Рожденное землей и небом, или «Памирский Байкал» История Разное

sarez

Александр Яблоков

Вот как вспоминал об этом один из местных жителей: «Ночью я проснулся от сильных подземных толчков, длившихся две-три минуты. Затем раздался оглушительный гром. Я выскочил из дому. Но не все жители успели покинуть свои жилища. В нашем кишлаке Нисур из двенадцати домов уцелел лишь один. Под обломками своих жилищ погибли сорок человек, десять получили ранения...»

Такому удару стихии не мог противостоять даже прочный камень: в среднем течении реки Мургаб с правого борта долины с высоты 4500 метров над уровнем моря обрушился чудовищный обвал, крупнейший в истории человечества — 2 миллиарда 200 миллионов кубометров камня, создав за несколько минут гигантскую плотину (видимо, он и вызвал «оглушительный гром»). Склон был охвачен обвалом на глубину до полукилометра. Накрыв территорию площадью 12 квадратных километров, обвал навсегда похоронил под собою небольшой кишлак Усой с его пятьюдесятью восемью жителями. Лишь четверо из них случайно остались живы — они в этот день гостили в другом кишлаке. В память об Усое обвал, перегородивший долину Мургаба, был назван Усойским. Пострадали жители и других кишлаков: общее число погибших составило около ста восьмидесяти человек.

Гигантский завал имел в поперечнике от 4,3 до 5,3 километра, высоту от 703 до 799 метров (почти полторы Останкинские телебашни!). Течение реки Мургаб было остановлено на целых четыре года. В начале 1912 года поднявшаяся вода затопила находившийся в двадцати километрах от завала на высокой террасе большой кишлак Сарез — его жителям пришлось искать себе место для жилья в соседней долине реки Гунт. Над водой долго возвышались пирамидальные тополя этого кишлака, точно не желавшие расставаться с солнцем. А новорожденное озеро получило свое имя — Сарезское. Еще через два года его длина достигла тридцати километров, а глубина — более двухсот метров.

Для обследования озера было организовано несколько экспедиций: в 1913 году — инженера-агронома, знатока Туркестанского края  Д.Д. Букинича, военного топографа подполковника Г.А. Шпилько, а в 1915 году — геолога И.А. Преображенского. Главной целью было не только описание водоема и нанесение его на карту, но и заключение о том, насколько надежна плотина, возможен ли ее прорыв. Букинич обратил главное внимание на быстрый подъем воды в озере, пришел к выводу, что завал неустойчив, и написал об этом в «Русские ведомости». Начальник Памирского пограничного отряда Г.А. Шпилько по характеру принадлежал к тем славным русским офицерам, которые, подобно Пржевальскому, Роборовскому, Козлову, были не только людьми военными, но и первопроходцами, первооткрывателями. Его отряд в количестве всего шести солдат и офицеров по узким горным тропам доставил на вьючных лошадях к берегу озера доски и турсуки — надувные бычьи и овечьи шкуры, из которых соорудили большой плот «Памирец». За месяц Шпилько со своими подчиненными сделал топографическую съемку завала, промеры глубин озера, назначил одного из местных жителей постоянным наблюдателем за уровнем озера. В отличие от Букинича он считал, что новорожденный водоем не в состоянии прорвать завал. Его поддерживал Преображенский: «Слабое современное просачивание через плотину говорит о том, что ее нижняя часть довольно плотно сложилась и едва ли будет пропускать такое количество воды, которое настолько бы размыло плотину внутри нее, чтобы она стала оседать. Сток через плотину быстро приведет к тому, что приток воды в озеро будет равен стоку. Поэтому едва ли возможно ожидать какого-либо катастрофического явления, вроде внезапного разрушения большей части завала под напором накопившейся в озере воды».

Действительно, время шло, и хотя уровень озера поднимался, а мощные подземные толчки силой до восьми баллов не раз заставляли вздрагивать горы Памира, завал стоял прочно.

В 1915 году вода пробила путь сквозь каменную преграду, и в русле реки (ниже завала она называется Бартангом) вновь заструилась вода.

В 1938 году на берегу озера вступила в строй высокогорная гидрометеорологическая станция Ирхт со штатом в шесть человек, зазвучали в эфире ее позывные, были получены первые сведения о климате на берегах заоблачного водоема (высота станции — 3270 метров над уровнем моря), о его термическом и ледовом режиме, о колебании уровня озера в течение года.

