Публикация, сохранившая Ташкенту шанс Tашкентцы История

Valeriy Ganiev: Эльпарид Ходжаев. 24 августа 2016 года.

В один из августовских дней 1985 года ко мне обратился ташкентский архитектор Валерий Ганиев. К тому времени мы с ним знакомы были не один год и я знал, что он являлся самым молодым признанным архитектором в СССР. Как он сам шутил – в 30 лет лауреатом союзного уровня могла стать только балерина. А награду – премию Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи - мой приятель получил за Монументальный комплекс «Мужество», то есть он один из авторов этой всеми узнаваемой ташкентской достопримечательности.

В те времена, о которых идет речь, Валерий был главным архитектором проектов Мастерской центра института ТашНИИПИгенплан. Суть вопроса, с которым он ко мне пришел, заключалась в следующем: грубо нарушается Генеральный план города в части застройки центра. Территорию, предназначенную под зеленую зону, местные власти хотят заполонить безликим типовым кооперативным жильем, то есть безвозвратно губят центр столицы ради сиюминутной выгоды.

Я тогда был представителем Агентства печати Новости (АПН) в Узбекистане. А организация эта была ориентированна в основном на зарубежного читателя. Критические материалы о советской действительности мы не давали в принципе и Валерий знал это. Он просил познакомить его с кем-нибудь из авторитетных журналистов, которого во-первых, могла бы заинтересовать эта тема, во-вторых, что бы он не побоялся и смог поднять ее в печати, в третьих, чтобы перо у газетчика было острым и высокопрофессиональным. Подумав немного я предложил ему встретиться с Виктором Шаповаловым, заместителем главного редактора газеты «Правда Востока». Позвонил Виктору Владимировичу, вкратце обрисовал ситуацию и попросил о встречи. На следующий день в назначенное время мы с Ганиевым были в кабинете замредактора.

Архитектор начал свой рассказ с небольшого экскурса в историю. Когда во второй половине XIX века царская Россия присоединила Туркестан к своей обширной империи, планировочная структура Ташкента была, по принципу восточного города, радиально-кольцевой с фокусом на центральной площади Чорсу и расходящимися от нее улицами. К востоку от Чорсу на расстоянии 2,5 километров протекал канал Анхор. Новые власти отошли ровно на 2,5 километра от Анхора, но в противоположную от исторического центра сторону и заложили новую радиально-кольцевую городскую структуру с фокусом на месте нынешнего сквера Амира Тимура, также с расходящимися от него улицами. Город получил новую двухфокусную планировочную основу – два композиционных центра с расстоянием пяти километров между ними. Старый город с центром Чорсу и новый с центром в сквере и каналом, ровно делившим две части уже единого города.

Так была заложена новая планировочная основа Ташкента, по масштабу сопоставимая с такими мировыми столицами как Вашингтон, Париж, Берлин, Дели и другими аналогичными мегаполисами, у которых протяженность ядра центра так же составляет пять километров. Осознание этого исторического явления пришло только век спустя. В 1964 году был объявлен Всесоюзный закрытый конкурс на Комплексную застройку центра Ташкента площадью 1500 гектар. Участие в нем было доверено пяти ведущим коллективам страны – трем московским, бакинскому, ну и конечно ташкентскому. Конкурс заслуженно выиграли наши земляки. Их идея заключалась в объединении двух исторических центров в единую общественную пятикилометровую зону с шириной в один километр, общей площадью в 500 гектаров. Ее опоясывают жилые микрорайоны от Ц-1 до Ц-26, расположенные на оставшихся 1000 гектарах. Данное решение явилось основой застройки центра города при ликвидации последствий ташкентского землетрясения 1966 года. Так же проектом предусматривалось его зонирование на административный, спортивный, парковый, торгово-развлекательный и другие планировочные объекты.

