Путь к вершине. Алексей Федченко. В Коканд. Часть третья История Разное

Владимир Фетисов
Ранним июньским утром 1871 года из Ташкента, в сопровождении восьми вооружённых всадников, выехало несколько до верха нагруженных повозок. В арьергарде пылили два почтовых тарантаса – в одном из них сидели Алексей Федченко и его молодая жена.Алексей оглянулся назад, на скрывшийся из глаз Ташкент и стал вспоминать, сколько хлопот и волнений доставили ему приготовления к этому долгожданному путешествию.

Кокандское ханство, куда направлялись путешественники, занимало в то время довольно значительную часть Туркестана и часть эта оставалась почти совершенно неисследованной. Заполнить этот пробел, как можно полнее ознакомиться с природой этой страны, собрать экземпляры представителей её флоры и фауны, изучить быт и характер жителей ханства – такова была задача экспедиции Федченко.

Неоценимую помощь путешественникам оказал туркестанский генерал-губернатор Константин Петрович фон Кауфман, а финансировало экспедицию Императорское общество любителей естествознания.

Восток, как известно, дело тонкое, и кроме продовольствия и необходимого оборудования необходимо было запастись подарками для различных должностных лиц Коканда, дабы никаких препятствий исследователям не возникло. Поскольку большими средствами экспедиция не располагала, то решено было самому хану подарков не подносить – на дорогие не хватало денег, а дешёвые впечатления бы не произвели. Запаслись презентами только для различных мелких начальников, ибо как гласит русская поговорка: “Жалует царь, да не жалует псарь”. А чтобы Ольга Федченко смогла поближе ознакомиться с бытом женщин Коканда, генерал-губернатором была выделена дополнительная сумма на приобретение женских украшений и безделушек.

И, конечно, без рекомендательного письма ехать было совершенно невозможно, и от генерал-губернатора Федченко получил письменное послание к хану Худояру, правителю Коканда. В нём говорилось:

«Высокостепенный хан!

Мир и искреннее пожелание Вашему Высокостепенству всякого благополучия.

Кроме желания приветствовать Вас, я обращаюсь к Вам по делу, заключающему в себе всеобщий интерес.

Неоднократно бывшие в мудро управляемых Вами землях русские люди, всегда с особенной похвалой рассказывают о Вашем ласковом приеме, добром содействии и помощи, которые вы оказывали им во время их путешествий.

Вполне уверенный, что Ваше Высокостепенство, как добрый сосед, и теперь не откажет мне в своем высоком внимании к благому делу, я отправляю к вам состоящего при мне ученого человека г. Федченко, цель путешествия которого самая мирная и полезная: он изучает жизнь и характер всех тварей и растений, созданных всемогущим Богом, и пользу, которую они приносят людям. При г. Федченко, для помощи в его учёных работах, безотлучно находятся: его жена, один помощник, слуга и восемь джигитов.

Надеясь на позволение ваше, я поручил г. Федченко исследовать следующие места:

1) из Коканда направиться в Исфару и из нее к Зеравшанскому леднику через Ворух;

2) Вадиль и Уч-Курган и оттуда на перевалы в Каратегин;

3) Ош и находящиеся к югу от него горы в пределах кокандских владений;

4) перевал Терек-Даван, а затем перейти в долину Арпы через какой-нибудь перевал.

Я вполне рассчитываю на Ваш ласковый прием г. Федченко и благосклонное сочувствие его труду, тем более что результаты его научных исследований, для которых он отправляется, проливая свет знания и увеличивая благоденствие человека, составляют драгоценное достояние всех народов. Молясь за здоровье Вашего Высокостепенства и преуспеяние Вашего народа, прошу твёрдо верить моей неизменной к Вам дружбе».

Туркестанский генерал-губернатор, генерал-адъютант К.П. Фон Кауфман.