Однако в 1946 году гидролог В.В. Акулов опубликовал сведения о том, что каньон в Усойском завале, по которому происходит сток воды из озера, увеличивается с каждым годом на 57 метров и через двадцать два года достигнет вершины завала, то есть в 1968 году произойдет прорыв озера, и невиданный селевой поток опустошит берега Бартанга, Пянджа и Амударьи. Но другие специалисты не разделили это опасение, считая, что, когда каньон дойдет до основного, каменного ядра завала, он перестанет расти, и никакой катастрофы не произойдет. И они оказались правы.

Водоем в центре Памира манил к себе самых различных исследователей. По мнению автора, наиболее интересной, по-настоящему научной явилась гидрологическая экспедиция конца семидесятых годов прошлого века, когда две зимы на озере трудились сотрудники Гидрографической партии республиканской Гидрометслужбы. Сначала на мотоцикле «Урал», а затем на снегоходах «Буран» (доставленных на озеро вертолетом МИ-8) они обследовали весь водоем, пробурив в полуметровом льду более восьмиста лунок, через которые в неведомые глубины опускали лот, термометры и батометры — приборы для взятия проб воды. Бывало, что проваливались в полыньи, но, к счастью, обошлось без жертв. В результате впервые была составлена точная  карта  глубин озера, получены новые, порой неожиданные сведения о природе озера.

Оказалось, что площадь Сарезского озера — 79,7 квадратных километра, длина — 56 километров, средняя ширина — 1,44 километра, максимальная — 3,3 километра. Не слишком впечатляет, но зато максимальная глубина — 500 метров! Это самый глубокий пресный водоем в Средней Азии и Казахстане. Глубже только киргизское озеро Иссык-Куль, но оно солоноватое, а тут, в центре Памира, аккумулировано более 16 кубических километров самого главного сокровища двадцать первого века — пресной воды. Есть в Средней Азии водохранилища побольше объемом, но их вода мутная, заиленная, нередко отравленная промышленными отходами и стоками с полей, а на берегах Сарезского озера — ни заводов, ни фабрик, ни сельскохозяйственных угодий, его вода чиста и прозрачна, как в знаменитом Байкале. Средняя глубина озера — 202 метра, протяженность берегов — 162 километра, колебание уровня воды в озере в течение года — около 12 метров, максимальное — 22 метра: это высота восьмиэтажного дома! Поэтому метеостанцию пришлось раза два переносить с места на место, так она оказывалась то у самой кромки воды, то слишком далеко от берега.

Уровень озера продолжает расти и в наше время, примерно на 18 сантиметров в год. Однако до самой низкой части гребня плотины еще около сорока метров. К тому же сокращается в результате глобального потепления оледенение в истоках Мургаба. За 35 лет, с 1949 по 1984 годы, оно сократилось на 37%, или на 87 кубических километров льда. Так что ни перелив воды через плотину в результате переполнения, ни прорыв озеру не грозят, так как приток воды летом постепенно уменьшается.

Климат на берегах озера сухой, летом температура может подниматься до плюс тридцати, зимой падает до минус тридцати, безморозный период всего 100 дней в году. Осадков мало — чуть больше ста миллиметров: облакам трудно пробиться сюда через высокие хребты. Замерзает озеро в начале ноября, лед сходит в мае. Толщина льда обычно чуть больше полуметра, в морозные зимы — до метра: однажды, чтобы вывести с гидрометстанции больного зимовщика, на лед садился даже самолет АН-2 на лыжах.

Есть у озера и свои тайны. Таджикские гидрологи километрах в пяти выше Усойского завала неожиданно нашли другой завал, подводный, длиной 1100 метров, шириной 170 метров и высотой над дном озера 160 метров. Когда он обрушился — неизвестно: свидетелей нет. Другая загадка — повышенная температура воды у дна озера. Обычно на дне всех водоемов она составляет 4о тепла — при этой температуре вода имеет наибольшую плотность. Однако на дне Сарезского озера температура воды достигает 8о. Видимо, при землетрясении и обвале открылись какие-то подземные термальные источники.