Продольной осью ядра являлась пробивка пятикилометрового Центрального бульвара шириной 120 метров, называемого сегодня Сайилгох на участке от сквера Амира Тимура до площади Мустакиллик. Далее по широкому мосту через Анхор бульвар проходил бы между гостиницей «Шодлик», киноконцертным залом имени Алишера Навои, телецентром с одной стороны и спортивной ареной Пахтакор с другой (название объектов современное). Потом через улицу Абая, автомобильное движение по которой на этом участке должно было уйти под землю, он шел бы через территорию Центрального парка и пересекая улицу Фуркат, попадал бы в район Караташ.

– Вы понимаете, у нас нет моря, нет набережной по которой можно совершать полезные для здоровья пятикилометровый вечерний моцион. Нам необходим прогулочный бульвар от сквера Амира Тимура до Чорсу, по которому можно было бы гулять, где-то просто посидеть, подышать свежим воздухом, где-то перекусить, где-то спортом позаниматься… В границах улиц Абая, Навои, Фуркат и Узбекистанского проспекта, в квадрате километр на километр планировался Центральный парк, – вдохновенно повествовал Ганиев, – это единственное не только в центре, но и в городе место в 100 гектар, где можно сделать полноценный парк.

В проекте ташкентцев, выигравших всесоюзный конкурс, особое значение придавалось именно созданию парка, который стал бы своего рода легкими города. В сущности это не такая большая территория. К примеру в Софии (Болгария) с миллионным населением разбит парк в 250 гектар, то есть в 2,5 раза больше, чем планировалось в нашем двухмиллионнике. Живя в таком жарком климате, мы до сих пор не имеем ни одного настоящего, нормативного по территории парка. В Ташкенте на одного человека приходится менее пяти квадратных метров озеленения, при нормативных от двадцати и более. В любом цивилизованном обществе давно бы уже была объявлена экологическая тревога и были бы приняты кардинальные меры.

Тем более, что вокруг города, нет как положено для крупных городов, зеленного пояса в виде лесопарка и иных видов озеленения. В свое время я предлагал перенаправить капитальные вложения, предусмотренных для жилищного строительства в течение одной пятилетки, в создание зеленого пояса вокруг города с садами и малоэтажной застройкой. Объяснял, что это даст естественный отток населения из города, тем самым разгрузит его, причем это зеленое кольцо будет еще и кормит город. Но увы, как говорится, все жалуются на отсутствие денег, никто не жалуется на отсутствие мозгов.

К тому времени у нас уже была заложена безусловно хорошая планировочная структура. Причем, если в вышеупомянутых мировых столицах, их центры плотно застроены, то у Ташкента есть уникальный шанс превратить ядро в сплошную зеленую зону с точечной, плавающей, островной застройкой, такой, знаете ли, своеобразный, живописный ковер. Такого примера оригинального решения городской среды практически нет нигде, тем более в городе с жарким климатом. Но, к сожалению, многое из запроектированного еще не воплощено в жизнь.

Вместо того, чтобы повышать плотность в уже существующих микрорайонах центра, построенных с нормативной плотностью сельской местности, оттуда их и зовут в народе «Царское село» - это Ц-1, «Дворянское гнездо» - это Ц-7, различные организации, опираясь на принятые властями волевые решения, вторгаются в заповедное место. Вовсю застраивается жилыми домами его западная часть в районе Караташ, предназначенная для культурно-развлекательного этнического центра – городка «Ходжа Насреддина». Причем первыми туда влезло МВД республики. Они построили свой ведомственный жилой дом прямо за ГУМом. Продолжаются попытки построить по типовым проектам кооперативное жилье на территории Центрального бульвара напротив ресторана Зеравшан. Из 100 гектаров, предусмотренных под центральный парк, 42 гектара уже заняты под жилье. Причем все это делается под лозунгом «заботы о человеке». И это все на фоне, когда пределы допустимой концентрации (ПДК) токсичных веществ в городском воздухе превышают допустимые нормы в 5-10 раз. Воды 3-4 категории загрязнения, не говоря уже о земле. Несмотря на полную осведомленность о таком положении вещей ни институт генерального плана города ТашНИИПИгенплан , ни ГлавАПУ, ни Союз архитекторов и ни какие другие государственные органы, включая Госстрой, Народный контроль и Прокуратуру республики не в состоянии встать на защиту законного документа – Генерального плана. Осталась одна надежда – это вы и ваша газета, – заключил свое страстное выступление Валерий Ганиев.

