Путь к вершине. Алексей Федченко. Часть 9. На Алай История

В. Фетисов
Сады Шахимардана высоко поднимаются по склонам гор и широко разбросаны по ущельям и долинам. Две бурные горные реки сливаются у селения – Аксу и Карасу (белая вода и чёрная вода). По преданию, святой Али Хазрат высек из горы воду и дал жизнь этим рекам. На высокой скале, укрытая зеленью, находиться его гробница – святыня, равной которой нет во всём Кокандском ханстве. Сюда в летнее время стекались толпы богомольцев, чтобы поклониться священному месту. Сам хан не раз приезжал сюда на поклонение.

Путь к вершине. Алексей Федченко. Часть 9. На Алай

Сопровождающие Федченко джигиты и киргизы, вымывшись и одев всё чистое, также отправились поклониться Шахимарданской святыне.
Самого же Федченко, к его глубокому огорчению, до гробницы не допустили, сказав, что для неверного это невозможно. Даже переводчика Нурекина, мусульманина, заставили снять русский мундир и надеть халат.

Алексею Павловичу объяснили, что он и его люди находятся в гостях у метевали, хранителе мавзолея, и гостеприимство, предложенное путешественникам, целиком зависит от его доброй воли. Власть метевали в Шахимардане простиралась так далеко, что ни Маргеланский бек, ни даже кокандский хан не могли ему здесь быть указчиками.
Федченко поблагодарил за оказанную ему честь, и попросил передать метевали, что хотел бы встретиться с ним.

На следующий день аудиенция состоялась. Проходила она довольно странно. Федченко хозяина Шахимардана так и не увидел. Путешественников провели в крытую галерею, но метевали к ним так и не вышел. Весь разговор проходил через открытую дверь в комнату где находился властительный собеседник. Расспросив Алексея метевали прочёл молитву о путешествующих и на этом, беседа закончилась.

3 июля намеревались двинуться из Шахимардана в Караказук, но неожиданно к Алексею явилась депутация от жителей и стала усердно отговаривать того от поездки, мотивируя тем, что есть опасность нападения разбойников - каратегинцев.

Федченко, догадавшись, что это опять козни карул – беги, пришёл в бешенство. Он тут же послал сообщение кокандскому мехтеру с просьбой воздействовать на Абду-Карима, дабы тот не препятствовал планам исследователя. Ведь мечта Алексея посетить Алай, само название которого означало “удивлять”, была так близка.

В конце письма Федченко написал: «Если же по истечении пяти дней я не получу от вас ответа, то все-таки полагаю отправиться по долине Аксу к Караказыку, предполагая, что вы нашли изложенные в этом письме опасения жителей не заслуживающими внимания и ответа и что вы считаете прежде принятые вами меры достаточными для нашей безопасности».

Пока дожидались реакции из Коканда решили посетить озеро Курбанкуль, находящееся в десяти километрах от Шахимардана.
Дорога шла по ущелью, по обеим сторонам которого обильно росли сады. Пройдя километров пять, путешественники увидели скопище громадных камней. Подъехав ближе Алексей понял, что здесь произошел горный обвал. Из-под каменных глыб сочилась вода, сливаясь ниже в бурную речку.

“Это вода из озера”, - понял Федченко.

Местный житель, сопровождавший путешественников, рассказал, что с этим истоком реки легенда связывала имя святого Али-Шахимардана. Чудесное отверстие в горе было пробито его белым верблюдом, для того чтобы этим коротким путем Али мог уйти в Аравию. Вода эта, с тех пор, считается целебной. Сюда также отовсюду стекаются паломники, чтобы совершить омовение.

Задержавшись на несколько минут около этого места двинулись дальше, к природной каменной плотине, перегородившей долину.
Поднявшись без особых усилий, путешественники остановились очарованные открывшимся чудесным видом. Под ногами, окружённое величественными горами, лежало горное озеро с чистейшей голубой водой.

- Как называются эти две горы на юге? - Спросил Федченко
- Малик и Кауштус, — был ответ.

Ольга Александровна достала альбом, пристроилась на большом камне, и принялась зарисовывать чудесный вид.

Путь к вершине. Алексей Федченко. Часть 9. На Алай
Озеро Курбанкуль. Рис. Ольги Федченко
Путь к вершине. Алексей Федченко. Часть 9. На Алай
Современный вид озера

Федченко поднялся ещё на несколько метров и еще раз внимательно осмотрел каменную плотину. Происхождение озера стало для него понятно. В результате гигантского обвала, вызванного, скорее всего сильным землетрясением, с окрестных гор скатились огромные обломки скал. Образовалась естественная плотина, и вода, стекающая с вершин, заполнила собой впадину.
Ольга Александровна закончила рисунок и путешественники, полюбовавшись напоследок чудесным видом возвратились в Шахимардан.