В середине восьмидесятых годов прошлого века в восточной части озера, недалеко от устья Мургаба в урочище Пшарт, открыли вторую гидрометстанцию, но в связи с развалом Советского Союза ее вскоре пришлось «временно» закрыть. Кстати, когда в пятидесятых годах вспыхнул интерес к «снежному человеку», для его поисков в Таджикской ССР организовали экспедицию под руководством профессора К.В. Станюковича. Загадочное существо искали в самых труднодоступных уголках Памира, в том числе и на Пшарте. После долгих странствий и тщетных поисков ученые пришли к выводу, что «снежный человек» — то же, что русалка в Волге, леший в подмосковном лесу или домовой в столичной квартире на двадцатом этаже. Впрочем, искателей «снежного человека» от этого не убавилось.

Как показали исследования геологов, прорыв природный плотине не угрожает, однако существует другая опасность: при обрушении в озеро больших масс горных пород — а это не исключено — через гребень завала перехлестнет волна высотой в десятки метров.

Обвально-оползневые процессы на берегах озера продолжаются, например, в августе 1987 года в одиннадцати километрах выше завала с правого берега обрушился обвал в 18 миллионов кубометров, поднявший на озере волны высотой до 15 метров — не ниже, чем в океане! А что если рухнет масса в десятки и сотни миллионов кубометров?..

В 1960 году на южном склоне Итальянских Альп, в узком ущелье реки Вайонт, для гидроэлектростанции соорудили арочную бетонную плотину высотой 265 метров, имевшую в нижней части толщину 23 метра, а вверху — всего 3,4 метра. По смелости расчета и исполнения плотина являлась воплощением всего, чего достигло к тому времени гидротехническое строительство. И вот поздним вечером 9 октября 1963 года с высоты примерно тысячи метров над уровнем водохранилища рухнуло 360 миллионов кубометров горных пород — примерно шестая часть Усойского обвала. Прочная бетонная арочная плотина устояла, но выплеснувшиеся 114 миллионов кубометров воды образовали селевой поток, который снес на своем пути к Адриатическому морю несколько селений, при этом погибли более трех с половиной тысяч человек, а цветущая долина превратилась в пустыню, покрытую коркой грязи и усыпанную камнями. Пилот самолета, облетавший район бедствия, писал в донесении:

«Пролетая над Лангароне (название городка. — А.Я.), насчитывавшим 4600 жителей, я не увидел ни одного целого дома. Три церкви, имевшиеся в городе, более не существуют. Я заметил только одну колокольню и одно дерево, возвышавшееся примерно на метр над уровнем воды. Там, где я привык видеть великолепные виноградники и сады, остались только огромные камни.

Вдоль дороги, ведущей от вокзала к центру города, прежде тянулась толстая стена из кирпича и камней; теперь этой стены нет. Но что меня больше всего поразило, так это то, что две деревни, каждая из которых имела около 80 домов, исчезли совершенно. Эти деревни были расположены на берегу водохранилища. Очевидно, и жители, и дома были унесены водой через гребень плотины».

Если бы в свое время была правильно оценена обвальная опасность этого района, можно было бы выбрать более безопасный створ для плотины и избежать катастрофы.

И в Сарезское озеро тоже могут рухнуть новые обвалы: на его берегах имеются неустойчивые участки. Поэтому еще в восьмидесятые годы чуть ниже завала, у кишлака Савноб, установили систему автоматической сигнализации под условным названием «Усой» для своевременного оповещения населения об опасности. При объеме нового обвала менее 350 миллионов кубометров его энергия будет поглощена озером — все-таки не так легко раскачать шестнадцать кубических километров воды. Однако при обрушении в озеро миллиарда кубометров горных пород высота возникших волн может достигнуть ста метров, а объем перелива составит несколько сот миллионов кубометров. Гигантский селевой поток промчится по Бартангу, Пянджу и Амударье, причинив огромный ущерб Таджикистану, Афганистану, Узбекистану и Туркмении. Было даже предложение искусственного сброса в озеро неустойчивых горных пород с помощью взрывов небольшими блоками, которые вызовут только волнение, но не перехлест воды через плотину. По этому поводу осенью 1997 года в Душанбе даже прошла Международная региональная научная конференция «Проблемы Сарезского озера и пути их решения»; автор был участником и докладчиком на этой конференции от Гидрометслужбы Таджикистана. Но многолетние наблюдения показали, что катастрофические обвалы пока Сарезу не грозят. Да, есть на его крутых скалистых берегах, казалось бы, неустойчивые, покрытые трещинами участки, но они существуют миллионы лет, не обрушились при землетрясении 1911 года — значит, простоят еще не один век! А когда уровень озера в результате сокращения оледенения в верховьях Мургаба несколько понизится, Сарез станет полностью безопасным.