В тот день состоялся продолжительный, обстоятельный разговор. Виктор Владимирович что то записывал к себе в блокнот, что то уточнял. В конце договорились о последующих встречах, я на них уже не присутствовал, но они были частые. По словам Ганиева, к его счастью замредактора оказался любящим свой город, порядочным человеком, высокопрофессиональным специалистом. Эта тема затронула его настолько, что он на протяжении полугода знакомился с материалами, изучал нормативные документы, проекты, книги, журналы, статьи, неоднократно беседовал со специалистами, в частности с Юрием Андреевичем Халдеевым, победителем Всесоюзного конкурса 1964 года, о котором речь шла выше, лауреатом Государственных премий СССР и УзССР. И результатом этого кропотливого журналистского расследования стала статья «Фасадная готовность», опубликованная «Правдой Востока» 16 марта 1986 года.

– Это сейчас публикация может показаться такой легкой, мало критичной, но в те годы засилья цензуры, когда вообще не было материалов, дающих объективную оценку происходящему, надо было обладать мужеством, чтобы пойти на такой шаг, – говорит Ганиев. – Виктор Владимирович как-то обмолвился, что жена несколько раз отговаривала его от публикации этой статьи, боясь, что его уволят. Но он пошел напролом.

И что не маловажно, так подгадал, что номер с «Фасадной готовностью» вышел в день открытия XII съезда архитекторов Узбекистана. Так что зодчие шли на свой съезд с газетой в руках. И получилось так, что не Союз архитекторов, а «Правда Востока» статьей Виктора Шаповалова сделала основной отчетный доклад, который затрагивал в том числе и нравственный облик руководителей архитектурного цеха. А результатом стало то, что зодчие на своем форуме безбоязненно, без оглядки на вышестоящих, выражали свое мнение, отстаивали свою позицию. Произошла полная смена руководства Союза.

Но самым главным по словам Валерия Ганиева, явилось то, что пространство, запроектированное под бульвар, не было застроено, в отличие от массива Караташ. И немалая заслуга в этом газеты «Правда Востока», ее заместителя главного редактора Виктора Владимировича Шаповалова.

Медленно, но верно воплощается в жизнь идея зеленой зоны, которая до сих пор сохраняет свою актуальность. Можно отметить, к примеру, высочайший уровень благоустройства площади Мустакиллик, водного диаметра города вдоль канала Анхор. Таким должно стать все общественное ядро центра. Вот тогда будет чем гордится Ташкенту: не только новыми постройками, но и бульварами и парками, то есть озеленением жаркого восточном городе, в котором шанс стать таким еще не потерян.

Выступая на XIY сессии Олий Мажлиса первого созыва 14 апреля 1999 года президент Ислам Каримов, говоря о роли СМИ, в частности отметил: «… Средства массовой информации всегда были активным оружием, способным сильно воздействовать на общественное мнение. Поэтому велика и ответственность журналистских кадров – людей владеющих пером, а значит и нашими сердцами. Мы должны добиваться, чтобы журналистский корпус представляли люди политически зрелые, ответственные, честные и порядочные, настоящие профессионалы своего дела и патриоты нашей страны…»

Именно таким был Виктор Владимирович Шаповалов. Кстати, в этой связи, вспоминается еще один эпизод, связанный с газетой «Правда Востока». В 2005 году возник замысел издать брошюру с высказываниями президента И.А. Каримова о СМИ и журналистах. Для осуществления задуманного нужно было просмотреть все его доклады и выступления за 1991-2005 годы. Ведь часть из них не вошла в опубликованные труды президента. Практика показывала, что искать нужно в подшивках газет. Но оказалось, что не в каждой редакции ее ведут, особенно проблематично было найти номера 10-15-летней давности. И только в «Правде Востока» мне дали возможность полистать уже пожелтевшие газетные страницы нужных мне годов. Велась здесь подшивка аккуратно, из номера в номер.