Путь к вершине. Алексей Федченко. Часть 3. В Коканд

Константин Петрович фон Кауфман и Магомет Сеид Худояр Хан

Кроме этого письма, везли ещё послание от ханского уполномоченного в Ташкенте, проще говоря, посла, к кокандскому мехтеру, - главному чиновнику, состоящему при хане, что-то вроде премьер-министра.

Отвлекусь немного, чтобы рассказать о политической ситуации сложившейся в то время в Коканде.

Худояр хан, надо сказать, своей властью был обязан русскому оружию. С давних пор в Коканде существовали две партии, два антагониста – партия кочевников и партия оседлых.

Совершенно понятно, что каждая из этих политических сил желала иметь своего ставленника на троне. Худояр хан, принадлежал к осёдлым. Власть он захватил благодаря тому, что кочевники в результате военных действий с Российской империей потеряли былое влияние, ибо понесли не только людские потери, но лишились обширных территорий и таких укреплённых оазисов как Чимкент, Ташкент и Ходжент. Ко времени путешествия Федченко в Кокандское ханство там, благодаря Худояр хану воцарилось относительное спокойствие, лишь изредка нарушаемое мелкими смутами.

Но вернёмся к нашим путешественникам. Поклажи было много: путевые палатки, различная походная утварь, ящики для коллекций растений и насекомых. Всё это нужно было везти на арбах, а по горной местности, на вьючных лошадях.

Проблема была и с наличными деньгами. Дело в том, что бумажные банкноты в то время принимали весьма неохотно, - причём значительно ниже номинала – даже в столице Кокандского ханства, а уж в горах и говорить нечего, - вообще не брали. Пришлось все бумажные деньги разменять на серебряные монеты, так называемые «коканы», каждая стоимостью в двадцать копеек. Они представляли собой небольшие серебряные кружочки, на которых на одной стороне написано было имя кокандского правителя — «Мохаммед Худояр Сеид Хан», а на другой — «Выбито в Коканде Прекрасном» («Зураб Хуканд Латив»). Получилось три мешка монет, по пуду в каждом.

Путь к вершине. Алексей Федченко. Часть 3. В Коканд

Кокандские серебряные монеты (коканы) 19-го века

От Ташкента в столицу Кокандского ханства можно было попасть двумя путями. Одна, через Ходжент, другая через перевал Кендырь. Федченко выбрал первый вариант, и путешественники двинулись к Ходженту.

Первое препятствие встретилось уже в 8 верстах от Ташкента. Перед путниками мчались быстрые воды реки Чирчик. Никаких мостов тогда не существовало и переправа через эту водную преграду представляло собой немалую трудность, к тому же и небезопасную. Вот как описал это сам Федченко.

“Для непривычного человека, это чистое бедствие. Все вещи из тарантаса перекладываются на арбу, а если вода высока, то на высокую и без того площадку арбы кладут ещё решётку. Путешественники помещаются поверх груды ящиков и другой поклажи, и их приглашают держаться за верёвки, которыми привязана кладь, чтобы не упасть, если закружится голова при взгляде на быстро несущиеся воды. Чтобы течением не опрокинуло этот своеобразный экипаж его поддерживают с помощью веревок идущие выше по реке туземцы, которые обыкновенно являются на подмогу из ближайшей деревни”.

Ну, а насколько была опасна такая переправа, можно узнать из дальнейшего рассказа Алексея Павловича:

“Вода бурлит и с шумом разбивается о саженные колёса арбы. Но вот арба сильно наклоняется вперёд и несколько набок значит, съезжают вглубь. Вода доходит уже до ступиц, плещет через площадку, Вскоре опять мельче; даже попалось осохшее место. Вдруг арба погружается так, что вода несётся через площадку, под решёткою, от лошади виднеется только голова и хвост. Жутко путешественнику. Легко вздохнёт он только тогда, когда арба начнёт подниматься на противоположный берег”.

А сколько таких переправ будет впереди.

