Три истории о том, как в Узбекистане сохранили сокровища русского искусства История

Весь мир знает знаменитые мечети и минареты Бухары и Самарканда, Хивы и Хорезма, куда не иссякает поток туристов из разных стран. Однако Узбекистан славен и богатыми коллекциями произведений искусств, разными путями и разное время попавших в регион, отдаленный от центра Российской империи и СССР. Истории эти столь же авантюрны, сколь и малоизвестны широкой публике.

История первая. Завещание туркестанца Князя Романова


Карл Гун. «Портрет дамы в голубом». Музей изобразительных искусств в Ташкенте.

Будучи пару лет назад в Ташкенте, привелось посетить Государственный музей искусств Узбекистана в надежде познакомиться с работами местных художников. Но каково же было наше удивление, когда мы обнаружили череду залов, отведенных под западные и русские произведения изобразительного искусства.

Первой неожиданностью стала хорошо знакомая нам «Княжна Тараканова» Константина Флавицкого. Известно ведь, что картина находится в Третьяковской галерее. Оказалось, в Ташкенте осела одна из копий, сделанная самим художником. А дальше зал за залом. И целая галерея произведений русского искусства XV-XX веков. Иконы. Живопись XVIII века — Никитин, Рокотов, Левицкий, Боровиковский… Полотна художников  XIX века Орловского, Кипренского, Плахова, Перова, Мясоедова, Крамского, Ге, Куинджи, Шишкина, Левитана, Саврасова, Айвазовского, Репина и многих, многих других.  «Русский авангард» — собрание картин русских художников конца XIX--начала XX века — Бенуа, Кустодиев, Серов, Коровин, Кончаловский, Лентулов, Фальк, Кандинский, Малевич. Всех не перечислить…

 

В девяти залах музея представлено искусство Западной Европы. Итальянцы Доменикино, Сальви, Векки, Каналетто, Мариески, Панини. Французы Шампень, Миньяр, Ф. Ван дер Мейлен Ван Лоо, Ланкре, Латур, Фрер, Тессон. Немцы Шенбергер и Фольмар. Пейзажи фламандцев и натюрморты голландских художников.  Работы английских мастеров живописи Доу и Робертсона.

 

Тронуло сердце полотно нашего земляка, рижанина Карла Гуна — «Портрет дамы в голубом».  Изображение именно этой картины сохранил в телефоне президент Академии наук Латвии, Оярс Спаритис, с которым мы обменялись впечатлениями во время недавней поездки в Узбекистан. Он, искусствовед, и конечно же, посетил Ташкентский музей и тоже был удивлен разнообразием его богатой коллекции.

 

Экскурсовода с нами не было, тетушки, дремавшие в музейных залах, помочь не могли, в буклетах ответов на свои вопросы мы тоже не нашли. Историю проникновения в Узбекистан этих шедевров пришлось черпать в интернете.

 

А история оказалась весьма занимательной и захватывающе интересной. Как оказалось, музей был создан в 1918 году на основе частной коллекции племянника последнего русского царя, Великого князя Николая Константиновича Романова. Авантюрист и дамский угодник, князь, похитивший ради прихоти его возлюбленной — американской танцовщицы и певицы Фанни Лиер, фамильные реликвии, — в 1874 году был отправлен на поселение сперва в Крым, а затем в Оренбург. А после заключения там морганатического брака с Надеждой Александровной Дрейер-Искандер (венчанной, но не единственной его женой) князя вместе с супругой подвергли бессрочной ссылке в Ташкент.

 

Блестяще образованный человек, выпускник Российской Академии Генерального штаба, Великий князь Николай Константинович многое сделал для развития Туркестанского края. На его деньги были организованы несколько научных экспедиций, построены оросительный канал имени Николая и арык Искандер, инициировано строительство двух мостов, русские поселения, два синематографа.

 

Параллельно, на протяжение всей своей жизни, Николай Константинович собирал произведения  антиквариата, скульптуры, русской и европейской живописи. В 1891 году по проекту архитекторов А.Л. Бенуа и В.С. Гейнцельцмана в центре Ташкента был возведен необычный для города дом, ставший резиденцией князя и хранилищем его богатой коллекции. Во внутренней отделке здания участвовали местные мастера, работавшие в традиционной манере резьбы по ганчу. По оценке современников, это было самое красивое здание дореволюционного Ташкента.

 

В 1917 году, незадолго до смерти, он завещал все свое имущество супруге Надежде Александровне Дрейер-Искандер в пожизненное владение, с тем, чтобы она оставалась его опекуншей, а после ее кончины в полную собственность Ташкентского университета.

 

Тем самым, начало Государственному музею искусств было положено коллекцией князя из 500 произведений. До 1935 года музей, согласно завещанию князя, располагался в бывшей резиденции, с 1935 по 1966 гг.  в так называемом Народном доме, снесенном после Ташкентского землетрясения. В 1974 году на его месте был построено новое здание, в нем и находится музей в настоящее время. Сегодня музейное  собрание редкостей превышает 68 тысяч предметов декоративно-прикладного и изобразительного искусства.

Что касается дворца Романова, то в 1940-1970-е гг. там находился Республиканский дворец пионеров, в 1980-х — начале 1990-х гг. — Музей антиквариата и ювелирного искусства Узбекистана. В настоящее время в отреставрированном здании располагается Дом приемов МИД Республики Узбекистан, который удалось посетить во время парламентских выборов в декабре и полюбоваться некоторыми произведениями искусств из собрания Великого князя.

История вторая. Футуристы 20-х годов в Ташкенте

А. Волков. «Узбекские музыканты». 1921.