А назначенный подполковником Шпилько наблюдатель Сарезского озера Кабул Курбанбеков стал основателем целой династии памирских гидрологов. Его сын тоже наблюдал за озером, внучатый племянник возглавлял гидрометстанцию Ирхт, правнук работал на этой станции радистом... Четыре поколения этой семьи связали свою жизнь с «Памирским Байкалом»: как эстафета, передавались от отцов к детям интерес к природе, увлеченность своим делом, верность профессии.

Что ждет этот удивительный водоем, родившийся на глазах одного поколения?

Было предложение спустить Сарезское озеро, чтобы поднять уровень катастрофически мелеющего Аральского моря. Но при этом резко увеличится расход в реке Бартанг и в Пяндже, будут смыты дороги, плодородные земли, придется переносить в безопасные места многие населенные пункты. Все это потребует немало расходов — во имя чего? Даже если мгновенно перенести всю воду Сарезского озера в Арал, его уровень поднимется всего на 20-25 сантиметров — никто и не заметит. Нет, не поможет памирское озеро далекому Аралу — не те масштабы!

С тридцатых годов существует проект строительства внутри Усойского завала гидроэлектростанции. При этом почему-то называют фантастические цифры ее мощности — до полумиллиона киловатт, хотя, по мнению автора, она не превысит ста тысяч киловатт. Для Таджикистана и это немало, но, во-первых, поблизости нет ни промышленных предприятий, ни крупных населенных пунктов, придется передавать энергию на дальнее расстояние. А прокладывать ЛЭП в условиях Центрального Памира трудно, дорого, да и нет гарантии ее надежной работы: землетрясения, лавины, обвалы... Стоить вспомнить, что для доставки трехсоттонных трансформаторов и деталей генераторов на Нурекскую ГЭС, находящуюся всего в семидесяти километрах от Душанбе, пришлось прокладывать специальную широкую автостраду с плавными подъемами, спусками и поворотами. Во сколько же обойдется строительство подобной дороги из Душанбе до Сарезского озера? Ведь это в десять раз дальше...

Сарезское озеро находится на территории Национального парка, занимающего значительную часть Памира: здешняя природа еще во многом сохранила свою первобытную дикость. В окрестностях озера можно встретить и козерогов, и их вечного спутника — снежного барса, и белокоготного медведя, и иных животных, уже навсегда исчезнувших в других горных районах Средней Азии. В Национальном парке запрещена любая охота, кроме «охоты» с фотоаппаратом или видеокамерой. В наши дни многие страны за счет зарубежного туризма получают значительную часть своего бюджета. Однако прежде надо вложить значительные капиталы, создать инфраструктуру заповедника: дороги, тропы, кемпинги, гостиницы, горные хижины, обучить проводников и егерей. Пока этого нет. Но, может быть, это и к лучшему.

Ибо Сарезское озеро является естественным, постоянно обновляющимся хранилищем самого главного богатства нашей планеты и основы жизни на ней — пресной воды. А она на Земле с каждым годом становится все дефицитнее, и весь двадцать первый век будет «веком воды», из-за которой могут возникнуть (и уже возникают!) споры и конфликты вплоть до вооруженных. Недостаток питьевой воды уже ощущается на 60% суши, от него уже сейчас страдают более двух миллиардов людей. До 80% болезней в развивающихся странах связано с нехваткой чистой воды. За двадцатый век численность населения Земли выросла почти в пять раз, но в связи с развитием промышленности и сельского хозяйства потребность в пресной воде на планете в два с половиной раза обгоняет рост населения! До чего же мы, люди, неразумны и расточительны!

На берегах некоторых морей уже десятки лет работают мощные опреснители, общая их производительность превысила миллиард кубометров воды в сутки — а воды не хватает. Ставился вопрос о буксировке из Антарктиды айсбергов в наиболее жаждущие страны. Опыт уже есть: когда-то капитаны китобойных судов, приходя из полярных широт в сухой и безводный чилийский порт Вальпараисо, приводили на буксире небольшие айсберги, воды которых хватало и экипажу корабля, и жителям порта. Современным судам буксировка гигантского айсберга по силам, но как уберечь в долгом пути ледяную гору от таяния? Этот вопрос пока не решен. К тому же вода айсбергов или из опреснителей безвкусная, почти дистиллированная, ей не хватает многих солей и минералов, содержащихся в воде родников, рек и озер.