Не знаю, как сейчас с этим обстоят дела в редакции, но тогда меня порадовал высокий профессионализм ее сотрудников. Ведь известно, что подшивка является важнейшим подручным материалом, необходимым в любом журналистском хозяйстве. А брошюра под названием «Настольный цитатник» вышла в свет в 2005 году.

Эльпарид Ходжаев

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

8 комментариев

  • J_Silver:

    Что-то пошло не так — скажем максимально корректно…

      [Цитировать]

  • Елена Петковска, г.Скопье, Македония:

    Вот именно об этом я писала в своих комментариях к одному из материалов, опубликованных пару дней назад. Сама я не архитектор, я просто выражала свое отношение к оголению города, причем, не просто какого бы то ни было города, а именно восточного, и именно в жарком климате. Зачем уничтожать зеленые «легкие» города? Чтобы еще больше обезличить его? Чтобы он стал похож на тысячи и тысячи других? Что хорошего в «уравниловке»? Почему бы Ташкенту не сохранять свое лицо: он всегда славился своими парками и зелеными зонами, и его жители всегда очень трепетно относились к любым зеленым насаждениям. Ведь тень и прохлада для той географической широты, на которой расположен город, для того пустынного окружения, в котором он обретается, для Ташкента не просто слова, это жизнь в самом буквальном смысле. Молодец архитектор Ганиев, браво журналисту Шаповалову, неравнодушным людям, отстоявшим тогда свой город. Жалко, что сейчас все не так.
    А рассказ очень интересный, много нового почерпнула из него. Спасибо автору.

      [Цитировать]

    • IMM:

      Уважаемая Елена,надеюсь с вашего позволения поучаствовать в ваших размышлениях о происходящем.У всех нас бывших советских людей есть стереотип солидного делового города — «каменные джунгли».А городская «зелень» мешает созданию имиджа солидного делового города,работающего с «зеленью» достойной более почтительного отношения.Так что «каменных джунглей» пока нет,а «зелени» — уже нет

        [Цитировать]

    • Архитектор Валерий Ганиев:

      Скопье был побратимым городом Ташкенту и сад Скопье был.

        [Цитировать]

  • ANV:

    Кто нибудь помнит ещё проспект Космонавтов разделённый широкой зелёной зоной?

      [Цитировать]

  • Валерий Ганиев:

    ДЛЯ ТЕХ КТО ЛЮБИТ ТАШКЕНТ
    В 1882 году была заложена новая планировочная основа Ташкента, по масштабу сопоставимая с такими мировыми столицами как, Вашингтон, Париж, Берлин, Дели и другими аналогичными мегаполисами, у которых протяженность ядра центра так же, как у Ташкента составляет пять километров. Осознание этого исторического явления пришло только в 1964 году, что явилось основой застройки центра города при ликвидации последствий ташкентского землетрясения 1966 года. За последнии 50 лет ядро центра, этот уникальный 500-ти гектарный (5 км х 1 км) зеленый ковер реализован только наполовину. От Сквера Амира Тимура до канала Анхора. А до второй половины, от канала Анхор до площади Чорсй, включая территорию 100 гектарного Центрального парка, осознание пока не дошло. Хватает только на то, что бы территорию предназначенную для Центрального парка (легких города) застроить вдоль улици Навои жилыми домами. Потом пойдет инфраструктура – детские сады, школы… И вместо уникальной возможности стать Ташкенту одним из лучших градостроительных сталиц мира, запорят все предыдущие усилия, причем безответственно и безвозвратно. Взамен получат еще один безликий микрорайон. Умные люди?

      [Цитировать]

    • Валерий:

      Вы абсолютно правы! Сейчас в архитектурных планах Ташкента и их воплощении в жизнь правит бал абсолютная бездарность и убожество.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.