Александра Александровна Кромская Tашкентцы

Tatyana Vavilova:

Летний зной крайне плохо стал влиять на мой старческий организм, и чилля выбила из обычной колеи. Засела дома, забыла дорогу в милые сердцу места с бумажными сокровищами, заменяя оные суррогатом – Интернетом. Но вот удача – ОлегНик дал ссылку на туркестанский справочник 1913 года, причем не перепечатка, а хороший скан с моими любимыми ятями, старинным стилем. О, блаженство!!!! ))) И блаженство весьма полезное и интересное. Уже при простом перелистывании нашла массу знакомых фамилий. Например, узнала, в какой должности работал до революции Астафьев Сергей Александрович, отец маминой одноклассницы. Жили они на Ширшова, и в детстве я часто бывала там в гостях. О Сергее Александровиче расскажу позже, а сейчас вспомню свою первую учительницу Александру Александровну Кромскую. Ее имя тоже нашлось в справочнике, в числе служащих ташкентской женской гимназии.

Александра Александровна работала с детьми всю жизнь. 1 сентября 1951 года она построила наш первый «А» класс по росту и, взяв за руку самую маленькую девочку, повела к парадному входу 43 школы, сквозь колонны крыльца, в большой вестибюль и направо по коридору. Наш класс располагался слева, почти в конце. Весной, когда Таня Перцева приезжала в Ташкент, мы приходили в школу и издали видели тот вход с колоннами. Хотелось снова, как тогда, войти с залитого горячим солнцем двора в прохладу вестибюля, найти свой класс, представить первый день школьных занятий. Но .. Другие времена, кругом угрозы и запреты во имя «обеспечения безопасности» школьников. На проходной нас признали благонадежными лишь в степени, дозволяющей войти во двор, но никак не в помещение школы. ((((
В 50-х Александра Александровна была уже в возрасте, немного располневшая, седые волосы заколоты сзади в узелок, походка чуть «уточкой», а мы шли за ней линейкой, похожие на глупых утят. Учила она нас так, как в ташкентской женской гимназии, которую сама окончила. Наши бабушки, из старожилов, были очень довольны, что мы попали в надежные руки Александры Александровны и объясняли несведущим молодым мамочкам: « Классная дама из ташкентской женской гимназии! Александра Александровна и знания даст нашим девочкам, и воспитает их правильно». В те годы обучение было еще раздельным, а 43 школа женской.
Наша первая учительница действительно была строга, как классная дама из воспоминаний институток, немного суха, без всякого сюсюканья, называла нас по фамилиям и требовала соблюдать дисциплину. Старалась ко всем относиться ровно, избегать любимчиков, но мы чувствовали, как теплел ее взгляд, когда отвечала Мила Чацкис, наша Мальвина, девочка с огромными голубыми глазами, с двумя золотистыми косами на плечах, оканчивающимися бантами. Банты по будням черные или коричневые, а по праздникам белые, в тон фартукам – черным в обычные дни и парадным белым в праздничные. Иногда допускались послабления с бантами, но форма – святое! Без формы в школу – никогда! За 10 лет мне настолько надоела коричневая форма, что я и теперь этот цвет не люблю. А в 10 классе мечтала в костер её бросить и сплясать вокруг танец диких.)))
Строгость Кромской шла нам на пользу потому, что была она справедливой и очень добросовестной. Одинокой Александре Александровне мы заменяли семью, нашему воспитанию и обучению она отдавала всю душу и огромный опыт. Майя Тохтаходжаева, тоже моя одноклассница, вспоминает трогательное, доброе к ней отношение Александры Александровны. Записать девочку в школу мама пришла перед самым началом занятий, классы укомплектованы до предела, никто не хотел брать лишнюю ученицу. Александра Александровна взяла без уговоров. В семье у Майи тогда были большие трудности и Александра Александровна сразу почувствовала – надо помочь. И помогала, чем могла, за что Майя ей благодарна до сих пор.
Свои первые палочки и нолики мы выводили простыми карандашами, перьевые ручки и чернила из непроливаек долго нам не доверяли. Александра Александровна подходила к каждой девочке, брала её руку в свою и водила по строчкам, словно опытный танцор партнершу, впервые пришедшую в зал. Я не помню, смотрела лишь в тетрадь, боясь ошибиться, а моя подруга Вика Остапчук обратила внимание на тоненькое колечко учительницы, которое та никогда не снимала. Через много лет одна из знакомых Вики, старая ташкентка, помнившая Александру Александровну в молодости, рассказала, что колечко подарил жених, с которым она обручилась, офицер, вскоре погибший в какой-то военной кампании, на японской войне, скорее всего. В молодости Александра Александровна хорошо пела и выступала в Офицерском собрании на концертах. В том самом ОДО, которое мы все знаем. Не дождавшись с войны жениха, Александра Александровна так и не вышла замуж, долгую жизнь прожила одна.
Наша первая учительница в конце каждого урока оставляла время для книжки. Она читала нам сказки и детские рассказы, пока мы сами не научились беглому чтению. У меня часто болело горло и, лёжа с температурой, я больше всего переживала, что не узнаю конец вчерашней сказки и пропущу новую. Правильная литературная речь, любовь к чтению, основы грамматики и математики, добросовестное отношение к обязанностям, пунктуальность, правила хорошего тона, - всё это передала нам Александра Александровна.
Вела она наш класс все 4 года начальной школы, а вскоре ушла на пенсию.
Мы навещали её и после окончания 10-летки. В последний раз я видела Александру Александровну незадолго перед землетрясением. Собрала нас Вика, которая больше всех была к ней привязана и постоянно держала связь. На Бородинской, сразу после Алайского рынка, в маленькой тесной комнатке, заставленной старинными шкафами, секретером и высоким комодом, на кровати с железными спинками сидела наша Александра Александровна. Была больна, удручена и страшно смущена нашим визитом и гостинцами. Не хотела принимать и всё порывалась найти, чем попотчевать нас. Расспрашивала об учебе в институте, мы уже близились к выпуску и думали о распределении. Уходили с тяжелым сердцем. Трудно старому человеку жить в одиночестве.
В апреле 1966 года, после землетрясения, коммунальный двор, в котором жила Александра Александровна, выселили сначала в палатки, а потом в квартиры на новостройках. Но у Александры Александровны сил на переселение не осталось и ее забрала к себе в Чирчик племянница. Там и умерла наша первая учительница.
Уже теперь, спустя десятки лет, перелистывая архивы Учебного ведомства Туркестанского губернаторства, я увидела знакомую фамилию. К сожалению, это было не личное дело с биографией, а лишь рапорт директора Ташкентской женской гимназии Его Превосходительству господину главному Инспектору училищ Туркестанского края от 17 февраля 1909 года о назначении Александры Кромской классной надзирательницей. Но и этот маленький документ подтвердил правоту слов наших бабушек. Да, Александра Александровна коренная ташкентка. Она окончила женскую гимназию в 1906 году и получила аттестат № 838 со званием домашней наставницы. С 14 октября 1908 года исполняла обязанности отсутствующей по болезни классной надзирательницы из платы по найму. А в 1909 году была зачислена в штат. Вчера нашла еще одно уточнение в справочнике за 1913 год – Александра Александровна продолжала работать в женской гимназии в той же должности. Слухи подтвердились, не сочиняли небылицы наши бабушки!!! )))