Это сейчас от Ташкента до Ходжента можно доехать за несколько часов по асфальтированному шоссе. Правда одна серьёзная преграда всё же существует – пограничный пункт, разделяющий два суверенных государства. И какая из них для путника трудней, сказать сложно.

На следующий день подошли к селению Карамазар – через восемьдесят лет на этом месте появится город металлургов Алмалык. Показались горы, пока безлесые, не очень высокие - передовой отряд тех вершин, за которыми начинались владения Худояр-хана.

На почтовой станции пообедали, сменили лошадей и вновь в дорогу.

Свежие лошади бодро пошли на подъём, и через несколько часов перед путешественниками открылась дивная панорама. Внизу величественно катила свои воды Сыр-Дарья. Сразу за рекой - зеленое море садов, за ними узкая полоска степи, над которой величественно возвышались, сверкающие белоснежными шапками, горные хребты.

Досыта налюбовавшись величественной картиной стали спускаться и через некоторое время выехали к берегу.

Здесь новая остановка. Моста через реку не было, переправлялись на пароме, который представлял собой лодку, с укреплённым сверху настилом. Передвигался паром с помощью длинных шестов, которыми отталкивались от дна.

- Отчего вы не пользуетесь веслами? – поинтересовался Федченко.

- Были когда-то весла, да поломались, — отвечали невозмутимые перевозчики.

Восточный менталитет с тех пор не изменился.

Утопающий в зелени и опоясанный крепостной стеной, Ходжент произвёл на путешественников приятное впечатление. По преданию город основал Александр Македонский. Вот что пишет об этом древнеримский историк Курций Квинт, биограф великого полководца:

“Александр возвратился к реке Яксарту (так в древности называли Сыр-Дарью, примеч. В.Ф.) и сколько места под стан занято было, повелел обнести стеною. Означенное дело происходило с такой поспешностью, что на 17-й день от заложения стен и дома построены были. Воины друг перед другом рвались, чтобы свой урок, который каждому был дан закончить и показать прежде”.

Путь к вершине. Алексей Федченко. Часть 3. В Коканд

Ходжент. Вид со стороны Сыр-Дарьи. С рисунка В. Верещагина, 1868г.

Город назвали Александрия Эсхата, то есть Дальняя Александрия. С тех пор, подобно другим среднеазиатским городам, Ходжент не раз подвергался испытаниям. В VIII веке его захватили арабы. В 1219—1220 годах город оказал ожесточённое сопротивление войскам Чингисхана, и был разрушен. Но вновь и вновь, подобно птице Феникс возрождался из пепла, разрастаясь и расцветая. Находясь на перекрестке торговых путей Востока, на Великом шёлковом пути, Ходжент был одним из важнейших экономических, военно-стратегических и культурных центров Мавераннахра. Менялись и названия – Александрия Эсхата, Ходжент, Ленинабад. Ныне это Худжанд в составе Республики Таджикистан.

Приезд необычных путников вызвал в городе немало слухов.

— Тюря приехал! Большой тюря! – Слышалось в чайханах и на базарах.

“Тюрей” – господином - местные жители называли русских офицеров и чиновников, и появление столь представительных путешественников немало взволновало горожан.

Дело в том, что статус города, находящегося на самой границе с Кокандским ханством, был неясен. Русские заняли Ходжент, но не спешили присоединить территорию Ходжентского бекства. Посему жители находились как бы в подвешенном состоянии.

Путь к вершине. Алексей Федченко. Часть 3. В Коканд

Улица в Ходженте. С рисунка В. Верещагина, 1868г.

И вот по городу пошли толки, что новый «тюря» приехал именно для уточнения границ. К дому, где остановился Федченко, тотчас потянулись местные чиновники.

Федченко поспешил, однако, рассеять их неверные догадки, рассказав о настоящей цели своего путешествия.

В Ходженте решили не задерживаться. Здесь уже побывали исследователи, а наш пытливый путешественник спешил дальше, в неизведанные части страны.

Продолжение следует...

В. Фетисов.

Источник.

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.