На коллекцию картин художников 20-х гг. в Ташкентском музее искусств, выполненных в стиле конструктивизма, с элементами кубофутуризма, супрематизма и сюрреализма обратил наше внимание академик Оярс Спаритис. Его, как искусствоведа, заинтересовал вопрос, как в такой дальний регион дошли тогда эти новые художественные веяния.

 

И опять пришлось покопаться в глобальной паутине, чтобы хотя бы частично найти ответ на вопросы латвийского ученого. Стало очевидным, что это продолжение предыдущей истории, связанной с «туркестанцем» Князем Романовым и интересом русских художников к краю. Еще до революции, художники часто становились участниками  различных экспедиций по Туркестану,  отображая работу исследователей. В первые годы советской власти наезды манивших Восток художников продолжались. Одни  приезжали по линии Комитета по охране памятников старины и Всекохудожника, другие — по личному побуждению. В командировки в Ташкент приезжали  К. Петров-Водкин (“Улица в Ташкенте”, 1921) и Ю. Разумовская (“Музей в Ташкенте”, 1924).

Были и те, кто жил и творил в этих краях, с его всемирно известными древностями и необычайно красивыми пейзажами. Один из них Александр Волков, окончивший Казанское художественное училище, затем учившийся в Петербурге в Академии художеств у В. Маковского, Н. Рериха, И. Билибина, а в 1912—1916 годах — в Киеве у Ф. Кричевского. Страстно любя родной край, яркость и красочность Востока, Волков стремился к постижению его своеобразия. Его ранние картины отличаются условностью цвета и упрощенностью рисунка («Гранатовая чайхана», 1924), геометризированными, сведенными к ритмически построенным треугольникам человеческими фигурами и мерцанием интенсивно-красных тонов.

Среди других представителей русской школы такие художники как Казаков, Юдин, Исупов, Бурэ, Новиков и более молодые Еремян, Татевосян, Константин Чернышов в 20-е годы писали пейзажи и портреты в манере, далекой от реалистического искусства.  Позднее они пришли к соцреализму, работы их становились более монументальными, отображавшие новые реалии нового советского быта и колхозной жизни.

История третья. Пустыня запрещенного искусства в Нукусе

Государственный музей искусств Республики Каракалпакстан имени И. В. Савицкого в г. Нукусе.

Столица Каракалпакстана — Нукус — еще один узбекский город хорошо известный в узких кругах искусствоведов. А ведь британский «Telegraph» поместила Государственный музей искусств Республики Каракалпакстан имени И. В. Савицкого третьим номером в список десяти  экстраординарных направлений для путешествий.

Как пишет «Telegraph», только в годы независимости Узбекистана стало возможным по достоинству оценить деятельность и творчество Игоря Савицкого, широко представить его коллекцию ценителям живописи всего мира. Его называют главным летописцем узбекской школы русского авангарда. Он спас и открыл миру яркие работы интернациональной группы художников, приехавших и работавших в Узбекистане в 1920–1930 годы.

В 60-е годы прошлого столетия этот музей принял и работы советских художников-авангардистов,  заклейменных «чиновниками от искусства» в формализме. С 1966 по 1984 гг. Игорь Савицкий вывез из Москвы и других городов Советского Союза свыше 44 тысяч работ забытых художников. Вдали от центра запрещенные и неугодные власти полотна обрели шанс на жизнь. Парадокс, но коллекция создавалась на государственные деньги, которые выделялись музею на приобретение экспонатов. По оценке специалистов, значимость и масштабность нукусского собрания русского авангарда уступает лишь всемирно известной коллекции Русского музея в Санкт-Петербурге.

Интересно, что в 2011 году эта история дошла до Риги, где агентство «PR — Linija» организовало показ американского документального фильма «The Desert of Forbidden Art» («Пустыня запрещенного искусства»). Фильм Чавдара Георгиева и Аманды Поуп стал сенсацией многих фестивалей и абсолютным открытием для зрителей всего мира. В нем рассказывается история основателя коллекции Нукусского музея, художника, археолога и коллекционера Игоря Савицкого, которого авторы фильма называют «Шиндлером русского искусства». В документальном фильме собраны уникальные интервью с современниками, коллегами и учениками Савицкого, искусствоведами и художниками. Производство фильма заняло шесть лет.

Очевидно, не случайно, что о музее в Нукусе рассказал американец Альберт Дайян, с которым мы познакомились в ожидании рейса в аэропорту Ташкента. Он со своими друзьями возвращался домой из Нукуса. И именно ему мы благодарны за наводку. Побеседовать с академиком О. Спаритисом и обменяться своими историями об искусстве Узбекистана мы смогли в вечер того же дня, после того как нас вернули из аэропорта в город, отложив рейс до ночи. И поверьте, такие встречи дорого стоят. Общительность и любознательность позволили не только познакомиться с интересными людьми, но сложить «пазлы» о сохранении богатейших коллекций русского и западного искусства в далеком Узбекистане.

Очень хочется побывать в Нукусе, посетить его уникальный музей с богатейшей коллекцией художников-авангардистов. Надеюсь, что моя мечта вскоре осуществится, и я смогу поделиться с нашими читателями своими собственными впечатлениями.

В статье использовались материалы:

http://www.rusarchives.ru/site.shtml#1

http://artdepot.ru/article/izobrazitelnoe-iskusstvo/uzbekskaja-ssr/kartiny-hudoghnikov-uzbekistana-20-30g.htm

http://sanat.orexca.com/2010-rus/2010-1-2/rimma_yeremyan/

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.