Мавзолей Юнусхана на Шейхантоуре Фото

Повезло попасть на экскурсию Б. А. Голендера, среди объектов которой был мавзолей XV века Юнусхана на Шейхантоуре. Этот мавзолей находится на территории Исламского университета и подойти к нему просто так невозможно. Заодно увидел наконец-то здание подготовительного факультета и вечернего мехфака Политеха. В этом здании я сдавал вступительные экзамены по математике в 1973 году и во время учебы какие-то предметы там проходили (сдавали курсовую по Допусками и посадкам Исааку Львовичу Одесскому). Рядом с этим зданием Военная кафедра, на которой мы изучали инженерно-саперное оборудование.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

3 комментария

  • ANV:

    «и подойти к нему просто так невозможно.»
    А мне непонятно почему к историческому памятнику пройти проблема или он приватизирован Исламским институтом?
    И кстати там не пластиковые рамы виднеются на историческом памятнике?

      [Цитировать]

    • Carpodacus:

      Недавно писал в фб, копирую искомый фрагмент.
      История с единой фабулой началась в среду, когда после нахождения загадочного Нуриддина-бобо в школьном дворе, я констатировал, что в Ташкенте остались только 4 несфотографированных мной мавзолея. Во-первых, мавзолей Юнусхана Моголистанского, потому что он попал на территорию Исламского университета – и хотя я не оставлял надежд, чай, не Военное училище, было понятно, что для доступа потребуется больше, чем просто приехать. Во-вторых, включённый только в новую энциклопедию Ташкент Куйлик-ота: он далеко от Старого города, и вообще лежал вне Ташкента во время написания советских монографий. Так что за десятки приездов на Куйлюк я и не догадывался об историчности некоего мусульманского здания у моста, ну мало ли новоделов, а с тех пор как прочитал – всё время проезжаю мимо в авральной спешке. Третьим, самым загадочным пунктом числился Кох-ота, о котором даже в энциклопедии была не отдельная статья, а лишь упоминание в составе одноимённого комплекса; его требовалось ещё разыскать среди махаллей, хотя и понятно, что в низовьях Катта-Калькауза. Ну, и в-четвёртых, Ибрагим-ота, с которым ничего экстраординарного связано не было, он находится у Старогородской части, хоть и на дальней периферии, прекрасно описан у Булатовой и Маньковской, просто оставался из того напоследок – кто-то ведь всегда последний в очереди? (Сейчас я понимаю, что пунктов может быть, как минимум, пять – с Gogle Earth усмотрел купол среди могил Чимир-оты, да и мало ли статей в энциклопедии я ещё не читал, но это уход в сторону).
      Часть 1.
      Выйдя в среду из МГУ, я бодро зашагал по проспекту Навои, поставить птичку по первому пункту, а если не выйдёт – тогда уж в компенсацию решить со вторым или четвёртым. Вот она, широкая аллея, ведущая к Исламскому университету. Пару лет назад, когда тут меня интересовала лишь сохранность арыка Шейхантаур, я буквально наткнулся на его забор, и чётко помнил богато изукрашенный портал, проглянувший сквозь ограду и сетку институтского теннисного корта.
      Я ожидал многих стандартных реплик на КПП Исламского университета. «Не пускаем, не положено, должно быть разрешение, кто ты такой, для какой тебе цели, в какой организации работаешь, как называется тема научной работы, где о том командировочное направление и т.п.». Но нет, разговор имел совсем другой вектор. У калитки, на маленьком стульчике (какой-то грандиозной охранной будки с турникетами даже и не было), сидел один-единственный охранник, предельно далёкий по виду и от брутального бугая, и от алкаша со стажем, и от неумело принаряженной деревенщины. Нет, это был довольно молодой худощавый мужчина, который добрыми словами по-русски провожал выходящих студентов и таким же тоном, без заведомой предубеждённости окликнул меня ещё через забор: «А тебе что-нибудь нужно?».
      — Да, хочу посмотреть мавзолей Юнусхана.
      — Может, это… Шейхантаура? Или рядом с ним ещё один? Это вон сбоку с улицы подойти, не сюда…
      — Знаю, Шейхантаура и Калдыргачбия, они тааам (я показал рукой), я бывал. Нет, мне нужен мавзолей Юнусхана. Я читал, что он у Вас, во дворе Исламского университета. Можно зайти?
      — Да был, у нас здесь мавзолей. Но его больше нету. Снесли Юнусхана… (это было сказано не как отрез, а со слабой грустинкой в голосе)
      В моём сознании не укладывалось, что уж памятник-то коренной мусульманской архитектуры, да ещё столь многовековой давности могут СНЕСТИ. Отреставрировать так, что фактически сломать и построить заново более ярко – это у нас, увы, встречается, но это всё же много лучше сноса. Поэтому мозг пока искал пути устранения когнитивного диссонанса.
      — Как, снесли?!
      — Да решили снести…
      — А можно пройти посмотреть?
      — А что тебе посмотреть?
      — Ну, место, где он стоял.
      — Да нету там ничего.
      Сторож даже протянул для убедительности руку вглубь двора – действительно, вот он теннисный корт, а за ним никаких порталов. Только что-то приземисто-вытянутое, видимо, обычная институтская постройка.
      — А можно я туда подойду?
      — А ты даже не подойдёшь туда. Огорожено там, работы сейчас ведут.
      Эти слова дарили какую-то упрямую надежду..
      — Ремонтируют мавзолей что-ли?
      — Да не ремонтируют, снесли его. У тебя сигареты есть?
      Наверное, это был ключевой момент, но он был слишком поздно, чтобы я правильно понял.
      — Нет, извините, я не курю. А когда снесли?
      — О, давно.
      — Хорошо, спасибо Вам.
      Отойдя от калитки, я побрёл в сторону тех самых Шейхантаура и Калдыргачбия, выглянуть сбоку – может, оттуда чего видно или можно пройти – да по дороге набирая Rustam Khusanov. Рустам не брал, КПП оказался внушительней многих милицейских, а от забора не просматривалось ничего. Чуть утешало, что на Калдыргачбие убрали леса, и с новым голубым цветом шатра его теперь можно сфоткать в полной красе (да, знаю, неаутентичный цвет, но зачем теперь об этом?). Я уже вовсю собирался на Ибрагим-ату, хотя понимал, что компенсации не выйдет.
      Аккурат, когда я стоял между мавзолеями Шейхантаура и Калдыргачбия, перезвонил Рустам. При этом под шатром как раз собрались не туристы, а молящиеся паломники, так что я откровенно устыдился, но повесить не мог.
      — Рустам, что случилось с мавзолеем Юнусхана?! Его снесли?!!!
      — Нет, ты чего. Его с дороги видно.
      В дальнейшем разговоре выяснилось, что Рустам сегодня может быть свободен (редчайшая удача!) и мы, возможно, пойдём на иксплейсный Ибрагим-ата вдвоём. Но пока ещё сохранялась неопределённость, и требовалось время на её устранение – я вернулся на проспект Навои и затем зашагал предельно близко к другому краю аллеи – может, отсюда выйдет как-то иначе? В самом деле, над кронами стал чуток вылезать разукрашенный угол портала.

        [Цитировать]

    • Carpodacus:

      Рамы не пластиковые, хотя и не исторические, конечно.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.