s433

На первом фото наш класс до объединения с мальчиками. В центре сидят директор Валентина Петровна Мельник и рядом с ней Александра Александровна. На втором снимке Александра Александровна в центре, в класс пришли мальчики. Мы уже пионеры.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

6 комментариев

  • Увидела первую фотографию и вздрогнула: показалось. что это наш первый класс. Но нет, сразу поняла, что ошиблась, хотя и не совсем. Среди взрослых и детей узнала много знакомых лиц. Простите, Танечка, но мне помнится, фамилия нашей грозной директрисы была не Мельник, а Щевьева Валентина Петровна. Она на фотографии совсем молодая. Дело в том, что я пришла в первый класс нашей 43 — школы в 1953 году, в год смерти Сталина, т.е. спустя два года после вас. И первый класс у нас тоже был девичий. Мальчики пришли во втором. Я помню вашу любимую учительницу. Скромная, с гладко зачесанными седыми волосами. Была в нашей школе и еще одна бывшая гимназистка. Если не ошибаюсь, звали ее Клавдия Илларионовна. Высокая, строгая, это она примостилась на фотографии в самом углу справа на первой фотографии.
    Да, школа у нас была замечательная, и память хранит благодарность многим учителям, самозабвенно отдававшим нам лучшее в себе. Моей первой учительницей была Елизавета Николаевна Александрова. Ваши воспоминания, Танечка, о Вашей первой учительнице так похожи на мои. Я помню поименно всех учителей, с которыми посчастливилось встретиться в нашей альма матер. Нашим классным руководителем в выпускном классе была Мария Ефремовна Гершкарон. Была она уже в преклонном возрасте, но и спустя годы, уже дипломированными специалистами мы навещали ее на квартире ее внучки до самого ее отъезда из страны. Я сознательно не называю другие имена педагогов, дабы не обидеть никого из неназванных. Со многими Вашими, Танечка, одноклассниками я была знакома. Например, с упомянутой Вами Милочкой Чацкис мы были знакомы на протяжении всей жизни.
    С высоты прожитых лет понимаешь истинную цену всему. Для меня школьные годы — самые светлые и добрые. Именно такими они запомнились и Танечке Перцевой. Все, что она писала о себе, бесконечно близко, понятно и очень дорого каждому из нас. Спасибо.

      [Цитировать]

    • Вавилова Татьяна:

      Татьяночка, все помнят Валентину Петровну как Щевьеву, и у меня на выпускной виньетке тоже Щевьева, но тогда, в начале 50-х, она была Мельник. Таня Перцева на ФБ меня тоже спрашивала про фамилию. Мария Ефремовна вела у нас русский и литературу, выпускала в 10-м. А классным руководителем была Инна Алексеевна Сухарева.

        [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Вот обратите внимание, как похожи дети на фотографиях. Это уже снимок моего класса, а я училась в школе № 60

      [Цитировать]

  • lvt:

    Спасибо! Замечательная статья, интересные комментарии и превосходные фотографии, которые я тащу в АЛЬБОМЫ школ. Иначе через пять минут их перехватят на ОК. Героини драгоценных снимков, пожалуйста, напишите, где вы, в котором ряду?

      [Цитировать]

    • Вавилова Татьяна:

      На первом снимке меня нет, я болела. На втором — вторая слева во втором ряду сверху. На днях, 25 августа, встретились с одноклассницами Еленой Топорниной (шестая в том же ряду, что и я) и Марфуа Тохтаходжаевой (она рядом с Леной, седьмая, улыбается). Посидели, наговорились, а потом отважились нагрянуть к Искандеру Байбекову (четверый слева в первом ряду), которого не видели более 10 с лишним лет. Дома его не оказалось, но супруга тут же позвонила и он примчался, представляете? Вот уж навспоминались, нашим преподавателям мысленно поклонились. Теперь то мы понимаем, что были они лучшими. Помянули добрым словом и страну, в которой родились и выросли, да, пожалуй, и состариться еще успели, нахвалились детьми и внуками и разошлись абсолютно счастливые.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.