19 июля был, наконец, получен ответ из Коканда. В письме кокандский мехтер сообщал:
«Почтенному приятелю нашему Алексею Павловичу Федченко.
Письмо ваше, присланное с Мухаммед-Юсуфом, нами получено. Его величество хан уехал в северные владения и письмо ваше, где вы желаете перевалиться через каратегинский давай (перевал), я уже послал к хану. Но я, желая вам добра, могу сказать, что лучше бы было, если бы вы оставили ваше желание съездить в ту страну, так как каратегинскне владения — страна, нам не подвластная и не дружественная.
Просите вы также побольше людей, но если вы поедете в ту страну со многими людьми, то жители испугаются, и этим учинится нашим подданным беспокойство, встревожатся также и каратегинцы, узнав о приезде многих людей.
Нехорошо, если с вами какое-нибудь случится несчастье. Мы не знаем и не видим, какая польза нам принесется, если вы посетите эту страну, считаем также не безвредной и вашу поездку туда, но желаем только одного: чтобы вы как приехали благополучно, так и благополучно вернулись. Так как его величество, наш хан, находится в дружбе с великим императором и генерал-губернатором, то нам будет неприятно и совестно, если какие-нибудь недобрые люди — воры или тюрки — нанесут вам несчастье. Наши люди, находящиеся при вас, добра вам желают. Лучше сделаете, если будете слушаться их предостережений.
1288 года первый день месяца Хаммад-ул-Ауал.
Мулла Мир-Камиль мехтер мирахур, сын муллы Мир-Гинаят».

“Ну, что ж,- подумал Федченко, - мехтер просит не ездить в Каратегин. Вероятно, он неправильно осведомлён о моих намерениях и не понимает целей моих изысканий. Понятно, что мехтер боится, как бы со мной не случилось несчастье, что конечно осложнит отношения между Кокандом и Россией. В дополнительной охране также отказано. Значит нужно рассчитывать только на свои силы”.
Федченко тотчас написал ответ, где постарался успокоить мехтера и уверить его, что он хочет лишь добраться до гребня Алайских гор и не собирается в каратегинские владения.

«В отплату за гостеприимство, которым мы пользуемся, — писал он мехтеру, — я вовсе не желаю подвергать ханское правительство неприятностям».

8 июля экспедиция, наконец, покинула Шахимардан и двинулась вверх, к перевалу Алай.

Не доезжая до места первой ночёвки, кишлака Ярдан, путешественники встретили интересное место – развалины бывшего здесь когда-то селения. По рассказам проводника, селение это, называемое Таджик кишлак, осело и внезапно рухнуло вниз вместе со всеми жителями. Много людей погибло.

Федченко с любопытством осмотрел пятиметровый обрыв.

“Очевидно, оседание произошло в результате размыва почвы водой, - понял он”.

Сразу за местом давней трагедии дорога вошла в Ярдан, расположенный под совершенно отвесной скалой розового цвета – Кзыл-Таг.
Переночевав двинулись дальше. Хорошая дорога за кишлаком закончилась, превратившись в труднопроходимую, каменистую, проложенную над рекой Аксу, текущей в узкой щели. Вскоре она и вовсе стала опасной, превратившись в узкий карниз, где едва проходила лошадь.

Юзбаши, сопровождавший экспедицию, советовал либо вернуться, либо, в крайнем случае, идти пешком.

Федченко, впоследствии, писал: “ Я не слезал с лошади, чтобы не показать, что я трушу. Но когда, круто спустившись, пришлось проезжать по узкому мостику, прилепленному к скале, и потом опять подниматься, я сошёл с лошади, не боясь уронить себя в глазах кокандцев, так как они это сделали раньше меня. Странное дело: пока сидишь на лошади, самые трудные места кажутся проходимыми; но когда сойдёшь, так и кажется, что тут ни за что не проехать”.

Путь к вершине. Алексей Федченко. Часть 9. На Алай
Горные дороги Памира

Погода внезапно испортилась; пошёл дождь, а затем и снег. По счастью показалось киргизское становище – несколько юрт и деревянная постройка. Киргизы встретили путешественников радушно и, чтобы накормить замёрзших путников, зарезали барана. “В первую очередь накорми гостя” – эта заповедь соблюдалась здесь неизменно.

На следующий день путь продолжили и через несколько часов достигли перевала.

Проводник, подъехав к Алексею сказал:
— Вот он, перевал, который вам так хотелось посмотреть. Дальше я вас не поведу, это невозможно: дороги Алаю, как видите, нет.
Федченко не ведал, что его просто обманули. До Алайской долины было всего десять километров, и проехать туда было возможно.
Скрепя сердце Алексей Павлович, поблагодарил проводника, и, решив, что ничего не поделаешь, решил вернуться.

Он всё-таки попадёт в Алайскую долину, через десять дней его мечта исполнится.

А пока путь лежал обратно в Шахимардан.

Продолжение следует...

В. Фетисов.

Отсюда.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

2 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.