Питьевую воду уже возят из одних стран в другие танкерами, как нефть, по цене от 70 центов до 9 долларов за кубометр, еще дороже она продается, разлитой в бутылки и фляги.

Десятилетие 1965-1974 годов было объявлено Международным гидрологическим десятилетием, 1981-1990 годов — Международным десятилетием питьевого водоснабжения и санитарии, 2003 год был назван Годом пресной воды, сейчас идет очередное десятилетие, посвященное пресной воде, — но люди до сих пор не научились бережно, экономно относиться к самому главному богатству природы. Безумная реклама взывает: «Бери от жизни все! Не дай себе засохнуть!», хотя давно пора не брать, а давать, в первую очередь дать природе передышку от чудовищной эксплуатации, дать ей время восстановить свои ресурсы и не дать засохнуть родникам, ручьям, рекам. Куда там! Дошло до того, что в Таджикистане питьевая вода продается в магазинах по цене 8 рублей литр (в переводе на российские деньги), хотя республика занимает первое место в Центральной Азии по запасам воды на одного жителя: 10 тысяч кубометров речной воды в год и 100 тысяч кубометров законсервировано в виде ледников. И в такой стране воду покупают в магазинах! Поистине корысть человеческая не имеет границ!

Сарезское озеро может на долгие годы обеспечить вкусной и чистой пресной водой не только Таджикистан, но и жителей соседних стран. Для этого в первую очередь нужно беречь чистоту Сареза, объявить его заповедным, не строить в бассейне Мургаба карьеров, рудников, горно-обогатительных комбинатов, даже турбаз и кемпингов. К сожалению, многие до сих пор не осознали, что самое дорогое на планете — не золото или алмазы, а пресная вода, которую не заменить ничем. Поэтому наиболее ценным месторождением Таджикистана является Сарезское озеро — «Памирский Байкал» — одно из тех наследств, которые мы обязаны оставить потомкам. И пусть сбудутся слова подполковника Шпилько: «Сарезскому озеру суждено существовать всегда…»

Таков Сарез, прекрасный и грозный одновременно.

ЗС 09/2006
Фото отсюда

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

2 комментария

  • Елена Петковска, г.Скопье, Македония:

    Шестого августа 2016 года в столице Македонии, городе Скопье, произошло жутчайшее по своим масштабам наводнение, охватившее большой регион, и практически уничтожившее несколько поселков. Дома и постройки главным образом устояли, но госкомиссия признала львиную долю из них непригодными к жизни, а ущерб в большинстве из них составил от 70 до 100 процентов. При этом был полностью уничтожен (смыт, унесен) весь плодородный слой почвы, погибло огромное количество скота. Но самое главное — погибли люди. По разным источникам, от 25 до 50 человек, а еще приблизительно 25 человек считаются без вести пропавшими и их поиски ведутся до сих пор. Наводнение было вызвано сильнейшими ливнями, но есть предположение (правда, до сих пор официально не подтвержденное), что прорвало часть плотины Смилковского озера, расположенного в непосредственной близости от Скопье, что и привело к такой «водяной бомбе». Это выражение местных ученых-гидрологов появилось сразу по следам первых расследований, хотя об окончательных результатах говорить пока преждевременно. Очень похоже на то, что описал автор рассказа. Материал, представленный в тексте вызвал у меня неподдельный интерес, многое стало более понятным, ведь мы до сих пор теряемся в догадках о том, как обычный ливень, пусть даже очень сильный, мог вызвать ТАКОЕ мгновенное половодье двух, в общем-то, незначительных ручьев, тем более, что высота, с которой они текут, не является критической. Интересно, что тот невероятный по своим размерам единовременный сброс воды, который накрыл близлежащие окрестности, спал достаточно быстро, пройдя практически единым валом, который после первого разрушительного удара резко пошел на спад. Ливень при этом еще долго не заканчивался и продолжал падать почти что с той же интенсивностью, как и в самом начале. Напрашиваются параллели.
    Спасибо за интересный материал, очень кстати.

      [Цитировать]

  • Carpodacus:

    Исправьте 40 и 80 градусов на 4 и 8, это, очевидно, ошибка распознавания кружочка.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.