порядке с его миропониманием, но не с моим. В такие моменты в сердце закрадывается смутное волнение, ты понимаешь, что сию минуту, от решения того или иного клерка, сотрудника дипмиссии, куда часто приходится обращаться за визой в ту или иную страну, от простого росчерка пера незнакомого человека зависит твой проект, полтора года твоего каторжного труда, затраченное время, ресурсы, душевные силы.

Но мне приходилось слышать совершенно противоположное, удивленное, по-детски наивное, искреннее, от людей, которых я интервьюировал в Израиле:
Как, вы не еврей? Вы мусульманин? Вы узбек? Зачем же вы делаете этот фильм? Вопрос вполне обоснованный.

Много лет назад, в далеком детстве, порою мне кажется, что этого никогда и не происходило, приключилась большая драма, автокатастрофа, из которой я выкарабкивался долго, тяжело и болезненно. Меня спасали всем миром. Животворящую кровь везли со всех уголков Ташкента, и вливали ее в неимоверных количествах, группу мою, вторую, но содержания многоликого: тут были и узбеки, русские, евреи, в том числе и бухарские. Помню многих, в лицо и по имени. Быть может с этим связано то, что через эту кровь, впитав ее, я вобрал в себя дух многих народов.
Я неисправимый космополит. Я толерантен, в том понимании, которое не оскорбляет чувств верующих (не путать дословно, с терпимостью). И конечно воспитание, которое мне дали мои родители. И та среда, в которой я вырос, страна, где я родился, город, в котором жил, потому что другой такой как Ташкент, трудно отыскать на карте.

Многоликость, сегодня это называют модным трендом – «мультикультурализм», присутствовала везде и во всем. В людях, в ландшафте, в архитектуре, в названиях улиц, в памятниках, в звучавших вокруг языках и книгах, в щебете птиц, в журчании воды, в самом воздухе и сиянии солнца. Много позже, нам пытались насадить чуждую идею, и слава Всевышнему, Разуму, не давшему нас изменить. Мы сильны в своем многообразии. Мы говорим на разных языках, на многих языках, мы празднуем Новый год раза по 4-5 в году: по григорианскому календарю, по-новому и старому стилю, китайский, мусульманский, сегодня мы отмечаем Рош а-Шана вместе с евреями. Я говорю не за всех, но за себя, своих друзей и близких, коих множество.

Рош а-Шана! Шана Това!
Мир, - ты прекрасен, ты многозвучен, ты велик!
Но в этом многозвучии, неожиданно, был утерян голос далекого прошлого, воспевающий человеческий подвиг кузнеца-узбека и его супруги приютивших в годы Второй Мировой войны 14 осиротевших детей разных национальностей. Величественный символ этого, скульптурная композиция олицетворяющая собой дух города, дух народа, сегодня перемещен на окраины в район городского ипподрома.

Мой фильм не столько о бухарских евреях, сколько о нашем чудесном и безмятежном крае, о прекрасных людях живущих на этой земле, «людях различного оттенка кожи и цвета глаз», исповедующих разные религии, которые несмотря ни на годы лихолетья, ни на иные тяготы жизни сохранили чистоту своей души. И мне хочется надеяться, что частичка этой чистоты передалась их потомкам, нам с Вами, это наше Наследие, которое мы должны сохранять на многие поколения вперед.

Эльджон АББАСОВ
специально для сайта www.nuz.uz

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

3 комментария

  • Тахир:

    Смело! Как там у Анджея Вайды: «Режиссёр должен обладать душой поэта и волей капрала».

      [Цитировать]

  • Искандер:

    Благополучного завершения и больших успехов вашему проекту Эльджон!

      [Цитировать]

  • Серафима:

    Спасибо! Ташкент — своеобразный Восточный Вавилон. Горжусь, что выросла и прожила в нем 50 лет, и все эти годы соприкасалась с разными народами, культурами, обычаями, многое впитала в себя и передаю это детям и внукам. Эльджон, желаю успеха вашему проекту и ждем от вас новых проектов о прекрасном городе и его людях.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.